Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] (6) » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter] (6)

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 13

Admin: Название:рыцарь Пэйр:Беннода Статус:завершен Примечание-предупреждение: это что то типа романтики,с налетом флаффа и полная пурга. Честеру 17 (потом 18), Майк старше, не помню на сколько. + полное АУ 1. Майку нравилось мечтать. Он любил развалиться на диване в предзакатных сумерках и, смотря на горящее розовым и красным небо, мечтать. Мечтать обо всем подряд. А еще он очень любил читать рыцарские романы, сказы о былых временах, где добро всегда побеждало зло, а в конце молодого человека ждала красивая дама сердца и богатое приданное. - Опять развалился на диване? Майк, хоть бы посуду помыл, – его мать устало поставила пакеты с продуктами на тол и укоризненного посмотрела на сына, входя в комнату. - Прости, мам, – виновато улыбнулся молодой человек. - Опять в облаках витаешь, – покачало головой женщина. – Надо думать о будущем, а не о прошлом, Майки. - Я знаю, – поднимаясь с дивана и направляясь на кухню вслед за матерью. – Я обязательно что-нибудь придумаю, мам. Мне всего 24. - Да, и пора бы подумать о будущем, Майкл, а не о том, о чем ты думаешь всегда. - Я дома! – звонкий голос младшего брата Майка разнесся по всему дому, хлопнула входная дверь. – Привет, мам. Привет, чувак, – здороваясь с братом и хватая яблоко со стола. – Ко мне на обед друг придет, одноклассник. Мы вместе позанимаемся. - Ну конечно, – рассмеялся Майк, – знаю я, как ты будешь заниматься. Опять будете резаться в приставку и задвинете уроки на завтра. - Тссс, придурок, – пихая брата локтем под ребра. - Хорошо, Джей, – рассмеялась миссис Шинода, – пусть приходит. - Спасибо, мА, – убегая на верх, на ходу кусая яблоко. - А ты перестань задирать брата. Лучше расскажи, что у тебя там на работе? - Ну что-что, – Майк присел на стул, наблюдая за тем, как мать начинает суетиться доставая продукты, чтобы приготовить обед, – Феникс опять испортил мой набросок, Бред дал ему за это по шее, а мистер Морган сказал, что мы все ведем себя как дети и, если такое еще раз повториться, то мы можем забыть о том, что в конце месяца у нас будет своя собственная выставка и он пригласил кучу народу на нее. - Что ты сказал? – женщина оторвалась от шинковки салата и повернулась к сыну. - В конце месяца у меня выставка, мам, – улыбнулся Майк. И сам Майк, и Джейсон, его младший брат, унаследовали от матери потрясающую, солнечную улыбку и когда кто-либо из них улыбался, даже в пасмурный день, казалось, что солнце вышло из-за туч и сияет намного ярче, чем должно. - Это просто потрясающе. Надо позвонить твоему отцу и сообщить об этом. - Не, мам. Давай до вечера, сделаем ему сюрприз. - Тогда надо приготовить праздничный ужин и пригласи своих друзей. - И Дэйв и Брэдли будут отмечать дома. Мама Дэлсона чуть не сломала ему ребра, когда обняла сынка от такой новости. Он мне звонил и хрипел в трубку. - А Дэйв? Его же родители в другом городе. - Ага, но он взял пару отгулов и по такому случаю, мистер Морган отпустил его из галереи. Так что Фе полетел домой. - Ну ни чего. При встрече я их обязательно поздравлю. - Не стоит, – рассмеялся Шинода и заговорщицким шепотом добавил, – зазнаются. Так за смехом и шутками готовился обед, а Джей сидел в комнате и перебирал диски с играми, которые он хотел сегодня показать своему другу. Около трех дня в дверь позвонили. - Я открою, – Майк вышел с кухни и направился в прихожую. – Привет, – улыбнулся он, рассматривая молодого человека на пороге их дома. Высветленные волосы иглами торчали на голове, растянутая майка, широкие штаны и кеды. – Видимо ты друг Джейсона. Парень кивнул и представился, протягивая руку - Честер Бэнингтон. Мы вместе ходим на математику и физику. - Вот по этому то у него такие отличные оценки, – улыбнулся Шинода старший, пропуская парня в дом. - Что вы имеете ввиду? - Да так, – Майк пожал плечами. – Я Майкл, старший брат. - Я знаю. Джей рассказывал о тебе, – старшего парня порадовало с какой легкостью этот подросток перешел на ТЫ. - Да, а что он еще обо мне рассказывал? – с любопытством разглядывая одноклассника своего брата. - Ну, – Честер потер в затылке, – что твое второе имя Кенжи и оно, если признаться честно, мне нравится намного больше, чем Майкл. Еще, что ты художник от слова худо и, чокнутый репер. Любишь петь в душевой и спишь без бельголыйя. - Хорошо, тогда тебе я разрешу называть меня Кенжи, хотя я ненавижу свое второе имя. А по поводу остального – я убью Джейсона, и мы сделаем вид, что ты всего этого не знал, – Бэнингтон тихонько рассмеялся и с еще большим любопытством стал разглядывать Майка - О, Чес, – Джей появился на втором этаже. – Шинода, отвали от него. Это ко мне пришли. - Простите, а я и не понял, – шутовской поклон и Майк пропустил друга брата, освобождая ему проход к лестнице. – Через пол часа за стол. Оба, – крикнул он, прежде чем дверь в комнату брата захлопнулась. - А у тебя прикольный брат. - Да что ты говоришь, – поморщился Джей. – Он еще та заноза в заднице. - А по моему нет. - Ты с ним не живешь под одной крышей вот уже 17 лет и тебе не с чем сравнивать. - А хотелось бы, – пробурчал себе под нос Честер. Пару недель назад он видел фотки, что приносил его друг в школу. На нескольких из них был и Майк. Чес смотрел на обворожительную улыбку, как у лучшего друга, но на более взрослом и красивом лице. Если бы Бэнингтона спросили почему он общается с Джейсоном Шинодой, то он, если бы конечно отвечал честно, сказал бы, что из-за его улыбки, из-за его потрясающей, сияющей улыбки. Но после того как Честер увидел Майка и его улыбку, к которой примешался свет темных, словно шоколад глаз, Честер совсем поплыл. Он ни когда бы в жизни не подумал о том, что сможет влюбиться только взглянув однажды на фото человека. А тут такое. - Очень милый мальчик, – предугадывая вопрос матери, после того, как оба подростка скрылись за дверями комнаты Джейсона. – Панк судя по всему. Настоящая оторва. - А… - Нет, – усмехнувшись, перебивая и смотря на мать, – он хороший. Я такие вещи нутром чую. - Ладно, раз ты так считаешь. Ты им сказал, что скоро обед? - Да, предупредил Джея, только боюсь, что придется напомнить еще раз, когда накроем на стол. Когда все было готово, Майк поднялся к парням в комнату и постучал в дверь. - Пора, мальчишки. Давайте к столу. - Мы младше тебя всего то на пару-тройку лет, – Джейсон вышел из комнаты и показал брату средний палец, прежде чем пройти мимо и спуститься вниз, за ним спускался Честер, но прежде одарив Майка весьма странным взглядом. - Семь, если быть точными, – рассмеялся художник и тоже спустился вниз, откуда доносился просто сногсшибательный запах запеченной индейки и любимого супа Майка. Весь обед Честер старался не смотреть на старшего брата своего друга, у него просто не лез кусок в горло при взгляде на этого молодого мужчину. - Вечером у нас семейный ужин, Джей. Так что будь добр – останься дома. - А что случилось, мам? – недовольно протянул подросток. - У Майка выставка. Его выставка. Мы хотим это отметить. - Твою мать. - Следите за языком, молодой человек, – женщина сердито посмотрела на младшего сына. - Прости, просто…понимаешь. Я подумал, что… - Мои родители уехали, миссис Шинода и Джейсона сказал, что я могу остаться у вас на ночь. - Вот как, – она на минуту задумалась. – Ну раз такое дело, то конечно. Тем более вы с Джеем и так не разлей вода, – она улыбнулась и посмотрела на Майка. – А ты что скажешь? - Почему бы и нет? – тот пожал плечами. В этот момент Честеру очень хотелось, чтобы Майк взглянул на него, но тот продолжал есть и о чем то тихо переговариваться с матерью. - Вот черт – в высветленной голове мелькнула досадливая мысль. - Майк, я хотел у тебя спросить. - Да? – парень остановился около двери в свою комнату. - Понимаешь…в общем вот, – он развернулся к Шиноде спиной и задрал майку до лопаток. - Ого, – присвистнул Майк. – Круто. И как твои родители разрешили сделать такое в твои то 17? - Они у меня хиппи и считают, что ребенок должен самовыражаться. Даже, если я буду жрать амфитамины килограммами, им будет все равно, – фыркнул он и продолжил, – у меня возникла проблема. Я же не видел, что мне там набивают и когда мои посмотрели…в общем там все криво и косо. - Есть немного. - Я подумал, что…раз ты художник, может ты смог бы подправить эти рисунки? - Но я не татуировщик, Чес, – Шинода улыбнулся, хоть Бэнингтон этого и не видел. – Хотя…думаю кое что я смогу сделать. - Спасибо, – Честер развернулся и благодарно посмотрел на брата своего друга. – Был бы у меня такой брат. - И чтобы ты сделал, если бы у тебя был такой брат? – Майк внимательно, с каким то детским интересом ждал ответа этого парнишки. - Не знаю, – Честер пожал плечами, уже повернувшись к собеседнику. – Наверное, терпеть бы тебя не мог, потому что ты старше и вечно бы учил меня жизни? - Именно, – рассмеялся Шинода и, щелкнув парня по носу, скрылся за дверью в своей комнате. - А может быть и обожал, – тихо прошептал Чес и направился в комнату Джейсона. - Ну и что он тебе сказал? - Он это сделает, чувак. У тебя просто замечательный брат. - Козел он великовозрастный, терпеть его не могу. - Да в чем твоя проблема то? - Он вечно отбивает у меня девчонок. - Да ладно? – Честер с недоверием взглянул на друга. – Не думаю, что Мэг могла бы заинтересовать парня, который заканчил колледж и работает в галерее. - Ну…она его нет, а вот он ее очень даже. После того, как я пригласил ее к себе домой, она только и говорит, что о моем брате. - Понятно, – Чес посмотрел в окно. Сейчас он очень даже понимал Мэг Мистрис. Майк был просто великолепен. Бархатный, обволакивающий голос, улыбка на миллион, правда на миллион, сумасшедший и такой притягательный взгляд и губы, при взгляде на которые щеки Честера начинали пылать, а член в штанах наливаться силой, а этот смех, который волной дрожи проходит по всему телу? Боги, Чес был готов прямо сейчас взвыть от разочарования. Вечером, когда пришел глава семейства, в доме и правда воцарилась радостная, праздничная обстановка. Все смеялись и шутили, при этом Честер не чувствовал себя чужим на этом празднике. Он, как и все смеялся над шутками, рассказывал что то из их проказ с Джейсоном и с упоением слушал истории о Майке или же истории рассказанные самим Майком. Честер Бэнингтон был безоглядно влюблен в Майка Шиноду и все, о чем он мечтал это остаться со своим визави наедине. На то, чтобы дорисовать и поправить тату на спине Бэнингтона, ушло около четырех месяцев. За это время молодые люди сдружились, и теперь Майк частенько просиживал свое свободное время в компании брата и его лучшего друга. Для Шиноды это было немного странно, ему всегда казалось, что Джейсон еще сопляк, что за ним нужен глаз да глаз, а тут вышло так, что Майк и не заметил, как его братишка подрос и стал вполне самостоятельным молодым человеком, способным принять решение и отвечать за свои поступки. - Подожди, может еще посидишь с нами? – Чес и сам не понял, почему он это сказал и голос его при этом звучал чуть ли не умоляюще. - Мне надо идти, парни, – Майк улыбнулся. – Но, если освобожусь пораньше, обещаю отвезти вас в кафе и купить мороженное. - Придурок, – Джей кинул в него подушкой, но брат увернулся и смеясь вылетел из комнаты. - Куда он так бежит? - У него свидание, – усмехнулся Джейсон. – Вот и бежит сломя голову. - Свидание? – Чес закашлялся и уставился стеклянным взглядом в пол. – С кем? – выдавил он из себя. - Не знаю, – Джей не заметил, как изменился взгляд его друга и продолжил. – На выставке познакомился с какой то девчонкой, и с тех пор он с ней встречается. - Это почти три месяца. - Да, около того. А тебе то что, парень? – Джей наконец то обратил внимание на состояние одноклассника, который в последнее время был очень частым гостем у них в доме. – Честер, посмотри на меня. И Честер посмотрел взглядом побитой собаки, взглядом человека, который только что потерял все, включая надежду. - Я думал, что раз он художник, то он… - Не все художники голубые, Чес, – Джей сразу понял о чем речь. - Просто он так смотрел и когда он прикасался ко мне… - Он нет, избавь меня от этих пидорских подробностей. Я не хочу этого слышать. - Прости. Наверное, мне лучше уйти? - Почему? – Шинода удивленно посмотрел на друга. - Ну, ты теперь не захочешь со мной общаться. - Слушай, из-за того, что ты хочешь моего брата, я к тебе хуже относится не буду. Его многие хотят и девчонки, и ребята, уж такой он у меня. Так что все нормально, чувак. Ты же ко мне в штаны не метишь? – Чес отрицательно мотнул головой. – Ну, вот и все. - Я все равно лучше пойду. Хочу побыть в одиночестве. - Ты звони, если что, ладно? – хлопая приятеля по плечу, когда Чес уже стоял на пороге комнаты. – Мы что-нибудь придумаем, я обещаю. Бэнингтон кивнул, подхватил рюкзак и вышел вон. Он брел по улицам не разбирая дороги. В его голове до сих звучали слова Джейсона о том, что у его брата девушка. С другой стороны Чес все ни как не мог понять, с чего он вообще взял, что Майк гей и обратит на него, малолетку, свое внимание? Почему тот должен был это делать, когда во круг полно красивых, накаченных ребят или те, утонченные из мира искусства? Честер видел таких по телевизору или же на рекламных щитах, и всегда завидовал их красоте, их изяществу. Возможно, если бы Честер был хоть капельку на них похож, Майк бы оценил его и обратил свое внимание не только, как на друга младшего брата, как на второго младшего брата. - Так поздно и в