Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter]

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 17, стр: 1 2 All

Admin: Название: "Ворон" АУ, Чес младше Майка лет так на пять-шесть Suddenly there came a tapping, As of some one gently rapping, rapping at my chamber door Эдгар Алан По «Ворон» Эдгар По всегда был одним из моих любимых писателей. И вот, когда я сидел и читал его Ворона, почти утонув в этом стихотворении, в дверь постучали. Надо заметить, что жил я на окраине города, да и погода была примерзкая. А если добавить к этому, что на дворе стояла почти полночь, то можно себе представить, как я вздрогнул. Оторвавшись от чтения, я повел плечом будто бы от холода, на какой то миг мне показалось, что реально повеяло холодным воздухом. Стук повторился. А я то уж было надеялся, что это галлюцинации навеянные стихом. Хрен мне. Поднявшись, я направился к двери, бурча про себя, что в такую погоду нормальные люди должны сидеть дома, а не таскаться по чужим домам и пугать их обитателей. Распахнув дверь, даже не удосужившись сперва спросить кого там принесли черти, я замер с раскрытым ртом. За дверью стоял парень на вид лет 20-23, не больше. Он был промокший и явно замерший и очень сильно походил на воробья, сидящего под дождем на одном из высоковольтных проводов. - Ты кто? – тупо спросил я. Парень лишь улыбнулся посиневшими от холода губами и начал оседать на деревянный пол моего крыльца. Я успел его подхватить, пока он окончательно не потерял сознание. И что вы теперь мне прикажете делать с этим телом? Я кое как допер этого молодчика в дом. На вид хрупкий парень оказался весьма тяжелым, а может дело было в том, что он был без сознания? Честно говоря, я смутно представлял себе, что надо делать после того, как уложил его на диван в гостиной. Я подошел к бару и налил себе коньяк на два пальца, выпив его тут же залпом. В голове немного поплыло. Но, казалось, что мысли стали течь в правильном направлении. Поднявшись наверх, я взял с кровати плед и, спустившись, укрыл им своего незваного гостя. Минут через 10 его лицо наконец таки приобрело нормальный оттенок, во всяком случае на труп он уже не тянул. Пользуясь возможностью, я просто тупо стал разглядывать незнакомца. Заострившиеся черты лица, он явно долго был в пути и не доедал, его явно что то тревожило, о чем говорила складочка меж бровей, которая залегла достаточно глубоко, аккуратный нос, красивые губы…так блядь, приехали. Засматриваемся на красивые мужские губы?…Ну – ну. Когда я понял, что парень уже не в обмороке, а просто спит, я приглушил свет и пошел к себе в спальню. Осталось дождаться утра, тогда я получу ответы на все свои вопросы. Если конечно к тому моменту, как я проснусь, этот мальчишка еще будет в моем доме…или я буду еще жив, хрен его знает, кого я только что приволок к себе. Хмурая погода, ветер завывающий где то на чердаке – вот такое вот было мое пробуждение. Сначала мне показалось, что все произошедшее со мной накануне ночью было сном. Странным и весьма захватывающим сном, но шаги внизу дали ясно понять, что все это мне не привиделось. Чертыхнувшись, я выполз из кровати, наскоро умылся и почистил зубы, напялил какое то подобие шорт, я стал спускаться вниз. Сердце билось где то на уровне горла. Вот черт его знает, может я сейчас спущусь, а он на меня накинется или того хуже, сразу даст чем нибудь тяжелым по голове…но выбирать не приходиться, не сидеть же мне в моем собственном доме и дрожать от страха. - Доброе утро – смущенная улыбка, он стоит по среди гостиной и нервно теребит кончик своей помятой рубашки – простите, что я вчера к вам так…просто я увидел свет и…было так плохо, я был не уверен, что дойду до города…в смысле до гостиницы. У меня как камень с души свалился. Значит все не так уж плохо, как мне казалось. Надо меньше читать страшных книжек. - Да все в порядке, просто вы меня изрядно напугали, когда потеряли сознание у меня на крыльце. - Я не хотел – виновато. - Я понимаю. Может позавтракаем? - Как то не удобно, я и так отнимаю у вас время. - Давай на ты, а? Мы вроде бы не сильно в возрасте отличаемся. Меня зовут Майк. - Я Честэр – и он протянул руку. Я с радостью ее пожал и направился на кухню, кивком головы давая понять моему гостю, чтобы он следовал за мной. - Кстати – я развернулся слишком резко так, что мой новый знакомый просто в меня врезался. Тело к телу, глаза в глаза. Он смущенно краснеет и отводит взгляд, а я ни как не могу решиться на то, чтобы сделать шаг назад. Чтобы отодвинуться от такого притягательного тепла. Он отодвигается первым. - Ты что то хотел сказать? – робко. Черт, и почему он ведет себя так, будто я его сейчас выставлю за дверь, ну, или ударю в конце концов? - Просто подумал – я откашлялся, голос был хриплым – может ты хотел бы в душ и переодеться? Окидывая его многозначительным взглядом. - А это не стеснит тебя? Я широко улыбнулся и потащил его наверх по лестнице. Ощущение того, что я знаю этого парня всю жизнь, не заставило себя долго ждать. - Держи – я протянул ему футболку и шорты – стиральная машина в подвале. Я давно хотел заняться уборкой и стиркой, так что могу закинуть и твои вещи тоже. - Было бы не плохо – глядя на свое отражение. - Тогда развлекайся, а я пошел приготовлю что нибудь поесть. Для меня все это было странным. Я не зря упоминал о том, что живу на окраине города. Я просто не люблю людей, я не люблю с ними говорить, мне достаточно моей уютной гостиной, моей библиотеки и хорошего коньяка. Я не любил гостей, своих приятелей и их дружный смех, я ни кого не любил, у меня даже не возникало желание завести себе подружку…или что то типа того. Почему тогда я сейчас, как заботливая наседка, готовлю этому парню есть, и думаю о том, что можно сделать такого, чтобы он подольше задержался у меня? - Майк? – его приятный голос вывел меня из задумчивости. - Что? – я обернулся и впал в ступор. Он стоял передо мной в одних шортах, гладкая кожа груди поблескивала от капелек воды. - Прости – он покраснел и я думаю, что виной был мой взгляд – я уронил футболку прямо в лужу воды, что с меня натекла… - Ага – только и смог выговорить я. Я двинулся к выходу из кухни, но затормозил поравнявшись с ним. - Что…что то не так? – страх в глазах, паника. - Прости – я обошел его и снова встал к нему лицом – Ты не хотел бы поработать моделью? - Что? – захлопал он длиннющими, как оказалось, ресницами. - Я художник…но я рисую на моделях, а потом фотографирую. - Эммм… Он был в растерянности. - Пошли, я покажу. Забыв про завтрак, я потащил Честэра в свою студию. На стенах висело множество моих работ, которые я считал самыми удачными, те, которые я ни за какие деньги бы не согласился продать. Чес смотрел на все с открытым ртом, он даже не пытался скрыть своего восторга. Мне была приятно его реакция. - Так ты…так значит ты тот самый – он не верящее смотрел на меня, глаза его сияли. А я лишь мог только кивнуть – Я с радостью…я ни когда не думал…твои картины – мне понравилось, что он назвал это именно картинами, пусть холстом для меня служило чужое тело – они всегда завораживали меня – продолжал он – вот. Он повернулся ко мне спиной и указал на одну из своих ног. Я опустил взгляд и замер – на одной из его икр была тату. Я присел на корточки и стал рассматривать ее. Это был в точности мой рисунок, что я делал несколько лет назад, когда только начинал свою карьеру. - Когда я впервые увидел его, то понял, что ни когда не хочу с ним расставаться. Парень из Манхеттена набил мне ее. - Ее надо немного подправить, вот тут вот не четкая линия, а вот тут он откровенно слажал – я водил кончиками пальцев по картинке на его ноге, рассматривая ее. - Я…жаль – голос его моментом стал грустный – я думал, что тебе понравится. - Мне нравится…и я думаю, что ее стоит подправить, а в общем. она выполнена очень грамотно – мне почему то не хотелось его расстраивать – у нас в городе есть салон, так что я отвезу тебя позже и мы все поправим. - Это плохая идея – вздохнул он, снова поворачиваясь ко мне лицом, что заставило меня подняться с корточек – у меня нет денег. - За это заплачу я…это будет не так дорого стоит, к тому же они мне там должны, многие мои не удавшиеся эскизы они берут себе, привлекая больше клиентов своей неординарностью. И потом, если ты согласишься быть моделью, то я буду платить тебе. Я был весь на взводе, у меня в голове уже было много мыслей и рисунков, которых появлялось все больше и больше, стоило мне только кинуть взгляд на тело этого парня…но бурчание желудка Чеса привело меня в чувства. - Черт, там же горит все к черту – я кинулся вниз, а вслед мне доносился красивый, заливистый смех. Наспех поев, мы сели ко мне в машину и поехали в салон. Народ, когда мы вышли из тачки, те кто был на улицах, как то странно на меня поглядывал. Видимо, по моей роже можно было понять, что настроение у меня ой какое хорошее, а этот человек рядом тот, кто мне его улучшает. Бред, но по ходу все выглядело именно так. Все эти люди уже давно привыкли к моей кислой физиономии, с вечной миной – не подходи, а то убью. - Феникс, у меня для тебя есть работа. Я вломился прямо в рабочее помещение. - Ты, блядь, Шинода не видишь, что я занят? - Меня не долбит. - Сука – Дэйв «Феникс» Фаррелл, лучший тату мастер, которого я когда либо встречал, оторвался от своего кальяна (и не думайте, курил он не табак) – ну показывай, что у тебя там? Я подтолкнул к нему Честэра и тот показал свою татушку. - И какой мудак это делал? Яйца бы оторвал и вместо рук пришил – Фе, как всегда не фильтровал свой разговор. - Поправить сможешь? - Похоже, что у меня вместо рук яйца? - Иногда кажется, что да – усмехнулся я. - Ща на хуй пойдешь, вместе со своим милым мальчиком. - Ага…два раза, Фе. Я вопрос задал, может ответишь? - Займет около часа работы. - Тогда приступай, а я пока по магазинам, мне нужно купить красок по больше – глаза мои горели от предвкушения работы, что не укрылось от взгляда Феникса. - Постой ка…он твоя новая модель что ли? - Нет, блядь, любовник. Все, Дэйв, мне пора…через час я зайду и не обижай парня. Честэр все это время стоял молча и, казалось, вообще не дышал. - Не волнуйся, он мастер…ты в надежный руках. Но парнишка лишь кивнул мне в ответ и покосился на рыжее чудовище, которое по ошибке природы вообще появилось на этот свет. Усмехнувшись и хлопнув Чеса по плечу, в знак дружеской поддержки, я отправился восвояси. Купив все необходимое для работы и закупившись едой, я вернулся за своим новым знакомым и моделью. Фаррелл уже давно закончил работу и они с Чесом весело трещали на тему тату, при этом не забывая затягиваться из кальянчика. - Ну как? - Посмотри сам, отчет накатать еще не успел. - Засунь его себе в зад, Фе. Я присел на корточки и бесцеремонно схватил Честэра за ногу. - Прикольно. Феникс, ты мастер. - А то я не знаю, косоглазый ублюдок. - Это Хан косоглазый ублюдок, а я тебе между прочим долг простил – парировал я – Ну что, идем? –я поднялся и взглянул на Чеса. Он лишь кивнул, поднимаясь следом и схватился за меня, т.к. его изрядно пошатывало. - Накурил ребенка, зло – обхватив Чеса за талию, я помог выйти ему на свежий воздух – твое состояние не спасет тебя от работы. - Не проблема – расплылся в улыбке тот. Садясь в машину, я обернулся на окна тату салона, в одном из них торчала рожа Феникса. Он пошло улыбнулся и подмигнул мне, показав ему средний палец, я, наконец таки, сел в машину и мы с Чесом поехали ко мне домой. Да, этот рыжий мордоворот знал о моих маленьких слабостях. В модели я себе выбирал тех, кого в последствии укладывал к себе в койку. Нет, я не предполагал этого с самого начала, просто так получалось. А в данном случае сами Боги велели трахнуть этого парня…даже, если он и откажется. Я глянул на Честэра, тот дремал, ветер из открытого окна обдувал его лицо, от чего тот морщил свой симпатичный носик и сладко посапывал. Трахну, по любому трахну…по моему я влюбился. Меня всего трясло от предвкушения работы. - Так, сейчас мы пообедаем, а потом мне надо будет сделать несколько твоих снимков…основная работа будет завтра, и прямо сутра. - Хорошо. Чесу самому было интересно, что же получится, я видел это по его лицу. Честэр, как он признался мне позже, ни когда бы, даже в самых смелых мечтах, не мог бы себе представить, что он будет одной из моих моделей. Наскоро пообедав, я потащил гостя наверх в мастерскую. - Сними футболку и повернись ко мне спиной. Чес послушно выполнил все данные ему указания. Щелкнул затвор фотоаппарата, и работа началась. Я фотографировал все – начиная от шеи, заканчивая кончиками пальцев на руках. - Прости, но мне придется попросить тебя – я слегка замялся. - Что? – Чес обернулся и внимательно посмотрел на меня взглянул - Ты не мог бы…слегка приспустить шорты, мне нужна твоя поясница. Не знаю, что он попытался увидеть или наоборот не увидеть в моих глазах, но потом он покорно кивнул и слегка стянул шорты, выставляя мне на показ косточки своих бедер...затем, он снова повернулся ко мне спиной, я попробовал вздохнуть. Он не соблазнял, но к нему тянуло. Минут через 15 я объявил о том, что на сегодня Чес свободен и может делать все, что тому вздумается, только не беспокоить меня. Новоявленная модель лишь пожала плечами, надела футболку и была такова. Я же остался в студии одни. Сев за свой лэптоп и подключив к нему фотокамеру, я стал смотреть снимки, отбирая те, что лучше всего подойдут для работы. - Это…это и это…нет, к черту. Тут совсем ни черта не видно…так – погруженный в раздумья, смотря на то, как меняется снимок за снимком, как перед моими глазами мелькает тело Чеса в разных ракурсах, я не смог удержаться – великолепен – само слетело с моих губ – он просто идеален для того, чтобы быть моей моделью…лучший из всех до...и думаю после. - Майк? – робкий голос вывел меня из задумчивости. - Ммм? – не отрываясь от монитора – Ты что то хотел? - Да…я хотел спросить…может ты хочешь что нибудь? Я бы приготовил ужин. Ты тут по моему на долго. - Нет, нет, нет – махнул я рукой, все так же продолжая кликать мышкой и выбирать фото дальше – на твой вкус. Если чего то не хватит деньги в кошельке, а тот в прихожей на столе…ключи от машины там же. Когда отобранные снимки были распечатаны и разложены по всему полу, у меня напрочь слетело чувство времени. Я взялся за карандаш и стал наносить те или иные штрихи, на ту или иную фотку, пытаясь понять, что же в конце концов я хочу изобразить. Как всегда рука была впереди мысли, она то и подсказала мне, ЧТО я должен делать. - Это то, что будет на моей спине? Я аж подпрыгнул… - Блядь, ни когда так не делай – мое сердце билось в глотке, я чувствовал жар по венам, знаете, такое непонятное возникающее чувство, когда происходит резкий выброс адреналина в кровь. - Прости…я звал тебя несколько раз, но ты был так увлечен…я приготовил ужин. - Да – я пропустил его слова мимо ушей – завтра это будет у тебя на спине…а это для твоих рук, для плеч и груди, только осталось немного доработать. Я поднялся с пола и посмотрел на Чеса, тот как завороженный смотрел на мои наброски поверх фотографий. - Я хочу, чтобы завтра поскорее наступило – шепотом проговорил он. Обнаружив, что время было около 11 вечера, я понял, что реально заработался и весьма голоден. Но сначала надо было утрясти вопрос денег. Когда я ему озвучил сумму, Чес аж побелел. - Так много? - Чес…это мало, но пока это все, что я могу предложить, проценты с выставки ты конечно же получишь. - Майк…10 штук и это только за то, чтобы один день на моем теле были рисунки? - Это будет самый тяжелый день в твоей жизни…это не так то легко. - Я понимаю, но… - Что НО? – меня это порядком начало злить – Разговор окончен. Держи – я протянул ему конверт и вышел из гостиной, где состоялась эта не приятная, по моему, беседа. Затем, перекусив не хитрым ужином, мы с Чесом уселись в гостиной и врубили телек. Было как то правильно то, что он сидит рядом, что именно с ним я смотрю сейчас эту бредовую комедийную программу, над которой Чес так громко смеется. - Я спать…принесу тебе белье и нормальную подушку. Прости, второй спальни у меня нет…так что тебе опять придется спать тут. - Нормально…это лучше, чем на улице – рассмеялся он. Как только моя голова коснулась подушки, меня тут же выключило, день слишком был насыщен действиями. - Завтрак на столе и если через пол часа тебя не будет в студии, я тебя пристрелю, поверь мне – с такими словами я разбудил свою модель. Он слеповато озирался по сторонам, спросонья не понимая где он и кто я такой. А потом, сладко потянувшись так, что одеяло сползло с его голого тела, он посмотрел на меня и улыбнулся. - Доброе утро…через пол часа буду у тебя – чуть хрипловатым голосом произнес он, а я уже мчался к себе, чтобы не накинуться на это чудо и не послать всю работу в задницу…а лучше себя в задницу этого парня. Минут через 40 Чес удосужился приволочь свое бренное тело ко мне наверх. - И почему ты опоздал? - Прости…провел в душе чуть больше времени, чем рассчитывал. - Хорошо – я просто кивнул – раздевайся. - Как…совсем? - Ну да – я смотрел на него, как баран на новые ворот – у тебя с этим проблемы? - Нет…просто я… – он опять очаровательно покраснел. - Чес…если ты отказываешься, я пойму, просто давай решать это как то быстрее – уже с раздражением произнес я. Меня порядком начала доставать эта его не уверенность, хотя не винным он отнюдь не выглядел. - Да…сейчас. Достаточно быстро он избавился от своей одежды. Я попросил его повернуться ко мне спиной. Весь интерес, вся моя работа по большей части заключалась именно в ней, все остальное было лишь дополнением. Не уверенно, но он выполнил мое указание. Когда мой взгляд скользнул по его обнаженному телу, у меня перехватило дыхание, но только не от того, о чем кто либо мог бы подумать, на его бедрах виднелись отчетливые синяки. Его трахали и явно с особой жестокостью. Подавив в себе вопросы о том, кто и почему с ним так обходился, а то что это было не в первый раз, было видно по уже зажившим и почти прошедшим синякам и царапинам на ягодицах, я принялся наносить первые штрихи того, что я считал шедевром своей карьеры и своей работы. Я так увлекся работой, что уже перестал замечать что либо во круг себя, пока Честэр не дернулся. - Прости – после моего мата, сказал он – но у меня все затекло. - Черт – я скрипнул зубами, эти линии придется стирать и выводить заново – Хорошо, пошли. Я уложил его на стол, который используют массажисты в своих кабинетах. Мне не очень он нравился и я не любил за ним работать, но сейчас вопрос стоял в другом. - А теперь прошу тебя расслабься, иначе я не смогу закончить…а спать со всем тем дерьмом, что у тебя на спине будет просто не реально. - Почему? - Всю кровать загадишь и отмываться потом будешь еще неделю – рассмеялся я – А теперь заткнись, я должен сосредоточится. - Майк…Мааааайк. - А? – я выплыл из мир своих грез, рука все также умело выводила линии, нанося рисунок. - Мы уже работаем часа 4, не меньше…можно мне хотя бы покурить? Я старался сдержаться и не выругаться сквозь зубы. - Конечно, извини…через 15 минут жду тебя обратно. Чес резво соскочил со своего ложа и кинулся к штанам, нервно доставая сигареты и зажигалку. - Бляяя…я об этом мечтал целую вечность – делая первую затяжку и прикрывая от удовольствия веки – Ты что…мной не доволен? Видимо по моему лицу можно было спокойно прочесть, что я думаю по поводу того, когда модели прерывают работу. - Нет…просто я…я хочу работать. - Майк…пара минут, я в туалет еще хочу. - Я уже тебя ненавижу, Честэр…мм. А как тебя по фамилии то? – вдруг задумался я. - Бэнингтон, второе имя надеюсь тебе не надо? – он весело рассмеялся и вышел из комнаты, явно направляясь в туалета. И опять закипела работа. Кое какие штрихи наносить стоя было не удобно, по этому я, спросив разрешения Чеса, сел ему на ноги, чуть ниже задницы, полностью поглощенный процессом. Немного поерзав, в какой то момент, до меня дошло, что если передвинуться чуть выше, то мне будет удобнее, что я и сделал. У меня и мыслей ни каких не было на счет того, чтобы трахнуть его прямо сейчас, моя работа для меня была намного важнее и возбуждение от нее я получал куда колоссальное, чем при сексе. В этом то как раз и заключалась проблема, я не забыл упомянуть Честэру о том, что моя работа заводит меня не хуже афродозиака. Так что ему в ягодицы явно уперся мой возбужденный член. Чес дернулся, а я снова начал материться, стирая не правильную штриховку. - Блядь, ты можешь лежать смирно? – прорычал я. Минут 40 мы работали нормально, а потом я опять начал двигать бедрами, устраиваясь чуть удобнее, не замечая того, что уже откровенно трусь об него пахом. Когда он дернулся в очередной раз, я слез с него и гневно сверкая глазищами выпалил все, что я о нем думаю. Красный, как рак, Чес поднялся и попросил полотенце или шорты…я долго втыкал на хуй они ему понадобились, когда понял, что парень возбужден, что вся проблема в том, что у него стоит. - Если это единственное, что не дает тебе лежать спокойно, то я знаю только один способ. Отложив кисть куда то в сторону, на первую попавшуюся поверхность, я просто преодолел расстояние меж нами и опустился перед ним на колени. Я не хотел доставлять ему удовольствие, в этом не было ни чего интимного или приятного, это просто был минет, чтобы этот парень дальше мог спокойно мне помогать в работе. Он кончил с тихим стоном, обильно излившись где то глубоко у меня в глотки. Что что а отсасывать я умел на все сто. - Надеюсь, теперь мы можем продолжить? Я подошел к небольшому столико, налил себе стакан воды и залпом выпил его. Только позже я вспоминал, какой у Чеса был вкус, но т.к. все мои мысли были заняты только работой, я его вспомнить так и не смог. Дальше дела пошли лучше. Закончив рисовать все, что я хотел и на всех тех частях тела, которые мне показались интересными, я снова дал Чесу передых в 15 минут. Дальше все было уже проще – просто фотосъемка. С одним но…когда я фотографирую модель перед нанесением узоров и рисунков на нее, я делаю это на цифровик, готовый свой холст я фотографировал только на пленку, которую сам же потом и проявлял. Около полуночи вся работа была завершена. Мы с Честером были вымотаны и физически и морально. Не знаю из – за чего он, а я из – за того, что снова чувствовал это опустошение, когда самая дорогая идея выходит из тебя, когда все мечты реализованы, когда, казалось бы, стремиться больше не к чему. Он ушел в душ, а я просто опустился на пол, обхватывая колени руками. Я понимал, что это самое лучшее, что я когда либо создавал или создам, потому что такой модели мне больше не найти. Его тихий голос вывел меня из задумчивости, из этого марева самоуничтожения. - Майк…там все, посмотри? Я глянул на то, как Чес поворачивается ко мне спиной, демонстрируя не совсем отмывшуюся от моих красок спину. - Нет, еще немного осталось на лопатках и чуть – чуть на пояснице. - Поможешь? Я смотрю в его глаза, когда он поворачивается, чтобы увидеть мою реакцию на его просьбу… Я лишь поднимаюсь с пола, стягиваю с себя шорты вместе с бельем, снимаю футболку и направляюсь к нему. Он стоит опираясь на кафельную стену, вода стекает по его аккуратной спинке, по которой я вожу мочалкой, смывая, стирая следы своей работы. Я еще не до конца уверен в том, что именно за предложение он мне сделал, правильно ли я его понял. Я прохожусь по его пояснице, на несколько секунд задумываясь о том, стоит ли опустить руку ниже, провести по этой аппетитной заднице, но потом снова скольжу вверх. Мне показалось или он протестующее простонал? Когда я подвожу руку к его заду еще раз, Чес нетерпеливо прогибается в спине, подставляясь под мои ласки. Губка летит куда то на пол и вот я уже руками поглаживаю, массирую его спину, мну его ягодицы, прижимаюсь к нему пахом. Одним пальцем поглаживая ложбинку меж ягодиц, я что то жарко шепчу ему на ухо, какие то пошлости и нежности одновременно. Я ни когда и ни кого не хотел так, как его, он стал моим наваждением и всего лишь за два дня. - Будет больно – наконец то я решаю, что достаточно терпел и заставил ждать его – почти нет смазки. - Я думаю – его дыхание сбивается, он поворачивает голову и смотрит на меня через плечо – я думаю…что мне понравится боль, что причинишь ты…я смогу ее полюбить. Он великолепен в том, как он отдавался мне, как он стонал и извивался в моих руках. Я был счастлив в тот момент, я думал, что сойду с ума…ни кто и ни когда не дарил мне наслаждение с такой самоотдачей, с такой страстью. Утром мы проснулись в одной кровати, он посапывал у меня на груди, слегка причмокивая во сне. Я постарался, как можно аккуратнее, переложить его на кровать, чтобы пойти и заняться пленками. Я хотел, нет я жаждал увидеть результат своих…черт, теперь уже наших трудов. Чес вошел в студию около полудня. - Ни минуты без работы, да Майки? – он обнял меня со спины, кладя подбородок мне на плечо. - Просто не мог удержаться…хотелось побыстрее посмотреть, что у нас получилось. После обеда мы пошли на прогулку. Просто шли молча по дороге и смотрели по сторонам, говорить не хотелось, в этой тишине было так уютно, было так правильно. Правильно идти именно рядом с ним, молчать с ним, взять его за руку, слегка сжимая и получить в ответ мимолетную, легкую улыбку. День прошел очень быстро, мы сели поужинать, а потом опять поднялись на верх, смотреть уже высохшие фото. Тем вечером мы занимались любовью на полу моей студии, а утром Чеса уже не было. Я ходил больше месяца, как неприкаянный, даже Феникс, который умел выводить меня из себя или смешить, ни как не мог вернуть на мое лицо хоть какие либо эмоции. Я был словно живой труп. Наступила апатия, в которой я провел почти год. - Майк! Шинода, мать твою – орал Фе, когда я приехал, чтобы закупиться какими то нужными для работы вещами. У меня была новая модель и кое какие идеи на счет нее…я вроде бы снова начал ощущать почву под ногами. - Что тебе? – устало произнес я, потирая переносицу. - Вот – он протянул мне обрывок бумажки – мой хороший друг в LA… - И? Что мне делать с этим твоим другом? - Ты, мудила, дай мне сначала закончить мысль…так вот, мой хороший друг, тоже занимается тату, у него свой огромный салон. Около 8 месяцев назад к нему пришел парень и сказал, что он хочет себе тату, что изображены у тебя на последней выставке…все полностью… - И? – меня начало все жутко злить…какова хрена они все продолжают лезть в мою жизнь? - Что И, Шинода? Когда друган начал бить эти татушки, то он тут же сообразил, что и на фото и перед ним один и тот же человек. Нельзя было спутать. - С чего он это взял? – я напрягся. - Холсты всегда разные, Шинода, не ты ли меня этому учил? А этот холст был в точности такой же, как и на фото. - И ты предлагаешь мне позвонить твоему другу в LA, чтобы переговорить с ним на эту тему? - Нет, я предлагаю тебе позвонить Честеру по телефону, что я тебе сейчас даю…и сказать, что ты его любишь, козел – Дэйв довольно улыбнулся, потрепал меня за щеку, словно ребенка и был таков. А я стоял словно громом пораженный. Вот он, тот заветный телефон, я могу сейчас набрать эти цифры и услышать до боли любимый голос…я могу и хочу, но хочет ли Чес того же? Я раздумывал над словами Фаррелла еще неделю, а потом просто тупо отправил Честэру смс с простой фразой – возвращайся домой. Работа снова поглотила весь мой разум и я кинулся на осуществление новых задумок. Эту девушку я встретил на какой то вечеринке. Я помню, что она была с отличным вырезом на спине, что дало мне возможность разглядеть ее как следует. Представившись и предложив со мной поработать, я протянул ей свою визитку. Не знаю, кто и что ей про меня наплел, но с первого же дня эта дамочка стала лезть ко мне в штаны. Да, у меня год, или сколько там прошло с исчезновения Чеса, ни кого не было, но это ни черта еще не значило…я, блядь, просто не хотел ни кого. Когда она в очередной раз попыталась меня облапать, уже запуская свои потные ручонки мне под футболку, дверь просто сорвалась с петель. Разгневанный взгляд Чеса, стоявшего в проеме двери, был направлен на мою новую модель. - Я дома – только и сказал он…или прорычал? Как он потом мне рассказал, он слышал еще снизу, как я пытаюсь отбиться от этой нахалки, а она все настаивала на своем. Оттолкнув опешившую девушку, я подошел к Чесу. Обойдя его во круг, я снова замер на против него, мои руки сами потянулись к вороту его рубашки, затем чуть ниже и я рванул ее полы в стороны, слыша как рассыпаюсь по полу пуговицы. Все так же, не разрывая зрительного контакта, я запустил ладони под ткань рубашки и проведя по плечам, плавно ее снял и продолжая поглаживать руками нежную кожу, я снова обошел его, вставая теперь уже у него за спиной. Прижимаясь грудью к его спине, обхватывая его поперек талии, я словно вернулся домой. - Ты идеален – все, что смог просипеть я, потому что слова застревали в глотке, а в глазах странно щипало. - Я дома – уже тихо повторил он и выдохнул, все то время, что прошло с момента его появления, он, оказывается, не дышал. - Майк, кто это? – противно растягивая слова, напомнила о себе начинающая моделька…моя моделька. - Да так – я поцеловал Чеса за ушком – просто муж вернулся домой. Вечером мы долго разговаривали, доходило и до криков, что то летело в стену, что то разрывалось на мелкие обрывки, но в конечном итоге мы остались вместе. Для меня стало не важно где он был и какие у него были причины покинуть меня в прошлом, он мне так об этом и не рассказал, но, судя по всему, причины были веские, потому что вернулся он ко мне, уже уверенным в себе молодым парнем, а не тем забитым мальчишкой, который постучался в мою дверь одним поганым вечером, главное, что он вернулся к нам домой.

Admin: Название:нет завершен Что то шло не так, что то очень давно шло не так. Меня не оставляли странные мысли о том, что наши отношения надо менять, что надо меня их подачу, но я просто не мог. Отказаться от тебя, твоей дружбы. Твоего доверия? Как я мог так поступить с тобой, а главное, как я мог так поступить с собой? Решение пришло достаточно быстро – если я хочу, чтобы ты был рядом, чтобы ты был рядом всегда, то надо занять еще и ту нишу, в которой я буду для тебя не просто другом, пусть и лучшим, одногруппником, частью тебя, а так же и тем, кто будет делить с тобой постель. Чтобы я так же, как и твоя жена, мог давать тебе ВСЕ, что ты захочешь, вне зависимости от того, как далеко могут зайти твои желания. Это оказалось просто решить, но очень сложно сделать. Ночевки в одном номере гостиницы, ночевки у тебя дома, ночевки в студии, когда ты всегда был так близко, рядом, мы с тобой и спали то часто в одной койке…но сделать первый шаг я просто не мог. Я боялся, я боялся даже шевелиться когда ты спал, прижимаясь ко мне, словно рядом со мной ты находил какую то защиту. Я шел на попятную каждый раз, когда мне предоставлялась возможность, я сводил все в шутку, как только ловил твой удивленный взгляд. Хоть бы раз ты посмотрел на меня еще и с интересом и я бы продолжил то, что начинал. И вот однажды я все таки добился своего…ты заинтересовано смотрел на меня, пока я разглядывал твое лицо. Мы опять из – за чего то принялись бороться, и ты оказался подо мной. В какой то момент я понял, что ты замер в моих руках, что с интересом разглядываешь меня. - И что дальше – хрипло прошептал ты, твое дыхание сбилось во время нашей шуточной борьбы – что ты будешь делать дальше? - О…о чем ты? - Ты всегда останавливался…бросал все на пол пути. И его слова меня злят, выбешивают. Я не нахожу ни чего более умного, чем просто поцеловать его. Яростно и зло, пытаясь передать через этот поцелуй все свою боль и ненависть, все свои желание и все свои страхи. Он вырывает свои руки из моего захвата и обхватывает меня за талию, сильнее прижимая к себе. - Страшно? - Ублюдок – я спрятал свое пылающее от смущения и возбуждения лицо прижавшись им к его груди, а он тихо посмеивался перебирая волоски на моем затылке. В дверь постучали и я не хотя слез с него, попытался привести себя в порядок, но под его взглядом я понял, что это просто бредово. - Опять подрались, парни? – наш басист весело рассмеялся и плюхнулся на кровать, беря один из валявшихся там пультов от игры – ну что, кто со мной, сосунки? Второй раз я предпринял попытку и был уже более смел. На концерте я обнял его при всей толпе, мне просто стало безумно важно показать всем этим идиотам, что этот человек принадлежит мне и пусть он сам еще об этом не догадывается. Во время объятий я получил мимолетную улыбку, а потом он свободно вырвался из кольца моих рук и пошел вдоль сцены к проходу за кулисы. Когда тем вечером я вломился к нему в номер и снова попробовал к нему пристать, меня вдавили в стену. - В какие игры ты играешь, мальчишка? Не всегда можно делать то, что хочется. - Я не играю – с вызовом смотря в такие же темные, как и у меня самого глаза, парировал я. Мои пальцы до бела вцепились в его футболку на плечах – Я не играю – выдыхая это ему в рот, я снова целую его, но на этот раз нежно и ласково, чтобы доказать, что он нужен мне на самом деле, что я в нем нуждаюсь. Из робкого и достаточно застенчивого парня, он почти моментом превращается в нетерпеливого монстра. Его движения резки и иногда причиняют боль. Он волоком тащит меня в комнату и просто швыряет на кровать. - Я терпел твои выходки слишком долго и теперь тебе придется платить по счетам – говоря все это он стаскивает через голову футболку, куда то в сторону летят его кеды, за ними и штаны с бельем – Чего ты ждешь? А я как завороженный смотрю на разворачивающуюся пере домной картину – он обнаженный и возбужденный, он жаждет меня, как зверь, как животное во время спаривания. Самец, он был просто самец, которого привлек запах текущей самки. Той ночью он стал моим любовником или я стал его любовником. По сути это не важно. Я занял именно ту планку, на которую метил. Мне казалось, что теперь все изменится, что теперь все станет по другому, но я чертовски ошибался. С каждым разом я все больше и больше в него влюблялся, мне постоянно нужно было, чтобы его внимание было приковано только ко мне, а ему было достаточно только секса, только секса со мной, если в поле зрения нет более или менее подходящей фанатки. Я сходил с ума, мне было важно, чтобы именно он одобрял каждый мой шаг, именно он и ни кто другой. Я поехал в тур с его проектом, я лег на лечение, я сделал все, чтобы стать нормальным для него, а ему, казалось, было все равно. - Нам надо поговорить – эта фраза моментом убило мое хорошее настроение. С таким лицом, можно говорить только о том, что между людьми все кончено…и я оказался прав.

Admin: Название:нет Предупреждение:не бэчено В первые меня посетила мысль о том, что я ревную тебя к другим на одной из вечеринок, когда ты уходил из компании с очередной барышней, подмигнув мне на прощание. Я знал, что твоя ночь будет весьма бурной и веселой, а вот моя была испоганена на все сто. Я почему отчетливо понял, что не хочу, чтобы ты уходил с ней, с той другой, с кем ты был в прошлый раз, я понял, что не хочу, чтобы ты был даже со своей женой. Только со мной. Хотя ни когда не замечал за собой такой тяге к мужчинам. У меня ее по сути и не было, такая тяга появилась только к тебе. Потом ты долго спрашивал меня, что же меж нами изменилось и почему я стал так раздражительно относится к нашим не большим экспериментам на левом фронте наших отношений с женами. А что я мог тебе ответить тогда? Что я мог ответить? Что я просто ревную? Но это по сути было не совсем так. Я не ревновал, о нет, такого чувства в моем арсенале в твою сторону даже не было предусмотрено. Я был в бешенстве, агрессия перла из меня, словно лава у взорвавшегося вулкана и я понимал, что скоро, как этот пресловутый вулкан, сам взорвусь…но тогда это не кончится ни чем хорошим, ни для тебя, и уж тем более не для меня. Я стал просыпаться среди ночи в горячем поту. Мне снились кошмары в которых ты отталкиваешь меня, когда я пытаюсь хоть как то повлиять на твое отношения ко мне, сдвинуть их с мертвой точки, привести их к чему то большему, чем просто дружба. А иногда я просыпался от того, что все мое тело пылало в сладостной истоме, от того, что мне снилось все то, чем мы могли бы с тобой заняться в постели без всех этих сучек рядом. Мое воображение работало на все сто. Мало того, что мы с тобой играли в одной группе и не раз нам приходилось видеть друг друга обнаженными, но так же были живы и воспоминания о кое каких наших совместных развлечениях, когда в порыве всего траха, мы с тобой менялись партнершами. Тогда это казалось нам смешным и веселым, добавляло какую то изюминку в тот трах. Это было великолепно, пока я не стал ловить себя на том, что рассматриваю твое тело на предмет того, как бы поиметь его в своих руках, как бы сделать тебя своим, как бы самому стать тем, кого ты сейчас укатывал под собой или же укатать тебя самому…в сущности мне было все равно. И вот сегодня, я как вор, крадусь в твой номер. Если мне повезет, то дверь будет не заперта, если нет, то всегда есть запасной ключ и будь уверен мне его дадут. Я понимаю, что вся моя затея лишена логики, если ты будешь против, то я окончательно испоганю все то, что еще меж нами осталось, потому что ты начал от меня отдаляться, видя, как я сторонюсь тебя. Если же все будет на высшем уровне, то хрен хоть какая либо еще одна баба тебя заполучит в свою постель…исключение сделаю только для твоей жены. Мягко нажимаю на ручку твоего гостиничного номера, она не подается мне. Как я и ожидал. Пришлось спускаться за запасным ключом. Благо портье глубоко насрать кому именно из нашей группы понадобился ключ, хорошо иметь статус звезды мирового масштаба. Ты развалился на кровати и спишь без задних ног, чуть посапывая. Боги, как трогательно это выглядит. Подхожу к тебе чуть ближе, не заметив, что от картины тебя спящего, я замер в дверях в каком то немом восхищении. Проходя мимо зеркала невольно останавливаю взгляд на своем отражении…хорошо, что ты не видишь меня сейчас – глаза полыхают каким то безумством, губы сухие и потрескались от того, что во рту и в глотке все пересохло, руки чуть подрагивают, а сам я выгляжу, как какой то маньяк…и все это только из – за тебя, ты свел меня с ума, потому что нельзя быть таким, таким как ты, таким притягательным и не моим. Ты спишь на животе, раскинув руки в стороны, одеяло прикрывает тебя лишь на половину, твоя спина, плечи и шея с руками все доступно моему жадному взгляду. Присаживаюсь рядом с тобой на кровать, слегка проводя своей ладонью по твоему предплечью…мне нравится это ощущение на кончиках пальцев, будто покалывание, разливая томительную негу по всему телу. Я хочу большего, по этому, я сбрасываю с себя свою одежду, и тихо забираюсь к тебе под тонкое одеяло. Я знаю, что ты обнажен, ты всегда спишь обнаженным. Прижимаюсь к тебе всем телом, льну, чувствуя как дрожь проходит по всему моему телу, посылая сладкие импульсы в район паха. Я боюсь того, что ты можешь проснуться, я хочу, чтобы ты проснулся и посмотрел мне в глаза, чтобы увидел тот голод, что сейчас в них. Как же сильно я хочу тебя, как же сильно я понимаю всех тех поклонников, которые каждый день вот так же смотрят на посторы с твоим изображением и понимаю, что они хотят тебя. Как же я ненавижу всех их, потому что им ты принадлежать можешь, а мне нет, потому что я лишь твой друг. Я льну еще сильнее, слегка потераясь о твое бедро своим вставшим членом, стараясь не застонать в голос от удовольствия, что мне доставляют мои телодвижения. Я закусываю губу, чтобы уже не кричать, мои руки блуждают по твоему телу и я так хочу, чтобы ты сейчас перевернулся на спину, чтобы позволил увидеть мне себя всего, чтобы я мог прикоснуться к тебе…и словно услышав мои молитвы, ты что то бурчишь во сне и переворачиваешься на спину, закидывая руки себе за голову, сгибая одну ногу в колене, поворачивая голову на бок и окончательно замирая в таком положении снова погружаешься в глубокий сон. Стягиваю с тебя одеяло полностью, жадным взглядом скользя по твоей груди, по твоим соскам, по плоскому животу, останавливаю свой взгляд на лобке, а потом ниже… Это было какое то безумие. Меня унесло окончательно. Я потерялся в чувствах, ощущениях и желаниях, когда я более или менее пришел в себя, твой член уже в полной готовности был у меня во рту, а ты глухо постанывал сквозь сон. Я настолько увлекся новыми для себя ощущениями, новыми и такими приятными, что не сразу понял, что ты больше не спишь…только когда удивленный, чуть хриплый со сна голос вопросительно позвал меня сверху…я пришел в себя. - Чес? И я отрываюсь от твоего паха, смотрю на тебя своими безумными глазами, мои губы расплываются в безумно пошлой улыбке, я облизываюсь, потому что губы моментом сохнут от моего частого дыхания…черт, почему ты проснулся и что ты сейчас будешь делать? На миг ты замираешь, ища что то на дне моих глаз, всматриваясь в мое безумие, а потом…ты просто откидываешься на подушку, предоставляя мне возможность самому решать будет продолжение или нет. И я с удвоенным напором и энтузиазмом возвращаюсь к своему занятию, помогая себе рукой, стараясь пустить тебя в свою глотку как можно дальше, наслаждаясь твоим вкусом, запахом, ощущением шелковистой кожи у меня на языке, твоими стонами где то в изголовье кровати, я слышу, как твои руки невольно царапают ткань простыни, как ты держишься, чтобы не начать двигать бедрами, давая мне самому решать, как глубоко мне принимать тебя. В какой то момент он отрывает меня от моего занятия, подминая под себя, ставя на четвереньки. Все происходит в молчании и мой немой крик, когда он врывается в мое тело, раздвигая мои мышцы, сминая мое сопротивление. Это чертовски больно, но я люблю такую боль, потому что знаю, что скоро будет хорошо, что скоро мне будет хорошо, потому что это он, он со мной, во мне…и теперь все не важно. Я засыпаю почти сразу после оргазма, прямо под ним, так что какое было у него лицо и что он делал после того, как хорошенько меня оттрахал, я не знаю. Утром мне влом разлеплять глаза. И из- за того, что страшно увидеть рядом своего любовника, и из – за того, что эта ночь была весьма напряженной, а скоро пресс – конференция, саунд – чек и концерт…а мне лень, хочется вот так вот лежать и не двигаться, а лучше повернуть время вспять и опять вернуться в прошедшую ночь. - Подъем, я видел, что ты уже не спишь – насмешливый голос где то слева. Что то пробурчав, я переворачиваюсь на живот и зарываюсь лицом в подушку – не пойду ни куда. Тяжелые тело просто впечатывает меня в кровать, горячее дыхание опаляет кожу. - Весьма соблазнительно смотришься со спины, но поверь мне, многие это не оценят, если сейчас войдут в эту комнату. Я пытаюсь сбросить его с себя, но у меня ни черта не выходит, эта зараза намного сильнее меня. - Майк…слезь. - Вчера ты был весьма не против, когда отрубился подо мной – глухо смеется он и я чувствую, как его смех отражается тугим комом жара где то внизу живота. Он протискивает свою руку между кроватью и мной и сжимает мой почти вставший член. - Придется справляться с этим в одиночку, маленький развратник, но обещаю, после концерта я верну тебе все сторицей. Такая приятная тяжесть покидает мое тело, горячая ладонь скользит по моему члену и тоже убирается восвояси. Глухо простонав, я понимаю, что надо идти в душ и делать что то со своей маленькой проблемой. Кое как, я вылезаю из постели и бреду к белой двери душа. Ненавижу его сейчас, мог бы и помочь мне. Стоя под тугими струями воды я думаю о том, как же хорошо мне было этой ночью, как хорошо было ему, раз он так доволен с утра. Воспоминания проносятся в голове, разгораясь жаром в душе и теле, они помогают довести себя до разрядки. Теперь я точно знаю, что могу орать со сцены «Fuck you» этой чертовой толпе, потому что отныне Майк Шинода только мой.

Admin: Название: просто зарисовка Я всегда был застенчив, сколько себя помню. Огромной популярностью я не пользовался, как у сверстников, так и в последствии во взрослой жизни, пока не попал в нашу группу. Что то привлекло этого человека ко мне, что то, что видел во мне только он. Не знаю почему, но я просто сдался ему, как побежденные сдается победителю. Когда все это сумасшествие закрутилось, мы еще не очень четко отдавали себе отчета в том, куда это может привести. В моем случае к разводу, в его к счастливому браку. Я мог бы быть ласков и нежен, словно котенок, мог быть для него кем угодно, в его руках мое тело превращается в глину при умелом мастере, но я знаю, что ему этого не надо. Его возбуждает моя разнузданность, мое шлюховатое поведение, мои томные взгляды и бесконечное верчение задом перед людьми. Его заводит, когда я такой, это будет в нем все то, что он так умело скрывает от всех вокруг, даже от жены. Ему не нужна моя нежность, ему не нужна моя ласка. По этому я сейчас стою на коленях, кусая подушку от раздирающей меня боли и наслаждения и могу только подмахивать, заставляя его двигаться еще быстрее, жестче, сильнее. Не могу удержаться от того, чтобы не видеть его сейчас. Отрываюсь от подушки и кое как оборачиваюсь, чуть ли не сворачивая себе шею. Его пальцы впиваются в мои бедра, он яростно вколачивается в меня. Сейчас он не так мил, как на людях, сейчас это зверь, животное, человек, которого я люблю. - Майки – слетает с моих губ – я хочу сильнее. И он протяжно стонет, наклоняясь и замедляя движения, почти ложась своей грудью мне на спину. - Ты сводишь меня с ума – я еле различаю его шепот, а потом он снова начинает движения более резкие, более глубокие, более сильные и приносящие сумасшедшее удовольствие. - Майк! – я прогибаюсь в спине и кончаю на покрывало постели. Мы как всегда не успели ее разобрать. Он слишком сильно хотел меня, а я слишком перед ним слаб, чтобы отказать ему в таком маленьком удовольствии. Только его руки на моих бедрах не дают мне упасть. Еще пара резких движений и он взрывается внутри меня, заставляя его, как всегда, вцепится в мое плечо зубами, заглушая его крик. Он валится рядом, обнимая меня, прижимая к себе и пока он приходит в себя, я тупо думаю о том, что все могло бы быть иначе, что это могло бы быть более нежным…нет не сексом, скорее занятием любовью. Но черт дери, я не хочу. - Люблю тебя – слегка ослабляя хватку. - Я знаю – пытаюсь вырваться из его объятий. - Куда собрался? – он слегка удивлен, но в его голосе проскакивают и ревностные нотки. - Хочу в душ. Ты отымел меня, даже не дав помыть руки после улицы… - Скажи спасибо, что раздел – он закидывает руки себе за голову и смотрит на меня из полу прикрытых век. - Чтобы ты тогда делал, если бы не раздел меня? - У тебя очень много достоинств и в одежде – усмехается гад, я знаю на что он намекает – Где сигареты, детка? И вот так вот каждый раз. Я протягиваю ему пачку, подношу огонь к сигарете, а сам бреду в душ. Он мой мужчина, он мой любимый мужчина, он мой…чтобы он там сам себе не придумал