одиночестве? – Честер поднял голову и, наконец то, обратил внимание, что за всеми своими мыслями забрел далековато от своего района и сейчас четверка парней перегородила ему дорогу. - Простите, – Бэнингтон сделал шаг назад. – Я сейчас же уйду. - Куда ты так торопишься? – один из них вышел вперед и Чес обратил внимание какие злые у него глаза, и как цепко взгляд прошелся по фигуре самого Честера. Оценивая и раздевая. – Не плохие у тебя шмотки. Поделишься? Бэнингтон не успел сделать и нескольких шагов назад, когда развернулся и попытался убежать, как его скрутили, и повалил на асфальт. - Вот это крошка. Мужики, нам повезло, – Честера перевернули на живот и уже стянули с него джинсы до щиколоток вместе с трусами, чьи то мозолистые ладони сжали ягодицы. – Повеселимся, парни? - Я бы не стал так спешить, – знакомый голос для Бэнингтона и совершенно неожиданный для парней, что держали Честера. - Майк, – Чес дернулся, до этого момента он не двигался, страх сковал все тело, а сейчас, когда помощь была так близка, ярость и сопротивление будто разом проснулись в нем. – Отпустите меня, козлы. - Это твоя девочка, Шинода? – звонкий шлепок по ягодице Честера был достаточно болезненным. - Моя, – Майк скрестил руки на груди и посмотрел на парней, что продолжали удерживать Честера. - Ну, раз так, то забирай и пусть принцесса не ходит тут в одиночестве или одень на нее ошейник со своим именем. - Да пошли вы, – Честер наконец то смог вырваться из хватки старших ребят и поднявший, кое как, натянул штаны, отходя в сторону Майка. - Они правы, Честер. Что ты делал один в этой части города? – оглядывая парня с головы до ног на выявление существенных повреждений. - Я просто задумался и не заметил, как тут оказался. А ты что тут делаешь, и откуда эти парни знают тебя? - А вот это не твоего ума дела, парень, – Майк улыбнулся. – Пошли, я отвезу тебя домой. - Я не хочу домой. - А чего ты хочешь? – Шинода не ожидал такого поворота событий. - Они бы трахнули меня, если бы ты не появился? - Да, думаю, что да, Честер. Почему ты спрашиваешь? - У меня еще ни когда ни кого не было, я даже не целовался ни разу. - Ну и что? – Майк пожал плечами. – Тебе всего 17, это нормально. - Нет, это не нормально. Все парни в школе уже имели секс с какой-нибудь девчонкой, только я один девственник. Даже Джейсон и тот переспал с Мэг. Майк внимательно посмотрел на подростка и рассмеялся низким грудным смехом. Он хохотал и хохотал, даже, когда на глазах выступили слезы, он все ни как не мог остановиться. - Почему ты смеешься? - Прости, – Шинода постарался успокоиться. – Большинство парней, – он приобнял Чеса за плечо и подтолкнул к выходу из подворотни, в сторону парковки, – говорят о том, что они делали это и не один раз, хотя сами видели сиськи только в порно стащенном у родителей или подсмотренное в кинотеатре, или где то в дебрях сети. Так что я бы на твоем месте не верил бы и половине того, что они говорят. А уж тем более моему брату. Поверь мне, когда он трахнет девчонку я буду первым, кто об этом узнает. - Почему? – Честер остановился и посмотрел на Майка. - Потому что парень, который впервые почувствовал, что такое плотские утехи, меняется почти до неузнаваемости. Взгляд, жесты, движения, улыбка. Я не знаю, как тебе объяснить, просто поверь мне. Поехали, садись. - Это твоя машина? - Да, а что такое? - Я не знал, что…откуда у тебя такие деньги? - Честер, – начал Майк, когда они оба сели в салон авто, – давай мы с тобой проясним одну вещь, – ни моя мама, ни мой брат, а уж тем более мой отец, не должны знать о том, что сегодня произошло, о том, какая у меня машина и в какой части города мы с тобой встретились. Это мои дела и я не хочу, чтобы кто то в них лез, особенно несовершеннолетний мальчишка, влипающий в свое рода неприятности в прямом смысле слова на свою задницу. Ты меня понял? Честер не ответил, он лишь кивнул и отвернулся от Майка, который выводил машину со стоянки. В этом Майке Шинода было что то не правильно, по сравнение с тем, с которым он познакомился в доме своего лучшего друга.

Admin: 2. Чес долго обдумывал то, что сказал ему тогда Майк, но ни как не мог отделаться от желания узнать тайну этого потрясающего мужика. По этому, спустя несколько дней после того инцидента, он вновь отправился в ту часть города и выясни, что там находится не зарегистрированный подпольный клуб. Когда он постучал в железную, ржавую дверь, то как и ожидал услышал: - Кто? - Меня зовут Честер и мне нужен Майк Шинода. Из-за двери послышалась какая то возня, потом шаги и все стихло. Бэнингтону было немного не уютно, в памяти еще были свежи воспоминания о том, какой холодный асфальт и как не приятно на нем лежать со спущенными штанами в окружении четырех громил. Из раздумий его вывел звук открываемой двери. - Иди за мной и не отставай, – большой темнокожий парень окинул Чеса цепким взглядом. – Если у тебя при себе есть оружие или наркота, то лучше сразу уноси отсюда свой зад. - Нет, – заикаясь вымолвил школьник, – у меня ни чего подобного нет. - Что ты тут делаешь? Когда охрана мне доложила о тебе, я не поверил, – Шинода был в ярости. Честер был словно оголенный нерв, он сразу почувствовал, что приходить было глупой идеей и надо было думать головой, а не другим местом, когда он решился таки притащить в это место свой тощий зад. Прежде чем попасть к Майку, ему пришлось пройти через весь клуб и взглядам Бэнингтона предстали не самые пристойные картины. Тут трахались все и везде, куча алкоголя и порошок на столах. Обнаженные женщины и мужчины совокуплялись, словно животные. Их глаза были стеклянные, а движения медленные, словно они были в трансе. Это было до ужаса шокирующее и возбуждающе. Особенно тот паренек, что стоял у стены в объятиях взрослого мужчины и изгибался под ним так, что казалось у него расплавлены все кости от удовольствия, такими плавными были его движения. - Майки, ты не говорил, что у тебя есть в запасе такая очаровашка, – здоровый мужик подошел к Честеру и взял его за подбородок, заставляя смотреть себе в глаза. - Отпусти его, Фе. Это друг моего брата, которому наши мальчики чуть не надрали задницу, пару дней назад. А теперь, я вот прихожу к выводу, что надо было им позволить это сделать, чтобы некоторые сопляки не таскались там, где им ходить не стоит. Еще раз тебя спрашиваю, что ты тут делаешь, Честер? - Прости. Я не хотел…я думал… - О чем ты думал? – Майк подлетел к испуганному и растерянному пацану. – О чем ты, мать твою, думал? Мне казалось, что у тебя есть мозг и думаешь ты далеко не задницей, как мой брат. Так что же тебя заставило разочаровать меня? – Честер не отвечал, он заворожено смотрел в сверкающие яростью темные глаза и переводил взгляд с них на губы. – Феникс, оставьте нас. Я позову, если что. Комната опустела, когда Фе и остальные вышли вон, и Шинода просто швырнул своего гостя на диван. - Прости, – Чес сглотнул, в горле пересохло, и только сейчас он заметил, что Майк больше не смотрит на него, он смотрит ему на штаны, на пах. Прежде чем отправится к Майку, а Честер был уверен, что он найдет парня не далеко от того места, где его чуть не изнасиловали, Бэнингтон оделся как можно вызывающе, чтобы не казаться молодым сопляком, который потерял мамочку и папочку в толпе большого города. Его зад и ноги плотно облепляли штаны в шотландскую клетку, держащиеся на бедрах, на ногах были все те же кеды, грудь обтягивала майка, которая доходила до уровня пупка. - Ты вырядился, словно шлюха, Чес. Как ты вообще до этого додумался? – Майк не отрывал взгляда от паха юноши. Он знал, что тот возбужден и кроме Майка ни кто не мог его довести до этого состояния…разве что в зале он смотрел слишком много по сторонам. – Ты оделся для меня, Честер? – прошипел Шинода, чувствуя, как и у него в штанах начинается движение. Кровь хлынула к паху, словно только этого и дожидалась. - Я хотел… - Я вижу, чего ты хотел. Феникс! - Да? – тот кто назвал Чеса очаровашкой, вошел в комнату. - Я назову тебе адрес, доставь эту кралю домой. - Майк, – отводя того в сторону и шепча на ухо, внимательно смотря на Честера, – этот парень хочет тебя, почему бы тебе не воспользоваться ситуацией? - Нет. Ему нет 18 лет, ты хочешь, чтобы меня посадили? - Так дело только в этом? – Дэйв удивленно посмотрел на своего друга. – То есть, если бы не его возраст, ты бы его трахнул? - Разложил бы еще при первой встрече у себя в доме. - Ну пиздец. Ладно, давай адрес. Честер сидел на заднем сидении авто Феникса и скрестив руки на груди дулся на Майка. Бэнингтон был уверен на все сто, что Шинода бы трахнул его, что тот хотел его не меньше, если не больше самого Честера. Он же видел этот сексуальный голод в глазах художника, так почему же тот отказался и отправил Чеса домой? - Майк не будет с тобой спать, – зачем то сказал Феникс. Ему нравилось провоцировать тех мальчиков, которые западали на улыбку и обаяния босса. - С чего ты взял? – вызывающе. Честера порядком бесил это мужчина. - Потому что ты сопляк, а Шинода любил парней покрупнее. - Таких, как ты? – презрительно кривя губы. - Да, малыш, таких как я. И могу тебе сказать со знанием дела – Майк в постели горяч. - Перестань, я не хочу это слушать, – Чес закрыл уши ладонями, мотая головой из стороны в сторону, мечтая о том, чтобы время повернулось вспять, и он вновь оказался перед выбором ехать в клуб Шиноды или нет. В этот раз он бы не поехал. - Честер, ты дома? Бэнингтон провел все выходные не выходя из комнаты. Ну, только если попить или поесть, еще в туалет, а в остальное он валялся на кровати и смотрел в потолок. Но когда он услышал знакомый голос, любимый голос за окном, он тут же поднялся. - Нет, меня нет. Я не выгляну. Он опять посмеется надо мной. - Честер, кто этот парень, что орет у тебя под окнами? Мне вызвать полицию? – его мама слегка взволнованная зашла в комнату к сыну. – У тебя какие то проблемы с этим мужчиной, что ему от тебя нужно? - Это брат Джейсона, мам, не волнуйся. - О, тогда я приглашу его в гости, – она довольно улыбнулся и прежде чем Честер успел что-либо ей сказать, его мать скрылась за дверь, явно намереваясь пригласить Майка в дом. И Бэнингтон не ошибся, когда он спустился, через 10 мнут, вниз, Майк уже сидел в кресле гостиной и пил кофе. - Я вас оставляю, мальчики, – мисси Бэнингтон явно была очарована молодым мужчиной. – Мне пора встречать отца. - Встречать? Обычно ты его встречаешь, если дальше вы куда то уезжаете. - Ну да, – та замялась. – В общем, мы уедем на пару дней. Не далеко проходит один фестиваль, но вот Майк любезно согласился за тобой приглядеть, если ты захочешь остаться дома, а так пригласил тебя к ним. - Что ты тут делаешь? – как только входная дверь закрылась за матерью, Честер просто закричал. - Не кричи, малец, – Майк сгреб парня в охапку и прижал к себе. – Дэйв мне рассказал, что за чушь он тебе нес в машине. Я, вообще то, пришел извиниться за его поведение. - Извинился? – Чес замер в объятиях мужчины – Все? Теперь можешь валить, ты мне не нужен. - Еще не извинился, – Шинода улыбался, – еще не совсем, – притягивая ближе и целуя в щеку, потому что Честер отвернулся. - Что… – но он не успел договорить, как Майк впился в его рот жестким поцелуем. Честер отвечал не умело и как то по-детски. Он ни когда прежде не целовался так, с языками, но ему не было не приятно. Наоборот, он все теснее прижимался к мужчине, все сильнее и яростнее отвечал на поцелуй. - Горячий, как я и думал, – прошептал Майк ему на ухо, когда оторвался ото рта подростка. – Горячий и сладкий. - Пожалуйста. - Я не могу, Честер. Тебе нет восемнадцати. У меня и так в любой момент могут возникнуть проблемы с законом. - Пожалуйста, Майки, – по сути Чес не понимал, о чем он просит мужчину. Ему просто не хотелось, чтобы тот выпускал его из своих объятий, чтобы этот жар меж их телами ни когда не прекращался. Ему хотелось стоять вот так вот вечно, вдыхать запах Майка, его одеколона и слегка мускусный запах пота. Сердце Честера билось часто-часто, дыхание было тяжелым и он жадно втягивал запах Шиноды. Он просто чувствовал жар по всему своему телу, и больше всего у него горело в паху. Он терся о бедро мужчины и просил его, просил. - Иди сюда, – Майк сел на диван и притянул паренька к себе на колени. – Я еще пожалею об этом, – пробурчал он себе под нос, но принялся расстегивать молнию на джинсах Честера. Тот протяжно застонал, когда ладонь Майка обхватила его возбужденную плоть, – Так хорошо? – прошептал мужчина на ухо молодому любовнику, слегка прикусывая мочку его уха. - Да, – Честер изгибался на коленях Майка. – Еще, Майки, – подставляя губы для поцелуя и укусов, подкидывая бедра, толкаясь в кулак любовника. Шинода был возбужден не меньше, но прекрасно понимал, если он сейчас сорвется, то будет только хуже и ему и этому школьнику. Он лишь целовал припухшие губы, сцеловывая, ловя языком стоны и всхлипы, потрясающие стоны и потрясающие всхлипы, которые издавал Бэнингтон. - Останешься у нас? - А, может, мы поживем в моем доме, пока нет родителей? – Чес тяжело дышал, приходя в себя после оргазма. - Нет, Честер, тем более мне нужно работать. - В галерее? - Да, именно, – тон Шиноды тут же изменился. – Эта галерея давно принадлежит мне и несколько клубов в городе принадлежат мне. Но ты не должен был об этом узнать. - Я не хотел доставлять тебе неприятности. - То, что произошло сегодня, Честер, больше не повториться, пока тебе не исполниться 18. - Но… - Никаких но, Бэнингтон. И, если мой брат о чем то узнает, я тебе отверну шею, ты меня понял? Чес кивнул в ответ и положил голову любовнику на плечо, закрывая глаза и отдаваясь на волю ощущениям. - Все равно ты мой. Но Майк лишь рассмеялся, думая о том, как бы сходить в ванну и избавится от своей проблемы, с которой Честеру он уже помог. - Майк, а та девушка, с которой ты познакомился на выставке. - Какая девушка? - Джей сказал, что у тебя девушка. Что ты познакомился с ней на своей выставке и встречаешься с ней уже несколько месяцев. - Эта одна из шлюх моего клуба. Мне с ней просто хорошо, вот и все. - А я? - Я тебе уже сказал по этому поводу все, Честер, – скидывая парня со своих колен и направляясь в душ на второй этаж дома, не обращая внимания на то, что он в гостях. Шинода стоял под прохладной водой, но возбуждение было настолько велико, что холодный душ не помогал, так что Майк довел себя до оргазма руками, представляя себе, что он сделает с этим мальчишкой, когда придет время. Представляя и кончая, прикусывая щеку, чтобы не застонать во всю глотку. - Почему твои не знают, что у тебя так много денег и… - Заткнись, Чес, ты слишком много задаешь вопросов, – оборвал его Майк. – Я не думаю, что спрашивать об этом, да и вообще трепать хорошая идея с твоей стороны. - Убирайся! – вдруг закричал Бэнингтон. – Убирайся из моего дома? – слезы наворачивались на глаза. Да что в конце концов думал о себе этот мужчина? Трахать Честера он не хотел, хотя хорошо ему подрочил. При этом он первый его поцеловал, а теперь предлагает, чтобы Честер заткнулся и забыл обо всем, что произошло? Пусть катится ко всем чертям. - Хорошо, это твой дом и ты тут хозяин. Спорить Майк не стал. Он просто потрепал парня по взмокшим от секса волосам и ушел из его дома. Только когда дверь за ним захлопнулась, Честер понял, что он наделал. Он выгнал, он сам выгнал того, с кем хотел быть. Не долго думая, Бэнингтон кинулся за любовником. - Я так и знал, что ты это не всерьез. – Майк стоял, прислонившись перилам крыльца. – Просто больше не приходи ко мне в клуб и переезжай на время к нам. Будем чаще видеться, – подмигнув опешившему парню, он все же спустился с крыльца и, сев в машину, уехал. А дальше понеслись очень странные отношения. Шинода дарил Честеру небольшие подарки, иногда приносил цветы, но все это делал так, чтобы ни его младший брат, да и вообще ни кто, об этом не знал. - Ты, словно, меня стесняешься, – Майк сидел у Честера в гостях, пока родителей не было дома. - Нет, Чес. Просто я пекусь о твоей же безопасности. - Ты что, такой страшный человек? – Честер легко рассмеялся и скользнул мужчине на колени, кончиками пальцев начиная поглаживать того по шее. - Нет, – Майк шумно втянул воздух, потому что маленькая бестия начала еще и ерзать на коленях, трясь своим аппетитным задом о пах Шиноды. – Просто, когда тебе 17 и твои друзья узнают о том, что ты интересуешься далеко не девочками, они становятся весьма агрессивными. - У меня день рождение скоро, ты не забыл? - Ты не даешь мне об этом забыть, нахал, – мужчина рассмеялся и не сильно сжал бедро Бэнингтона. - Ты обещал, что когда мне исполнится 18… - Честер, мы дома, – дверь распахнулась весьма неожиданно, так, что ни Чес ни Майк не успели сориентироваться. - Мама, – просипел Честер и сполз с колен Шиноды, садясь рядом с ним на диван. - Оу…у тебя гости, – пробубнил старший Бэнингтон, и утащил свою жену, у которой глаза сейчас напоминали плошки, куда то в сторону кухни. - Пожалуй, мне лучше уйти. - Ага, – парень сидел понурив голову. – Вот тебе и 18 лет. Дождался. Как ни странно, но родители Честера нормально восприняли тот факт, что их сын гей и у него такой взрослый любовник. После того, как Чесу пришлось несколько раз объяснять то, что Майк его ни к чему не принуждал, не соблазнял, а скорее на оборот и то, что Шинода отказывался иметь какие либо сексуальные отношения, кроме поцелуев, пока Честеру не исполнится 18, родителей Честера немного успокоило, но не сильно. На следующий день Майк был приглашен Бэнингтонами на ужин. Оба молодых человека сидели, как на иголках. Разговор за столом не клеился. Ни как. - А чем ты занимаешься, Майкл? – наконец то, спросил глава семейства. - У меня картинная галерея и я имею не плохое место в художественном мире. Продаюсь, в общем. И можно просто Майк, – мужчина лучезарно улыбнулся, что не могло не вызвать ответную улыбку у родителей его мальчика. - Честеру еще только 17 и у него экзамены на носу, – зачем то сказала его мать. - Я знаю, – Майк серьезно кивнул в ответ. – По этому, стараюсь не надоедать ему и слегка остужать его пыл, – у Честера покраснели кончики ушей и даже шея. - Майк, мам! – возмущенно вскрикнул он. – Перестаньте меня обсуждать так, будто меня тут и вовсе нет. - Помолчи, пока старшие разговаривают, – одернул его Шинода и родители Чеса весьма удивились, когда парень насупился, но промолчал. Обычно такие фразы вызывали еще бОльший всплеск эмоций и негодования со стороны подростка. Когда ужин закончился, Майк и Честер сидели на крыльце. Шинода курил, а Честер просто наслаждался близостью с любимым человеком. - Из-за тебя мне придется рассказать родным, что я стал владельцем галерее и, в конце концов, переехать от них, потому что мой доход уже давно позволяет мне жить отдельно. - А почему ты не сделал этого, когда только приобрел ее? - Не знаю, – Майк затянулся. – У нас отличная семья, понимаешь? – он взглянул на молодого человека. – И мысль о том, что мне придется уехать от них, не видеть их по утрам… – мужчина рассмеялся. – Слушать ворчание Джея о том, что он ненавидит школу и поскорее бы ее уже закончить, чтобы не вставать так рано, бурчание отца по поводу ситуации на рынке в целом, и не важно про какую отрасль он в данный момент читает, не видеть мягкой улыбки матери, которая наливает ему кофе и смотрит с обожанием. Мне просто будет всего этого не хватать. А потом, так приятно просто посидеть вечером у телевизора всем вместе, с попкорном и газировкой, или организовать не большой семейный ужин. Я не готов жить один. Просто не хочу. - А ради меня? - Что ради тебя? – Майк моргнул, стряхивая романтичное оцепенение. - Ради меня, ты бы смог от них уехать? Жить со мной? - Ради тебя, – Шинода окинул внимательным взглядом подростка, и Чес невольно поежился, – ради тебя, я бы смог все. Они посидели еще не много и за все это время больше не проронили ни слова. Честер привалился к сильному мужскому плечу, а Майк просто смотрел в небо, где загорались звезды и думал о том, что возможно вот он, его рыцарский поступок и свершился – спас прекрасную деву-принцессу от злых разбойников и получил ее в свое вечное пользование. Он усмехнулся, а потом посмотрел на задремавшего паренька. На принцессу не тянет, а вот на принца очень даже похож. - Мне пора, Чес, – он потрепал парнишку по голове. – А ты ложись спать. - Позвонишь? - Конечно, – Майк коснулся своими губами губ паренька и, поднявшись, зашагал в сторону дома. Ему еще предстоял серьезный разговор со своими домочадцами. Пора было улетать из гнезда, как бы ему этого не хотелось. 3. Про то, что Шинода владел еще и клубами и был связан не с очень хорошими людьми, Майк предпочел умолчать. Его родителям и так было сложно принять тот факт, что Майк уже сам давно распоряжается галереей и, что бОльшую часть счетов по их дому он оплачивает сам, ни чего не говоря родителям. Как ни странно, но ни отец, ни мать до этого момента просто не интересовались кто же именно платит по счетам. Миссис Шинода думала, что муж, а тот думал, что жена. - Почему ты не сказал нам сразу? - Я не хотел. Я не знаю почему. Ты же понимаешь, пап, что это накладывает определенные обязательства, а я так не хотел становиться взрослым. Мне нравилось лежать на диване, слушать, как мама гремит сковородками на кухне и думать о том, что так будет всегда. - Ты романтик. - Нет, мам. Просто я не хочу вас потерять. - А кто говорит о потере, Майкл? – его отец сильно удивился, но потом, что-то прокрутив у себя в голове, понял, что имеет в виду его старший сын. – И, что ты решил? Что заставило тебя пересмотреть твои взгляды на жизнь? - Я влюбился, – просто и легко. Будто ни чего серьезного и не произошло. Клубами Майк занялся совершенно случайно и по началу вовсе был кем то вроде арт директора, если таковым можно было назвать ту должность, которую он занимал в заведениях того типа, где он работал. А потом, как то все само собой закрутилось и они с парнями (Бред и Дэйв) решили, что это будет не плохой добавкой в их карманы и уже полностью занялись этим бизнесом. Дела ни сразу пошли на лад. Та сфера услуг, что они предлагали, была востребована и многими, но рисковать и идти в новое место, ни кто не хотел. По этому-то, по большей части, клиентами заведений Майка и его друзей, были люди из мира искусства и уже их друзья. Таким образом, его заведения стали широко известны в узких кругах. У Шиноды была и своя так называемая «крыша», были свои люди в полиции и других инстанциях. Так что, в конце концов, он занял свою планку в этом деле и весьма не плохую, имея постоянный доход и не нуждаясь в подработке. Рисовал же он для себя, а, если картины продавались, то все полученные средства он перечислял в детские фонды. Так же помогал молодым, талантливым художникам в организации выставок и продвижении их в мире искусств. Родителям он об этом, конечно же, не рассказал. На расспросы о тайной любви старшего сына, Майк решил пока не отвечать. Он хотел, чтобы они, сначала, разобрались с Честером сами, а уж только потом представлять его своей семье, новостей для которой на этот вечер было, пожалуй, уже достаточно. До выпускных экзаменов любовника оставалось два месяца, до его дня рождения четыре, так что Майк полностью ушел в дела, которых накопилось очень много, только для того, чтобы время текло как можно быстрее. Ему не терпелось узнать какого тело мальчишки в постели. Ему хотелось знать, какие звуки будет издавать Честер, когда Майк будет в нем, когда Майк будет полностью им обладать. Каким будет Честер утром, после того, как они займутся сексом, после того, как Шинода утвердит свои права на этой территории. Шинода весь горел от нетерпения и удивлялся сам себе, как он смог продержаться так долго и не завалить мальчишку в одну из их встреч. Честер удивлялся тому же. С учетом его провокаций каждый раз. В день своего рождения, Чес проснулся ни свет, ни заря. Ему банально не спалось. Все внутри него горело безумным огнем предвкушения, полного сумасшествия. Он уже давно облазил кучу порнушных сайтов, он пересмотрел кучу видео связанного с гей сексом и просто не мог дождаться того момента, когда сам окажется в постели с мужчиной. Его воображения подкидывало иной раз такие картины, что сам парень невольно краснел, а член просто дымился от возбуждения. И самое обидное было в том, что чаще всего это происходило неожиданно и в людных местах. Друзья все это списывали на девочек, которые к лету стали ходить больше раздетыми, чем одетыми благодаря погоде и только Джейсон знал правду. Но молчал, за что Чес ему был очень благодарен. Так что в день своего восемнадцатилетия, Честер Бэнингтон готовился стать не девственником благодаря своему взрослому и опытному другу. - Экзамены ты сдал, – Майк мурлыкал в трубку телефона, – но не все. Сегодня у тебя остался последний и самый главный. - Когда, Майк? - Я приеду ближе к восьми вечера. Проведи день с родителями и друзьями, ночью я заберу тебя к себе. - Мам, пап, – Чес стоял на кухне и держался за спинку стула. Ему было тяжело говорить то, что он собрался и сильное волнение о том, что скажут родители, бисеринками пота выступало у него на висках и лбу. – Майк и я…в общем, я хотел бы провести эту ночь с Майком. Миссис Бэнингтон поперхнулась кофе, а мистер Бэнингтон побледнел. - Честер ты уверен, что это хорошая идея? - Мне казалось, что мы все обсудили, – парень смотрел в стол. – Вы же знаете, я вам все рассказал. - Дело не в том, что ты гей, мой милый, – мать старалась говорить как можно мягче, – просто ты уверен, что для него это столь важно, как и для тебя? Он старше тебя и на много. - Я не думаю, что для него эта игра, если ты имеешь в виду, – Чес все же осмелился взглянуть на мать, а потом посмотрел на отца. – Он ждал столько времени и вы думаете, что он бросит меня сразу же, как только ночь закончится? - Ты доверяешь ему? - Как самому себе, пап. Больше они к этой теме не возвращались. Только вечером отец Честера еще раз, внимательно взглянул на сына, потом на мужчину, что заехал за ним, улыбнулся и ушел в гостиную к жене, давая влюбленным самим решать, готовы они к тому, чего оба хотели или нет. В квартире художника, Чес чувствовал себя как дома. Он помогал Майку ее обставлять, как заботливая женушка покупал скатерти и постельное белье, занавески и полотенце в ванную комнату, даже тапочки и посуда были куплены вместе с Честером. И все же, в этот вечер парень заметно нервничал, вечно что то задевая в комнате, заикаясь и стараясь не смотреть на любовника. - Если ты не хочешь, то мы можем этого не делать. - Я хочу, – выпалил Чес, – просто я боюсь, что не понравлюсь тебе и ты меня бросишь. С минуту Майк смотрел на своего мальчика внимательным взглядом, а потом расхохотался во весь голос. - Ты не подражаем, – выдохнул он, когда смех утих и от этой фразы, от того, каким тоном она была сказана, Честеру стало легко и уютно. Он, наконец то, был дома. Утро встретило парней в постели. Взрослый мужчина прижимал к себе юношу. Уже взрослого, но не растерявшего свое детское очарование. Майк прижимал к себе стройное, слегка худощавое тело партнера, а Чес, закинув ногу ему на бедро, обхватил его двумя руками, удобно устроив голову на смуглом плече. Оба улыбались.