Admin: Название:нет Сорри,не редактировал Глава 1 Когда я начал встречаться с Анной, это все было достаточно спонтанно. Я уже тогда понимал, что по большей части меня притягивают мужчины, а не женщины. А вот с ней все получилось наоборот. Наш роман нельзя назвать бурным, он просто был как само собой разумеющееся после столько лет дружбы. Когда она вошла в комнату, в тот памятный для нас обоих день, я понял, что на наших отношениях придется ставить крест, а мне этого очень не хотелось. Она лишь вышла из комнаты, притворила за собой дверь и сидела в гостиной, ждала, пока и мой любовник не закончим со своими делами. Мой парень вылетел из комнаты, краснея и стараясь не смотреть на мою девушку, не буду говорить, что мы с ним в последствии больше не встречались, это понятно и так. Я же подошел и сел на против Анны. - Ни чего не хочешь объяснить? – она была спокойна, даже злости в глазах не было, лишь маленькая толика удивления и грусти. - А что я могу тебе объяснить? Ты и сама все видела. - Понятно – она снова уставилась в пол – Знаешь…я догадывалась о чем то подобном…просто ни как не могла понять, почему ты до сих пор со мной и как ты можешь быть со мной. - Я и сам до конца не знаю, как все это получается. Но ты мне дорога. Я помню, как она поднялась и пошла на кухню. Хлопнула дверца холодильника, потом шкафчика, загромыхала посуда. - Через пол часа иди есть, поговорим за едой. На голодный желудок я не намерена разбираться в данной ситуации. Весь разговор в последствии состоял из ее вопросов и моих ответов. По его окончании я ждал вердикта, как приговоренный ждет решения присяжных. - Я люблю тебя, ты это знаешь – она внимательно смотрела на меня – и я знаю, что ты испытываешь ко мне тоже самое…нет, не прерывай меня. Я хочу быть с тобой, но при одном условии. Я был готов к такому повороту и мысленно уже представлял себе картину одиночества, потому что я не приму ее условия. - Мне все равно кто из ребят будет у тебя в постели, и по возможности, я бы просила тебя не таскать их в нашу постель, но женщину я не потерплю. В тот момент я выглядел словно рыба выброшенная на берег. Я открывал и закрывал рот силясь что то сказать, но не мог. Такого поворота событий я не ожидал. А она лишь улыбнулась, поднялась из – за стола, собрала посуду и сложила ее в раковину. - Твоя очередь ее мыть, дорогой. А я пошла в душ, день был сегодня очень поганый. Вот так мы с Анной остались вместе. Я, как и было договорено, не изменял ей с женщинами, а иногда подходил за советами по поводу того или иного парня, что мне нравился. Она могла оценить их не предвзято, с точки зрения женщины и в основном ее суждения всегда оказывались верными. Когда я впервые услышал голос Чеса, я обомлел. Что то было в том, как он пел…но больше меня снес его смех, когда мы говорили с ним по телефону, после прослушивания того материала, что он записал по верх демок, что я ему отправил. Он прилетел на прослушивание достаточно быстро. Я нервничал перед этой встречей. Всех парней из нашей группы я знал, не знали мы только его. Он был именно таким, каким я его себе представлял. Более совершенного, милого и невинного создания я не видел ни разу до и ни разу после него. В нем сочеталось все то, что я так любил в парнях – искренность, правдивость, невинность, какая то трогательность, но при этом он был мужественным, веселым и серьезным, бесшабашным, но исполнительным. Я был им очарован…я заболел им. Анна почти сразу заметила перемены в моем настроении, в моем состоянии. Она лишь улыбнулась, присела рядом со мной и спросила кто на этот раз, но когда я поднял свой взгляд и посмотрел в ее глаза, улыбка с ее лица сошла. - По моему мне стоит начинать ревновать – это должно было прозвучать шутоивым тоном, но вышло очень серьезно. - Я не знаю…наш новый вокалист. Сдружиться с этим парнем оказалось проще, чем я думал. Во время записи нашего первого альбома мы с ним стали не разлей вода, Анна все понимала и не мешала мне, лишь иногда одергивая меня, когда я уж совсем откровенно пялился на Чеса во время совместного времяпрепровождения. В от день я вернулся домой совершенно ошалевший. Анна почти с порога поняла что, что то произошло. Я сел за стол и в полном молчании ел то, что она приготовила, смотря куда в глубь себя. - Перестань меня томить, не забывай, что я женщина и у меня есть любопытство. Я оторвался от лицезрения того, что у меня было в тарелке и тупо уставился на свою девушку, а потом…потом меня прорвало. Я рассказывал ей обо всем, что происходило последние недели, обо всех своих эмоциях и наконец о том, что этот парень не так уж недоступен, как мне показалось в самом начале. После длительной и изнурительной работы, мы сидели в комнате, было достаточно душно. Чес стянул с себя футболку и потянулся. Мне стало трудно дышать, я моментом взмок от лицезрения столь возбуждающей картины. Бред свалил за кофе, Роб все еще барабанил, пытаясь выжать из своих крошек максимум, Феникс и Джо пошли перекусить. Мы были в полном с Чесом одиночестве, предоставленные друг другу. - Мне иногда кажется, что я пою не достаточно чисто, что ты думаешь об этом, Майк? – он повернулся ко мне и вопросительно посмотрел, а я мог лишь пялится на его голый торс и думать о том, что мне просто хочется прикоснуться к нему хотя бы кончиками пальцев, облизать его с ног до головы, прижать к себе, трахнуть, в конце концов. - Майк? – он потряс меня за плечо и я, будто, пришел в себя. - Прости, задумался…ты что то спросил? - Да – лукаво улыбнулся Бэнингтон. Он присел передо мной на корточки, руки его теперь покоились на моих коленях, он держался за них, чтобы не упасть, а взгляд темных глаз следил за каждой реакцией на моем лице. Одна его ладошка поползла вверх по моему бедру, а он все так же смотрел на меня. - И что ты творишь, позволь тебя спросить? – мой голос был глух, так как от его игр у меня давно все пересохло в глотке. - Я? – странно, но его голос звучать так же, как и мой – Просто пытаюсь понять – он немного склонил голову вбок – почему меня так влечет к тебе? Я поднялся и подошел к двери, одной рукой я уперся в ее косяк, а другой коснулся ключа в замке. Я понимал, что если я сейчас ее запру, то дороги назад не будет, для него не будет. Я возьму его при любом раскладе. Сделав глубокий вдох, я повернул голову и глянул на Чеса еще раз. Он стоял в том же положении, в каком я оставил его, когда отходил в сторону. В его глазах не было страха, сомнений, а лишь подростковое любопытство, а заключалось оно в том, как я поведу себя в данной ситуации, будто я животное, помещенное в определенные условия. Мальчишка, пусть и старше меня, но таковым не выглядящий, просто играл. Сделав еще один вздох, я тряхнул головой и вышел из комнаты. - Он не понимает, что он творит, Анна. Я уже не знаю куда себя деть. Я ведь не смогу сдерживаться долго. - Тогда отпусти себя – моя подруга рассмеялась – просто отпусти. Ты не видишь, что он ведет себя, как девушка, которая жаждет привлечь к себе внимание понравившегося ей парня? - Нет. - Тогда приглядись. Может он и сам до конца не понял, что именно он от тебя хочет добиться, но твоего внимания это уж точно. - Так мы и так с ним не разлей вода, что еще ему надо? - Твоей силы, Майки – он поднялась и села ко мне на колени, обвивая мою шею руками – Ты чертовски силен, ты излучаешь и к тебе тянет, Майк Шинода. - Ты тоже это чувствуешь? – я был удивлен. - Да – томно протянула она, кончиками пальцев лаская мой затылок, заводя меня, целуя мою шею, покусывая мои губы. Этой ночью Анна получила с меня сполна и вернула мне столько же. Я приехал в студию утром выжатый, как лимон. По моему роже было видно что я делал и как много удовольствия мне это доставило. Хотя в душе я понимал, что если бы Чес не завел меня, такого сокрушительного секса со своей девушкой у меня бы не получилось. А этот чертенок продолжал измываться надо мной дальше, но теперь я замечал каждое его движение и жест, направленные на меня. Он стоял передо мной, прижатый мною же к стене и улыбался. Улыбка была нервная, он то и дело облизывал пересохшие губы, дыхание давно сбилось и грудная клетка часто часто поднималась в такт вдохов. Одна моя рука жадно шарила под его футболкой, второй я удерживал его на месте за плечо, попутно придавливая своим телом, трясь своим пахом о его бедро. - Майки – тихое, жалобное, похожее на стон. Он сам направляет мою руку под пояс своих джинс, а меня дважды просить не надо. С тихим, гулким рычанием, я впиваюсь в его шею, как только моя рука касается его возбужденной плоти. Почти на грани оргазма, ловя своим ртом его стоны, дверь в комнату открылась и на пороге возник Бред. Мы не обратили на него должного внимания, пока всё наше действо не пришло к известной всем кульминации. Руки Чеса все еще сжимали фуьболку на моих плечах, моя рука все так же находилась под тканью его джинс. Частое, прерывистое дыхание и плевать на все, я хотел его поцеловать, чтобы он забыл о том, как дышать, хотя сейчас он с трудом это помнил. - Кхм – Бре откашлялся – простите ребята…а то, что я только что видел… Так великий и ужасный Бред стал единственным, после Анны, кто был в курсе наших отношений. Мы получили его благославение, так сказать.

Admin: Глава 2 Чес бы далеко не ангелом. Он мог выставить меня за дверь номера или же наоборот втащить меня в его чертоги, если я проходил мимо. Единственное, что я усвоил – моему мальчику нравилось, когда его брали жестко, не особо размениваясь на нежности. То, что было мне нужно. Анна понимала, что меня от этого парня не отодрать и клещами, но она особо и не стремилась к этому. Все же моя девушка была просто великолепна, Бред упорно молчал, дав нам свое благословение, он ни словом, ни жестом не обмолвился о том, что он в курсе наших отношений. Мы были в туре, когда произошло еще одно столкновение с участником из нашей группы, третий оказался посвящен в то, что на самом деле связывает меня и Бэнингтона. Фаррелл ни когда не стучался в двери, а уж когда он был не трезв, то двери обычно слетали с петель. - А что вас не было внизу со всеми? – в тот вечер он вальяжно развалился на диване в номере Чеса, а я все пытался его выставить, потому что этот гад вперся именно в тот момент, когда я крался в душевую к своему любовнику. И я был на сто процентов уверен в том, что Бэнингтон меня там ждет. Я отмазался, как только мог, выглядело это мягко говоря не ахти, но выбирать не приходилось. В моих штанах давно было тесно, а белье давно сдавило пах так, что я был готов выставить Феникса зашкирман из номера. Из спальни послышался грохот открываемой двери душа, я рванул туда, чтобы предупредить Чеса, что мы не одни, но не успел. Дверь в гостиную распахнулась и Бэнингтон, который со своего места не видел Дэйва, обвил мою шею руками и впился в мне в губы. Оттащить эту прилипчивую стерву, не было ни какой возможности, да и желания тоже. У меня из головы вылетели все мысли и о Фарралле и о том, что это может все к чертовой матери очень плохо закончиться. Чес потащил меня в спальню, при этом не отлипая от меня, вылизывая мою шею, в то время, как я запустил руки под полотенце, жадно сжимая обнаженные ягодицы. Когда распластанный подо мной Чес уже постанывал от моих манипуляций руками с его телом, сзади раздался сдавленный голос - Парни, вы что творите то? Вот тут я и вспомнил о том что, что то я собирался сказать Чесу, до того, как тот меня атаковал. Чес взвизгнул, покраснел (хотя куда уж больше) и судорожно принялся сталкивать меня с себя и пытаться укрыться покрывалом, на котором он кстати говоря и лежал. - Черт, Фаррелл…прости, я забыл, что ты в комнате. - Забыл? – Чес истошно на меня заорал – Ты забыл, что в комнате есть кто то еще? - Ну это не я с порога на тебя бросился и засосал так, что тут и имя свое забудешь. - Парни…я даже слушать не хочу вашу дальнейшую перепалку…вы мне просто объясните КАКОГО ХУЯ ТУТ ПРОСИХОДИТ!? - Дэйв…понимаешь…в общем мы любовники – Честэр попытался улыбнуться, но виду басиста понял, что ему это не поможет. - Вы, блять, пидарасы, вот вы кто. Феникс вылетел из номера вокалиста, громко хлопнув дверью. Все дальнейшие дни мы почти с ним не говорили. Он был на нас зол и стал смотреть, будто мы какие то чумные. Честэр переживал и ходил сам не свой, а я не знал, как мне ему помочь. - Майк, что с ним? – Бред кивнул в сторону Фе. - Он застукал нас с Чесом. - Вы двери то когда нибудь научитесь запирать? - Так он пьяный вломился, тут запирай не запирай, а толк уни какого. Бредли понимающе кивнул и отошел от меня. Вечером того же дня в наш с Бэнингтоном номер постучали. Чес нехотя оторвался от просмотра какой то хрени по телевизору, а я продолжал пялиться в свой лэп – топ. - Феникс? – неуверенный голос любовника вывел меня из задумчивости. - Я войду? – и не дожидаясь ответа, Фе отодвинул Чеса в сторону и прошел в спальню – Мда – он внимательно посмотрел на сдвинутые постели, которые образовывали просто нереальных размеров траходром…ну а что в этом такого? Да, мы любим с Чесом секс, да мы любим его друг с другом, а когда твой любовник Честэр Бэнингтон, то будь готов ко всякого рода экспериментам в плане постельный утех. Закрыв экран своего ноута, я внимательно посмотрел на басиста. Чес подошел ко мне и присел рядом со мной на кровать, по привычке обнимая меня со спины и кладя подбородок мне на плечо. Феникс все равно все знал, так что, что либо скрывать было глупо. - Кхм…парни, вы уж простите меня за мою реакцию. - Ну что ты – довольно таки противным голосом начал Бэнингтон. Он реально большая заноза в нашей общей заднице под названием Линкин Парк. Я дернул плечом и наш рокер мигом прикусил язык, в прямом смысле слова, а Дэйв стоял пунцовый и не знал куда ему перевести взгляд, лишь бы не смотреть на нас. - Почему такая резкая перемена, Феникс? - Я не хотел вас обидеть…точнее…черт, парни – он провел рукой по лицу, собираясь с мыслями – понимаете…меня больше взбесило не от, что вы вместе, ладно и это отже, а то, что блять об этом ни кто не знает. Столько разговоров о том, что мы семья и всякое такое дерьмо, а вы скрываетесь. - Так в чем причина того, что ты вдруг резко нас простил? - Бред вправил мозги – нехотя признался наш басист. - Ах, Бре…какой мужчина. И гитарист и психолог и просто отличный парень. - Чес, перестань паясничать, а то я подумаю, что ты на него запал. Рядом с моим ухом раздалось легкое фырканье, а потом грянул дружный смех, в которым принимал участие и Фаррел. Как то стало легко и просто, словно не было всех этих обид. После того, как Фе покинул наш номер, мы с Чесом занялись самым жарким сексом, который когда либо был у меня до него, да я и думаю и у него до меня. - Тебя заводит когда я жесток? – голова Чеса покоилась у меня на плече. - Не совсем. Я просто млею от того, что кто то более сильный чем я. - Да не настолько уж я сильнее тебя. - Нет – он приподнялся и заглянул мне в глаза – не в этом смысле. Тебе хочется подчиниться, отдаться и делать все, что ты пожелаешь. - Заманчиво – я моментом переворачиваюсь и оказываюсь на нем – синдром жертвы так тебе нравится? - Я тогда испугался, Майки – он смотрит на меня серьезно, но что то в этой серьезности напускное – ты не представляешь какого это, когда тебя не слушают, когда делают с тобой только то, что сами желают и нет смысла кричать, потому что ни кто не услышит. Он говорит все это, а я чувствую, как волна возбуждения поднимается из глубины его тела, приливает к паху. Я пошло улыбаюсь. - Да тебя это заводит, детка – слегка прикусывая его губу, тяну на себя, потом отпускаю и зализываю укусаное местечко. - Сильные руки сжимаю тело – он стонет подомной и трется пахом о меня, продолжая свою речь – кто то властно вдавливает в матрас, переворачивая на живот, раздвигая ягодицы и скользит языком по моему промежности. Я вырывался, но по моему, больше из – за того, что так было надо. Он насильник, а я жертва…боги, Майк – он стонет еще сильнее, когда моя рука скользит меж нашими телами и я сжимаю его член. - Если я сейчас сделаю так – он даже не успевает опомнится, а уже лежит лицом в подушку – что ты на это скажешь? – слегка приподнимаюсь, развожу в сторону аппетитные половинки и одним толчком врываюсь в это любимое мною тело. Благо внутри достаточно смазки и он хорошо растянут, боли сильной быть не должно. Прикусив подушку, Чес издает какой то не понятный и не определимый мною звук, но это только заводит и я снова и снова врываюсь в его лоно, стараясь увеличить амплитуду и глубину проникновения. Утром, он выходит из номера достаточно не село. Передвигаться проблематично, как я ег не порвал до сих пор не знаю. Феникс и Бред ухмыляются, глядя на то, как Чес осторожно садится в кресло в автобусе, я падаю рядом и, пока ни кто не видит, кладу свою руку ему на пах и слегка сжимаю. Чес дергается и смотрит на меня, будто бы я обосрал все его самые возвышенные мечты. - Я тебе еще неделю, как минимум, не дам, Шинода – шипт он – У нас концерт завтра, а я ходить нормально не могу. - Ты еще и петь нормально не сможешь – раздается из – за спины голос Фе – потому что судя по тому, как ты вчера кричал и сегодня говоришь, голос ты сорвал. - Иди в задницу, Феникс – вспылил Чес. - Прости, но вынужден отказаться от столь лесного предложения. Боюсь, что Шинода меня потом со свету сживет. Я еле сдерживаю смех, а Бэнингтон крючит обиженную гримасу и отворачивается к окну. Он молчал минут 15, а потом уже не выдержал я. - Чес – я тронул его за плечо, но он скинул мою руку – Чести – я наклонился к самому его уху, я знал, как на него действует мое дыхание в этой области – я не выдержу неделю…особенно когда ты такой. - Меня это не волнует – но я слышу по голосу, что лед тронулся…и почему бы не дать этому парню то, что он так давно хотел. - А если я предложу на время пока…ты приходишь в себя поменяться ролями? С какой же прытью этот парень повернулся ко мне, я так и не понял, но понял по его взгляду, что ни чего хорошего мне не светит. - Ты же передумаешь, я знаю, и снова завалишь меня. - Нет. На этот раз все будет по другому. Знаете, на это стоило согласиться только из – за одной его счастливой улыбки…только вот эти чертики в его глазах как то странно не дают мне покоя. Я вам говорил, что я люблю самую сексуальную штучку, что когда либо носила эта планета? Нет? Так вот, это так.

Admin: Глава 3 Робу повезло меньше чем Фениксу и Бредли. Это я могу сказать со всей уверенностью. В тот вечер Честэр завалился ко мне в номер и почти с порога принялся приставать. После особенно удачных концертов, у этой красотки просыпалась жажда секса, его просто распирала от того количества адреналина и заряда энергии, что он получал от поклонников во время выступления. В тот вечер он опрокинул меня на диван и устроился на моих коленях, жадно целуя и шаря руками по моему телу, шепча какую то бессмыслицу, пытаясь расстегнуть мои штаны и влезть под ткань руками. Когда ему это удалось, я выгнулся и застонал. Почти в этот же момент в дверь постучали и из – за нее послышался голос Роба. Смачно выругнувшись, я скинул Чеса со своих колен рядом на диван и кое как застегнув брюки, пошел открывать. - Что? – дверь распахнулась так резко, что Бордон немного ошалел и отступил назад – Что случилось? – рожа моя была красная, глаза горели, а дыхание было сбитым. Роб попытался заглянуть в проем двери, чтобы посмотреть кто там у меня находится, но я двинулся так, чтобы перекрыть ему всю видимость, которая и так была очень малой. - Майк, прости, что беспокою…ты не мог бы дать свой фотик, я хотел слить себе те фотки, что ты сделал перед концертом. Просто поговорил тут со своей…в общем хочу ей отправить. Я захлопнул дверь перед его носом, рванулся в комнату к своей сумки, расшвыривая вещи, нашел фотоаппарат и кинулся обратно к двери, попутно бросая взгляд на Чеса. Эта бестия уже была обнажена, нагло смотря на меня и поглаживая себя в самых чувствительных местах. Прорычав что то невразумительное, я снова рванулся к двери и распахивая ее, вручил Робу фотик и пожелав долгих лет его не видеть, вернулся в комнату. - На чем мы там остановились? – стягивая с себя футболку. - На том, что я хотел сделать тебе приятно, а ты пошел делать приятное Робу. - Какое упущение с моей стороны – я скинул кеды и отшвырнул их в сторону, куда туда же полетели брюки и белье. - Кенжи, сними носки, это ни разу не эротично, чтобы и кто не думал – он хрипло рассмеялся, а я зарычал. - По моему тебе пора заняться делом, а не трепаться – я подошел к дивану, встал меж его ног и притянул к себе за затылок – давай ка, поработай. Вы не представляете, что может творить этот сладкий рот, какое удовольствие он может приносить. Мерное покачивание бедрами, его тихие стоны и влажные причмокивания. Боги, этот парень во всем сводил меня с ума. Когда я понял, что еще немного и Чес останется без своей обычной порции секса, я еле – еле смог отодрать его от своего члена. Он смотрел на меня не понимающе, глаза его были затуманены, а губы поблескивали. - Что то не так? – прерывисто спросил он. - Нет…поворачивайся. Пошлая улыбка понимания скользнула на припухших губах и он повернулся ко мне спиной, вставая на колени, опираясь о спинку дивана, оттопыривая зад, смотря на меня через плечо, нетерпеливо облизывая губы. - У меня нет смазки – проводя рукой меж аппетитных полушарий. - Похрен, я хочу тебя. - Будет слишком жестко – он ухмыляется, а большего мне и не надо. Лишь слюна для смазки, его сдавленный стон, когда почти без подготовки я пытаюсь вломиться в его тело. Меня определенно убивают наши отношения. Только с ним я могу быть собой, только с ним я могу отпустить себя, не сдерживать и он принимает меня таким, он хочет меня таким, он любит меня таким. Только для него я могу быть зверем – сильным, властным, агрессивным, только для него я могу быть зверем – ласковым, добрым, мягким и мурлычащем. Все только для него. Он кладет голову на свои скрещенные руки, стараясь скрыть крик боли, но я чувствую, как напряжены его мышцы, как его тело силится вытолкнуть меня. - Я могу остановиться – шепчу ему, слегка наклоняясь вперед, чтобы поцеловать его загривок. - Только попробуй – он поворачивает ко мне свое лицо и я вижу как горят от возбуждения его глаза, как пошлая улыбка не может сползти со столь любимого мною лица. - Мазохист. - И не говори, что тебе это не нравится – он глухо смеется и резко подается назад, полностью насаживаясь на мой ствол, лишая меня остатков разума. После умопомрачительного секса мы валимся с ним на этот узкий гостиничный диван, я прижимаю его спиной к своей груди, попутно целуя шею, плечи, руками вожу по потному телу, которое несколько минут назад подарило мне ни с чем не сравнимое удовольствия. - А что Роб то заходил? - А…он просил фотоаппарат, хотел слить сегодняшние фотки. - Ммм – понимающе протягивает он, а я все так же поглаживаю его тело. Почти одновременно мы оба замираем. Я резко вскакиваю и пытаюсь натянуть поднятые штаны, трясущимися руками я их застегиваю и натягиваю футболку. Думаю, что мысли пришедшие нам на ум были одинаковые, судя по его выражению лица – мое было отражением. Я вылетел из своего номера, бегом пронесся по коридору и просто вломился к Бордону. Тот сидел красный, как рак, но при этом не мог оторвать взгляда от маленького экрана фотоаппарата. - Нашел, что искал, Роб? – хоть я и вломился к нему в номер, он меня просто не слышал. После моего вопроса, который прозвучал для него, как гром среди ясного неба, его передернуло и он поднял голову, отрываясь от созерцания фотографий. - Прости, Майк – он был потерян и явно возбужден. Еще бы, фото, что я не успел слить на сой лэп – топ с этого фотика, не могли не возбуждать. Там был Чес в самом начале наших ласк на кануне концерта, обнаженный, слегка влажный после душа. Он любит позировать для меня, он вообще любит позировать. Дальше Бэнингтон предстает для Роба еще в более новом свете – развратно развалившейся на кровати, лежа на спине с раздвинутыми ногами он будто бы зовет к себе, манит…там много фото такого плана, я люблю такие моменты, когда он волнующе соблазнителен, когда не возможно оторвать от него взгляда. Но больше всего Бордона видимо снесли фотки, когда я уже трахал Чеса, был внутри него, ритмично двигаясь, при этом не забывая запечатлевать кадр за кадром. Его искаженное болью лицо в момент проникновения, его искаженное сладострастием лицо, когда я нахожу стратегически важную точку внутри его тела, его застывший навсегда на фото крик, когда оргазм выкручивал его тело. - Хорош, правда? – сглатывая, произношу я, чувствуя, как волна возбуждения проходит по всему моему телу. - Прости, Майк…я не знал. - Ни чего – глухо смеюсь я, садясь рядом и вынимая из его рук свой фотоаппарат, принимаясь жадно разглядывать фото – я схожу по нему с ума и он знает об этом, чертовка. - Давно? – Роб так же не отрываясь смотрит в монитор фотика, смотря вместе со мной кадр за кадром. Я лишь могу кивнуть в ответ и резко подняться. - Я надеюсь, ты не сохранил ни одной из них у себя – я говорю это на выходе, почти вылетая из номера нашего драммера. Я хочу Чеса еще и еще, сейчас, как никогда раньше. Только позже я узнал, что Роб сохранил несколько кадров на совеем ноуте, три самых пошлых и развязных кадра…думаю не стоит вам говорить, что я снес их к чертовой матери на его компе вместе с той папкой, в которой они лежали. Такой Честэр принадлежал только мне.