Admin: Название:зарисовка Пэйр:стандартный Статус:завершен Примечание:ошибки не правлены почти, мне, как всегда, лень. Впервые это произошло в туровом автобусе, году, наверное, в 2003. Вроде бы они стояли и разговаривали, стараясь особо не шуметь, потому что остальные участники группы уже спали, как в другой момент они уже жадно целуются и Майк не по детски распускает руки, забираясь ими под резинку пижамных штанов Честера. Тот лишь стонал в рот любовнику и сильнее прижимался и терся о ладони репера. Парни и сами толком не поняли, как это произошло, что и швырнуло их в объятия друг друга, и почему эта совместная маструбация вызвала такую бурю чувств и эмоций, которые до селе не вызывал секс ни с одной из девчонок. Но сильно переживать по этому поводу они не стали. В следующий раз это произошло в студии. Рокер и МС остались дописывать вокальные партии, точнее дописывал Шинода, а Честеру просто не чем было заняться, и он решил составить компанию другу, когда вновь проскочила та самая искра, что и пару лет назад. На этот раз дрочка не помогла и Бэнингтона быстренько нагнули над пультом, содрав предварительно штаны и от имели по полной. Были крики и стоны, была кровь и извинения, но в общем все получили именно то, что хотели. Улыбка еще долго не сползала с их довольных рож. В третий раз это произошло во время съемок очередного клипа, спустя несколько месяцев после студии. Майк взглянул на Бэнингтона, который о чем то говорил с режиссером, при этом он облизывая свою нижнюю губу, а иногда ее прикусывая, вот тут то Шинода и понял, что он хочет так, что дымиться. Честер, словно, почувствовал на себе обжигающий взгляд и не уверенно посмотрел на Майка сквозь полуопущенные веки, но МС показалось, что он почувствовал тот жар, с которым рокер на него смотрел, всей кожей, потом Честер кивнул куда то в сторону и пошел в том направлении, оказывается там была подсобка. МС уговаривать долго было не надо. Но на этот раз трахнут был сам Шинода, прижатый телом любовника к фанерной стене и шипящий от ни когда ранее не испытанных ощущений, но от этого не менее приятных. Весь их секс был жадным, грубым и очень горячим. В следующий раз Майк стоял перед Бэнингтоном на коленях, пока тот ритмично имел его в рот, сходя с ума от зрелища и от влажной, горячей глубины шинодовского рта. Такого минета у рокера не было ни когда. При этом Шинода помогал себе рукой, наслаждаясь чуть солоноватым, но таким приятным вкусом на языка, а так же горячностью и твердостью честеровского члена. Оба кончили одновременно – Майк Честеру на ботинки, Чес Шиноде в глотку. С каждым разом они придумывали все новые и новые способы, как удовлетворить друг друга, правда, иногда это заканчивалось травмами, например вывихнутыми суставами. Но всегда, весь их секс, случался спонтанно. Вокалисты могли месяцами друг на друга не смотреть в этом плане, а потом раз и снова этот электрический разряд, этот взгляд сводящих с ума темных глаз, улыбка или оброненное невзначай слово, которые понимали только они, и все, опять закрутилось, опять унесло в страну похоти, страсти и наслаждений. В этот раз Шинода был привязан к кровати. Банально и пошло, надо сказать, но Честеру нравилось. Сегодня он принес несколько игрушек и хотел опробовать их на любовнике. Бэнингтону всегда доставляло удовольствие лицезреть распластанного перед ним МС, который был гол, беспомощен и связан. Это возбуждало и наводило на такие развратные мысли, что Честер стонал от одних только картинок в голове и кидался претворять их в жизнь. Шиноде такие повороты тоже нравились, но все же, он предпочитал быть, как говориться, сверху, хотя иногда, вот как сейчас, он позволял Честеру контролировать весь процесс и быть его подопытным кроликом в делах сексуальных. - Если я сделаю тебе больно? – Чес сидел на краю кровати и одним только взглядом трахал это желанное тело. - Я тебе потом оторву яйца, – прошептал МС и еще раз дернул руками, проверяя действительно ли его так крепко привязали. - Тебе нравятся моим яйца, – рассмеялся рокер своим мягким, мяукающим смехом, который, словно кошачьими лапками, так же мягко, прокатился по всему телу репера. – Тебе нравится их вкус, их тяжесть у тебя на языке, ты бы вечность их вылизывал, дай тебе только волю, – вычерчивая языком какие-то непонятные символы на животе любовника, шептал Честер. В этот вечер Майк Шинода впервые узнал на сколько может растянуться его задница и, что два члена в ней это очень и очень здорово, а так же то, что быть «снизу» одновременно, вдвоем, тоже вполне осуществимо и это Честеру понравилось больше всего. - Я бы хотел вот так вот прожить вечно, – Майк обнимал любовника за плечо и курил, поглаживая кончиками пальцев влажную после секса кожу. - С членом в заднице? – хихикнул Бэнингтон - Если с твоим, то да, – фыркнул в ответ МС. - А за чужой, я тебе твой оторву и скормлю собакам. - Фу, какой ты противный. - Ты это сейчас сказал так, словно ты педик размалеванный, – рассмеялся рокер и прижался к любовнику сильнее. - Я и есть педик, раз сплю с тобой. Честер ни чего на это не ответил, он уже спал. Им нравилось засыпать в объятиях друг друга, им нравилось просыпаться в объятиях друг друга, наслаждаясь утренними поглаживаниями и тихим, мягким разговором, который бывает, когда мозг еще затуманен сновидениями, а рядом самый теплый, ласковый и нежный человек в мире. Они разговаривали обо все и ни о чем в постели, они разговаривали обо всем и ни о чем в душе, они разговаривали обо всем и ни о чем на кухне, когда кто-нибудь из них готовил завтрак, они разговаривали обо всем и ни о чем, когда ехали вместе в студи. Но как бы сильно не было их желание, вспыхивающее и разгорающееся стремительно, словно тайфун, каким бы ни был жарким, голодным, страстным и горячим секс, больше всего парни любили моменты, когда тела только остывали от нового марафона, отдыхали после достигнутых высот. Минуты, когда они целовались мягко, ровно, словно пробуя друг друга на вкус, боясь сломать и сломаться, нежно проводя кончиками языка по губами друг друга, соприкасаясь друг с другом и, пожалуй, это было самым интимным в их отношениях. Только во время такого поцелуя, когда на секунду отрываешь от губ любовника, на выдохе можно произнести: - Я люблю тебя, – и это будет чистейшей правдой, потому что нельзя так целовать того, кого не любишь больше жизни.

Admin: Название:нет Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение:АУ и бла бла бла,про ошибки как всегда-не исправлял В этот день Честеру Бэнингтону исполнялся 21 год. Он был безмерно счастлив и носился пол дня по магазинам, выбирая себе одежду. Имея таких отличных родителей, как чета Бэнингтонов, Чес мог спокойно принять тот факт, что он гей и не таясь, рассказать об этом родителям, которые всячески его поддержали, хоть и были слегка расстро

Admin: Название:пазл Пэйр:беннода Статус:завершен Предупреждение:АУ и вообще моя больная фантазия. Честер любил собирать пазлы. Ему нравилось вечерами валяться на ковре и складывать кусочки картины во едино. Он увлекся этим еще в детстве, когда сильно заболел и ни мог ни куда выходить, а смотреть телевизор целыми днями ему не давали. Тогда же, старший брат Честера и принес ему не большую коробочку с цветным картоном, всего было 40 кусочков, и Честер сам не заметил, как увлекся пазлом. С каждым разом он покупал все более сложные картины, с бОльшим количеством частей и сложнейшими рисунком. В этот раз он купил себе коробку с тысячью кусочками и картиной Сальвадора Дали «Оплакивание», которую он давно хотел повесить у себя на стене, но при этом и самому принять участие в ее создании. Довольный, Бэнингтон опустился на пол в гостиной и, вскрыв коробку, высыпал картон на пол. Не передаваемое ощущение для Честера, он просто с ума сходил, когда два пазла соединялись в общую картину, когда к ним присоединялись все новые и новые детали, вырисовывая и открывая для тебя красоту полной картины. И пусть не ты был ее художником, но сейчас, когда ты собрал ее своими руками, ты смело можешь считать себя ее автором или хотя бы соавтором. Честер упивался своим хобби. Он нашел самое главное – это уголки картины, потом кусочки с ровными краями, что шли окантовкой главного творения и принялся потихоньку, выбирая из груды картона пазл за пазлом, складывать их в разные кучки, откладывая в разные стороны. Цвет к цвету, уголок к уголку, окантовка к окантовке. Как только разбор был закончен, он удовлетворенно вздохнул, поднялся, разминая затекшие ноги и спину, и направился спать. Завтра работать, а уже после работы он примется к созданию своего шедевра и кто бы и чтобы ни говорил, а это было именно создание и именно шедевра. Честер уже тихо посапывал у себя на постели, не видя того, как лунные лучи пробрались в щель меж не плотно сдвинутых штор и, как поднялись в воздух разноцветные картонки, меняя свой цвет на черно-белые и разные оттенки серого, как меняется картинка на самой коробке от пазла, как мягким свечением наполняется комната и в воздухе витает аромат магии, добра и любви. - Спи спокойно, Честер. Скоро твоя жизнь изменится, – молодой мужчина стоял рядом с постелью спящего парня и ласково улыбался. – Рано или поздно эти картинки должны были тебе помочь, а я помогу им сделать это быстрее. - Джей? – сонно протянул Честер и неуверенно приоткрыл глаза, но в комнате было пусто. Печально вздохнув, Бэнингтон вновь закрыл глаза и провалился в сон без сновидений уже до самого утра. Честеру было 22 года, его родители умерли, когда ему было 9 лет и воспитывал Честера старший брат, который в прошлом году погиб в автокатастрофе и теперь парень жил один. Тяжелее всего Бэнингтону далась смерть именно старшего брата – Джейсона – который поддерживал и защищал младшего братишку, словно сумасшедшая мамаша. Они были слишком дружны и, казалось, что они дышат только друг другом, вместе им было мало мира, а когда Джея не стало, Честер потерял всякий интерес к этому такому не справедливому миру, полностью отдавая себя работе и вечерним времяпрепровождениям за чашкой чая и сборкой волшебных картин, которые так любил Джейсон. - Что это, какая то шутка? – Чес вертел коробку в руках и пытался понять, не снится ли ему то, что он видит. Он точно помнил, что купил вчера именно Дали, которого хотел очень давно, но сейчас перед ним был просто кусок картона, без надписи и рисунка. - И как я должен, что-то собирать? – в сердцах откидывая коробку и поднося руки к лицу. Тяжело, слишком тяжело жить без него, без его добрых слов, без его поддержки. – Ты обещал, что мы всегда будем вместе, даже когда ты женишься. Ты кинул меня, – Чес бы кричал, но сил уже не было. Он повалился на бок и, свернувшись калачиком ,провалился в темноту. - Я сдержу свое обещание, – серая тень скользнула к окну. – Ты будешь счастливым. Более или менее придя в себя только утром, Честер кое-как умылся, оделся и отправился на работу. Проходя через гостиную и смотря на разобранные кучками кусочки пазлов у Честера в груди возникло какое-то щемящее чувство, что ему жизненно необходимо собрать эту картину, но сейчас просто не было ни сил, ни времени. Отработав день, делая что-то совершенно невменяемое, не впопад отвечая начальнику и ловя странные взгляды других сотрудников, Честер дождался того, что мистер Хан, начальник его отдела, отправил парня домой. - Я ни когда не жаловался на твою работу, Честер, но сегодня ты портишь абсолютно все. Ты умудрился даже поставить печать ни туда. Думаю, что тебе стоит отдохнуть пару дней. Не бойся, – улыбаясь, – премиальных не лишу и больничного листа не потребую. - Спасибо, сэр, – Чес поднялся со стула и, понурив голову, направился к своему столу, собираясь и покидая рабочее место. До дома Бэнингтон решил пройти пешком. Ему надо было проветрить голову, чуть освежить мысли, потому что уже не оставалось сил, чтобы жить и двигаться дальше. Состояния овоща – вот каким он сейчас себя ощущал. Друзья перестали звонить и только двое приятелей исправно отзванивались каждую неделю, ровно в восемь вечера и предлагали куда-нибудь сходить, приехать к Честеру или просто провести вместе время в парке, попивая пивко и кормя голубей. Только Честер исправно отказывал им раз за разом, месяц за месяцем, видимо и год за годом. Но они все равно продолжали звонить и Честер был очень этому удивлен, потому что когда у Честера была ЖИЗНЬ, эти парни ни как не выказывали очень сильной привязанности к молодому человеку, младшему брату Джейсона Бэнингтона. - Поговори с ними, встреться. Ты разрушаешь себя, – Честер словно слышал слова Джея, глядя на его фотографию. - Без тебя это будет не то. - Но я умер, Честер. Тебе надо двигаться дальше. И фото летит об стену, потому что Честер не верит в то, что его брата больше нет. Со дня похорон он больше ни разу не появился на его могиле. К родителям ходил, а к