Admin: Глава 4 Джо Хан, наш идейный друг, которому принадлежат почти все наши клипы. Когда снимался последний, участие в нем принимал только Честэр. Я был на съемках, достаточно ревностно смотря на то, как моего Чеса снимают в одном негляже и на него направлены все камеры. К черту, это только съемки, главное, чтобы вон те вон девочки так на него пялились, а то им не поздоровится, а вот тому осветителю я точно дам в глаз. Еще не смонтированный, но отснятый материал я смотрел вместе с Ханом. - Ну и как он тебе? Справился? - Не знаю – я пожал плечами – Чес ни когда не просыпается с таким выражением на лице и не бредет сразу включать телевизор в соседнюю комнату, для этого он слишком ленив спросонья. - Откуда такие познания, а? – Джо подозрительно смотрит на меня. - Можно подумать – я делаю самое безразличное лицо – ты ни когда не просыпался с Чесом в одном туровом автобусе и не видел его рожу, как только он разлепляет глаза? - Да не в этом дело, Майки – как он растягивает мое имя, сволочь, будто бы знал, что Чес меня иногда зовет именно так – не в этом. А в том, что я ни разу не просыпался с Чесом рядом, чтобы видеть, какое у него в этот момент выражение лица. - Да пошел ты… Я не успеваю договорить, куда именно Хану стоит отправится, так как на пороге комнаты возникает предмет обсуждения. То, каким взглядом он одаривает меня, убеждает Хана в том, что он знает что то, что ему не положено. - Майк? Что с тобой сегодня целый день? - Просто меня нервирует Хан. - Ты же знаешь, его хлебом не корми, дай кому нибудь сделать или сказать гадость. Чес сидит на диване, его разморило после дня съемок, он уставший и сонный. - Я думаю, что ему следует рассказать о нас. И так все ребята знают, а он только один не в курсе. - Ты думаешь, он не в курсе? – такая улыбка на его лице сносит мне башню. Он будто пьяный, хотя на самом деле уставший. Чес позволяет мне стянуть с него брюки, слегка приподнимая бедра, потом я расстегиваю его толстовку, стягиваю футболку. И вот он передо мной в том виде, в котором его сегодня снимали. Я полностью одетый, присаживаюсь рядом с ним, наклоняясь и целуя его за ухом, рука тем временем, проворно скользит по его паху, сжимая его через ткань. - Я сегодня не дееспособен, Кенджи. - А тебе ни чего не придется делать. Стягиваю с него последний предмет одежды и устраиваюсь меж его ног. Хоть он и вымотан, но его тело требует моей ласки. Я знаю, как привести его в полную готовность. Он тихо постанывает, когда я обхватываю своими губами головку его члена, когда я полностью погружаю его в свой рот. Чес тихо постанывает от удовольствия, но сил двигаться у него нет, по этому он просто наслаждается процессом. Он как всегда бурно кончает, прокусывает себе губу и хнычет. Он хочет еще, но его тело просто не может, на сегодня все его ресурсы исчерпаны. Поднимаюсь с колен, слегка разминая ноги, подаю ему руку и веду к постели. Как только он падает на нее и я заботливо укрываю его одеялом…он тут же вырубается, улыбаясь во сне и причмокивая губами, словно маленький ребенок. Постояв так еще пару минут, я наконец то раздеваюсь и бреду в душ, в холодный душ. Не возможно находиться рядом с этой бестией и не быть возбужденным. Просыпаюсь как всегда за несколько минут до его пробуждения. Мне доставляет удовольствия смотреть, как распахиваются его глаза, как сонный взгляд скользит по комнате, как он силится припомнить, что было вчера…и потом улыбается, повернувшись ко мне. И нет в его взгляде тревоги, нет какого то потаенного страха и уверенности в худшем, он не встает сразу же, а нежится еще под теплым одеялом, в моих объятиях и только потом направляется в душ…чаще всего со мной. - Я думаю, что пора рассказать Хану – голова Чеса покоится на моем плече, а моя рука поглаживает его по руке. - Он и так знает, поверь мне. - Это понятно…тут только слепой не увидит. - Тогда чего ты хочешь? - Хочу сказать ему сам, чтобы не было этих косых взглядов и каких то недомолвок. - Хочешь получить последнее благословение от нашей семьи? – смеется он. - А почему бы и нет – я нависаю над ним – пойдем в душ…а то ты опять вечером будешь ни какой. - Тебе бы только спариваться – поднимаясь с кровати и виляя голым задом, направляясь в ванну. - Зараза – бурчу себе под нос, направляясь за ним, чувствую, как возбуждение горячей волной прокатывается по всему телу. - Джо…надо поговорить – я волнуюсь. Не знаю почему. Даже, когда нас просто застукивали на месте преступления, так сказать, мне не было так страшно. Почему то, мнение этого человека было для меня особенно важно. - И о чем же? – Хан смотрит с хитрецой и с такой улыбкой, что хочется стереть ее с его лицо только одним известным мне способом – двинуть в челюсть. - Это…касается меня и Чеса. - Майк – его рука ложится мне на плечо – если ты думаешь, что я слепой, то ты глубоко ошибаешься. Просто расслабься и получай удовольствие от этой жизни, а если ты ее не мыслишь без этой вертихвостки, то флаг тебе в руки. Я только рад за тебя. Я наблюдаю за вами не первый год, так что давно все понял. Просто ждал, когда ты сочтешь нужным мне рассказать про это. Все оказалось проще, чем я думал. Теперь мы спокойно могли при ребятах сидеть в обнимку, целоваться или просто шутить и проезжаться по нашим отношениям. Первое время они как то смущались, а потом привыкли. Знаете, Linkin Park это большая семья, наша семья. И очень здорово, когда есть понимание между нами всеми.

Admin: Название:Walking Dead Фэндом:Linkin Park Пэйринг:Майк/Чес Рейтинг:пока нет Статус:завершен Саммари:АУ,навеяно клипом Джулиан Кей Глава1 Предположим вы умерли ночью, чтобы вы сказали? Вы верите в жизнь после смерти? Честэр Бэнингтон, Walking Dead - Хороший район – молодой мужчина в черной одежде оглянулся по сторонам. На улице почти ни кого не было, время уже перешло границу 11 вечера, а так как была середина недели, многие готовились ко сну. - Да, сир, не плохой – из пустоты вышло еще несколько человек в черном – мы остаемся тут? - Да. Завтра продолжим, а сейчас всем отдыхать. День будет долгим. - Слушаемся – растворяясь в воздухе. - Ты чем то опечален? - Меня тревожит что то, но я ни как не могу понять что именно. Будто тут будет все не так, как обычно. - Ты глава рода, у тебя все их дары. Если ты говоришь, что так будет, значит будет именно так. - Это меня и пугает, потому что я не понимаю природу эмоций…своих эмоций. - Пойдемте, сир, вам тоже нужен отдых. Прошло 4 месяца. - Эй, парни, вы видели, открылся новый клуб. Говорят там полный разврат и куча девочек. - Цены, наверное, заоблочные. - В том то и дело, они низкие, а клуб при этом на порядок выше всего, где мы были. Давайте в пятницу завалимся? - Эй, Феникс? - Что? – остановился мимо проходящий парень. - Ты слышал про новый клуб, мы собираемся, берешь свою банду? - Мы тоже слышали про него, думаю, мы составим вам компанию. В пятницу вечером, при полном параде, восемь парней отправились на разведку нового клуба. Там было все, что желала бы душа простого молодого парня – выпивка, отличная музыка, стриптиз, красивые официантки и просто девочки для скрашивания досуга в данном заведение. Цены на все были на столько приемли для студента, что отдыхали там на полную катушку. Только одно но, строгий фэйсконтроль. Тебя могли не впустить, но в другой раз мог не пройти тот, кто проходил в прошлый, совершенно спокойно. - Сир, вы звали? - Как наши дела? - Мы голодны, но терпим. - Правильно. Сначала надо прикормить дичь, а уж потом устроим пир для себя. Гостям самое лучшее – он поднялся со своего кресла – мой ужин доставили? - Да. - Надеюсь, в крови нет примеси разного дерьма, эта молодежь просто обожает травить себя химией, а я потом мучаюсь от несварения желудка. - Мы проверили, он чист, Сир. - Пусть девочки спустятся вниз, доставили несколько бочек, им надо подкрепиться, наш пир еще не скоро, этот район еще не совсем покорен – поднимаясь наверх. - Как будет угодно. Он поднялся наверх и вошел в свою комнату. Богато украшена, но при этом без изысков. Красиво ложе, завешанные темным бархатом окна. - Привет – милая улыбка, но цепкий взгляд скользит по телу жертвы. - Привет – парень подходит ближе – как тебя зовут, детка? - Меня Честэр, а твое имя меня не интересует. Приступим. - Люблю, когда заказчики сразу переходят к делу. Деньги вперед. Честэр достал несколько банкнот из своего кармана и протянул их хаслеру. Как только рука шлюхи коснулась денег, вторая рука Чеса моментом перехватила его запястье и притянула к себе. - Люблю ребят вроде тебя – белоснежная улыбка, а в темных глазах плещется не прикрытое желание и голод. Хаслер не стал думать над тем, почему этот молодой парень так кровожадно на него смотрит. Почти моментом он был раздет и опрокинут на кровать. - На живот. - Любишь, когда подчиняются? - А мне не возможно не подчиниться – наваливаясь на парня сверху, входя почти без подготовки, впиваясь отросшими клыками в шею. Через 7 месяце, в данный клуб стали пускать только его членов, при этом, каждый участник мог привести с собой не больше одного друга. Заведение приобрело не реальную популярность, деньги туда текли рекой. Но ни его владельцу, ни работникам это было не интересно, им было нужно совсем другое. - Бля, Шинода, да брось ты все это к чертовой матери и пошли с нами. Там так прикольно. Столько девочек, можно и дурь достать, если знать у кого спросить. Давай. Твоя музыка ни куда от тебя не денется. - Я не могу, я же вам говорил. - Хан, ну хоть ты ему скажи, мы с Робом уже заебались его уговаривать. - Майк. - О нет, вот только ты не начинай. У тебя язык, как помело Джо. От тебя избавиться не реально, проще согласится с тем, что ты говоришь. - Ну вот, ребята, он согласен – усмехнулся Хан. - Я не говорил, что я согласен – возмутился Шинода. - Мне привести тебе пару доводов того, почему ты должен пойти с нами? - О нет – Майк закатил глаза – к черту, составлю вам завтра компанию. Майк смотрел на разворачивающуюся перед его взглядом оргию. Все его друзья были облеплены кучей баб и молоденьких ребят. На самых одетых из услужливых официантов были лишь фартуки, все остальные порхали меж столиками в чем мать родила. Что то в этом месте не давало Шиноде покоя, что то его напрягало. Он пил пиво, смотрел по сторонам, но отвергал любые попытки со стороны персонала как то развлечь его. - Кто это? - Он пришел вон с той шумной компанией, но ему явно тут не по душе, Сир. Мы всячески пытались его вовлечь хоть в одно развлечение, но он лишь мило улыбается и говорит, что его это не интересует. Честэр приподнял бровь в удивление. - У нас не должно быть таких. Он может все испортить. Я сам им займусь. - Может попросить кого то из девочек, зачем вам марать себя, Сир? - Не спорь со мной, детка – девушка моментом отлетает к стене и падает на пол. Чес поднялся со своего места и направился в сторону барной стойки. - Добрый вечер – само очарование и белоснежная улыбка. - И вам – буркнул Майк. Пиво давало о себе знать, но он еще мог слегка трезво мыслить. - Я смотрю, вам тут не по душе? Может я смогу предложить вам что то, что вас отвлечет от тяжких мыслей? - Я не употребляю дурь и всякую другое дерьмо. Вы ошиблись адресом. Чес мягко рассмеялся. - Вы меня не правильно поняли. Я хозяин этого заведения. И вы первый человек, которому тут не нравится. - Трижды мне ура – усмехнулся Майк, отсалютировал кружкой пива и сделал внушительный глоток. - Следуйте за мной. Я думаю, вам будет интересно, как музыканту. - Откуда вы знаете, что я музыкант? Чес усмехнулся и прикоснувшись кончиками пальцев к его руке, придвинулся чуть ближе, прошептал - Руки музыканта я узнаю везде, пойдемте. Шинода еще какое то время сидел и смотрел на свою кисть, где только что к нему прикасался незнакомец, потом поднялся и пошел в след за ним. - Эй парень, а я и не знал, что тебя интересуют мальчики – мимо проплыл в хламину пьяный Джо и хлопнул друга по плечу. - Отвали, Хан. Они поднялись вверх по лестнице, прошли по темному коридору, свернули на право. - Я и не думал, что тут такое огромное помещение. - Просто мы тут не только работаем, но и живем. Второй этаж это наш дом – улыбнулся Честэр – Нам сюда, проходите. Он толкнул дверь и пропустил Майк вперед себя. Это была не большая, но весьма уютная зала. Весело трещали дрова в камине, от огня шло какое то своеобразное очарование. Два кресла, толстый ворс ковра. - Зачем мы тут? Честэр прошел в дальний угол комнаты и сдернул чехол с пианино. - Что вы думаете по поводу этого экземпляра? Я знаю, оно не особо старинное, но звуки, которые оно издает, просто чаруют. Майк смотрел на полированную поверхность черного, как смоль инструмента. Проведя кончиками пальцев по пианино, он подошел к крышке и вопросительно взглянул на хозяина. - Можно – кивнул тот. Шинода открыл крышку и коснулся клавиш - XIX век, 1849 год, немцы, заливистые струны, клавиши из слоновой кости. - Я могу сыграть? - Будьте моим гостем. Майк присел на предложенный стул, слегка размял пальцы и коснулся клавиш. Чес устроился в кресле на против камина. Он даже не стал его поворачивать, чтобы посмотреть на играющего парня, он и так знал, что веки того прикрыты, а лицо приобрело отрешенное выражение, сейчас этот молодой человек был не с ним в одной комнате, он находился в своем собственном мире. Зная, что парень все равно не увидит, Чес из воздуха взял пузатый бокал с янтарной жидкостью и пригубил, погружаясь в свои мысли под звуки чарующей мелодии. - Это твое? - Что? – Майк только закончил играть и еще не совсем вернулся в реальность. - Это твое сочинение? - Да, вам понравилось? - Присаживайся – Чес кивком головы указал на кресло рядом с собой, подошел к маленькому столику, где стояли разные по виду бокалы и несколько графинов – что будешь? - А что пьете вы? - Давай на ты – поморщился Бэнингтон – мое имя Честэр, все зовут меня Чес. А ты? - Я Майк, Майк Шинода. - Очень приятно, Майк Шинода – протягивая бокал с коньяком и устраиваясь в своем кресле – ну, за знакомство? Майк кивнул и сделал не большой глоток, не отпуская взгляд темных, как ночь глаз. За разговором ни кто из них не заметил, как наступило утро. - Мне наверное пора – Шинода поднялся со своего места. В голове была приятная пустота, в теле слабость, но усталости, как таковой, он не чувствовал. - Было приятно с тобой поговорить, Майк. Приходи к нам, я буду рад тебя видеть, тебя будут сразу же провожать ко мне, не обязательно будет сидеть внизу со всеми этими олухами, что так не аккуратно прожигают свою жизнь. - Я постараюсь, но не обещаю. - Приходи – Чес подошел к нему вплотную и взял за руку – я буду очень ждать – легкое касание губами губ Шиноды – а теперь уходи, пока я не пожалел о том, что отпускаю тебя. Бэнингтон сделал шаг в сторону и указал кивком голову на дверь. Майк еще раз взглянул на радушного хозяина и вышел прочь. - Сир, вы голодны? - Я не уверен, Анна – Чес сел обратно в кресло – Я хочу побыть один, пусть меня не беспокоят. И передай всем, что через месяц мы собираем жатву, пусть охотники ищут новое место. - Будет исполнено.

Admin: 2 глава Майк вернулся в этот странный клуб спустя несколько дней. Его постоянно туда тянуло, но не было времени из – за учебы. - Добрый вечер, сэр. Я провожу вас к хозяину. Услужливая девица встретила его на входе. При чем на улице толпилось много народу, но его как то углядели в толпе и проводили ко входу. Как и в прошлый раз, Майка проводили в ту самую не большую залу, где они беседовали с Честером. - Хозяин скоро будет. Что нибудь желаете? - Если можно бокал пива. - Сейчас принесу. Майк подошел к пианино, открыл его и начал что то наигрывать, мелодия давно уже билась в его голове, но дома все ни как не получалось подобрать ее на клавишах. - Прошу – девушка поставила запотевший бокал на столик рядом. - Простите, а у вас ни где не будет бумаги и ручки? - Сейчас – она все так же улыбалась белоснежной улыбкой, но от нее веяло какой то фальшью. - Буду признателен. Шинода не заметил как пролетело время, очнулся он, только когда рука легла на его плечо и сжала. - Весь в творческом процессе, я помешал? - Нет – Майк повернулся и снова утонул в глубине темных глаз – я закончил. Хочешь послушать? Честэр кивнул и отошел в сторону, вставая сбоку от инструмента. Майк играл минуты три, казалось, что пианино под его руками оживало, становилось чем то живым. - Мне понравилось, ты действительно талантлив. - Да просто так…навеяло – Шинода был рад тому, что в комнате царит полумрак и было не видно, как похвала хозяина его вогнала в краску. Теперь Майк приходил каждый день и каждый день Чес лишь касался его губ и отпускал, не давая ни себе, ни Майку больших вольностей. Честэр вообще не понимал, что чувствует его друг, когда тот целует его и чувствует ли он что то вообще. - У меня завтра концерт – в один из вечеров, они, как обычно, сидели перед огнем – я бы хотел, чтобы ты пришел. Мне показалось, что ты любишь классическую музыку и тебе нравится, как я играю. - Во сколько начало? - Около 4 вечера, но я выйду ближе к 7. А потом мы могли бы пойти поужинать. - Это похоже на свидание – рассмеялся Бэнингтон. - Просто дружеская встреча, мне интересно с тобой. За тобой заехать или ты доберешься сам? - Я бы предпочел, чтобы ты за мной заехал. - Хорошо, а теперь мне пора. Увы, надо репетировать, а то я совсем скоро забуду, как играть, если буду пропадать у тебя все время. - Почему бы тебе не репетировать здесь? Если я тебе мешаю, я могу уйти. - Нет, не в этом дело…я просто знаю, что во круг полно народу…где то ниже орет музыка и люди пьют. Я люблю готовиться у себя, не обижайся. - Нет, конечно нет. Иди. - Тогда завтра к половине четвертого я буду у тебя. - Буду ждать. В этот раз Майк сбежал так быстро, что Бэнингтону не удалось прикоснуться к его губам, от чего его ночному ужину было очень хреново. То, что Майк стал избегать тактильных с ним контактов сильно разозлило Честэра. - Я думал, что вы работаете только по вечерам и ночам – Майк удивленно шел за девушкой. - Что вы имеете ввиду? - Просто из той комнаты были слышны голоса, будто кто то…в общем кто то трахается. - Это комната хозяина, у него сейчас гость. Шиноду почему то задели эти слова, точнее слово – не гостья, а именно гость. Хотя, какая в сущности разница, ему должно было быть все равно с кем Бэнингтон проводит свое свободное время. - Прости, Майки…я немного увлекся – Чес вошел в комнату и протянул руку. - Все в порядке, я просто приехал чуть раньше. Честэр был раскрасневшийся, о том, что он увлекся, он не солгал. То, что сейчас убирали в его комнате сложно было назвать человеком или, что эта субстанция когда либо имела человеческий облик. - Пошли, я готов. Просмотрев несколько выступлений до Майка, Чес понял, что ни одно из них ему не понравилось. Ему вообще последнее время нравилось только то, что играет Шинода. А может дело было в том, что Майк играл только для него, что во круг не было такого сборища народу, что ни кто не глазел на Шиноду, который сейчас вот исполнял одну из своих вещей, ту, что написал у него, у Честэра в комнате. По окончании всего музыкального вечера, на Майка при выходе повисла какая то девица, Чес готов был поспорить, что в тот момент его глаза полыхнули красным, потому что рядом проходящая пожилая дама шарахнулась от него, как от чумного и перекрестилась. - О, Майк, это было потрясающе. Кому это посвящено? - А почему должно быть обязательно кому то быть посвященным? - Ну же, Майки. Ты последнее время так изменился – слащавый голос, не приятный для слуха, так и лил патокой – А ты сегодня занят, может сходим в кино? - Он занят – ледяной голос из – за спины девушки. - Чес, я как раз шел к тебе – Майк с благодарностью взглянул на друга, а в голове Чеса мелькнула мысль о том, что эта дамочка явно скоро станет его ужином. - А вы кто? – девушка разглядывала Бэнингтона не скрывая интереса. - Это мой друг и мы сегодня заняты, прости, Алиса, нам пора. - А может я с вами, куда вы? - Нет, с нами ни как – отрезал Бэнингтон, отцепил руки девушки от рукава Майка и просто потащил его вон – Какая наглая – не унимался он пол дороги. - Не бери в голову, она с первого курса за мной носится, но я не люблю таких. - А каких ты любишь? - Боги, Чес, не смотри на меня так, а то я подумаю, что ты проявляешь ко мне не дружеский интерес. - А что, если так, что ты будешь делать Майк Шинода? Майк внимательно посмотрел на друга, а потом громко рассмеялся. - Я чуть не поверил. Чес лишь улыбнулся. В его распоряжении было еще много времени, чтобы объяснить этому полукровке, что он действительно его желает. При этом это желание не было замешано на жажде, как всегда, в этот раз Честэр хотел человека только себе и не для того, чтобы поддержать свой организм. Он просто хотел его, желал. - Я хотел бы после ужина поехать ко мне. - Зачем? - Выпили бы, обсудили бы твое сегодняшнее выступление и я не очень люблю большое скопление народа. - Для человека, который держит такой громадный клуб, странно не любить большое скопление народа. - Я там почти не появляюсь. Просто выхожу иногда и слежу за тем, чтобы все было по высшему разряду. - Почему именно наш город, наш район? - Мне про него много говорили – пожал плечами Чес – говорили, что тут много молодежи падкой на удовольствия. А где удовольствия, там деньги. - Меркантильность не по тебе, уж я то знаю. - Ты меня совсем не знаешь, Майк. Я не всегда такой, каким видишь меня ты. Только с людьми, которые мне нравятся. - Как с теми парнями, что приходят к тебе? – Шинода сначала спросил, а только потом понял, что он сказал. - Ты имеешь ввиду тех шлюх, с кем я трахаюсь? – Честэр внимательно следил за тем, как изменяется лицо друга, он не хотел упустить ни одной эмоции – Да, с ними я не церемонюсь. Я их трахаю. - Прости, я не должен был этого спрашивать – хотя внутри все кипело от ярости того, как Бэнингтон спокойно об этом говорит – Так ты предпочитаешь мужчин? - Майки, Майки…посмотри на меня, конечно я предпочитаю мужчин, по моему в этом нет ни чего постыдного. - Нет…я не имел ввиду именно это. Просто, я не понимаю… - Знаешь что, раз разговор у нас принял такой оборот, поехали в клуб – улыбнулся Чес и положил свою руку по верх руки Шиноды – Там и поговорим. - Заходи – Чес толкнул дверь в свою святая святых. - Это твоя комната? - Нет, я просто тут ночую. Это не мой дом, как таковой, так что это лишь копия комнаты моего родового, так сказать, гнезда. - Почему мы пришли именно сюда? – Майк недоуменно смотрел на Чеса. - Ты задавал вопросы и я решил, что тебе интересно посмотреть не только на мою любимую гостиную, но и на мою комнату. - Да…прости, это было бестактно с моей стороны. - Все в порядке. Присаживайся. Коньяк будешь? - Да, спасибо. Майк присел на край кровати и принял из рук Честэра пузатый бокал. - Я люблю парней сколько себя помню. В нашей семье как то не возбранялось быть геем, как это принято сейчас говорить. В сущности, моей семье было по фиг с кем я трахаюсь, главное – это поддерживать родовое занятие. - А что за занятие такое? - Развлекать таких же оболтусов, как твои друзья – рассмеялся Честэр и от этого смеха у Майка в голове все поплыло. Чес заметил, что взгляд Шиноды изменился, что он теперь будто изучает его, приглядывается. Больше не медля, Чес наклонился и поцеловал Шиноду в губы, но не так, как это было обычно, а с напором и со всем своим желанием, лаская губы языком, просясь внутрь и Майк подчинился. Бокалы выпали из их рук, но ни кто не обратил на это ни какого внимания, оба были поглощены лишь тем, что сейчас происходило. Тихий стон сорвался сам собой с губ Честэра. Он не помнил, как давно он испытывал эмоции схожие с этими. - Это было – Майк силился подобрать слова, но у него не получалось. - Как же это было? – Чес лукаво улыбнулся, а потом опрокинул Шиноду на постель и уселся ему на бедра. - Чес…я ни когда раньше... - Я знаю – наклоняясь к шее музыканта, вдыхая запах его кожи, проводя кончикам языка по такой аппетитной бьющейся на шее жилке. Но сегодня он сыт, сегодня он хочет другого – Я научу, если ты позволишь мне, если ты позволишь себе – и не дожидаясь ответа он снова приникает к таким манящим губам. Шинода под ним расслабляется и дает Честэру возможность делать то, что он хочет, потому что врать себе можно долго, а вот тело обмануть трудно. Этой ночью Честэр отдавался сам, не беря ни чего взамен. Он учил и учился сам. Даже впиваясь клыками в свою жертву во время оргазма, он не получал такого удовольствия. Этот парень был просто верхом его наслаждения. Утром же Майк поднялся и не говоря ни слова вышел из комнаты, думая о том, что больше ни когда не сможет туда вернуться. - Сир? – удивление читалось на лице девушки – Я пойду предупрежу, что убирать сегодня не чего – от того взгляда, каким наградил ее Честэр, она постаралась тут же сбежать и главное предупредить всех, чтобы не попадались Бэнингтону на глаза. А Чес бродил по зале, иногда пробегая кончиками пальцев по клавишам из словной кости и думал о том, что зря он не послушал свои инстинкты и не убрался из этого места еще в самом начале. - Анна. - Да, Сир? – девушка возникла из ниоткуда. - Реализация плана откладывается – увидев, как девушка дернулась, он подошел к ней и провел ладонью по ее лицу – но скажи всем, что охота на улицах этого города открыта. Но не больше одной человеческой особи на каждого в неделю. Город большой, но с вашими размахами скоро тут не останется даже старика. А клуб временно закрыт…только, если придет он, впустить. - Сир, будет все, как вы скажите – девушка поцеловала его ладонь и радостно упорхнула вон. - Пока я не получу тебя, Майк Шинода, мы застрянем в этом городе и будем убивать – темные глаза полыхнули красным огнем и снова потухли.

Admin: Глава 3 Прошел почти месяц, а Майк так и не появился. Теперь Чес всерьез начал опасаться того, что этот парень к нему не вернется. Наплевав на свою гордость, он направился к Майку домой. Музыкант брел по кладбищу, но ощущение того, что за ним следят, не покидало его уже минут 10. Он точно знал, что в том конце этого пристанища мертвых будут дома, где он сможет укрыться от леденящего душу страха. Хрустнула ветка за спиной, Майк обернулся – но, как и ожидалось, там ни когда не было. Ускорив шаг, Шинода понял, что следящий за ним человек и человек ли, тоже прибавил ходу. Теперь Майк пустился в бег. Он знал, что кто то за ним следует по пятам, кто то или что то, намного старше чем этот мир, на много злее и опаснее всего, с чем когда либо сталкивалось человечество…и этому нечто нужен был он, именно он. Липкий ужас струился по венам, холодный пот стекал по позвоночнику, но Майк все ни как не мог перейти на нормальный бег, бежать быстрее, словно его ноги сами утопали в чем то вязком, стесняя его движения. Майк добежал до дома, первого, что ему попался по пути и ввалившись внутрь, накрепко закрыл за собой дверь. Включив свет он обнаружил, что находится у себя в квартире, хотя точно знал, что забегал в чей то особняк. Со стороны улицы в дверь постучали. Было страшно, но Майк подошел к двери и положил руку на ручку. Стук повторился. Шинода рванул дверь на себя и замер в изумлении – на пороге стоял Чес, но он был какой то странный. Его глаза лихорадочно блестели, он то и дело облизывал сухие, будто бы бескровные губы и сглатывал не существующий ком в горле. - Пустишь? – глухой голос нарушил затянувшееся молчание. - Да…да, конечно – но как только Честэр перешагнул порог дома, Майк вновь увидел за его спиной кладбище и какое то странное движение меж могильных плит. - Нас сотни, Майки – холодное дыхание опалило кожу на шее – И все они здесь только ради тебя. - Что ты несешь? - К тебе пришли, Шинода, открывай дверь, хватит спать – Честэр рассмеялся в его сне, но смех был похож на карканье черного ворона, что так часто кружит над свежими могилами. И Майк подскакивает на кровати. Весь в липком, холодном поту. Его трясет, воспоминания о сне слишком яркие и он все так же настойчиво слышит стук в дверь. Кое как поднявшись с кровати он пошел в коридор и открыл дверь. На пороге стоял Честэр, липким комом что то прокатилось по позвоночнику, сердце гулко стучало в груди, а слова застряли в глотке. - Привет, позволишь войти? – Чес улыбался, и в этой улыбке не было ни чего схожего с тем монстром, что Майк видел во сне. - Да, конечно…прости, я спал. - Ты спал целый месяц? – проходя в прихожую. - Что? - Тебя не было целый месяц. Чес достаточно бесцеремонно проходит в гостиную, даже не потрудившись снять ботинки. Было заметно, что он нервничает. - Я был занят. У меня сейчас самый сложный период, возможно через месяц я смогу заключить контракт с компанией, что будет меня продюсировать. Это мой шанс. - Раньше наши встречи и разговоры тебе не мешали – Бэнингтон резко разворачивается и смотрит в глаза Майку – Что все таки произошло, это из –за того, что мы переспали, по этому ты скрываешься от меня? - Я не скрываюсь – но Майк краснеет при упоминании той ночи, видно, что проблема все же в ней. - Не лги мне, ты не умеешь этого делать – Чес улыбается и подходит к музыканту, беря кончиками пальцев того за руку – Майки, так во всем виной та ночь, ты по этому не хочешь меня видеть? Майк не успевает ответить, с другой стороны входной двери слышится какая то возня, звук поворачиваемого ключа и в квартиру заходит Алиса с пакетами полными еды. - А я думала, что ты все еще спишь – она улыбаясь, скидывает обувь – о, привет, вы Честэр, друг Майка, я вас помню с того концерта – девушка проходит в кухню, шабурша пакетами, раскладывая еду по полкам в холодильник. Честэр отдергивает свою руку, будто та могла испачкаться, брезгливо смотрит на руку Майка, за которую только что держался, будто утопающий за соломинку. - Значит, вот в чем дело – скорее себе, чем кому то – прости, я не должен был приходить. - Чес…ты все ни так понял. Бэнингтон покачал головой, будто отгоняя какие то не прошенные мысли. - Не говори ни чего – он поднимает голову и смотрит в глаза Шиноды. Сейчас этот взгляд напомнил Майку того самого Чеса, которого он видел во сне – Мне надо идти. Удачи. Бэнингтон подлетает к двери, но Майк успевает схватить его за руку. - Честэр, я все объясню. - Ни когда не смей ко мне прикасаться. И лучше ни когда больше не вставай у меня на пути. Ты слышишь меня, ты хорошо меня слышишь? – Чес вырывается и вылетает из квартиры, а Майк так и стоит тупо пялясь на свою руку. - Чес! – он кидается к двери, распахивая ее. - Милый, что случилось? – Алиса не понимающе смотрит на него, выходя из кухни – Вы поругались? - Чес…ЧЕС! – Шинода оперся о перила и смотрит на лестничный пролеты, он кричит так, что вот вот сорвет голос. - Никогда! – слышится снизу и дверь подъезда с грохотом захлопывается. - Честэр – Майк оседает на пол, сползая по кованным перилам – Какой же я идиот. - Майки, поднимайся – голос девушки выводит его из ступора – Ты простудишься, пол холодный. Она действительно переживает за него, она действительно любит его…только вот Майку на это насрать. Вечером того же дня, Шинода собирается и направляется в клуб, но тот встречает его вывеской – закрыто, ремонт. Открытие было запланировано только на следующий месяц. Но Майк все равно принялся стучать в железную дверь, чтобы вышел хоть кто то. - Мистер, что вам угодно? - Девушка…вы помните меня? – Шинода подлетает к той, что вышла на его крики и стук. - Да, конечно я вас помню. Что вы хотели? - Мне нужен ваш хозяин, мистер Бэнингтн. - Он не велел к нему ни кого пускать – в глазах работницы клуба презрение. - Скажите ему, что пришел Майк Шинода. - А вас он и просил не пускать особенно, мистер Шинода. А теперь будьте добры, покиньте территорию заведения или я буду вынуждена вызвать полицию. Вы нарушаете наши права на собственность. - Прошу вас…мне очень важно с ним поговорить. - Сью, внутрь – на улицу вышла еще одна женщина. - Я вас помню – Майк кинулся к ней – Прошу вас, пустите меня. - Я не думаю, Майк, что это сейчас хорошая идея. Забудь те о нем, а он забудет вас. Вы оскорбили и обидели его, он не простит вам…может и простит, но не сразу. - Откуда вы его так хорошо знаете…Анна, по моему, вас зовут Анна, верно? - Да, мое имя Анна. А знаю я его так хорошо, потому что я его сестра. Теперь уходите. Он не примет вас. Она ушла внутрь, закрывая дверь, оставляя Майка стоять одного. - Он приходил? - Да, Сир, он только что приходил. - Ты выпроводила его? - Да, как вы велели. - Хорошо. - Долго ты будешь сидеть в этом подвале, Чес? - Анна, не вынуждай меня быть грубым с тобой. Я знаю, что ты сильна, но я сильнее, тебе не удержать меня. - Я боюсь, что ты станешь, как ОН, что ты потопишь города в крови. - Я разумен. - Пока да – она присела рядом с ним – Забудь его, давай пойдем на охоту. Все просто счастливы, что ты так добор и разрешил им играть с жертвами. Но охотники хотят быть со своим вожаком, Чес – она прижала его к себе, поглаживая по волосам. - Я не знаю, что со мной, сестренка, мне так плохо…и больно вот тут – он приложил ее руку к своей груди, где у обычных людей билось сердце – оно молчало много тысяч лет, а теперь оно стало биться и каждый удар, будто отсчет моей смерти. - Ты не можешь умереть, ты же знаешь – она говорила с ним, как с маленьким ребенком нежно и ласково, хотя внутри у самой разливалась паника. Сердце Сира не могло биться, оно не билось с того момента, как он стал главой рода и не могло снова ожить. Сир был мертв и его чувства, как и тело, были мертвы также, это все противоречило их священным законом…если только…но Анна тут же вышвырнула эти мысли из головы. - Тебе страшно, Анна, я чувствую, не обманывай меня. А теперь иди, я должен побыть один. Мне надо собраться, чтобы охота вышла интереснее. - Не сорвись – стоя на ступеньках, почти у самого выхода – тебя ни кто тогда не остановит. - Иди – Чес улыбнулся, его сестра была лучшим подарком в его давней не жизни. - Я люблю вас, Сир. - Участились случаи нападения на людей. Полиция считает, что в городе орудует группа сатанистов, выдающих себя за детей тьмы, более распространенных в фольклоре, как вампиры. Жертвы обездвиживаются и из их тел выкачивается кровь. Возможно, нападавшие используют какое то устройство для откачки крови, что оставляют характерные следы на шее жертв в виде двух не больших ранок, похожих на укус так называемых вампиров. - Алиса, выключи эту чушь – Майк был не в духе. После последней попытки достучатся до Честэра, Шинода был не в духе постоянно. - Об этом говорят по всем каналам, эти люди убивают людей, но некоторых оставляют в живых. Представляешь, им все равно на кого нападать, будь то ребенок или же старик. Тебе не страшно, Майки? – девушка щебетала, расставляя на столе тарелки и наливая кофе. Они собирались садиться завтракать. - Нет, мне все равно. Все, что меня сейчас интересует это моя встреча с продюсерами. - Волнуешься? - Да – Майк сделал глоток кофе, закашлялся – черт, горячий. - А как же, только сварила – Алиса рассмеялась – А как твой друг, вы так и не помирились? - Нет, и я не хочу об этом говорить. Майк поднялся из – за стола и вышел с кухни. С того момента, как они поругались с Чесом прошло около месяца и сегодня должен был решиться вопрос о том, дадут ли ему денег на запись своего проекта и будет ли у него в будущем карьера музыканта или же придется послать все свои мечты и на хер менять работу? - Грузчиком пойду – ухмылялся грустно Шинода разглядывая свои пальцы – точно, только грузчиком, чтобы потом не было соблазна снова вернуться в музыку. Но, как бы Майк себя не накручивал, ему был дан положительный ответ. Студия заключила с ним контракт и дела завертелись. За всей своей напускной радостью и счастьем, Майк все чаще и чаще возвращался к той самой ночи, к тому самому клубу, где он повстречал странного человека, благодаря которому его вдохновение не иссякло и по сей день. Алиса все так же продолжала жить с ним, делить и проблемы и постель. Вскоре Шинода начал задумываться о том, чтобы предложить девушке выйти за него за муж. Он предпринял последнюю попытку встретиться с Чесом…но в клуб его, как всегда, не пустили. Сменив дизайн, Бэнингтон снова открыл свой клуб. Ни кто из его посетителей так и не узнал о том, что пока они были в отключке из них выкачивалась кровь. - Нам надо больше запасов. - Да, Сир. - Скоро придется убраться из этого города. Ко мне вчера приходила полиция. Найди ту, что облажалась. Я хочу ее видеть. Действительно за день до этого в клуб заявилось два следователя, их проводили в рабочий кабинет Чеса. - Добрый день, господа, чем могу быть полезен? – Честэр поднялся из – за стола и улыбнулся, только вот улыбка была явно не дружелюбной. - Простите, что побеспокоили вас, мистер Бэнингтон. Вы наверное слышали о том, что в городе происходят странные случаи нападения на людей? - Да. - Один из пострадавших утверждает, что видел девушку, которая провела с ним ночь в вашем клубе. - Что дальше? - Мы хотели бы побеседовать с вашими работниками и посмотреть их личные дела. - Анна, зайди ко мне. Девушка вошла спустя несколько минут. - Этим господам нужны досье на всех наших работников, предоставь им всю нужную информацию – Анна кивнула – И еще, если вам что то понадобится из личных дел, будь те добры, просто отксерьте, я люблю порядок в своем архиве. А теперь, вынужден откланяться, но мне пора на встречу. - Спасибо за сотрудничество. Чес кивнул и вышел из кабинета, услышав, как Анна попросила полицейских следовать за ней. - Мари – спустившись вниз в подвал, Чес присел на корточки – И как давно ты стала такой не поворотливой? – он приподнял голову девушки за подбородок. Та смотрела на него не скрывая своего ужаса. - Простите, Сир…я не нарочно. - Конечно нет – второй рукой он погладил девушку по волосам – Ты же знаешь, что бывает за такие промахи? – в ответ кивок – Так что ты предлагаешь мне с тобой сделать? - Сир…решать вам – голос девушки дрожал. Чес поцеловал ее и вытер сбегавшую слезу из уголка ее глаза. - Ты так красива, Мари. Ты одна из самых старых моих подруг, как ты могла так предать меня? - Сир…я не предавала вас. - Молчи – ледяной голос – Люди наша пища, их надо есть. Или же ты хочешь стать сама чьей то пищей? - Нет! Умоляю вас, Сир…простите меня. Почти тут же девушка отлетела в стену, она ударилась о нее и упала на бетонный пол. - Смени внешность и это последний твой промах. В следующий раз я выпью тебя. - Да, Сир – стараясь подняться. - И советую тебе немного полежать, у тебя явно сломаны кости – хлопая входной дверью. - Где моя газета, Анна? Я должен быть в курсе всего происходящего, ты же знаешь. - Простите, Сир, сейчас я ее принесу. - Стой. Ты чего то не договариваешь – Честэр поднялся из – за стола. – Подойди ко мне – девушка сделал несколько шагов, стараясь держать себя в руках – Где она, Анна? - Тебе лучше не читать сегодняшний выпуск, ты только оправился. - Я сам решу, что мне нужно, а что нет. Неси сюда. «Майк Шинода, начинающая звезда классической музыки, вчера, после своего дебютного концерта, объявил о своей помолвке со своей давней подругой Алисой Мэллоу…» Дальше Бэнинтог прочесть не смог. Красная пелена упала на глаза, яростно разорвав газету, он отшвырнул стол в сторону. Дикий вопль сотряс все здание. Он думал о том, что этот парень уже оставил его мысли, но все было не так. Стоило только взглянуть на фото, где Майк обнимал эту выскочку за талию, как бешенство вновь возвратилось, злость…и боль. - Честэр? - Убирайся – Чес уже не первые сутки сидел в своем подвале. Он знал, что сейчас ему лучше ни кого не видеть и не слышать, он заживо был готов похоронить себя в этих стенах, что были исписаны разными рунами и символами, которые хоть немного сдерживали гнев Сира. - Честэр, прошу тебя…успокойся. Всем плохо от того, что ты страдаешь. Они испытывают боли, ты убиваешь их. - Мне все равно…они не главное. - А он? Он главное? Мы твоя семья, а ты убиваешь нас из – за какого то смертного – вспылила девушка. Только сейчас Чес заметил, что его сестра не естественно бледна, синяки под глазами. - Уходи, Анна…я скоро приду в норму. - Только…держи себя в руках, твое безумие сейчас способно освободить его. Я умоляю. - Убирайся, пока я не убил тебя! – почти шипение, глаза горят красным огнем – Я сдерживал ЕГО столько времени, этот срыв лишь укрепит мою волю. Как только дверь за девушкой закрылась, Чес упал на колени. Его тело сотрясало в немом крике, боль разрывала на атомы, а зверь внутри уже бился о стены, что так долго сдерживали его. Зверь почувствовал слабину хозяина. Зверь жаждал свободы. Когда первая слеза скатилась по его лицу, Чес обхватил себя руками, утыкаясь лбом в пол, ему было больно…и он отпустил себя, снимая щиты, выплескивая все свои эмоции, что столетиями сдерживал внутри, очищая себя…отдаваясь на волю зверя. - Сир? Все молчали, когда Честэр поднялся наверх, лишь Анна осмелилась заговорить с ним. Честэр улыбался, но в его улыбке не было ни чего, кроме безумия, глаза горели красным огнем. - Я голоден. Кто идет со мной на охоту? Толпа стала медленно понимать, что происходит. Жажда власти и упоение кровью, их Сир вернулся. - Я – робко послышалось со всех сторон.