брату больше ни когда. Выпив пару бокалов бренди, Честер присел с рядом бесформенной кучей картона. - И вы стали серыми, словно напоминание о моей жизни, – чертыхнулся Бэнингтон, но принялся раскладывать кусочки, пытаясь соединить их, выискивая подходящие. Его успокаивал процесс, ему нравилось перебирать и стыковать детали, ему нравилось наблюдать, как раз за разом он находит подходящие кусочки и картина начинается вырисовываться. Только в этот раз все было гораздо сложнее, не было визуального представления того, что должно получиться и Честер увлекся процессом полностью. Он забывал поесть, он забывал принимать душ, он позвонил на работу и сказал, что плохо себя чувствует, он почти не спал. Его хриплый от долгого молчания голос, убедил начальника в том, что парню плохо и он дал ему две недели за свой счет и молился про себя, чтобы Бэнингтон наконец то отошел от шока потери и снова вернулся к жизни. В офисе не хватало его тихого смеха, забавных подколов, да и вообще жизнерадостного Чеса, которым он был еще только год назад, перед трагедией. А Чесу было все равно, что и кто о нем думает. Он не отвечал на телефонные звонки, почти тут же стирал сообщения на автоответчике и собирал свою картину дальше. В тот день, когда он примерно представил, что же у него получается, была собрана почти половина пазла и Бэнингтон удовлетворенно выдохнул. Теперь стало ясно куда двигаться. Из собранного получалось лицо молодого человека. Азиатская внешность с примесью европейской крови, темные глаза светились добротой и дарили успокоение. В какие-то моменты, Честер ловил себя на том, что не может отвести взгляда от этих глаз, что ему становится спокойно, когда он смотрит в эти счастливые глаза, ему становилось тихо на душе и ощущение чего то хорошего, что скоро изменит его жизнь, кошачьими лапками закрадывалось в душу, мягко ступая и успокаивая израненное сердце. - Кто же ты такой? – прошла почти неделя с того дня, как Честер принялся собирать этот странный пазл. – Я не понимаю, – прикладывая очередной кусочек, а затем, откладывая его в сторону – не подошел. Еще через четыре дня, собрав картину полностью, подогнав все кусочки друг к другу, Бэнингтон обнаружил, что не хватает двух частей, что без них улыбка этого парня не полная, в ней зияли дыры и именно тогда Чеса прорвало. Он катался по полу своей не большой гостиной и выл от боли и разочарования. Он перетряхивал снова и снова эту чертову коробку, но там было пусто. Он перевернул вверх дном всю свою квартиру, но все безрезультатно – он ни чего не нашел. В ярости он оделся и вылетел на улицу, направляясь к тому магазину, где и купил этот чертов пазл, ненавидя всех и вся, не обращая внимания, как шарахаются от него прохожие, видя сумасшествие в его взгляде. - Эй, парень, – Чес стряхнул руку, схватившую его за куртку и попытавшуюся остановить его. – Подожди, ты потерял… Бэнингтон развернулся, уже готовый высказать незнакомцу все, что он о нем думает, как замер на месте. Перед ним стоял тот, кого он столько времени собирал, тот, кто пленил Честера и заставил его мечтать о том, что в этой жизни еще, возможно, для него не все потеряно. - Эй, ты в порядке? – молодой человек протянул ему руку ладонью кверху – на ней лежали две сероватые картонки. – У тебя выпало, когда ты сбил меня. Не веря свои глазам, продолжая пристально разглядывать говорившего, Честер протянул руку и накрыл ладонь незнакомца своею…дальше Чес ни помнил ни чего. Очнулся он у себя дома, рядом с ним сидел тот самый парень и улыбался. И эта улыбка была во сто крат лучше, чем на рисунки, а глаза…темные, лучистые и такие теплые глаза. - Привет, – просипел Чес. - Ты как, парень? – незнакомец провел ладонью по ежику коротких волос на голове Бэнингтона. – Я Майк Шинода. - Честер, – прошептал Чес, жадно разглядывая мужчину и не замечая того, как тянется за лаской. Слишком давно к нему ни кто не прикасался в таком успокаивающем жесте. А потом все завертелось и закрутилось так быстро, что Честер не успевал запоминать все, что с ним происходило. Этот Майк остался у него до утра, даря тепло и покой, приготовив ужин и заварив вкусного чая, о существовании которого в своей квартире Бэнингтон даже не подозревал. Майк, Майк, Майк. Все вокруг стало дышать лишь Майком, Честеру было необходимо, чтобы этот молодой человек был с ним и только с ним. Он влюблялся и очаровывался все больше и больше. Спустя еще несколько дней, Честер вернулся на работу. Он робко улыбался, его бледность почти пропала, а глаза горели таким огнем, что опаляло всех сослуживцев. - Не знаю, что с тобой произошло, но я рад, что оно случилось, – Хан хлопнул подчиненного по плечу и прошел в свой кабинет, улыбаясь тому, как покраснел Бэнингтон. Вечером у выхода из офиса, Честера ждал Майк. Он мягко привлек молодого человека к себе и коснулся его губ своими, улыбаясь после и смотря с таким обожание, что Бэнингтону на какое то время стало трудно дышать. - Домой? – Шинода так и остался жить с этим странным молодым человеком. Ночью, когда звезды были видны как никогда, а полная луна заняла свое место на небосводе, Честер, довольно улыбаясь, спал на плече своего любовника. Они впервые занимались любовью этим вечером и сейчас Чес был вымотан и удовлетворен. Он сладко спал и, его утомленное ласками тело, было расслаблено после любовных утех. - Спит? – молодой мужчина был бледен, но улыбался, казалось, что он и есть сам лунные свет, будто соткан из него. - Спит, – улыбнулся Майк и сильнее прижал к себе свое сокровище. - Я рад, что вы все таки встретились. - Ты много для этого сделал, Джейсон. Спасибо тебе за него. - Лишь тебе я мог его доверить, – брат Честера склонился над Шинодой и поцеловал того в губы, медленно растворяясь в свете луны. Честер ни когда не узнает того, что Майк Шинода был другом и партнером Джейсона почти семь лет. Честер ни когда не узнает, что разошлись молодые люди из-за младшего Бэнингтона, в которого Майк отчаянно влюбился только лишь увидев его на фото своего парня. Честер ни когда не узнает, каких усилий стоило Джейсону отпустить своего любимого, чтобы сделать брата счастливым. Честер ни когда не узнает, что Майк Шинода в тот день, когда они столкнулись, шел к Честеру, чтобы отдать ему два кусочка пазла, которые принес ему Джейсон и Честер ни когда не узнает того, что в день аварии, Джейсон ехал от Майка и они в последний раз занимались любовью, потому что Джей уступил и принял чувства Шиноды относительно своего брата. Честер не узнает, что авария была не случайна, что Джей не смог бы смотреть на своего брата, которого любил до безумия и на человека, который любил его брата и больше не любил его самого. Но по сути этого знать Честеру и не обязательно, он и так намучился за этот год и теперь просто обязан быть счастливым, а Джей присмотрит за ними обоими.

Admin: Название:нет Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение: энца скорее всего.и если помнито то реанимейшен был азписан по большей части без Бэнингтона,в общем вот... - Твою то мать, Бэнингтон, – Майк рухнул в кресло, потирая челюсть, по которой только что залепил рокер. - Ты промолчал, ты ни чего не сказал мне, – накидываясь с обвинениями на друга и любовника. - Да когда тебе было что то говорить? Когда ты валялся в отключке у меня дома или когда я вытаскивал твое передознувшееся тело из того клуба? – Шинода вскочил со своего кресла и вот уже он нависает над Бэнингтоном, а не наоборот. - Ты мог бы попробовать, – не сдавался Чес. - Попробовать ЧТО? Ты посылаешь меня на хрен, потом приползаешь, когда тебе хреново и говоришь со мной о любви, а как только ты опять находишь компанию более отзывчивую и людей в ней, которые ширяюца вместе с тобой, я снова становлюсь мудаком номер одни, потому что вновь повелся на твои глазки, манящие губки и ахуенную задницу. - Вот видишь, ты же не отрицаешь того, что она ахуенная, – меняя тактику и вот теперь Чес просто худая, жилистая, сексуальная бестия. Он трется о Шиноду, который пытается отцепить от себя надоедливого вокалиста, но у него не получается. Честер даже в таком состоянии заводит его и Майк сдается. Он жадно целует губы своего любовника, терзает их, наслаждаясь их вкусом и теплотой чесовского рта. - Ты бесподобен, – усаживаясь на кресло и сажая Чес себе на колени. Рокер трется об МС, сейчас ему хочется одного, чтобы Майк взял его сильно, жестко, так, как делал это только он один. - Люблю тебя. - Ненавижу, – хрипит в ответ репер и стягивает майку с худого тела. – Ненавижу, – рычит Шинода, мозолистыми руками лаская нежную кожу, выкручивая соски, заставляя Честера выгибаться от боли и наслаждения. - Трахни меня, – шепчет Честер, – трахни, как ни когда до этого. И Майка срывает окончательно. Он скидывает Бэнингтона со своих колен и велит ему раздеться, сам же Шинода идет к своей сумке и достает смазку и презервативы, возвращаясь на свое место, лишь расстегивая ширинку и слегка приспуская штаны, только чтобы высвободит каменно стоящий член. - Иди сюда, мой хороший, – темные глаза еще темнее, теперь в них похоть и желание, желание брать, брать и брать. – Только мой, мальчик, – оглаживая обнаженное тело на своих коленях. –Мой сладкий мальчик, – и Честер стонет под его прикосновениями, целует его шею и мурлыкает что то не понятное ему на ушко, пока Майк трахает его пальцами, растягивая и подготавливая для себя. - Сейчас, Майки, прямо сейчас, – стонет Бэнингтон и выгибается от удовольствия – Майк снова проехал пальцами по бугорку простаты. – Трахни меня. - Не командуй. - Ты же хочешь меня, чего ты тянешь, – шепчет Честер и его ладошка обхватывает член Шиноды, сжимает и поглаживает. – Я люблю его внутри, только его. Прошу тебя, Майки, сделай мне хорошо, – шепот словно патока, обволакивает всего МС и он рычит от удовольствия и осознания того, что этот парень только его, что он принадлежит только ему, Майку. - Приподнимись, – хрипло говорит Майк и вытаскивает свои пальцы из попки Честера, тот разочарованно стонет, ощущая пустоту в своем теле, но повинуется. Шинода аккуратно помогает Честеру опуститься на свой член, потом подняться и вновь опустится, и подняться, встречая его бедра на середине, трахая сильно, властно, насаживая на свой член, словно утку на гриль и Честер стонет от удовольствия вперемежку с болью, стонет и ласкает себя, каждый раз вскрикивая, когда Майк таранит его простату. - Глубже, Майки, глубже, – шепчет он, пытаясь сфокусировать свой взгляд на лице любовника. – Сильнее, ты же хочешь меня. - Только тебя, – шепчет Майк и сильнее натягивает Чеса на себя, двигая бедрами быстрее и немного рвано. – Тебя. Честер кричит и опадает на грудь Шиноды, когда оргазм выкручивает его тело, он жалобно постанывает, пока Майк продолжает трахать его дальше, принося этим скорее боль, чем удовольствие. Но раз Шинода еще не кончил, то глупо пытаться его остановить, может выйти только хуже. Майк во время секса не управляемое существо, ему плевать на все, пока он не получит свое удовольствие и за это Честер временами его ненавидит, потому что всегда кончает раньше, чем его партнер. - Люблю тебя, – шепчет Майк куда то в плечо любовника, сжимая его так сильно, что чуть ли не трещать ребра, когда семя выплескивается глубоко внутри партнера. – Как я люблю тебя, стервец. - Я тоже, – Честеру приятно, что Майк так сильно желает его, Честеру приятно, что Майк сразу после оргазма не выходит из него и еще какое то время он наслаждается ощущением заполненности, нужности и причастности к удовольствию своего парня. - Ты что то говорил о том, что я творю за твоей спиной или мне показалось? - Показалось, – хихикнул Бэнингтон и спрятал свое лицо на плече любовника. - А мне нет, – шипит Майк, прикасаясь к своей скуле, где уже расползался мерзкий синяк. - Прости, я не хотел… - Чес, – Шинода заставляет партнера смотреть в свои глаза, его член с чавкающим, влажным звуком покидает задних проход рокера. – Это будет последний раз, если ты не начнешь лечение. - Я не болен, – но Шинода смотрит взглядом побитой собаки, улыбка, что была еще пару мгновений назад, сползает с его лица и Чес вновь прячется на плече любимого мужчины. Он уже знает, что сдался, что Шинода прав. Честер слишком любит своего невозможного азиата, чтобы отказать ему в том, в чем он, Честер, действительно нуждался. - Я бы не сделал этого проекта без тебя, просто ты тогда не мог. - Я знаю, – тихо-тихо говорит Бэнингтон, кончиком носа потераясь о ткань рубашки МС. - Давай собираться. Бред обещал придти к шести. А это уже почти вот-вот. И запомни, что ты мне обещал. - Запомню, – Честер мягко улыбается и знает, что это будет не легко, но ради Майка он откажется от всего в этом мире, лишь бы еще раз ощутить то, что он испытал несколькими минутами ранее. И может дело только в сексе, но это секс с Майком Шинодой и его Честер не променяет ни на что.