Admin: Глава 4 - Кто вы? - Ваш жених дома? - Нет, но он скоро будет. Может, вы подождете его? - Передайте ему, что приходила Анна, он поймет кто это. И вот – девушка протянула визитку – пусть срочно позвонит мне, это очень важно. - Хорошо – Алиса положила визитку к себе в карман – Я обязательно передам ему. - Не забудьте. - Где ты была? - Сир…что то случилось? – девушка была спокойна. - Я спросил тебя, где ты была? - Зачем мне тебе отвечать, когда ты и сам знаешь, Чес – она сощурилась, полностью сейчас копируя брата. - Что ты от него хотела? - Он нужен тебе, Чес…посмотри, что ты творишь, мы вырезали почти весь китайский квартал, хотя твой благоверный – японец, хоть и на половину…тебе стало плевать кого убивать, женщин или детей, молодых или старых. Тебя стали все бояться, ты безумен и только он может помочь тебе! - Нет, я не хочу его видеть, я не хочу о нем слышать – Чес схватил девушку за горло и приподнял над полом – ни когда не смей повышать на меня голос. Я не посмотрю на то, что ты моя сестра. - Перестань, Честэр. Ты убьешь меня из – за своего безумия, которое только в том, что ты не получил то, что хотел? Впервые в жизни тебя отвергли, и ты не смог с этим смириться? Анна расслабилась, она могла только словами сейчас успокоить Сира, больше ни что на него не действовало. Сила зверя увеличила силу самого Честэра, теперь это была не контролируемая машина для убийств. - Не хочу…перестань это говорить – Чес отпустил ее, падая на колени, сжимая руками виски – я не зверь, я нормальный. - Ты не можешь быть нормальным, братец – падая рядом с Чесом, стараясь выровнять дыхание, придвигаясь к брату – Чес, давай вернем его, ты можешь, просто заставь его. Тебе же плохо. - Мне надо побыть одному – истерика прошла так же внезапно, как и началась. - Простите, Сир, что потревожила – Анна слишком хорошо знала такие моменты безумия. Чес был спокоен, но сейчас он был опаснее, чем в ярости. - Я ухожу. Весь контроль я передаю тебе. - Когда вы вернетесь и что…Чес, что ты задумал? – она обняла брата. - Вернуть его…но он придет сам – глаза зло сверкнули. - Будь осторожнее. - Я старше, чем весь этот долбанным мир, милая. Ни кто из ныне живущих существ ни чего мне не может сделать. - Ни кто не знает, что еще осталось живым. Честэр отошел от сестры, еще раз обвел взглядом комнату, что так долго была его домом, и растворился в воздухе. - Привет, красавчик, кого то ждешь? Честэр сидел в одном из баров, попивая какой то коктейль. - Да нет, я тут в полном одиночестве – окидывая незнакомца оценивающим взглядом. - Не хочешь немного поразвлечься? - Хм…а какие есть предложения? – Чес улыбнулся, открывая парню ряд белоснежных зубов, заглядывая призывно в глаза, кончиком языка облизывая губы. - Я думаю, мы придумаем с тобой что нибудь. Бэнингтон расплатился и вышел за своим новым знакомым на улицу. - Это уже восьмое убийство, при чем, еще более жестокое, чем до этого. - Что он сделал на этот раз? - У парня выколоты глаза, его грудная клетка сломана, внутренности просто раздавлены. - Какой же силой обладает этот убийца? - Я не знаю, сам ли он это делал, но удары похожи на то, будто парня били молотом. - Что то еще? - Как всегда – вырезанные, на оставшейся в более или менее пригодной части тела, ноты и слова. - Он будто оставляет кому то послания, словно хочет привлечь внимание определенного человека. - Надо найти того, кто хорошо разбирается в музыке, кто сможет это наиграть, может хоть это прояснит дело. Майк все оттягивал и оттягивал свадьбу. Он сделал предложение Алисе, но не спешил назначать церемонию. - Мне иногда кажется, что ты вовсе этого не хочешь – говорила девушка. - Потерпи еще немного, милая. У меня только только начали налаживаться дела. Я хочу, чтобы ты ни в чем не нуждалась, чтобы ты была самой счастливом. Просто пока я не могу предложить тебе ни чего путного. Алиса хмыкала и уходила на кухню. Только там она более или менее чувствовала себя в порядке. Она всегда начинала готовить, как только ее жених начинал откладывать дату свадьбы на не определенный срок. - Кстати – донеслось до Майка с кухни – я совсем забыла. Только вот сегодня залезла в ту рубашку – она пять вошла в гостиную – заходила девушка, Анна, она просила тебя срочно с ней связаться. - Как давно это было? – беря из рук Алисы визитку. - Я думаю, что то около месяца назад. - Почему ты мне не сказала сразу, что у тебя в конце концов в голове, солома? - Перестань на меня кричать? Я тебе что секретарь? Я забыла. - Да ты вечно все забываешь – Шинода схватил телефон и набрал номер, который был записан на бумаге – Алло, Анна? Это Майк, Майк Шинода. Моя невеста только сейчас передала мне то, что вы меня искали…да, конечно. Где вы будете? Да, я знаю это место. Хорошо, через пол часа. - Ты куда? Не будешь ужинать дома? - Нет. - Добрый вечер, Майкл. - Лучше Майк, мне так удобнее. - Хорошо, Майк. Садитесь, не стойте. - О чем вы хотели поговорить, Анна? - Давайте на ты. А поговорить я хотела о Честэре. - Что с ним? - С ним? Я без понятия. В тот день года я к вам приходила, я думала о том, что вы могли бы с ним встретится и вразумить его, но вас не оказалось дома. Он разозлился, когда узнал о том, что я приходила к вам, чуть не убил – Майк усмехнулся – вы зря ухмыляетесь, я говорю вам, что он пытался это сделать реально, а не фигурально – улыбка с лица Шиноды соскользнула, будто ее и не было – вечером того же дня, Честэр покинул город. Так что где он теперь, я могу лишь догадываться. - Догадываться? - Вы смотрите новости, мистер Шинода? - Ну…да, иногда…не очень в общем. - Все с вами ясно. Вы хотя бы слышали о серийном убийце, что объявился и катается по всем штатам? - Да, что то такое периодически передают в новостях. - Я тут кое что вам принесла – девушка достала из сумки записи и протянула Майку. - Что это? - Прежде чем задавать тупые вопросы, Майк, откройте и посмотрите – фыркнула Анна. Шинода развернул листы и увидел ноты. - Но это же…то, что я написал в один из вечеров в клубе. Кроме Чеса ее ни кто не слышал. Откуда она у вас? Но порядок нот как то странно выглядят, словно написано с конца. - Они записаны именно в том порядке, в каком находили трупы. - Что ты имеешь ввиду? Какие трупы. - Трупы тех ребят, что убивают уже в течение месяца в разных штатах. - Но…даже, если предположить, что убийцей является Честэр, что сомнительно… - Почему сомнительно? – перебила его девушка. - Сомнительно потому, что Чес не может так быстро перемещаться из одного штата в другой, судя по датам, что стоят на листах. Это не реально для человека. - А кто вам сказал, что Чес человек? – Анна наклонилась совсем близко, внимательно глядя в глаза Майка. - Не понял? - В общем, мистер Шинода, советую вам залезть в сеть и посмотреть то, как двигается маньяк, который, к слову сказать, убивает и расчленяет на составляющие только ребят с азиатской внешностью, и подумать хорошенько, может, что то и увидите. Последние восемь месяцев Майк провел в разъездах. Как только где то объявляли о том, что найден еще один труп, Майк тут же срывался туда. Все было точно так же, как и с предыдущими жертвами. Секс, не по принуждению, а потом партнера жестоко убивали. На нем вырезался кусок из музыкального произведения Майка… - Ваше имя? - Майк Шинода. - Что вы делаете в нашем городе? - Я езжу по следам убийцы. Мне кажется, что все, что он оставляет на теле своих жертв, все это имеет отношение ко мне. - Что вы сказали? – к Майку подошел человек в штатском – Мое имя Эдриан Корб из центрального отдела. Я расследую это дело. Так почему вы думаете, что это связано с вами? - Понимаете – Майк вытащил из сумки тетрадь – это…это мое произведение. Я написал эту музыку. Вот я и езжу…надеюсь, что найду того, кто это делает, я хочу, чтобы мне дали ответ, почему я, почему именно я? - Вам следует проехать со мной. - Куда? - Чтобы мы могли проверить вашу теорию. - Но…я говорю правду – двое людей подошли к Майку с боков. - Надеюсь, что это так, иначе вам очень не повезет. Уводите его. Когда они вернулись в родной город Майка, его тут же потащили на допрос. Просто в том захолустье допрашивать Шиноду не решились. Если этот парень был тем самым маньяком, он спокойно мог сбежать и тогда ищи его по всей стране. - Ваше полное имя. - Майкл Кенжи Щинода. - Род деятельности? - Я пианист. Только начал карьеру. - Почему вы уверены, что произведение, что вырезается на телах жертв принадлежит именно вам? - Я что по вашему идиот, что не могу узнать то, что сам написал? Это моя композиция. Я могу доказать. Вот первые ноты, эту вещь ни кто кроме меня и Чеса не слышал. - Чеса? – Корб напрягся – Какого Чеса? - Честэр Бенингтон. Мой друг в прошлом. Мы поругались с ним, но достаточно давно. - Честэр Бэнингтон? Это не владелец одного из самых популярных ночных клубов города? - Да, он самый. - Какие у вас были отношения? - Ну…мы достаточно близко с ним общались. - На сколько близко? – Корб ухмыльнулся. - Не надо намеков, мы были только друзьями. - Шеф – в комнату ввалился какой то лейтинантик – Шеф, найден еще один труп, но…на трупе больше нет текста. - Текст? Как так??? - Нам еще не прислали факс, телом пока заняты в морге, но как только вскрытие закончится, нам тут же пришлют полный отчет. - Сразу проинформировать меня. - Сэр? – Майк подошел к карте на которой были обозначены города, где находили жертв. - Что то еще, вы вспомнили что то еще, мистер Шинода? - Нет…но вам не кажется, что… Майк подошел к карте и взял ручку, от номера один к последней жертве он прочертил линии - S E H C , E V O L H T I W - Кажется, ваш убийца возвращается обратно в город, мистер Корб. В наш город. - С чего вы взяли? - Последняя черта…одну точку вот тут, откуда вам только что звонили…соединим с нашим городом и получаем линию. Он оставил послание. - Я вообще не понимаю, почему вы считаете, что это может что то значить. - Значит, потому что все ноты написаны с начала до конца, но в обратной последовательности, текст тоже идет в другом, обратном порядке. Я могу вам сыграть то, что получилось. Это сообщение…сообщение мне. - Но от кого? - Переверните текс, что получился из точек на карте? - With love, Ches…вашу мать. Да что вы сделали этому парню? - Отверг его. - Объявить в розыск, а вы пока свободны. Мы пригласим вас для опознания преступника. Майк вернулся домой уставший и злой, он ни как не мог поверить, что Честэр был способен вот так вот спокойно разделывать людей под орех. Он взял ноты и открыл свое пианино, так же достав тетрадь, где были слова песни… Он мог не смотреть в нотную тетрадь, потому что слишком хорошо помнил композицию, что написал только для Чеса…только для него он ее и исполнял, когда друг просил. Заиграв, Майк тихо запел I dreamed I was missing You were so scared But no one would listen Cause no one else cared After my dreaming I woke with this fear What am I leaving When I'm Done Here So if you're asking Me I want you to know When my time comes Forget the wrong that I've done Help Me leave behind some Reasons to be missed and don't resent Me and when you're feeling empty Keep Me in your memory Leave out all the rest Leave out all the rest Don't be afraid I've taking my beating I've shared what I've been I'm strong on the surface Not all the way through I've never been perfect But neither have you So if you're asking Me I want you to know When my time comes Forget the wrong that ive done Help Me leave behind some Reasons to be missed Don't resent Me and when you're feeling empty Keep Me in your memory Leave out all the rest Leave out all the rest Forgetting All the hurt inside You've learned to hide so well Pretending Someone else can come and save Me from myself I can't be who you are When my time comes Forget the wrong that ive done Help Me leave behind some Reasons to be missed Don't resent Me and when you're feeling empty Keep Me in your memory Leave out all the rest Leave out all the rest Forgetting All the hurt inside You've learned to hide so well Pretending Someone else can come and save Me from myself - Понравилось? – вкрадчивый шепот, нежные руки слегка сжимают плечи – Я знал, что ты догадаешься, правда не думал, что тебе будет помогать Анна. - Ты…так все это время это был ты? - А ты сомневался? – Чес обошел его со стороны – Я так скучал по тебе, по твоим глазам и твоим рукам. - Чес – Майк наконец то встретился с ним взглядом и обомлел – Что с твоими глазами и…ты будто стал другим. - Нет – Бэнингтон рассмеялся – Я всегда был таким, я теперь свободен от оков, я свободен от предрассудков. - Что ты имеешь ввиду? - Ты не ответил мне – Чес в наглую уселся Майку на колени – Тебе понравилось, какая получилось песня? - Чес, перестань – Майк попробовал стряхнуть парня со своих колен, но не смог. - Не дергайся, Майки – горячее дыхание опалило кожу на шее. - Чес – теперь Майк паниковал. Честэр выглядел не как тот парень, которого он знал. Сейчас это было что то демоническое. Майк почти тут же вспомнил вопрос Анны, а уверен ли Майк, что Чес человек. - Я пугаю тебя, да Майки? Ты не знаешь, что я могу сделать, ты боишься меня. - Просто я не понимаю… - Тшш, не надо ни чего говорить – Чес обхватил Майка за шею, наклоняясь к его лицу, прикасаясь к таким желанным губам своими – я так скучал по тебе. - Чес…перестань, Честэр. Но тот уже не слышал его, он целовал его шею, ласкал руками, забираясь под футболку, шаря руками в области паха. - Ты же хочешь меня, Майк…не отрицай. И Шиноду срывает. Он столько времени врал себе и окружающим, но тело сейчас говорило правду. Они провели несколько часов занимаясь самым сумасшедшим сексом, который когда либо был у обоих. - Я люблю тебя – Майк обнимает это не понятное создание, притягивая к себе ближе. Завтра все может быть будет по другому, но сегодня он не хочет думать о том, что сейчас он держит самого жестокого серийного маньяка, который когда либо появлялся в их стране. Он не хочет думать о том, скольких людей его возлюбленный убил, только, чтобы Майк обратил на него свое внимание. - Ты любишь меня? - Ты видишь в этом что то странное? – Майк проводит кончиками пальцев по его лицу – Я просто испугался тогда…если бы ты не хлопал дверьми, а дал бы мне немного больше времени, я бы разобрался в себе и не такими радикальными способами, какими воспользовался ты, чтобы привлечь мое внимание к своей персоне. - Я еще не закончил, Майк. У меня осталось последняя жертва и мой шедевр будет завершен. Шинода дернулся. - Ты имеешь ввиду…меня? - Угу – Чес улыбнулся – именно тебя. Я шел от тебя к тебе, теперь я тут и рядом со мной ты – обнажая клыки – мой зверь жаждет твоей крови, он хочет, чтобы ты принадлежал нам, мне и зверю. Согласись и мы будем вместе. - Ты говорил это всем, кого убивал? - Я? – Чес рассмеялся – Я не убивал, убивал зверь внутри меня. Я жаждал только тебя. - Если я откажусь? Чес откатился в сторону, поднялся с кровати и принялся одеваться. - Тогда ты умрешь – спокойно ответил он – я не собираюсь страдать из – за тебя вечность, но буду, пока ты жив. Выбор за тобой. Завтра к вечеру я жду твоего ответа. Ты найдешь меня в клубе. - Твой клуб закроют, полиция знает, что убийца ты. - Майки, ты так и не понял – Чес опустился на кровать и с нежностью посмотрел в глаза любовника, говоря с ним, словно с ребенком – я старше чем вы, люди. Ни кто и ни когда не сможет причинить мне вреда. Моя песня не завешена, а в твоей композиции не хватает пары строк...я закончу ее для нас в любом случае. Бэнингтон поднялся, одел джинсы, натянул рубашку и просто растворился в воздухе. Майк метался из угла в угол. У него ни как не укладывалось в голове фраза Анны о том, что Чес не человек… Майк уже ни чего не понимал, с учетом того, как Честэр покинул его обитель. - Честэр? – Шинода вошел в клуб, в котором было очень тихо. Обычно в это время красивые официанты плыли меж столами и ублажали заказы своих клиентов. - Мистер Шинода, следуйте за мной – Анна встретила его, стоя на лестнице, что вела на второй этаж. Майк было поднялся к ней, но она жестом остановила его, спускаясь вниз, проходя мимо него, идя в сторону скрытой в нише двери. - Где Честэр? - Сир ждет вас, следуйте за мной. - Анна, что здесь происходит? Но девушка шла молча. Вообще все ее поведение, почему то, нервировало Шиноду. - Чес…что тут происходит? – Майк оглядел комнату в которую его проводили. Это была достаточно внушительных размеров зала. Чес сидел на некоем подобии трона. Те, кого Майк раньше видел как обслуживающий персонал, сейчас находились внутри и наблюдали за тем, как Майк приближается к их Сиру. - Стой, дальше тебе идти нельзя – мертвый голос, такой, как во сне и эти движения во круг…откуда то пахнуло могильным холодом. - Чес, что случилось, почему все тут? - Они все ради тебя, Майки, только ради тебя. - Я не понимаю. Честэр поднялся со своего места и подошел к музыканту почти в плотную. - Ты мой избранный, Майк. Будешь ли ты со мной или же ты пойдешь против моей воли, они все равно тут только из – за тебя. Для них это в любом случае праздник. - Ты можешь говорить понятным языком или я не достоин того, чтобы мне растолковали, что тут происходит? – Майк начинал заводиться. - Я объясню, любимый – Чес коснулся его губ своими и Шинода поразился какими холодными они стали, хотя только недавно эти же губы дарили ему огонь и страсть. Бэнингтон отошел в сторону и оглядел собравшихся. Его улыбка источала ненависть и злобу, кивком головы он приказал своим старым спутницам зажечь полностью свечи по периметру всей залы. Стены окрасились в красные, алые, бордовые цвета, где то угадывались надписи, где то угадывались руны и символы. - Тут собрана мощь моего народа, Майк. Моя мощь. Эта комната может стать моим гробом, а может даровать мне силу, которой нет равной на этой планете и все это, будет зависит только от тебя. - Что ты хочешь этим сказать? - Я не закончил – Чес посмотрел ему в глаза. Темные, такие красивые глаза любовника, теперь горели красным огнем, было в них все не человеческое, самое потаенное, что хранишь в душе, вся злоба и ненависть их мира, будто Чес впитывал это все с самого рождения – Мы пришли сюда с мраком, мы были первые, но потом солнце приблизилось к земле и стало греть. Многие из нас сгорали днем, а ночью могли жить, но и к этому мы адаптировались. Эволюция есть не только у вас, люди. Я самый старый, все вампиры, как называете вы нас, слушают меня. Даже если они всем скопом нападут, мне сделать они ни чего не могу. Лишь я сам волен выбирать приемника, ни кто и ни когда не сможет свергнуть меня с моего престола. - Это я понял – теперь Майк был не возмутим – Объясни мне, зачем я тебе тут понадобился, ваше высочество? - Не ерничай, это тебе не идет – Чес моментом сменил тон на обычный – в общем, суть ты уловил, Майки. Теперь то, почему я тебя сюда притащил. У тебя есть два варианта и времени на раздумий у тебя не будет. Ты присоединяешься к нам или ты умираешь. И то и то достаточно болезненный процесс. Мои дети разорвут тебя по одной простой причине, ты заставил меня страдать, а если больно мне, то больно им. Твой выбор Майк Шинода. И да, чтобы ты сделал его правильно я тут кое что приготовил. Честэр улыбнулся. Послышался звук отпираемой двери и из – за нее вывели нескольких человек. - Чес, ты в своем уме? – Майк рванулся к друзьям, но словно стена, невидимая стена, преградила ему дорогу. - Я хочу тебя и получу в любом случае, я могу тебя заставить, но хочу, чтобы ты выбрал сам. - Так ты и так меня заставляешь – Шинода был в ярости и в бешенстве от того, что сейчас ни чем не мог помочь своим друзьям. - Кого из них ты любишь больше, Майки? – Чес ходил во круг Шиноды кругами, прикасаясь к нему, иногда лаская его кожу дыханием, хотя казалось, что оно опаляет не жаром, а холодом – Кому и из них ты подаришь легкую смерть? Но только один, Майки, остальные будут умирать в муках. - Я люблю тебя, Чес – Майк схватил его и прижал к себе – перестань измываться надо мной и собой, зачем ты мучаешь людей, я буду с тобой – прижимая к себе еще сильнее. - Ты хорошо играешь – Честэр вырвался из его объятий, будто Майк и не держал его вовсе. – Ты так и не понял, они умрут в любом случае. - Но почему? - Потому что нужна кровь, нужна жертвенная кровь. Если твои помыслы чисты, то ты станешь одним из нас, если же нет…то ты умрешь вместе с ними, так же как они. Ты будешь переживать их смерть у себя в голове, каждую по очереди, чувствуя все то, что чувствовали они умирая. - Зачем все это, Честэр, зачем?! - Все просто, я люблю тебя и не хочу делить тебя ни с кем, я не хочу, чтобы твои мысли принадлежали хоть кому то другому, хочу полностью быть твоим. - Ты эгоист! - Да, я такой – Бэнингтон рассмеялся – У тебя есть 10 минут, пока моя сестра приготовит все для ритуала. Майк замер, как вкопанный. Он смотрел на своих друзей и на свою девушку. Он знал, что чтобы он не предпринял, они все равно не будут жить. - Что ты будешь делать со мной, если я откажу тебе, Чес? – Майк принял решение, но хотел узнать ответ Честэра. - Я? – тот с любопытством смотрел на любовника – Для начала, последний раз проведу с тобой ночь, а потом банально убью, как убивал до этого. Две строчки песни не дописаны, надо поставить точку в моем произведении. - Ты безумен, ты знаешь об этом? – Майк подходил с каждым словом все ближе и ближе – Ты безумен, как может быть безумен маньяк, который видел много боли и много ее причини – Чес отступал к стене, пока не уперся спиной – твое безумие заражает других. Как все эти люди пошли за тобой, почему они доверились тебе, что в тебе такого? – глаза Шиноды горели каким то странным огнем – Ты и им обещал свою любовь, свое тело, свою душу? – вжимая любовника в стену, жадно шаря по его телу – Отвечай, мать твою, или я сам убью тебя. Ты всем им обещал все то, что обещаешь мне, да, Чести? Честэр млел. Сила, что шла от Шиноды забивала ему мозг. Он не мог сосредоточится, он хотел лишь подчиниться. - Нет, Майки…только тебе – он льнул, словно кот, большой, громадный, опасный кошак, которому тоже захотелось ласки, обвивая его шею руками, целуя куда придется – только тебе. - Тогда покончим с этим, я не намерен больше ждать. Если ты безумен и я люблю тебя все равно, то значит я безумен в двойне. - Это будет больно, дороги обратно не будет. Майк отошел от Чеса и посмотрел на свои руки, он опирался ими по обе стороны от головы Бэнингтона. - Самая лучшая краска это кровь, любовь моя. Впитывается и перекрашивать не надо – он лишь пожал плечами и виновато улыбнулся – пошли за мной. А эти ваши – кинул он на выходе, уводя Шиноду за собой, просто таща его за руку. - Майк…Майки, что происходит? - Шинода, куда ты пошел? - Что, черт дери, это значит? Майк шел за Чесом и слышал как зовут его его друзья, как кричит Алиса, но ему было все равно. Он оказался прав – безумие любовника заражало, хотелось быть свободным, стать кем то в этом мире, пусть и таким вот чудовищем. Честэр стаскивал с себя одежду, будто боясь, что Майк сейчас одумается, что уйдет. - Я тут, я не передумаю – словно читая его мысли, вжимая обнаженное тело в матрас, покрывая поцелуями. - Сделай это, сейчас. - Будет больно, и не только тебе…я не могу – Шинода попытался вырваться, но хватка Чеса вновь стала железной, глаза загорелись тем огнем, что он видел у него до этого – Чес, отпусти меня. - Я сказал, сделай это сейчас же. - Нет, я тоже могу быть упертым, Бэнингтон – два взгляда, буравящие друг друга, горящие огнем безумия, одного на двоих. Майк не успевает охнуть, как оказывается перевернут на спину, руки Чеса удерживают его за запястья над головой. - Прости, так надо, Майки – нежный поцелуй и Чес насаживается на возбужденную плоть Шиноды. Майк рычит, Чес стонет. Обоим больно. Нежная кожа разрывается под натиском горячей плоти, кровь действует, как смазка, но Чесу все равно. Боль это ни что по сравнению с тем, что скоро Майк будет с ним навсегда. Шинода под ним извивается, ему сейчас катастрофически надо обнять Чеса, прижать к себе или наоборот вдалбливаться в это тело еще сильнее. Ощущения были настолько сильны, что Майк не почувствовал, как в его шею, словно нож в масло, впиваются зубы Чеса. Кровь хлынула в жадную глотку, но Майк не замечал, как его тело лишается столь необходимой ему жидкости. Семя Майка смешивается с кровью внутри Бэнингтона, когда тот кончает. Что то ломается внутри него, веки становятся тяжелыми, клонит ко сну. - Если ты уснешь, ты не проснешься, Майк – шепот в самое ухо, усыпляет ее больше – ты не должен спать. Я не смогу сам, мне нужная твоя помощь. Давай же, любимый. - Скажи еще раз – тихий, почти беспомощный голос. - Сказать что? – Чес не знал, что ему делать, если Майк сам не сможет подняться, если сам не пожелает этой силы, то он ни чем не сможет ему помочь. - Назови меня так еще раз. - Любимый, самый любимый, лучше тебя ни кого нет…помоги мне, Шинода, мать твою! – Чес ни когда прежде не впадал в такое состояние – отчаянье было ему не свойственно. Анна подошла к двери, она с той стороны слышала все, что происходило в комнате. Ей было жизненно важно, чтобы Майк справился. Странная тишина, возникшая за дверью напугала Анну, но она осталась на своем месте, чтобы это ни было Чес должен справиться сам. Когда вопль прорезал тишину в здании, Анна вздрогнула. Она ворвалась в комнату и застыла. Честэр был просто подмят под Шиноду, тот навис над ним, глаза его были еще безумнее, чем у Бэнингтона не в лучшие времена, в те самые, когда у него окончательно сносило крышуг. - Анна…уйди, прошу тебя – Чес старался сдерживать натиск любовника – уходи, дура! Но сестра его не слышала, она смотрела на Майка, тот повернул к ней голову и улыбнулся, скалясь, словно дикое животное. В его глазах не горело ни чего человеческого. - Уходи – прорычал Шинода – он мой. Когда Анна захлопнула дверь, сползая по стене и обхватывая себя руками, Майк в комнате вдавил Чеса в постель еще сильнее. - Я ведь делаю все правильно? – голос Майка был глух. Чес со страхом и обожанием смотрел на него. - Только не до конца, если ты конечно не хочешь убить меня. - Ну уж нет, ты мой теперь и навсегда. Шинода улыбнулся, обнажая клыки, он впился Чесу в шею. Он жадно глотал поступающую кровь, упиваясь той властью и силой, что вливалась в его нутро вместе с ней. - Хватит, Майк…остановись – Чес пытался скинуть любовника, как то оторвать его, но не мог, Майк был сильнее и с каждым новым глотком он становился еще могущественнее. На последнем издыхании Чес попытался еще раз вразумить Шиноду, но тот не реагировал, довольное урчание дикого зверя было ему ответом. - Любимый – Чес потерял сознание. Красная пелена спала с глаз Майка так же неожиданно, как и образовалась. Он смотрел на бессознательное тело в своих руках, на заляпанную кровью Бэнингтона подушку - Я увлекся, да? – он мягко улыбнулся, когда Чес пришел в себя. - Я бы назвал это по другому…но у меня нет ни сил, ни желания – Чес вернул такую же улыбку. - Два ублюдка – в комнату вошла Анна – вы что, смерти моей хотите? Уроды – она села на кровать рядом с ними – Ты как, милый? – она провела кончиками пальцев по щеке брата. - Мне кажется я умер и попал в рай. Анна? - Ммм – женщина ласково смотрела на обоих мужчин. - По моему, у нас новый Сир – Чес попытался подняться, но у него не получилось. - Конечно. Ты же идиот, хоть бы легенды почитал. Ты в курсе, что вы оба только что тут натворили? - Ты меня пугаешь – Чес шутливо округлил глаза в притворном ужасе. - Вы только что связали себя узами, будто брачные у людей. Теперь один живет, пока жив другой. И тот, кто у вас занимает…кхм…активную позицию в постели, будет ведущим в жизни. Т.е.ты Чес, теперь ведомы твоим мужем. - Надо было трахать тебя, Майк…и какого черта я ушел от активной роли. - А как остальные? - У них был обильный ужин. Но нам пора. Через минут через тут будет вся полиция штата. Майк, ты сможешь забрать его? - Конечно – Шинода поднялся и не стесняясь своей наготы прошел в душ. Когда с водными процедурами было закончено, он вышел из ванны, поднял Чеса на руки и шагнул в пустоту. Он и сам толком не понял, как он это делал, будто с кровью Чеса в него вошли и его знания. - Ты был прав, твоя комната более уютная, чем та, в клубе. Он устроил Честэра на не большом диване и набрал тому ванну. - Прости, если я сделал тебе больно. - Ты сделаешь мне больнее, если уйдешь от меня – Чес обвил его шею руками, пока Майк аккуратно опускал его вводу – Ты у меня теперь чертовски силен. - Нравится, когда носят на руках? - А то – Честэр довольно рассмеялся и поцеловал любовника – сыграй мне, пока я тут прихожу в себя. - Если ты споешь…с последней строчкой. Ведь твой шедевр закончен. - Нет, мой шедевр только начался…наш шедевр.

Admin: Название: диван Предупреждение: как всегда не правлено Тогда я толком не понимал, почему он оставался в студии, даже после записи всех его вокальных партий, даже после того, как уходили все ребята, а я пытался свести хоть что то, чтобы иметь представление о том, что у нас получается, а что лучше отложить для лучших времен. Обычно он сидел за моей спиной, на не большем, но весьма удобном диване. Он мог что то читать, мог о чем то говорить, просто фоном, не раздражая, хотя это меня всегда удивляло. Я терпеть не мог, когда мне мешают работать, а вот его присутствие меня ни сколько не напрягало. Даже наоборот, в те дни, когда его не было, мне становилось не комфортно и я достаточно быстро уходил домой. В тот памятный для нас обоих вечер, я все так же просиживал за компом и пытался свести то, что сегодня записали Бре и Хан, но у меня ни чего не получалось. Я мучился с этим уже не первый час и, в конце концов, решил послать все к черту и поехать домой. Вырубив комп и отключив монитор, я повернулся к Чесу, тот по своему обыкновению дремал. Я знал, что стоит мне позвать его, как он тут же откроет свои удивительно красивые глаза и затуманенным взглядом посмотрит на меня, слегка улыбаясь. Наверное, так смотрят на дорогого человека, на возлюбленного. Почему то меня напрягло такое сравнение, а потом…потом что то в моей голове щелкнуло. Я тихонько поднялся со своего места, подошел к дивану и аккуратно присел рядом, чтобы не разбудить его. Я ни когда не мог понять природу своих чувств к этому парню. Наше знакомство, наше общение, принятие его в группу, все это было столь спонтанно и столь не логично, что дальнейшее как то пошло само собой. Мы стали очень близкими друзьями, пожалуй, Чес был одним единственным, кому я мог доверить всё и вся о себе. Смотря в такое родное и до каждой черточки знакомое лицо, я вдруг понял, что Чес безумно красив, что я понимаю всех наших поклонников и поклонниц, которые готовы отдать пол жизни, только бы быть с ним. Сам не понимаю почему, но моя рука потянулась к нему, я кончиками пальцев провел по его щеке, подбородку, по губам, спустился на шею. Меня тянуло к нему, только сейчас я понял, на сколько сильно было мое желание обладать этим парнем. Я подался чуть вперед и не смело прикоснулся к его щеке своими губами. Как только я почувствовал вкус его кожи с легкой небритостью, как только в нос ударил его запах, голова у меня закружилась, что то внутри замкнуло и я прикусил губу, чтобы не застонать от удовольствия, что доставили мне эти мимолетные прикосновения к столь желанному человеку. Я не смело скользнул губами по его шее, Чес подо мной слегка напрягся и застонал, немного прогибаясь, чуть поворачивая голову, давая мне больше доступа к нежной коже на шее. Я сходил с ума, а он, казалось, спит и видит чудесный сон. - Майк – слетело с его губ очередным стоном. Он повернулся ко мне и его глаза распахнулись. Он не верящее и еще как то сонно смотрел на меня. А моя рука тем временем переместилась ему на бок, пробираясь под ткань его футболки. Я жаждал коснуться его обнаженной кожи. Чес подался вперед и прикоснулся своими губами к моим, чуть поворачиваясь на бок, кладя свою руку по верх моей той, что была у него под футболкой, направляя ее вниз, кладя на свою ягодицу и слегка сжимая. Он целовал меня, но при этом не закрывал глаз, он не отпускал моего взгляда, даже когда навалился на меня всем телом, обхватывая мои бедра своими коленями. - Так долго ждал – шептал он – так долго…Майки. Он уткнулся мне лицом куда в сгиб меж шеей и плечом, бессвязно бормоча какие то фразы, целуя и покусывая мою кожу. Тем вечером этот диван стал свидетелем наших новых отношений, отношений, который ни кто теперь не в силах ни разорвать, ни изменить.