Admin: Название:Татту Пэйринг:беннода Предупреждение:АУ,Чес в активе и вообще злобная тварь.В общем то полное ООС персонажей,по большей части от них взяты только внешность и имена. Статус:закончен 3. Удар был достаточной силы, Майка аж отнесло к стене. Врезавшись об нее, Шинода свалился на пол. Он приподнялся на локтях и вгляделся в темноту, но виден был лишь не четкий силуэт нападавшего. - Честер? – не уверенно произнес Шинода, но был уверен, что это не он, не его хозяин. От Честера всегда пахло кровью, а еще какой-то специфический запах силы с легким оттенком смерти. - Жди его дальше, человек, – рассмеялся незнакомец. – Честера не будет долго, он поручил тебя мне, а я не буду церемонится с твоей жалкой шкурой, как он. - Тебе же хуже, – Майк рассмеялся, но вышло достаточно хрипло, все же к стене его приложили хорошо. Не понятный человек, и человек ли вообще, приподнял Шиноду за грудки, прислоняя все к той же стене. Он приблизил свое лицо к шее жертвы, жадно втягивая аромат Майка. - Ты и правда одуряющее пахнешь. Я думал, что это простая общая эйфория от того, что хозяину хорошо, что всех тянет к тебе из-за того, что он в тебе нашел. А теперь я понимаю, что и стук твоего сердца особенный, – человек был уверен, что незнакомец сейчас закрыл глаза и вслушивается в частые удары. Адреналин уже бурлил в крови, разгоняя сердце все быстрее и быстрее. Майку было страшно, ему впервые за долгое время у Честера стало страшно и больше всего его пугало то, что причиной его страха стал не хозяин и насильник, не его полноправный владелец, хоть и без документов, а кто-то посторонний, кто-то, кто должен был отвечать за его безопасность. Следующий удар вырубил Шиноду на некоторое время и когда он пришел в себя, то вновь обнаружил свое тело привязанное к кровати и полностью обнаженное. Это уже где-то было, и Шинода бы рассмеялся, если бы только мог. Но возможности не был - рот был заклеен скотчем, как ни банально это звучало. - Честер, – беззвучно звал Майк, понимая тщетность своих попыток. – Честер! – орал внутренний голос. - Не плач, – почти ласково произнес незнакомец и стер слезинки, что скатились из глаз человека. Майк и не заметил, когда влага заполнила его глаза. – Я постараюсь не сделать тебе больно. Ты умрешь счастливым. Я даже сделаю это быстро, – холодная, влажная ладонь легла на грудь в области сердца и слегка сжалась, скребя когтями по смуглой коже. Это было больно, больнее чем с Честером. Тот изредка, явно не по своей воли, а по чистой случайности, но делал Майку хорошо, а это существо лишь брало, не оставляя надежды на какое-либо спасение после. Только сейчас Майк понял, на сколько сильно он устал от всего этого, как сильно ему хочется умереть и почти с благодарностью отдавал свое тело, ожидая желанного освобождения, которое обещал ему незнакомец. И вот долгожданная темнота изнутри окутала его сознание, погружая в покой, отключая навсегда, как надеялся человек. - Я подозреваю, что объяснений для своего поступка ты не найдешь, – Майк приходил в себя. В голове шумело, во рту пересохло, а голова трещала по швам так, что свет был не мил, если бы в этом помещении он был, конечно. Прохладная ладонь, знакомая как своя собственная, оглаживала Майка по волосам. Честер, скорее всего, и не замечал этой ласки, действуя машинально, нежели сознательно. Голос его был холоден и Шинода бы передернул плечами, если бы мог и, скорее всего, постарался бы убежать как можно дальше, если бы интонации с которыми разговаривал Бэнингтон были направлены в его, Майка, адрес. - Я подумал, что… - Что он теперь твой? Я дал нечеткие указание на его счет? Я, по-моему, ясно выразился, чтобы к нему не смели прикасаться. Хруст костей и стойкий запах крови ударил Майку в нос, яркий свет ослепил на какое-то время, а потом стало…хорошо. Сладость крови, ее медный привкус, коснулся губ уже не скрытых клейкой лентой, дурманящая влага потекла в рот. - Нет, – Шинода дернулся, отползая куда-то в сторону. – Нет! – не понимая, почему он кричит и от чего отказывается. - Прости, – голос Чеса слегка смягчился, но был все также холоден. – Я забыл, что ты не такой. Ты человек, правильно? – слизывая остатки крови недавнего насильника с губ Майка. - Честер, – Шинода был почти благодарен ему, но только почти. Ему так хотелось порвать со всем этим, покончить со всей этой странной жизнью или существованием, он уже не знал как назвать то, что с ним сейчас происходило. - Тебя опять искали. Мне пришлось приложить максимум усилий, чтобы о тебе забыли, хотя бы на время ритуала, – он притянул Майк к себе и прижал к своей груди. – Но знаешь, что самое забавное, – он поцеловал человека в висок, – я пришел вовремя, иначе он бы убил тебя, когда ты мне так нужен. Но дело не в этом, – укладывая Шиноду обратно на кровать, ложась сверху, – я вдруг отчетливо услышал твой зов, я слышал как ты зовешь меня. Ты же звал меня, да? – потираясь кончиком носа о нос своего человека, своей добычи. - Звал, – зачем врать, когда это существо видит его насквозь, да и злить Чеса лишний раз было чревато последствиями. - Я видел все твоими глазами. Как он жадно целовал тебя, – оглаживая ладонями обнаженные бока своей игрушки, – и это было чертовски возбуждающе. Только вот одно меня напрягло, – Чес остановился и зло посмотрел в глаза Майку, – тебе не нравились его прикосновения, я чувствовал, как тебе не приятно это, то, как ты размышлял над этим. Ты и мои прикосновения воспринимаешь также? Мне интересно, Шинода, – Честер ущипнул любовника за сосок. - Нет, – Майк выгнулся дугой. Он ожидал, что будет больно, что тело будет ныть после прошлого изнасилования, но с удивлением осознавал, что тело откликается на прикосновения Честера, будто оно только и ждало его ласки. - Что ты думаешь обо мне, когда я беру тебя, Майки? – Чес склонился и уже шептал ему на ухо, облизывая раковину аккуратного уха, засасывая и прикусывая мочку уха. Шинода хотел было ответить, не зная что, но ответить, как его рот был атакован ртом Бэнингтона. - Не говори, молчи, мой сладкий, – Честер улыбнулся. – Тебе идет тихое, покорное состояние. Меня вообще возбуждает твоя покорность. Чес достаточно быстро разделся, стараясь ни на минуту не останавливать ласки, возбуждаясь еще сильнее от стонов и мягкого мурлыканья, что издавал Майк, когда Бэнингтон задевал особенно чувствительные места. Это было ново для Честера, ново в том плане, что ему и в голову не приходило, что можно сделать процесс соития, весь секс с этим человеком не просто насилием, а обоюдным удовольствием. Это странное существо уже замечало, что иногда его человек кончал под ним, кончал бурно и с таким восторгом, что эмоции самого Бэнингтона зашкаливали, вызывая еще один оргазм, но уже на другом уровне, где-то в области сердца. Мертвого сердца. Чес обхватил оба члена одной рукой, начиная движения по всей длине, вновь целуя манящие губы. Аромат Майка странно изменился, и только сейчас это дошло до Бэнингтона, что-то было с ним не так, какая-то новая, возбуждающая составляющая, просто будоражила сознание, заставляя действовать не обдуманно, странно, быстро и в тоже время все также жестко. Майк выгнулся, прогнулся в спине, почти скидывая любовника со своего тела, заливая кулак Честера свой и его животы, Чес последовал за человеком, матерясь сквозь зубы, проклиная всех кого только мог за то удовольствие, что он только что испытал. - Ты же знаешь, что я убью тебя по окончании всего ритуала? - Знаю, – Майк лежал и смотрел в потолок. Честер только что доставил ему удовольствие и это было чертовски приятно, исходя из того, что было раньше в их постельных отношениях. – Ты не устаешь мне об этом напоминать. - Я просто не хочу, чтобы ты забыл или стал обольщаться на свой счет. Я не ценю красоту как таковую, мне главное стук сердца и запах твоей крови, ее вкус. Ты же понимаешь? - Понимаю, – Шинода медленно повернулся и взглянул в темные глаза своего хозяина. – Я все прекрасно понимаю. - Умный мальчик. - Я бы хотел поговорить со своей семьей. - Нет, – резко, с силой сжимая запястье игрушки. – Ты больше ни когда с ними не увидишься. Ты не принадлежишь тому миру, больше не принадлежишь. Зачем ты заставляешь меня это вновь повторять тебе? – звонкая пощечина. – Ты опять вывел меня из себя, вновь, – словно тиски, пальцы сжались на подбородки. – Почему ты просто не можешь быть моим и не думать ни о чем? – почти укус, а не поцелуй. Бэнингтон стремительно поднялся, когда ему надоело терзать и так кровоточащие губы своего раба, и покинул комнату. Майк тяжело вздохнул и поднялся, так же тяжело, впрочем, как и всегда. Ему надо принять душ, смыть с себя и следы предыдущего насильника и следы главного насильника. Все таки, как ни крути, но Чес оставался тем, кем и был - монстром. - Пусть он убьет меня скорее, – отирая полотенцем зеркало от испарины. – Я так хочу умереть – всматриваясь в свое лицо, разглядывая опухшие губы, запавшие глаза и тени, что залегли по ними, слегка впалые щеки. Бэнингтон сидел в своем зале и тупо смотрел в стену. - Ты убил того, кто служил тебе долгие столетия, Чес, – прошептал он сам себе под нос, – убил из-за жалкого человечишки, что ты будешь с этим делать? - Убью человека, как только закончу ритуал. - Ты не оставишь человека себе? – манера вести разговора с самим собой давно вошла в его привычку. Бэнингтону казалось, что так он может расставить все в своей голове по местам, разложить по полочкам, так сказать. - Я не уверен, что ты хочешь, чтобы я оставил его. - Я думаю, что это будет не самой хорошей идей. Ему не чего делать в нашем мире, Честер, а тебе ни когда не попасть в его. - Я знаю. - Тебя это расстраивает? – не поддельный интерес в голосе. - Думаю, что да. Хотя…я не знаю, пока я не думал об этом. - Не думай, у нас есть дела поважнее. - Ты прав, – поднимаясь и вновь направляясь в комнату Майка. - Первое приготовление прошло. Наше семя смешалось, осталась кровь, твоя кровь, мой сладкий Майки, – Шинода лежал на кровати, и вновь бездумно смотрел в потолок. Ему было страшно, он бы врал, если бы отрицал это. Но уже ни чего нельзя было сделать. Ни чего нельзя было поменять. Возможно, если бы была такая возможность, он бы отмотал время назад и не пошел бы в тот злосчастный клуб, в котором все началось, а возможно, его бы все равно нашли рано или поздно. Честер же ясно дал понять, что его притягивает запах Шиноды, а не красота или что-то в этом роде. - Когда? – почти шепотом, горло сдавило. - Через пять дней. Пять дней и ты будешь свободен. Все эти дни Майк только и делал, что подставлялся под своего хозяина. Бэнингтон как обезумел, он не отпускал от себя свою игрушку ни на минуту. - Я больше не могу, мне надо передохнуть, – Шинода просто взмолился. Его тело отказывалось ему подчиняться, его затрахали во всех мыслимых и не мыслимых позах. Честер словно сошел с ума, исполняя свои самые изощренные фантазии, не редко используя сексуальные игрушки, принося этим не столько удовольствие, сколько боли. Но Чеса это не волновало. Ему хотелось попробовать все, пока он не умертвит это прекрасное тело под собой. - Это неправда, ты еще на многое способен, – Честер оглаживал упругую задницу любовника, иногда ныряя пальцами в манящую глубину меж ними. – Думаю, что ты еще послужишь. Ну давай же, приподнимись, – потягивая за бедра, пытаясь поставить на четвереньки, но ноги уже не держали Майка и колени упорно разъезжались. – Мда, по ходу ты и правда слегка выдохся, – переворачивая на спину и закидывая ноги себе на плечи. – Только мне на это плевать, ты же знаешь, ведь так, мой хороший? – вгоняя себя полностью, начиная размашисто трахать. – А ты стал шире, но мне это нравится, – Майк тихо поскуливал. Трение внутри было болезненным, но что он мог сделать, когда Чес был в таком состоянии? Лишь тихо поскуливать от боли, кусать губы в кровь и пытаться не потерять сознание, потому что Честер этого очень не любил. - Я не трахаю трупы, – как-то заявил он и потом еще долго учил Майка тому, что боль не повод, чтобы терять сознание, показывая на его же, Майка, примере. - Честер, прошу тебя, – человек взмолился, прося пощадить его, умоляя остановится, но Честера это лишь заводило и заставляло двигаться быстрее, вгоняя себя резко, с силой, звонко ударяясь своими яйцами о ягодицы Майка, отпуская сальные шуточки, кусая куда придется, оставляя свои отметины на таком шикарном теле, что принадлежало только ему. Пять дней, как бы того не хотелось Шиноде, пролетели гораздо дольше. Боль сопровождала его все время, куда бы он не пошел и, чтобы он не сделал. Но, наконец-то, все прекратилось. С того момента, как Честер покинул спальню в этот день, или же ночь, Майк точно не знал, он вообще отучился различать время суток, его часы были давно сбиты постоянным мраком помещений, лишь изредка было светло, так вот, как только Бэнингтон покинул спальню, начались приготовления к последнему ритуалу, к завершению осуществления своей замой заветной мечты – к бессмертию. Не то, чтобы Чес был смертен, но и его срок рано или поздно бы закончился. Такие как он руководят и живут, пока более сильный и молодой приемник не убьет его и не сожрет его сердце в знак своего могущества и силы, в знак своего превосходства. А так, если Бэнингтон станет бессмертным, то он будет править вечно и в какой-то момент весь мир подчиниться ему. Многие злодеи начинали с мечтаний о мировом господстве, и только Честеру Бэнингтону осталось сделать лишь одно – убить своего раба, игрушку, свою сексуальное удовлетворение, чтобы получить мечту в свои руки. И Честер не откажется от задуманного. Майк даже не удивился, когда его повело. Силы стремительно покидали его тело, но не отключая его совсем, будто со стороны заставляя наблюдать за происходящим. - Это долгое время принадлежало мне, – тихо сказал Честер, смотря на свою игрушку, лаская пальцами изнутри, – очень долго, но сегодня все завершиться. Ты будешь свободен, мой хороший, теперь и навсегда, – Чес улыбался, глядя на то, как спазмы сдавили горло человека, как тот силиться что-то сказать, но слова, по воле Чеса, лишь остаются сдавленными хрипами и стонами. – Еще не время, – погладив по волосам. – Я дам тебе возможно высказаться, но не сейчас. Майк не почувствовал порезов на своих запястьях, просто слабость в теле стала еще больше, но на этот раз она не была вызвана желание кого бы от ни было и Шинода это отчетливо понимал. - Осталось совсем чуть-чуть и все, – Бэнингтон коснулся своими губами почти посиневших губ любовника, своего самого лучшего любовника. – Я не буду забирать ее всю, чтобы ты жил еще какое-то время, – пообещал он и огладил грудь раба. – Но мне еще нужно твое сердце. Ты должен быть жив, так должно быть, когда я выну его из твоей груди, прости меня, – но ни тени сожаления в словах и взгляде. Лишь всепоглощающая, слепая жажда. – У тебя есть, что сказать мне, прежде чем ты станешь свободным? Честер упорно не называл убийства Майка своим именем, он считал, что освобождает человека от бренного существования в этом мире, что делает ему одолжения. И в свою очередь также помогает себе. - Человек создан, чтобы служить нам пищей. Быть частью нашего меню, – часто говорил он и его поддерживали все из их расы. Только не многие старались жить по стандартам людей, сливаясь с ними в толпе, ведя себя как обычные люди, находя свое будущее, свою жизнь с кем-нибудь из смертных. Майк знал, что он скажет последним, что он скажет этому чудовищу в человеческом обличии. Он знал с самого начала, когда только понял, что выхода не будет. Не будет совсем. Шинода не привык делать что-то не до конца. Даже сейчас, и дело не в том, что он был таким положительным и оптимистично настроенным или мазохистом в полном понимании этого слова, вовсе нет, он просто принадлежал до конца. Он всегда делал все до конца, доводил до своего логического завершения все отношения, даже сейчас. - Скажешь? – тихо, просто прикосновения дыхания Чеса к губам Майка и кивок в ответ. Горло расслабляется, спазмы проходят и, кажется, что становится легче дышать. - Говори, мой сладкий, я тебя слушаю, – Чес оглаживает голую грудь, чувствуя, как ускоряет свое биение почти уже мертвое сердце. Крови явно не достаточно, чтобы оно работало исправно. – Говори же, – почти рычание. Еще чуть-чуть и сердце перестанет биться. - Люблю тебя, – и Майк вскинулся, выпячивая грудь, подкидывая все тело вверх, с удивленным выражением на лице он опадает обратно на стол. Мертвый. Еще несколько секунд его сердце пульсировало в руках Бэнингтона, пока тот не впился в него жадным укусом, отрывая кусок. - Я знал, что ты будет не таким, но чтобы на столько, – закрывая от наслаждения веки, жмурясь от удовольствия. – Очень сладкий, – мурлыкнул Честер и победно сверкнул глазами. Для ритуала все было закончено. Скоро контур будет на его теле. Скоро этот мир падет к его ногам. Он добился своего – весь мир встал перед ним на колени, признавая его единым правителем, безжалостным диктатором. И только не многие знали, что он, Честер Бэнингтон, после правления почти полтысячи лет, был сломлен долгие годы. Зачем нужен мир, когда его не с кем разделить? - Люблю тебя, – шептал ему во сне голос и улыбка, пусть и искаженная болью, заставляла его сердце делать удар, снова и снова, пока сон не отпустит, пока не вытолкнет в реальность происходящего. Только тогда оно, сердце, вновь замирало, становясь мертвым и безжизненным. - И я люблю…тогда не понимал, – склоняясь над спящим темноволосым парнем, прикасаясь так аккуратно, словно боясь, что тот рассыплется в прах, исчезнет, покинет его. – Только мой. Ни кому не отдам. - Чес? – сонное бормотание и любовник прижимается к теплому боку своего хозяина. – Что-то случилось, уже пора вставать? Бэнингтону создавали копию за копией, клон за клоном, но не могли достичь того совершенства, которым был оригинал. Нет, он не сразу понял, что Майк ему нужен. Нет, он не сразу понял, что любит человека. Любит так, как только может любить чудовище вроде него. Пока однажды ему не привели этого парня. Настоящего, не клонированного. - Ты будешь служить мне, – заявил Бэнингтон и склонился над почти бессознательным телом. – Только мне, – жадно целуя, чувствуя знакомый аромат, слыша биения родного сердца. - Ты же знаешь, что это не он. Даже не копия. - Не смей, – почти рычание. – Мой. - Ты сошел с ума, Честер, – шептал ему внутренний голос. – Отпусти его или ты опять убьешь его. Но Чес не смог. Он дал человеку знания Майка, стерев его реальную личность, он дал ему жизнь Майка, он дал ему все, чем обладал Майк и этот человек, его человек остался с ним. Потому что Честер позволил себе дать этой игрушке то, что не решался дать своему Майку – заботу и нежность. Не позволяя кому бы то ни было прикасаться к своему любовнику, к своему сладкому мальчику. - Мой, – прошептал Чес и прижал сонное тело к своему, целуя в висок. – Спи, теперь все позади. Мир наш. - Люблю тебя, – прошептал парень и уснул, наслаждаясь своим хозяином и чувством защищенности в его объятиях, не чувствуя дрожи любовника после произнесенной фразы. Дрожи разочарования и понимания полной никчемности своего существования. Внешность не имеет значение, когда есть сердце, что бьется для тебя, когда весь воздух пропитан ароматом, таким желанным и таким манящим. Таким забытым и наконец приобретенным вновь. Но, иногда, в очень редкие моменты, Бэнингтон понимал – он убил Майка, а тот, кто сейчас с ним, не Шинода. Это доставляло дискомфорт и на какое-то время Чес пропадал, покидал парня, чтобы не убить, потому что как ни крути, а Шиноду заменить он так и не смог. Но Честер возвращался, наслаждаясь присутствием этого существа рядом, потому что он больше не сможет жить, если любовника вновь не станет. Потому что это так тяжело - прожить вечность зная, что убил своими руками всю свою жизнь. Убил и сожрал, жадно, словно обезумевший зверь, разрывая мягкую и такую сладкую плоть своими зубами.

Admin: Название:к чему приводит ревность Пэйр:беннода Статус:завершен Предупреждение:группа есть, парни вместе, но представим, что нет ни Анны ни Сэм ни Талинды, что Чес и Майк с самого начала решили, что будут вдвоем. Что-то типа того Теплая ладонь легла Майку на плечо, слегка сжимая его в дружеском жесте. - Ты просидел за роялем всю ночь? - Угу. - Так и не помирились? – Шинода пожал плечами, но не ответил. – Долго это еще будет продолжаться? - Я не знаю, – Майк снял кепку и почесал в затылке. – Я просто не знаю, что еще ему надо. - Может быть любви? - Я и так отдаю ему всего себя, Дэйв, и не говори мне, что это не так. - Но и он тоже, – парировал басист. - И он, – согласился МС, – только вот я не устраиваю ему сцен ревности по любому поводу, я ему вообще не устраиваю сцен, Феникс. Хочет бухать - он бухает, хочет бабу – так пусть ебет. - В том то и дело, – улыбнулся рыжебородый. – Создается впечатление, что тебе на него наплевать. Он же пытается привлечь твое внимание. - Да не хочу я его ревновать, я знаю, что он меня любит. - Это ты так думаешь. - В каком смысле? – Шинода напрягся и наконец-то развернулся к другу лицом. - В том, что такому человеку, как Честеру очень важно проявление твоих эмоция, а ты себя ведешь, как бездушная скотина. - Я не бездушный, – начал возмущаться Майк. - Ты возмущаешься, когда дело касается музыки и творчества в целом, но ты, ни когда не показывал ему, что тебя заботит то, с кем он провел эту ночь и сколько он выжрал алкоголя, если не хуже. - Дэйв, но это его дело. Я просто люблю его таким, какой он есть. - Твою мать, Майк! – взревел Феникс. – У него психология, как у бабы. Ему нужен накал страстей, куча эмоций и адреналин, ему нужно знать, что его мужчина предъявляет на него свои права и готов перегрызть за него глотку. Ты хочешь, чтобы рано или поздно ты переехал жить в студию, а твоя принцесса трахалась со всеми направо и налево? Мысль о том, что Чес будет принадлежать кому-то еще неприятно кольнула в сердце Шиноды. - Чес не будет мне изменять. - Да он тебе и так изменяет, Майки, – Феникс дал другу подзатыльник. - Женщины не в счет. - Да что ты говоришь, – подивился басист и громко заржал. – Ты и не заметишь, как какая-нибудь блондинка с большими буферами окрутит твоего парня и уведет под венец. - Этого не будет, Чес не такой. - Ага, говори себе дальше и, может быть, ты не сильно огорчишься, когда будешь гулять на его мальчишнике. - Ты что-то знаешь? – только сейчас до мозга Шиноды постепенно начала поступать информации. – Феникс? - Знаю, но оно тебе не понравится. Ты сидишь в студии почти месяц с того момента, как вы поругались. Поверь мне, наш вокалист не стал запирать себя в четырех стенах вашего дома и пустился во все тяжкие. - Мужики? - Нет, – Фе поморщился. Он и так еле смирился, что два его друга, что оба вокалиста их группы и так мало того, что трахаются на любой подходящей поверхности, так и вообще стали жить вместе. – Чес, если и изменяет тебе, с твоего согласия, между прочим, то с женщинами. - Тогда ладно, – МС выдохнул и вновь отвернулся от Фаррелла. - Да нет, не ладно, придурок, – теперь Феникс взбесился не на шутку. – Весь это месяц он провел с одной и той же девушкой, он подумывает жениться. Шинода замер, словно истукан. Мышцы напряглись, взгляд в никуда и абсолютная бледность на лице выдавали его шок. - Когда? – прошептал МС, голос почти не слушался. - Неделю назад. Я пытался тебе это рассказать, но ты был так увлечен новым треком, что не желал что-либо слушать. Да и не только я пытался, Чес тоже. - Я послал Честера? - Нет, ты его просто проигнорировал. Сказал, что поговорите потом. - Я дурак, да? - Нет, Шинода, просто иногда ты совершенно лишен эмоций. - Что мне делать? - Позвони ему и попросись домой. Это для начала, – Бред стоял в проеме двери и усмехался в свою густую бороду. - Привет, Брэдли, – Майк натянуто улыбнулся. Если уж и Дэлсон взялся учить его жизни, значит все и правда плохо. - Звони, Шинода, – гитарист кинул другу телефон, – и звони при нас, чтобы мы провентилировали эту ситуации не отходя от кассы. - Спасибо, – МС слабо улыбнулся, но все же набрал телефон любовника. – Ни кто не подходит, – после продолжительных гудков, Майк отключил телефон и вопросительно посмотрел на друзей. - Вали домой, Майк, и всыпь ему по первое число, чтобы больше не истерил. Шинода криво улыбнулся и, схватив рубашку со спинки своего кресла, вылетел из студии. - Может, стоит предупредить Честера? – Фе задумчиво почесал свою рыжую бороду. - Зачем? – удивился Дэлсон. – Пусть это для него будет сюрпризом. Он же хотел бешенного Шиноду, вот и получит. - Ты сукин сын, Брэдли. - А то я не знаю, – Бред улыбнулся и направился к своей гитаре. – Скоро Хан и Роб придут, надо придумать чем займемся. - Есть идея, – заговорщики начал Фаррелл. – Ту открылся просто великолепный бар и как раз не далеко от дома Чеса и Майка. Вдруг они покалечат друг друга и их придется