Admin: Название:после концерта Статус:закончен Тогда это казалось мне странным, когда мужские губы прикасались к моим. Сейчас я не могу жить без этого ощущения власти над моим телом. Мне нравится, когда его руки скользят по моим плечам, спине, опускаясь ниже, сжимая мою задницу и вновь поднимаясь по спине к шее. Он разминает мои затекшие после концерта плечи, да, сегодня я брал в руки гитару, забытые ощущения…все затекло к чертям собачьим, но это стоит того, чтобы сейчас стоять с ним в одном душе и подставляться под его ласки. Достаточно резко он впечатывает меня в стену, прижимаясь своим обнаженным телом, вдавливаясь пахом в мои ягодицы и невольный стон срывается с моих губ, когда я представляю, что он намерен со мной сегодня сделать. - Любишь когда все на тебя глазеют, да, милый? - Я не понимаю, о чем ты? – прогибаюсь, как кошка под ним, стараясь сильнее вдавиться в его пах своим задом. - Ты обнажаешься перед всей этой перевозбужденной толпой – его рука ползет к моему паху – заводишь их…заводишь меня – сжимая мой член и прикусывая мочку уха – для кого ты это делаешь? - О боги, Майк – я толкаюсь в его руку – сильнее, умоляю. Мне кажется, что мои мольбы и стоны слышны во всем отеле, по всему району, это так громко. Я знаю, что он лишь хищно ухмыляется за моей спиной, я в этом уверен. У него совершенно обаятельная улыбка, но когда он весь горит от желание он превращается в какого то маньяка. По началу меня это пугало, меня вообще по началу пугало его внимание к моей персоне, когда я перехватывал его странные взгляды. Пока в один прекрасный день, когда ребята свалили кто куда, после репетиции, он не прижал меня к стене и не поцеловал. От этого поцелуя я кончил, тогда я впервые кончил от того, что кто то меня целует. Мы выходим из душа, наспех вытираемся и просто падаем на кровать. Он моментом подминает меня под себя, слегка покусывая мои губы, целуя так глубоко, как позволено только ему. Потом переворачивает меня на живот, заставляя встать на четвереньки. Его руки снова скользят по моим плечам, по моей спине и ягодицам, он касается меня языком в самых неожиданных и самых желанных местах, в тех, что заставляют мое тело изгибаться, кричать от удовольствия. Кожа в районе татуировок весьма чувствительно, а особенно там, где вытатуировано Линкин Парк. Он обводит своим языком каждую букву, слегка прикусывая и засасывая кожу. Только от этих прикосновений можно кончить, но кончаю я, когда его язык доходит до моей задницы, до сжатого колечка ануса. - Не терпелив, как всегда – усмехается он. Он может мучить меня часами, при этом я до сих пор не понимаю, как он не умерает от перевозбуждения. Если бы его руки не поддерживали меня за бедра, я давно бы уже рухнул лицом в кровать. - Готов к новому раунду? – тихий шепот прямо в чувствительное ухо. - Если нет, то ты остановишься? - Не думаю – хриплый смех выдает всё его желание. Сейчас я бы многое отдал за то, чтобы придти в готовность за несколько секунд, но к сожалению мне надо минут 10, не меньше и все это время, мой любимый растягивает меня, смазывает и увлажняет, чтобы облегчить себе доступ, чтобы не сделать мне больно. - Ты так и не ответил мне, Чести…тебе нравится, когда я заведен на сцене, нравится показывать свое тело всем и не только мне? – головка его члена уже внутри меня и я задыхаюсь от нахлынувшей боли. Черт, это всегда больно по началу, чтобы и кто не говорил. Он давно не брал меня, сейчас, с таким мощным графиком гастролей, у нас не так много времени, чтобы насладиться обществом друг друга. Обычно это только душ после концерта и моментальный сон в гостиничной или автобусной койке. Но только не сегодня. До сих удивляюсь, как я могу еще связно мыслить, когда он почти полностью во мне, медленно двигается, чтобы погрузиться в меня полностью. - Отвечай, или я не буду двигаться. Твою мать, да что он привязался со своими вопросами? По моему, это я проговорил вслух, прикусывая подушку, чтобы не простонать от боли. - Ну же, Чести, не заставляй меня страдать – он полностью внутри меня, он делает волнообразное движение и я вскрикиваю от накатившей боли и легкого оттенка наслаждения. - Ты весь горишь, когда смотришь на меня…меня это подстегивает. Я вижу твои глаза, вижу, как ты смотришь на меня. Когда ни кто не видит…черт и это так заводит…а теперь двигайся, мать твою, или я больше ни когда тебе не дам. - Ты так уверен в последнем своем замечании? – хриплый смех и он начинает резкие и глубокие толчки. Я говорил вам, что мой мужчина монстр? Я говорил вам, что он обладает толикой садизма, явно передавшегося ему с генами? Если нет, то говорю это сейчас. Его руки на моих плечах, он будто насаживает меня на свой член, вдалбливаясь так глубоко, как только может. Это сумасшествие, но я готов к нему, как ни когда раньше. - Не заездил? – чертит кончиками пальцев узоры на моей груди, обводя татуировки, иногда целуя в плечо. - Ты же знаешь – я поворачиваю голову и смотрю в его темные глаза – я люблю когда ты такой. - А когда я нежен? – он наваливается на меня всем телом и целует в губы. - Я люблю тебя любым. - Приятно слышать – скатывается с меня, а мне так нравится чувствовать вес его тела. - Останешься у меня? - Приглашаешь? – лукаво, но я уже знаю, что утром проснусь в его объятиях. - Настаиваю – кладу голову ему на грудь и прикрываю веки. Я счастлив, счастлив с ним и очень рад, что он сделал тогда первый шаг, хотя, как он признался позже, это было очень тяжело для него, он боялся, боялся, что я оттолкну. - Перестань думать и засыпай. - Откуда ты знаешь, что я думаю? - Слишком громко, Чес…я давно читаю твои мысли. - Еще одно качество, что досталось тебе от твоих японских предков? - Нет, еще одно качество, приобретенное с тобой, с человеком, которого люблю. А теперь, ради всех святых, заткнись, перестань думать и спи. А завтра опять будет перелет, взгляды украдкой, может быть он где то прижмет меня к стене и сорвет с моих губ поцелуй и пока я буду приходить в себя, он уже будет улыбаться кому то и делать вид, что я, Честэр Бэнингтон, всего лишь его близкий друг, самый близкий, самый самый. - Я люблю тебя, Майки. - Я тебя тоже, Чес, я тебя тоже. Он крепче сжимает свою руку у меня на талии, притягивая к себе сильнее. Счастлив ли я? Тысячу раз да, счастлив ли он? Я надеюсь, что, тоже…а если нет, что ж, у меня еще вся жизнь впереди, чтобы сделать его таковым. - Боги, Бэнингтон, перестань…СПИ! - Молчу – целую его куда попалось и…проваливаюсь в сон.

Admin: название:первый раз или что то типа того A/N: что получилось не знаю,опять увело не туда,но пусть будет так.не редактировано. Мелодия. Одна из тысячи, что выпускают на дисках с надписью Романтик Коллекшн. В доме ни где не горит электрический свет, лишь свечи. На столе початая бутылка вина, но мы не обращаем внимание ни на нее, ни на остывающий ужин. Мы кружимся по комнате в медленном, красивом и понятном лишь нам танце. Ты и Я, Я и Ты. Лишь мы с тобой. Нам ни кто не нужен, мы ни кому не нужны и от этого наши движения легки и неповторимы. Ты для меня, а Я для тебя. Все так, как должно было быть с самого начала. Но мы слишком долго к этому шли. Легкие касание, легкие поцелуи. Нет ни какой спешки, нет ни какой жажды обладания, все медленно, будто в замедленной съемке. Я опускаю тебя на толстый ворс ковра. Ты смотришь своими сияющими глазами в мои. Мы не дойдем сегодня до спальни. Наша первая ночь пройдет тут, в этой гостиной, где на столе стоит одиноко початая бутылка красного вина и остывает ужин, к которому мы так и не притронулись. - Ты мой – шепчу я. Ты лишь киваешь и в твоих глазах появляется тысяча звезд и это все, благодаря мне. Благодаря мне ты сейчас счастлив, благодаря тебе счастлив я. - Мне ни кто и ни когда не будет нужен так, как ты – шепчешь ты в мои приоткрытые губы и нежно к ним прикасаешься. Я смотрю на тебя и понимаю, что мне тоже…я всегда умел чувствовать и угадывать твое настроение и сейчас я понимаю, что ты хочешь меня, желаешь, жаждешь. Я не привык отказывать твоим желаниям, я не привык отказывать себе. Медленно, пуговица за пуговицей, я расстегиваю твою рубашку, ты приподнимаешься, позволяя мне снять ее с тебя полностью. Она летит куда в сторону и ты с опаской смотришь за траекторией ее полета, мы же не хотим поджечь дом? Рубашка планирует и оседает на пол не долетев до свечей, что стоят по периметру комнаты. - Похоже на алтарь – нервно смеешься ты. Ты обнажен, а я одет, ты немного стесняешься, хотя не понятно почему…мы же видели друг друга сотни тысяч раз во время тура голыми. Но сейчас все по другому. Я ласкаю твое тело, а ты выгибаешься подо мной и просишь меня раздеться, жаждешь почувствовать меня всей своей кожей. Я поднимаюсь на ноги и смотрю на него сверху вниз, ему немного не уютно от моего взгляда, а я начинаю раздеваться, будто стриптизер. Вижу, как пламя в его глазах разгорается еще сильнее, он стонет и тянется к своей возбужденной плоти. Поглаживая себя, другой рукой он ласкает свои соски, при этом развратно глядя мне в глаза и облизывая свои сахарные губы. От этого зрелища я начинаю раздеваться еще быстрее, я так хочу его, что это уже почти причиняет физическую боль. - Ты так красив – опускаясь рядом с тобой, нависая над твоим распростертым телом. - Только с тобой – и тихо добавляешь – только для тебя. Твое тело, словно музыкальный инструмент в моих руках. Оно поет. Твой первый крик, твоя первая ЛЮБОВЬ с мужчиной. На моих плечах остается несколько красных полос от твоих ногтей. Ты зажмуриваешься и сжимаешь меня внутри. А я лишь хватаю ртом воздух, который ни как не хочет торопиться в легкие. Ты такой узкий и жаркий. Но надо держать себя в руках, надо не поддаться этому искушению затрахать тебя со всей своей одурью, что сейчас бурлит по венам, разнося кровь, словно горячую лаву. Я начинаю медленные движения…вперед и назад, вперед и назад, снова вперед…замереть, прикусив кожу на твоей шее, услышать как ты стонешь от боли, но все равно подаешься мне навстречу. Ты дурачок, хочешь доставить мне удовольствие не обращая внимание на то, что самому больно. Но я хочу, чтобы тебе было так же хорошо, как и мне. - Помоги мне – молю я – просто расслабься. Ты отпускаешь свое тело, не сразу, нет, тебе понадобилось еще какое то время. И вот твой первый стон, скорее удивления и ты прогибаешься подо мной, толкаясь вперед все яростнее и яростнее. Ты тянешься к своему возбужденному члену, но я не хочу чтобы ты кончил так…ты кончишь не прикасаясь к нему. Завожу твою руки за голову, твои ноги плотно обхватили меня за бедра, помогая себе толкаться, словно одеваться на меня, еще сильнее и яростнее. Последние движения, я смотрю в твои полу прикрытые от наслаждения глаза. Нежно касаюсь твоих губ своими и мы оба падаем в звенящую и искрящуюся пустоту, где нет места ни кому, кроме нас. - Кенжи? - Ммм? – мы уже в постели, почти засыпая, я докуриваю свою последнюю за эту долгую ночь сигарету. - Ты любишь меня. Я поворачиваюсь к нему и отрицательно мотаю головой. - Нет, Чейзи, это что то большее чем любовь и для этого чувства, к счастью, еще не придумали слово. А теперь спи. Он прикасается губами к моим пальцам. - Я так рад…что ты теперь со мной. - И всегда буду. Его дыхание уже давно выровнялось, а я все еще не могу уснуть, боюсь поверить, что это чудовищное создание теперь принадлежит только мне. Мой ангел и демон в одном лице. Мой. Навсегда.

Admin: Название:развод Саманта Бэнингтогн, жена Честера Бэнингтона, одного из вокалистов, прогремевшей на весь мир группы Линкин Парк, вышла из машины и перешла дорогу. Она направлялась в студию к своему мужу, где он и его друзья записывали второй альбом. Поднявшись наверх, на этаж где располагалась студия Линкинов, Сэм открыла дверь и вошла внутрь. Был обеденный перерыв и она хотела вытащить Чеса, чтобы тот с ней пообедал в не большое кафе на углу улицы, но в студии было тихо, было слышно только гудение компьютеров. Посетовав на то, что надо было позвонить и видимо муж просто ушел с друзьями на перекус, она уже собиралась уходить, когда до ее слуха донесся чей то стон, ни то боли, ни то удовольствия. Пройдя еще немного внутрь, она замерла в изумлении. Ее мозг отказывался принимать увиденную информацию. Честер стоял прижатый к стене. Веки его были прикрыты, лицо раскраснелось, рот приоткрыт, дыхание сбито, а само выражение лица выдавало, что его владельцу или безумно плохо, или же на оборот – безумно хорошо. На против Чеса стоял Майк Шинода, МС группы, генератор новых идей и просто отличный парень. Честер вцепился в его плечи, отчаянно хватаясь за Майка, будто утопающий за соломинку. Одна рука Шиноды находилась не далеко от головы Чеса, он упирался ею в стену, чтобы совсем не рухнуть на Бэнингтона, вторая рука…Саманта ни как не могла рассмотреть и слегка пройдя в лево, чтобы поменять слегка угол обозрения, замерла в изумлении и ужасе. Вторая рука МС находилась под тканью джинс Чеса, в расстегнутой ширинке. Рука Майка двигалась весьма однозначно, при этом сам он целовал и покусывал шею рокера. - Майк – Чес двинул бедрами на встречу так умело ласкающей его руке – о Боги, Майк – он уткнулся лицом Шиноде куда то в область плеча – я так хочу тебя. - Не здесь…ты же знаешь – МС был заведен не меньше своего любовника. Все, о чем он мог сейчас думать, так это о том, как можно поиметь эту красивую бестию, но при этом, не поранив его. - Я хочу тебя, Майки – Чес посмотрел в такие же затуманенные желанием глаза МС. - Потерпи, я сделаю тебе хорошо…но вечером, когда все уйдут. Но Чес не слушает его, он отталкивает ласкающую его руку и опускается перед Шинодой на колени, расстегивая ремень и джинсы. - Я не могу…я хочу тебя в себе…хотя бы так – он смотрит снизу вверх, облизывая пересохшие губы, умоляюще, будто Майк может отказаться. МС кладет свою руку на затылок Чеса и подталкивает его к своей ширинке. Извлекая толстый член, увитый венами, с сочащейся смазкой. Еще раз облизнувшись Чес погрузил его в рот, издав при этом такой стон удовольствия, что Шинода был готов кончить только от одного этого звука. - Давай Чес…ты же можешь глубже – Майк уже не отдавал себе отчета, резче двигая бедрами, трахая любовника в рот, еле сдерживаясь, чтобы не затолкать себя так глубоко, как того требовало желание. Бэнингтон любил в Майке все, а во время их любовных игр он получал такое же удовольствие и от того, как Майк берет его и от того, как Чес берет у Майка в рот. Ощущение шелковистой кожи, специфического вкуса, который был только у его МС, то удовольствие, что он доставлял ему, сводило Чеса с ума не меньше, чем движение вышеупомянутого органа у себя в заднице. Представив, как вечером этот человек будет трахать его, Чес снова застонал и другой рукой, которой он себе не помогал, принялся ласкать себя. Саманта стояла, как громом пораженная и наблюдала за тем, как ее муж, отец ее ребенка, берет в рот у того, кого она считала чуть ли не членом их семьи, братом Чеса, лучшим его другом. Теперь ей стали понятны эти отлучки из дома, когда звонил Майк, все эти задержки в студии и странно горящие глаза, когда тот возвращался от Шиноды. Ей хотелось заорать, чтобы они заметили ее, разбить что то, разорвать их на клочки, потому что то, как вел себя Честер с Шинодой ни как не вязалось с тем, как ведет себя Чес с ней. Он ни когда не был с ней так ласков, он ни когда не заводился на столько лишь от того, что ублажал ее, он ни когда не смотрел так на нее во время секса, он ни кого…никогда не умолял ее о том, что хочет заняться с ней любовью где бы то ни было, наплевав на все нормы морали, лишь бы она сейчас была с ним. Саманта Бэнингтон впервые за все общение с Чесом поняла, что она ревнует и к кому? К Майку Шиноде. Она так не ревновала даже ко всему миру, который в один прекрасный день захотел ее мужа. Развернувшись, она вышла вон. Вечером, когда Честер вернулся домой, она уже успокоилась. Она должна с ним поговорить, она не будет терпеть измен такого рода. Ей нужна здоровая, полноценная семья, без всяких там извращений. Когда Чес попытался поцеловать ее, она отвернулась. Ощущение брезгливости не покидало ее. Как он может целовать ее, когда несколько часов назад он стоял на коленях и брал в рот у мужика? - Что случилось? – Чес был весьма удивлен. - Вот ты мне и расскажи – она холодно взглянула на мужа. - Я сделал что то не так? Я просто хотел тебя поцеловать, в чем проблема? - Как ты можешь приходить домой и лезть ко мне целоваться, после того, как отсасывал у Шиноды сегодня в студии? – она не выдержала и все же сорвалась на крик. Чес моментом побледнел и без того не маленькие глаза стали еще шире. - Ты…ты видела? - Да, представь себе – прошипела Сэм. Честер сел в кресло и тупо уставился куда в пространство. Мысли хаотично бегали в голове. Ему хотелось провалиться сквозь землю, исчезнуть или сделать так, чтобы этот день ни когда не начинался. - Что ты намерена делать? – тихим голосом спросил рокер. - Прекрати отношения с Майком или я подаю на развод. - Я не могу прекратить отношения с ним. Он часть меня – Чес умоляюще посмотрел на жену. - А я, а твой сын? Кто мы для тебя, Честер? Ты хочешь сказать, что этот рэпер для тебя важнее нас, твоей семьи? - Сэм, это другое, ты же понимаешь? - Нет и ни когда не пойму. У тебя есть два варианта – ты становишься нормальным или развод. Выбирай. Чес честно пытался несколько месяцев привести свои отношения с женой в норму, он все объяснил Майку, Шинода казалось его понял. Но отношения в семье все равно продолжали накаляться, скандал шел за скандалом, в конце концов Саманта подала на развод. - Зачем ты это делаешь, Сэм? Он же любит и тебя и сына? - Анна, ты что, так и не поняла? У наших мужей интрижка, твой Майк трахает Чеса. - Я знаю – Анна пожала плечами – Я это всегда знала. - И ты спокойно на это смотришь? - А почему нет? – девушка казалась удивленной – Он мне в сущности то и не изменяет. Майк счастлив с ним, он счастлив со мной, почему я должна ему мешать? Если его творческой натуре надо, чтобы рядом с ним был Чес, то пусть так и будет, я не собираюсь перекрывать ему кислород. Сэм лишь фыркнула и утонула в проблемах бракоразводного процесса. В конце концов, все было решено в ее пользу и опека над ребенком, над родным сыном Чеса, досталась ей. Спустя еще месяц после решения суда, Чесу удалось добиться другого решения, опека теперь принадлежала и ему тоже. Не маловажную роль в этом всем сыграл и Майк, который старался помогать любовнику как мог, поддерживая и просто находясь рядом.

Admin: Название:нет Саммари:АУ,просто вштырило,не мог удержаться от того,чтобы не написать - Майк, мы нашли кое что интересное. Иди сюда. Молодой мужчина прошел в комнату, старательно переступая через трупы и лужи крови, что вытекали из под них. - Что там у вас? - Я его не знаю – говоривший ткнул пальцев в лежавшего без сознания молодого человека – но на нем тату вашего клана. Майк Шинода, старший сын главы клана, наклонился над полуобнаженном парнем, проведя кончиками пальцев тому по спине, половина которой была зататуировано символикой его клана. - Он не из наших. Здесь несколько символов говорящий о том, что он принадлежит к числу…как бы это сказать – полуяпонец задумался – к числу собственности что ли. Я не знаю, как это будет правильно звучать на нормальном языке. Кто нибудь уцелел? Надо узнать, откуда он здесь. - Да, есть один. - Проводите меня к нему. После не долгой процедуры дознания, было выяснено, что этот парень попал к ним в руки совершенно случайно. Что, они давно за ним охотились, так как он уводил у них, из под носа, самые хорошие сделки. Чейзи Чес, так назвал его мужик, будучи уже чуть ли не в предсмертных судорогах. Выяснилось, что как то этого Чеса удалось приволочь на этот склад и слегка повыбивать всю ту дурь, что в нем была накоплена, один из людей говорившего решил с ним поразвлечься, но как только с него содрали рубашку и попытались стянуть штаны, нагрянули люди Шиноды. Майк вернулся обратно в комнату, где находился бессознательный парень и перевернул того на спину. Лицо было слегка опухшим, один глаз залила кровь так, что веко слиплось и явно откроется с трудом, если не промыть. Но все равно угадывалась привлекательность. Шинода снял свой плащ, завернул в него парня, поднял на руки и отнес его к машине. По внешнему виду, паренек был весьма легок, но на проверку оказался весьма внушительный по весу. Майк перевел дух, уложив бессознательную тушку на заднее сидение, потом залез следом. - Домой – укладывая голову Чеса себе на плечо – побыстрее. Машина тронулась с места, оставляя за собой склад, который через несколько минут взлетел на воздух. - Так кто он, отец? - Вот это подарок, я тебе скажу – пожилой японец смотрел на сына и улыбался – это первый и последний человек, которому удалось от меня сбежать. Его родители, Бэнингтоны, оплатили им свой долг, но буквально через неделю, этот молодчик сделал ноги. Я и не думал, что он промышляет на наших улицах, и как он до сих пор не попался нам? - Что ты думаешь с ним делать? – молодой человек разглядывал свой трофей. - Ты нашел его, он твой – усмехнулся японец. - Он мой – кивнул сын и вышел вон, следя за тем, чтобы его приз доставили в целости и сохранности до его комнаты. Легкий стон вывел Шиноду из задумчивости. Он уже второй час сидел и рассматривал своего нового гостя, если можно было назвать Чеса таковым. - Боги…где я? – говорить удавалось с трудом. Майк поднялся и подошел к постели. За то время, пока Чес был без сознание его помыли и переодели, все ссадины и синяки были смазаны каким то заживляющим кремом, порезы обработаны антисептиком. - Ты у меня. - Кто ты? – Чес силился разглядеть говорившего, но в голове был туман, а перед глазами все плыло. - Перестань напрягаться, тебя здорово приложили по голове, да и вообще ты не в лучшей форме. Вот – к губам Чеса поднесли стакан с водой – так тебе будет немного легче. Честер сделал несколько жадных глотков и со стоном опять опустился на подушку. - Ты не ответил мне, кто ты? - Меня зовут Майк, Майк Шинода. От услышанной фамилии Чес дернулся и попытался подняться, но сил не было, голова кружилась, и уже с обреченным стоном он снова упал на подушку. - Я так и знал, что рано или поздно меня найдут. Что теперь вы собираетесь со мной делать? - Я еще не думал об этом – Майк пожал плечами – Но я придумаю, будь уверен. А теперь спи, тебе надо отдыхать. - Я не смогу уснуть, зная где я нахожусь. - Сможешь, в воде было снотворное. Через пару минут ты отрубишься. - А он красив – Майк обернулся, выходя из своей комнаты, притворяя дверь и встречаясь взглядом с такими же глазами, как и у него – пронзительные, холодные, без эмоциональные. Их с братом учили с детства, что глаза это зеркало души, что тот, кто умеет читать по глазам, всегда сможет прочитать душу человека. Узнать, что скрыто на самом ее дне. По этому надо уметь контролировать все свои слова, движения, мысли, эмоции, не давать им выхода тогда, когда кто то может это увидеть. - Я знаю, Джейсон. Ты хотел что то еще? - Я думал о том, что раз ты пока не решил, что с ним делать, может ты отдашь его мне? - Я подумаю над этим, а пока он останется у меня. - Майк, я хочу его себе. - Ты даже толком не видел его – старший брат подошел к младшему и внимательно посмотрел тому в глаза – ты опять пытаешься забрать то, что по праву мое? - Нет, я просто хочу получить то, что по праву принадлежит всему клану. - Я вернул беглеца и он мой. - Посмотрим, что на это скажет отец – с вызовом глядя на брата. - Отец уже дал свое добро – кривая ухмылка – Зачем он тебе? - Просто для того, чтобы он не достался тебе – подходя вплотную к Майку, сверля его своим взглядом – только по этому. - Пора бы тебе подрасти, братишка – потрепав брата по загривку, Майк развернулся и пошел к отцу, надо было обсудить еще много дел. Чес медленно приходил в себя. Полежав в сознании несколько минут, он попытался сфокусировать зрение на обстановке, чтобы реально оценить свои шансы на побег, заранее зная, что их у него нет. - Я думал, ты проспишь дольше. В полумраке угла стояло кресло, Шинода поднялся из него и подошел к постели, присаживаясь на ее край. Чес встретил его ненавидящим взглядом темных, как ночь, глаз. - Может ты меня пристрелишь и мы закончим ломать эту комедию? - У меня были на тебя другие планы – Майк улыбнулся, но улыбка вышла не доброй. - У вас у всех заебы на мужские задницы? Тогда найди себе того, кто будет с удовольствием под тебя ложиться. - Не огрызайся. И нет, у нас такие, как ты выразился, заебы не у всех. Только у меня, но все уже к этому привыкли и им в сущности все равно, кто проводит ночи в моей постели. - Смотрю у тебя на меня большие планы, раз ты решил упомянуть ночи, а не ночь. - Какой смышленый – это было сказано с тенью сарказма, но в основном настолько без эмоционально, что Чесу стало не по себе. Последующие месяцы Майк проводил то в разъездах по делам клана, то в очередных разборках, то еще черт знает где пропадая. Охране строго на строго было запрещено хоть как то вредить пленнику Майка. За него он мог порвать, это поняли уже все, даже его отец. - Возьми его и дело с концом, я не понимаю в чем твоя проблема? - Я хочу хоть раз получить то, что мое по праву, но на добровольной основе. - Ты ни когда его не получишь. Этот мальчишка и так нам дорого обходится – вскричал отец, но Майк лишь улыбнулся и оперевшись о стол отца проговорил - Я мало зарабатываю тебе денег или ты хочешь еще больше, мало того, что мы уже имеем? - Может и мало! - Тогда ты получишь больше, но он будет моим и только так, как я сам этого захочу. Майка влекло, и влекло очень сильно. Он впервые в жизни жаждал обладать кем то безгранично, единовластно и, чтобы ни кто не смел и носа сунуть на его территорию, особенно младший братец, который с завидным упорством делал выпады в сторону Бэнингтона. - С этого дня ты выходишь со мной и только со мной и только туда, куда скажу я. Это ясно? Чес лишь кивнул. Что то в этом парне изменилось. Больше не было снисходительных ноток, которые обычно появляются у хозяина, что умиляется своим нашкодившим питомцем. - Отлично. Завтра мы едем обновлять твой гардероб, тем же вечером у меня важная встреча и ты идешь со мной. Чес опять лишь кивнул, стараясь проглотить не приятный ком в горле. Майк вылетел из комнаты и хлопнул дверью. Давно в нем ни кто не вызвал столько ярости и агрессии. Пора было ехать в тир. Стрельба, единственное, что выводило Майка из подобного состояния. - Утро доброе – Майк стоял над Чесом, скрестив руки на груди – у тебя десяти минутная готовность. Если не успеешь, едешь в том, в чем будешь, хоть в пене от геля для душа. Дремавший еще до этого Честер, подскочил с кровати и кинулся собираться. Майк же присел на край кровати и закрыв руками лицо отрицательно помотал головой – так он ни чего не добьется, но видят боги, его силы были уже на исходе, железный контроль давал сбой, стоило только этому парню взглянуть на него. А как он смотрел? Строптивый, наглый, вызывающий, соблазняющий, покорный и в тоже время агрессивный взгляд. Смертельный коктейль, смертельный для Майка. Вечером состоялась та самая встреча, про которую и говорил Шинода. Если ему все удастся, то он сможет заключить самую большую и выгодную сделку. Тогда отец наконец то оставит его в покое и даст возможность разобраться в своих делах. Переговоры шли уже не первый час, при этом Майк не выпускал из вида Чеса, который бродил меж игральных столов с бокалом шампанского, задумчиво рассматривая игроков. - Ваш мальчик? Майк кивнул. - Я подпишу все бумаги – хозяин заведения, самого большого в их городе – если только – он ехидно прищурился – вы позволите одну ночь с ним. - Вы получите его в свое полное распоряжение, как только подпишите бумаги – Майк не добро прищурился – но поверьте мне, как только ваше семя окропит его тело, я выпущу вам ваши кишки еще до того, как вы успеете придти в себя после оргазма. - Это всего лишь шлюха, мистер Шинода. - Все верно, но это моя шлюха и ни кто не посмеет коснуться его, пока я на это не соглашусь. Так что ваши мальчики могут перестать его пасти, мои ребята все равно следят за каждым его шагом. - А вы предусмотрительны, Майк. - Как всегда, как всегда – делая не большой глоток из бокала – так как мы решим наш вопрос? - Ответ положительный. Ваш отец будет доволен. - Я рад, что вы приняли правильное решение и дали правильный ответ. Майк поднялся из – за стола, поставив бокал на самый его край. - Хотел бы дать вам совет, это так на будущее. Если хотите заключать такие сделки, как сегодня, держите вашу игрушку подальше от людских глаз, а то очень сильно с ним влетите. Шинода улыбнулся и кивком головы дал понять, что совет принят, ставя в голове заметку поставить к Чесу постоянную охрану. Он слишком хорошо знал такие взгляды, которыми хозяин, теперь уже бывший, награждал его Чеса, но с этим он разберется позже. Этот человек же не думал в серьез, что останется в живых после всего? - Мы уезжаем. - Да? – Чес оторвался от созерцания рулетки – Я бы хотел сыграть. - Азартные игры до добра не доводят. - Судя по тому, что я карточный долг моего отца, то поверь мне, я в курсе к чему они могут привести. Но я хочу сыграть. Майк пожал плечами и что то шепнул в сторону. Через пар минут Чейзи Чес уже сидел за столом с фишками и делал первые ставки. Или этот парень был везучим, или все делалось для того, чтобы он выиграл. Радостный, опьяненный игрой и шампанским, Чес довольный развалился в машине, при этом, не замечая, как голову нещадно клонит в сторону, как он кладет ее на плечо Шиноды и прикрыв веки, проваливается в полудрему. Майк улыбается краешком губ. Ему нравится то, что сейчас происходит. Маленькая надежда, весьма хрупкая и призрачная, только что зародилась внутри его холодного сердца, надежда на то, что возможно ему ответят взаимностью. Несколько встреч после Майк опять проводит в компании Чеса, позволяя тому делать все, что он захочет, но при этом не превышая разумные пределы, показывая, что Честер все еще просто вещь, а он, Шинода, его хозяин. Честер же все чаще ловит на себе жадные, сводящие с ума взгляды Майка. Понимая, что рано или поздно благородство того кончится, и он возьмет его силой. И Чес уже вовсе не против того, чтобы разделить ложе с этим странным парнем, полукровкой, которая заняла такое высокое положение и на деле доказал, что ему можно верит. После очередной тусовки, где Майк был словно король, при этом не обращая внимание на томные взгляды тамошних девиц и парней, Чес уверился в том, что этому парню можно доверить и себя. Весь тот вечер Честер не отходил от Майка, а Майк не отпускал Чеса. Его рука покоилась на бедре Бэнингтона, заявляя всем, что это собственность Шиноды, подходить опасно. - О, Майки…могу я оторвать тебя от твоего спутника и пригласить на танец? - Прости Анна, но данный вопрос надо решать не со мной, а с моим спутником. Чес удивленно посмотрел на Майка, потом перевел взгляд на девушку. Весьма симпатичная, не плохо сложена и явно не ровно дышит к Майку. - Боюсь, что я вынужден вам отказать, мисс. Майк занят на весь вечер. И не понимая, что он творит, Чес потащил Шиноду к танцующим медленный танец парам. - Мог бы и согласиться, был бы свободен хоть на этот вечер, занялся бы кем нибудь – обвивая стройную фигуру руками, притягивая к себе. - Я и занялся – Чес обвивил руками шею партнера, кладя голову тому на плечо. - Я правильно тебя понял? – внутри все замерло, но тон и взгляд остаются прежними презрительно – равнодушными. И лишь кивок в ответ – Теперь, даже если ты передумаешь, меня будет не остановить. Подумай еще раз, Чес. - Если я начну думать, то точно спрячу голову в песок и пойду на попятную. Так что мыслительный процесс я предоставлю тебе, а себе оставлю чувства, ледяная глыба. - Тогда я предлагаю убраться отсюда, пока я не трахнул тебя прямо на этом танц поле. - Как будет угодно – Чес нервно хихикнул и добавил – хозяин. Впервые за долгие, очень долгие годы Майк Шинода потерял свою маску. Она слетела, как только желанная столько времени добыча была в полной его власти. Он боялся, что просто разорвет парня, что он накинется на него как голодный на еду, но все оказалось менее мрачно. Впервые в жизни Майк Шинода отдавал и получал в замен не меньше, а, пожалуй, больше, чем мог рассчитывать. Теперь, почти каждый вечер, возвращаясь домой, Майка ждал теплый прием, горящие теплотой глаза и нежные руки, успокаивающие, поглаживающие и расслабляющие после длительного рабочего дня. Чес же старался каждый раз встречать Майка как то по особенному. Он боялся того, что получив желаемое, Майк быстро от него устанет, но тот наоборот, каждый раз, сжимал его в своих объятиях, даже во сне не отпуская от себя. - Ну и каков он? - Иди к дьяволу, Джей. Я тебе уже говорил, он только мой. Когда ты наконец запомнишь, что мои игрушки останутся только моими? - Когда ты его выкинешь – я подберу – парировал младший. - Если я его выкину, то подбирать там будет нечего, он будет мертв. Уж я об этом позабочусь – новый выпад, младший блокирует удар и с яростью нападает сам, старший спокойно отражает его атаку. - Отдай его мне. Он тебе все равно скоро будет не нужен – с вызовом, нападая снова. - Сосредоточься, мелкий гаденыш. Он будет принадлежать лишь мне одному. Майку весело, так весело, как не было ни когда до этого. Его всегда забавляла манера брата повторять все, что делал сам Майк, покупать те же вещи, игрушки, машины, стволы, спать с теми, с кем спал Майк. Любить того, кого любил Майк. Когда эта мысль пронзила своей абсурдностью, Шинода на секунду замешкался и Джейсону удалось таки положить его. - Я победил – с яростью заключил он – так же я выиграю у тебя и его. Хороший удар слева ненадолго вывел Джейсона из равновесия и, воспользовавшись ситуацией, Майк положил его туда, где только что валялся сам. - Ни когда, слышишь меня, маленькая зануда, ни когда ты не получишь его. Когда в комнату для спаррингов влетел народ, собравшись на крики и грохот, то застали весьма забавную картину – молодые люди, словно мальчишки младших классов мутузили друг друга на полу, забыв о приемах и тому, чему их столько лет учили. Они устроили банальную драку, словно им было по 7 лет. - Что случилось? – Чес сидел на кровати, обнимая Майка со спины. - Я просто подрался с братом – устало. - Что опять не поделили – легкий смешок, но Чес моментом прижат к кровати и распахнувшимися от ужаса глазами смотрит на любовника. В глазах Майка все и ярость, и отчаянье, ненависть, злоба, боль, растерянность. Он выглядит, как маленький ребенок, который запутался в том, что ему твердят со всех сторон взрослые. - В тебе проблема, Чейзи Чес. Все проблемы только в тебе. Он хочет тебя, и я не могу ему отказать, потому что ты собственность клана и сейчас я иду против своей семьи. Если до отца дойдет причина нашей ссоры, то тебя просто заберут у меня. Ты понимаешь это? В дверь постучали и кто то сообщил, что старший Шинода хочет видеть своего сына у себя и незамедлительно. Майк крикнул, что будет через пару минут, не прерывая зрительного контакта с Чесом. - Я убью тебя, но ты больше ни кому не достанешься. Поднявшись и оставив Честера одного, в шоке и напуганного, Майк вышел из комнаты. Ему предстоял очень серьезный разговор с отцом, которого он не имел права ослушаться. Сорок минут продолжался скандал в кабинете отца. Кричали и старший и младший, лишь Майк сохранял спокойствие. Он давно все решил, так что жизнь Чеса теперь зависела только от решения отца. Он не отдаст его…он его любит и ему будет не выносимо смотреть на то, как Чесом будут распоряжаться остальные, пусть и не в постельном плане. - Почему ты молчишь, сын? - Мне нечего добавить, кроме того, что сказал Джейсон. Все было именно так. - Значит всему виною твоя игрушка? - Нет. Всему виною не желание стать самим собой и перестать копировать мою жизнь – он безразлично взглянул на брата. - Я не копирую твою жизнь – вспылил тот. - Конечно нет. Если бы ты ее копировал, ты бы давно уже научился самоконтролю и держал бы себя в руках. - Джей. Выйди. Мне надо серьезно поговорить с твоим братом. Джейсон глумливо улыбнулся и покинул кабинет отца. Сразу после этого, он направился в комнату Майка. - Привет – он приблизился к Чесу – Скоро ты станешь моим…да и вообще для всех. Осталось совсем немного. Но ты не волнуйся, я буду с тобой почти нежен – хватая Чеса за шею, впиваясь в его губы. Тут Бэнингтону повезло – Джейсон был намного слабее брата, так что отшвырнуть его от себя не составило труда. - Убери руки, пока Майк не оторвал их тебе и не запихал в твою говорливую глотку. - Мы еще посмотрим кто и кому и что будет запихивать. - Майки? Тот уставший опустился на кровать. - Мы поговорили с ним. Он согласен на все, лишь бы мы с братом снова стали семьей. По этому, придется от тебя избавиться. - В…в ка…каком смысле? – Чес сделал несколько шагов назад. - На твой счет переведена крупная сумма денег. Тебе придется убраться из города и не попадаться на глаза людям моего отца. - А если я не хочу, что тогда, Майки? - Тебе засадят пулю меж твоих прекрасных глазок и дело с концом. Собирай вещи, машина отвезет тебя в аэропорт. - Я не хочу – упорно. - Чес, ты что то не понял? – Майк посмотрел на любовника – Я сказал, у меня проблемы в семье и я хочу их решить так, чтобы кто то другой смог дальше наслаждаться твоей задницей. Так что собирай вещи и вали, пока я не передумал и не стал тем, кто нарисует тебе стволом и его содержимым еще одно отверстие в голове и поверь, оно тебе не понравится. То, каким тоном это было сказано и как Майк при этом на него смотрел, не оставило у Чеса ни каких сомнений – с ним ни кто не шутит. Собрав вещи и кинув еще один взгляд на бывшего любовника, Честер навсегда покинул этот дом. Часть II Честер уехал. Он не хотел, но уехал. Только в дали от Майка он понял, что действительно любит. Что все это время дарил себя, свое тело, свою душу, все без остатка, потому что любил этого странного человека, который в большинстве своем всегда оставался холодной глыбой, не преступной для каких либо эмоций. Чес обнаружил достаточно внушительную сумму денег на своем счету, чтобы быть обеспеченным на долгие годы и при этом не работать. Он не думал о том, что Майк просто использовал его, а потом заплатил ему, как шлюхе, пусть и очень дорогой. Он прекрасно понимал, что и у Шиноды не было выхода, иначе он бы не за что с ним не расстался. Бэнингтон путешествовал, покатался по Европе, съездил в Азиатские страны, но в результате все равно вернулся на родину. Он купил не большой дом в пригороде и просто похоронил там себя. Ему ровным счетом ни чего не хотелось. За все то время, что он провел в разъездах, он не переставал думать про Майка. Шинода же стал еще холоднее с окружающими, чем был раньше. Теперь, если его норов просыпался, то усмирить его не мог ни кто. Если раньше это было под силу Чесу, который мог обуздать, пусть и в постели, норов своего любовника, пустить по более мирному руслу, то сейчас Майк откровенно слетел с катушек. Он стал жестче, более прямолинеен. Все его сделки всегда заключались на более выгодных условиях, чем планировал его отец, Майк стал просто вне конкуренции, чего в их среде не очень то и любят. Проще говоря, старший сын Шиноды стал очень мешать тем, кто надеялся запустить свою лапу в то добро, что скопил его отец. С того момента, как Чес покинул их дом, Майк больше ни когда о нем не заговаривал. Для него перестал существовать такой человек. И даже на подколы брата, Майк лишь в жесте удивления приподнимал вверх бровь, давая понять тому, что он вообще не понимает о ком идет речь. Время шло, а в их семье произошли значительные изменения, теперь и сам отец стал побаиваться сына. До него доходили слухи о том, как старший разбирался с людьми ему не угодными, и тогда это было весьма жестко, то сейчас это стало выходить за грани разумного. - Майк, ты не хочешь объяснить что происходит? - Прости отец, мне сейчас не когда. У меня встреча. - Могу я поинтересоваться с кем? - Конечно – Майк лишь усмехнулся – Я иду в бардель, хочу снять напряжение. Ответ устраивает или тебе нужно рассказать, как я собираюсь трахать ту шлюху, что мне предложат на этот раз? - Нет. Иди. Он скучал по Чесу. Ему было жизненно необходимо видеть того, знать, что он рядом или, хотя бы, он дома и ждет его. Просто приехать после тяжелого дня и рухнуть в койку, а заботливые руки разомнут тебе плечи, обласкают, горячие губы будут шептать разные глупости, а потом просто отрубиться в кольце сильных рук и знать. что утром проснешься, а рядом будет теплый, любимый человечек, пусть и с клеймом, как у раба. Чтобы не вызывать подозрений, чтобы не подставить Честера, Шинода решил, что больше ни когда не будет о нем вспоминать, пытаться найти и вернуть. Он не знал где все это время пропадал Чес, и это незнание убивало больше всего. Майку было необходимо знать думает ли Чес о нем, вспоминает ли его или же он рад, что освободился от оков и теперь гуляет на право и на лево, тратя деньги, трахаясь со всеми, кто ему приглянется. Чес пытался с кем то переспать, но у него ни черта не получалось. Только в Китае он смог найти более или менее подходящего партнера и то, тот оказался родом из Японии и чем то напоминал Майка. но Бэнингтону не хватало той звериной силы, той жажды, которая сквозила в каждом движении Майка, когда тот брал его или же собирался это сделать. - Мистер Шинода? – не высокий человек подошел к его столу, когда Майк обедал. - Да? – тот внимательно оглядел мужчину. Слегка полноватый, лысыват, нервно стирает капельки пота, что стекали по шее, хотя жарко не было, видимо мужчина нервничал. - У меня есть кое какая информация, которая возможно вас заинтересует. Я могу присесть? - Какая информация? - Сначала разрешите присесть – масляные глазки бегали из стороны в сторону, видимо это было действительно что то важно и Майк кивком головы пригласил говорившего за стол. - Надеюсь, вы не напрасно отнимаете мое время – холодно обронил он. - Я хотел бы вам кое что рассказать о человеке по имени Честер Бэнингтон. - Меня не интересует информация связанная с этим человеком – бросил Майк и встал из – за стола – всего доброго. - Вас не интересует где он сейчас? - Нет – тон Майка был ровным, глаза были все так же не проницаемы, хотя внутри все горело от разрываемого желания взять мужика за грудки и вытрясти из него все, что то знал о Чесе. - Тогда возможно – мужчина поднялся – вас не заинтересует, что некоторое время назад мистер Бэнингтон был насильно увезен из своего дома и сейчас находится в руках одного человека, который очень вас не любит? – пошлая улыбка, цепкий взгляд. Майк остановился на пол пути к выходу и обернулся. - Где он? - Кто именно, мистер Шинода? Честэр или же тот человек? - Оба. - Я могу связать вас с тем, кто сейчас владеет информацией о месте нахождения вашего любовника, но эта информация стоит весьма дорого. - Сколько? – Шинода полез за чековой книжкой. - О нет – сальный человек улыбнулся – Только наличные. Через несколько дней, Майк получил нужную ему информацию. Он хотел рвануть по тому адресу, что ему предоставили, но ум взял контроль над эмоциями. Именно этого от него и ждут. Ждут, что он свернет себе шею, сам придет в расставленную ему ловушку. Тут стоило все хорошенько обдумать. - Джей. - Ммм? – младший брат внимательно на него посмотрел. - Мне нужна твоя помощь, брат. Только тебе я могу доверит это дело. - И что же это? – усмехнулся тот – Опять сгонять и оплатить твой карточный долг? - Нет – Майк присел и уставился в стену, какое то время его взгляд был отсутствующим и Джейсон понял, что дело серьезное. Он тронул брата за плечо – Прости – Майк как то вымучено улыбнулся – столько всего свалилось за это время. - Да, я заметил. - Джей – маска великого и не преступного Шиноды спала, будто ее ни когда и не было – у них Чес. Я знаю, что им нужен я. Я чуть было не кинулся к нему, когда получил адрес, где его держат, но вовремя остановился. - Да уж – Джейсон присвистнул. Он не видел своего брата таким ни когда. Сколько он себя помнил, Майк всегда был выше эмоций, выше всего, выше самого Джейсона. - Я знаю, что я не лучший брат на свете, но сейчас мне нужна твоя помощь. Потом можешь просить все, что угодно, хоть пристрелишь меня, сейчас речь не обо мне. - Ты любишь его? - Да – глаза в глаза, врать сейчас значило потерять Честера. Пусть этот маленький поддонок видит, видит всего Майка, какой он есть на самом деле, сейчас это не важно. Джейсон присел рядом с ним и приобнял за плечи. - Я всегда завидовал тебе. Отец любил тебя больше, ты лучше держал себя в руках. Все бабы были твои, а когда ты разобрался в себе, то и мужики ложились под тебя совершенно спокойно. Их всех тянуло к тебе, как магнитом, а я был в твоей тени. И ты ни разу, ни разу Майк не помог мне, не протянул руки, не дал совета, лишь презрительно смотрел на меня, когда я проваливал очередное задание. Почему я должен помогать тебе сейчас? - Ты не должен – глухой, будто мертвый голос. - Но я помогу – Джейсон обнял его, утыкаясь носом в его шею – Я знал, что наступит тот день, когда великий Майк Шинода попросит помощи у своего непутевого брата. Джей поднялся и потрепав брата по плечу начал расспросы о том что где и как, потому что Майк был не в состоянии думать логически. Все случилось достаточно быстро. Как и предполагал Майк, ждали лишь его. О его распрях с братом ходили чуть ли не легенды и ни кто и ни когда не мог бы подумать, что Джей согласится помочь брату, да еще в деле. В котором Майк уж точно бы свернул себе шею. Майк приехал один…спустя пятнадцать минут приехал Джейсон и его люди. Появление младшего Шиноды было на столько неожиданным, что все закончилось очень быстро в пользу клана Майка. Когда Майк добрался до той комнаты, где держали Честера, его уже потряхивало. Дом, в котором происходили все передряги. сложно было назвать домом. Это здание давно должны были снести, но по какой то причине этого не случилось. Перепрыгивая через полуразвалившиеся ступени, пригибаясь и огибая висящие провода (а черт его знает под током они или нет), Майк все же добрался до нужной ему комнаты. Все было сделано тихо и без шума. - Чес? – Майк приоткрыл дверь, та с неприятным скрипом поддалась его усилиям – Чес? Бэнингтон сидел в углу. Он был полуобнажен, сидел на бетонном полу, ноги его были подтянуты к груди, а сам он утыкался лицом в колени, на щиколотке была видна цепь, которая крепилась где то в полу. Он не реагировал ни на что, ни на какие звуки. Майк знал, что в комнате должен быть охранник, но он ни кого не видел. - Чес – подходя и присаживаясь рядом с бывшим любовникам – скажи хоть слово. Тот поднял голову и посмотрел на Шиноду не видящим, пустым взглядом. Подслеповатые, темные глаза, некогда горящие ярким огнем, сейчас не выражали ровным счетом ни каких эмоций. - Что они сделали с тобой? – Майк притянул свое чудо к себе, пытаясь обнять. Тяжелый удар в челюсть и он падает на спину. В глазах Честэра ненависть и не прикрытая злоба. - Убирайся, кто бы ты ни был, убирайся. На крики прибежал Джей. - Что происходит? - Я не знаю…он не узнает меня и будто бы не видит. Чес тем временем сел обратно и принял туже позу. - Они качали его каким то дерьмом, это повлияло на зрение. Он реально не видит тебя, но его скоро отпустит. Сейчас его просто надо увести отсюда. - Как? И откуда ты знаешь, что с ним? - Разговорил одного паренька…пока тот еще мог говорить. Я предлагаю ввести ему снотворное. Только придется позвать парней, вдвоем мы его с тобой не удержим. Майк лишь кивнул, не сводя глаз с Чеса. Негромкий стон вывел Шиноду из задумчивости. - Чес? – он присел на край кровати и прикоснулся ладонью к его лбу – жар спал. - Майк? – хриплый голос – Майк…я так хочу пить. - Тебе нельзя…пока нельзя. Потерпи немного, отдыхай. Бэнингтон улыбнулся потрескавшимися от обезвоживания губами и отключился. - Как он? – Джей тихо вошел в комнату. - Снова отрубился. - Он понимает хоть что нибудь? - Он узнал меня…хотя я не уверен. Что это не был просто его бред. Последовавшие за этим две недели, Майк вспоминал потом, как свой собственный ад. Наркотик ни как не могли вывеси из организма. Честер постоянно метался в постели, его состояние то улучшалось, то сходило на нет. За это время Майк похудел, его лицо осунулось, под глазами залегли тени. Он ни мог спать, почти не мог есть. Все время он проводил рядом с постелью Честера, иногда выключаясь на несколько часов, а потом, словно из толщи воды, его выносило в реальность и он снова бросался в борьбу за жизнь любимого им человека. - Где я? – усталый, но достаточно яркий глосс в очередной раз вытащил Шиноду из сна. Почти тут же он подлетел к кровати. - Чес? Чести, ты узнаешь меня? - Майк? – немного удивления в голосе – Как…как я тут оказался? - Это долгая история, главное ты поправляешься. Отдыхай. - Я не хочу…спать – сонным голосом проговорил Чес – или ложись со мной. Майк устроился по верх одеяла, обнял Чеса и прижал к себе, тот уже спал. Но теперь это был здоровый сон, самый опасный период был пройден. Им обоим теперь был нужен только отдых. - Ты похож на зомби, Шинода. - На семя посмотри, скелет не до траханый. - А кто виноват в том, что не дотрахан? - Ты валишь на меня? Чес и Майк шутливо переругивались, стоя в ванной после совместного принятия душа. - Ты отвратительно выглядишь – Майк, в одном полотенце во круг бедер, подошел к Чесу со спины и обвил его за талию, встречаясь с ним взглядом в зеркале. - Я порежусь – Чес улыбнулся – и это будет на твоей совести – продолжая бриться. - Это безопасная бритва, уволень – сжимая объятия сильнее, кладя голову тому на плечо. - Раздавишь, медведь. С того дня, как Честер пришел в себя, прошло чуть больше месяца. За это время оба весьма хорошо стали выглядеть, по сравнению с тем, на что они были похожи до. - Не расскажешь, что там произошло? - Что именно ты имеешь ввиду? Майк многозначительно приподнял брови, продолжая намазывать тост маслом. - Я про труп, что нашел не далеко от тебя. - Это был мой охранник. - Это я понял. - Он обколол меня тем дерьмом…в последний раз и решил, что я плохо соображаю, что этим можно воспользоваться. Сначала так и было, а потом что то в моей голове щелкнуло. Это был не ты, не твои прикосновения, хотя в этом вязком мареве мне казалось, что со мной ты…и я набросился на него, задушил цепью. - И ни кто так и не пришел ему на помощь? - Это было в тот день, когда ты пришел за мной, Майки. - Как романтично, принц спасает свою принцессу – рассмеялся Шинода. - В глаз. Больно. Вилкой. - Не надо, они у меня и так хреново видят. - Тогда заткнись. Отец Майка и Джея вскоре скончался, передав все дела старшему сыну, но того это не устроило и он ровно поделил все меж собой и Джеем. Теперь их кланом заправляли оба. - Ваш мальчик? – мужчина раздевающим взглядом скользнул по Чесу, который стоял и разговаривал с какой то девицей. - С какой целью интересуетесь? – Майк внимательно оглядел говорившего. - Подумал…за сколько вы могли бы мне его уступить. Шинода лишь улыбнулся, хотя больше было похоже на оскал. - Вы знаете…мой муж очень дорого стоит и боюсь, вам это будет не по карману, если только вы не готовы отдать свою жизнь за ночь с ним. Мужик поперхнулся и отошел от Майка, как можно быстрее, весьма испуганным. Он был наслышан о том, что старший из клана мог сотворить с тем, кто посягнет на его спутника. Просто он как то не думал…что этот молодой паренек и есть тот самый человек. - Что ты ему такого сказал? – Чес подошел к любовнику. - Он захотел тебя, и я ему назвал цену – флегматично ответил тот. - И сколько я стою на этот раз? - Я ему предложил заплатить жизнью за ночь с моим мужем. - Это предложение? - А что не похоже? - А тебя не учили, что отвечать вопросом на вопрос это далеко не японская черта? Майк обнял его за талию, они слегка кружились на одном месте. - Ты мне не ответил. - А ты мня не спросил. - Я хочу, чтобы ты стал моим мужем, ты согласен? - Значит я буду сверху, когда мы поженимся? - Когда захочешь. Так каков твой ответ? – Майк замер и серьезно посмотрел в глаз Чеса. - Ты же знаешь, что да – обвивая шею любовника руками и утыкаясь ему в плечо – тысячу раз да.



полная версия страницы