спасать? Уж лучше быть поближе. - Поддерживаю. Майк давил на педаль газа так, будто от этого зависела его жизнь. Если вдуматься, то, наверное, так оно и было. Честер был для него всем и сейчас, именно только сейчас, МС понял, что может потерять своего парня и потерять его навсегда. Все эти девушки, все эти тусовки по большей части бесили репера, но он не придавал им значения, думая, что Честеру это надо, что Чес просто не нагулялся. А как только вся эта золотая тусовка и звездная болезнь сойдут на нет, то Бэнингтон вернется к нему, в их тихую жизнь, полную любви и нежности. До сегодняшнего дня Майк не понимал, что если что-то твое, то надо беречь это как зеницу ока, особенно когда это что-то Честер Бэнингтон. Шинода влетел в их дом и поразился тишине, что царила вокруг. Он поднялся на второй этаж и толкнул дверь в спальню. В их с Честером спальню. Рядом с рокером спала какая-то девица, нагло и по собственнически обнимая Чеса поперек груди своей тонкой рукой. Майк много раз видел такие картины, но в этот раз в его мозгу что-то замкнуло и тихо прорычав что-то не лицеприятное, МС двинулся в комнату. - Что такое? – девушка взвизгнула, когда ее бесцеремонно начали вытаскивать из постели любовника. – Какого черта? - Пошла вон, – глаза Шиноды сверкали не добрым светом, и девушка поежилась, но сдаваться не собиралась. - Это постель Чеса, вот пусть он и решает, – она начала расталкивать сонного Бэнингтона. От того, что эта баба при нем трогает его же парня, просто окончательно взбесила Майка. - Или ты сейчас же уберешься из этого дома, или я за себя не ручаюсь. - Майки? – рокер разлепил сонные веки и посмотрел на разъяренного парня, что нависал над недавней чесовской любовницей, при этом он еще сонно улыбался краешками губ. - Ты не против, если твоя подруга уйдет? Нам надо поговорить. - Конечно, – Честер потянулся, выбираясь из-под одеяла, совершенно не стесняясь своей наготы. – Дорогая, тебе пора, – и скрылся за дверью ванной комнаты. - Оглохла? – Майк сложил руки на груди и гневно посмотрел на девушку. Та решила, что ей лучше сделать ноги, эти двое как-то уж больно странно себя вели. Словно любовники. - Так ты с ним спишь? – дошло до нее, и она хихикнула. – Тогда могу тебя заверить – ты его явно не удовлетворяешь и ему нужна женщина. Пока Шинода искал, что на это ответить, девушка оделась и уже хотела было уйти, но дверь в ванну открылась, и в клубах пара появился Бэнингтон с полотенцем на бедрах. - Ты все еще здесь? – скользя равнодушным взглядом по девушке. Та задохнулась от возмущения, она то надеялась, что после нескольких проведенных вместе ночей, точнее около трех недель, Чес будет с ней, а тут такое. - Ублюдок, – она швырнула в бывшего любовника какой-то тряпкой, на поверку оказавшейся рубашкой самого Чеса, и вылетела вон из комнаты, громко хлопнув внизу входной дверью. - Какими судьбами? – флегматично поинтересовался Бэнингтон. Он привык к тому, что Майк всегда спокойно реагировал на новую пассию своего парня, даже, когда заставал любовников, так сказать, на семейном ложе рокера и Шиноды. МС ни чего не ответил, он лишь шагнул к рокеру и просто швырнул того на развороченную от ночных утех Честера кровать. - Такими, любимый, – отчеканивая каждую букву. - Майк? – Чес был удивлен такому проявлению эмоций со стороны своего мужчины. – Майк, – простонал Чес, когда понял, что его парень наконец-то проявил свои права на то, что ему принадлежит по праву. - Что Майк?! – почти прокричал Шинода. – Меня все это задолбало, – стаскивая с бедер любовника полотенце. – Твои вечные гулянки, твои пьянки и все эти девки, – стягивая с себя одежду, – не могу больше терпеть, больше не могу. Меня бесят твои друзья-алкаши, меня бесят все эти шлюхи, которых ты трахаешь, меня бесит весь мир, которых тебя хочет. Ты мой, – жадно целуя, почти кусая в кровь губы Чеса. – Мой, – начиная шарить руками по столь желанному и любимому телу. Бэнингтон мог лишь подставлять себя под прикосновения МС, стонать от удовольствия и не столь физического, сколь морального. - А еще, – ненадолго отрываясь от желанное тела, – мы выкинем к черту эту кровать, как только я с тобой на ней закончу и купим новую. И если ты попробуешь вновь притащить кого-то в нашу койку, я сожгу ее вместе с тобой, ты меня понял? Честер лишь кивнул и прикусил нижнюю губу от восторга, когда любовник склонился над его пахом. - Они сказали, что я хочу от тебя уйти? – рассмеялся Чес. – И ты на это повелся? - В общем да, – репер смущенно улыбнулся и притянул любимого парня ближе к себе, наслаждаясь влажной от испарины и секса кожей на ощупь. Шинода любил эти мгновения, когда оба они лежали в объятиях друг друга, а тела еще не успели остыть после их любовных игр. - Я бы не променял тебя ни на кого, даже, если бы ты остыл ко мне совсем. - Ты выставил меня из дома. - Ты был черств, как бревно, Шинода, – фыркнул Чес, обдав горячим дыханием кожу на плече МС. - Я просто заработался. - А я хотел секса. - Ты его всегда хочешь, – усмехнулся Шинода и поцеловал Бэнингтона в висок. - Я знаю, у меня просто неумеренный аппетит. - Это точно. Но я постараюсь кормить тебя вовремя, – Чес в его объятиях хихикнул и потерся щекой о плечо Майка. - Ты уж постарайся. - Чес! – взревел Шинода, смотря на то, каким взглядом Бэнингтон проводил очередную девицу. - Я просто хотел проверить, не остыл ли ты ко мне опять. - Только попробуй, – угрожающе начал МС, но любовник быстро заткнул ему рот жарким, влажным поцелуем. - Только ты, – шепнул Чес в приоткрытые губы Майка. – Только твой. Феникс и Бред сидели на своих местах и тихо хихикали в свои бороды. Они определенно хорошо поступили не дав этим двоим похерить все то, что меж ними было и есть.

Admin: Название:фиг знает Пэйр:Беннода Статус:завершен Майк Шинода сидел за своим рабочим компом в студии, он настолько был поглощен работой, что не заметил, как помещение опустело и остался лишь он, да шумящие куллерами компьютеры. Свести данный сэмпл ни как не удавалось, это злило и раздражало, но еще, определенно, лишало всяких сил. - Майки? – голос в относительной тишине заставил МС вздрогнуть и медленно обернуться. - Чес? – сиплый от долгого молчания голос. - Ты не заметил, что я здесь? – шепотом спросил Честер, потягиваясь на диване, на котором он дремал вот уже последние четыре часа. - Нет, – Майк отрицательно замотал головой и мягко улыбнулся другу. Честер последнее время был какой-то сам не свой. Постоянно пропадал в студии с Шинодой, не отходил от репера ни на шаг и уезжал только тогда, когда уезжал Шинода, а иногда ехал ночевать и к самому Майку. - У тебя точно все в порядке дома? – Майк пересел из своего кресла на диван. - Да, – Чес довольно вздохнул и, прикрыв веки, улегся МС головой на колени. - Просто, ты столько времени проводишь в студии. - Я хочу больше проводить времени с тобой. Ты мой лучший друг, – Бэнингтон внимательно посмотрел снизу вверх на репера. – Ты же знаешь об этом, не так ли? - Конечно, знаю, Чести. Просто, я думал, что для тебя семья на первом месте. - Ты моя семья, не смей в этом сомневаться. - Не буду, – Майк вновь мягко улыбнулся и потрепал Чеса по волосам, вырывая сдавленный стон удовольствия и легкое мурлыкание. – Ты настоящий кошак, Бэнингтон, – хохотнул МС. - Мур-мур-мяу, – протянул Чес и вновь прикрыл веки, наслаждаясь тихой лаской. Честер бродил по своему дому из угла в угол. Ему было над чем подумать. В последнее время близость лучшего друга, а точнее Майка Шиноды, стала будить в нем далеко не дружеские чувства. Его тело откликалось на прикосновение МС весьма и весьма однозначно – оно горело в тех местах, где прикасался репер. Он хотел Майка, он желал его, словно путник в пустыне жаждет воду. Ему было необходимо присутствие Майка, как воздух для жизни. Да последнее время Чес поймал себя на мысли, что живет сейчас лишь Шинодой и больше его ни чего не долбит. Но как можно получить желаемое и не получить по роже за само предложение? И до Бэнингтона дошло – только напоив МС, он сможет взять то, что так страстно хотел. План родился сам собой и вот, он уже какой день обхаживал Шиноду на студии, оставаясь с ним до самого конца, делая все, чтобы Майки обратил на него свое внимание, чтобы задумался и озаботился состоянием друга, чтобы напился вместе с ним, дабы расшевелить Чеса и вытянуть из него все те проблемы, что скрывались за напускным безразличием и дежурной улыбкой «все в порядке, правда». - Так все же, большой кот, ты не хочешь рассказать мне, в чем дело? – Майк же не улыбался, но в уголках его губ притаилась ласка, и Честеру хотелось слизать ее, простонав в рот другу, что случился он – Майк – что вдруг все стало таким серым и не важным, по сравнению с Шинодой и его миром, в котором нет места ни кому, даже Честеру. - Не скажу. Я не готов, – рокер протянул руку и погладил небритую щеку МС. – Позже, Майки, я расскажу тебе позже. - Хорошо, – репер прикрыл веки, наслаждаясь мимолетной лаской. – Может, сходим куда-нибудь? - Вот оно! – хотелось заорать Чесу. – Бинго! – но он промолчал, будто задумавшись над предложением Шиноды, а потом не уверено кивнул. – Да, думаю, это будет не плохая идея. Пока оба шли до автомобиля Майка, думали о том куда бы им отправиться, пока Чес просто не предложил купить бухла и не засесть в квартире, что снималась не далеко от студии, специально для вот таких вот дней. Не в смысле, чтобы побухать, а в смысле, чтобы не ехать домой через весь город с возможность заснуть за рулем и загреметь в аварию. - Идет, – Шинода улыбнулся на тысячу ватт и сел за руль. - Цветок рядом с диваном явно загнется, – так думал Чес, но ему было все равно. В его планы не входило напиваться, в его планы входило напоить МС, так что изрядное количество своей выпивки Честер просто выливал в землю растения. – Бедный, бедный цветок, – каждый раз мелькало в голове рокера, но он не собирался останавливаться из-за какого-то там растения. Майк был уже в изрядном подпитии, по этому он не обращал внимание на то, как странно блестят глаза его друга, когда тот смотрит на него, не замечал жадного облизывания губ, будто Чес собирался вот-вот прыгнуть и сожрать репера, не замечал ерзающих движений со стороны Бэнингтона и то, что при каждом таком движении Чес оказывался все ближе и ближе. - По моему тебе уже достаточно, Майки, – Честер выдохнул в ухо своему другу и жадно втянул запах, что шел от МС – туалетная вода, немного пота (в студии было душновато из-за всей этой работающей техники) и самый неповторимый, но сводящий с ума запах – запах самого Шиноды. - Да, наверное, ты прав, – хихикнул Майк и, положив голову на спинку дивана, прикрыл глаза, мягко улыбаясь чему-то в своей голове, каким-то своим мыслям. Честер еще пару минут смотрел на лицо своего друга, а потом медленно перевел взгляд на пах. Где-то там под джинсой было то, чего Чес так хотел. Это было пошло до омерзения, но Бэнингтону нетерпелось взять у Майка в рот, не терпелось облизать и обсосать его мужское достоинство, словно он, Честер, лучшая продажная девка на их побережье. По этому, больше ни о чем не думая, Чес принялся расстегивать джинсы Шиноды. - Что ты делаешь, Чес? – Майк смотрел хоть и пьяно, но достаточно твердо, чтобы у Честера отшибло желание, но не на долго. - Помогаю тебе расслабиться, – первое, что пришло рокеру в голову. - Странный у тебя способ. - Заткнись, – вдруг резко оборвал Майка Честер, ему уже не хватало смелости как раньше и, если МС сейчас не заткнется, то она вообще улетучится, словно ее и не было. – Просто заткнись и дай мне сделать это. - Ты планировал это давно? – Майк пьяно ухмылялся. – Я вижу, что давно, – и он сам приподнялся и стянул с себя джинсы вместе с бельем. – Ну, давай же, пока не передумал. Или ты уже передумал? Может, это вполне возможно, будь Майк чуть трезвее, он бы встал и ушел, но сейчас, когда его брали на слабо, когда Честеру так сильно хотелось доминировать, сама идея показалось Шиноде очень забавной. Бэнингтон облизал пересохшие губы и склонился над пахом любовника. Он так давно мечтал об этом, он так жаждал ощутить его вкус у себя во рту, на своем языке, так хотелось втянуть пряный аромат Майка, запомнить его навсегда. Сам того не желая, Чес склонился еще ниже, жадно втягивая запах Шиноды, почти утопая в паховых волосах. Нет, их было не много, но было чертовски приятно потереться о них щекой. - Твою мать, – Майк втянул воздух сквозь зубы и приподнял бедра. - Ты прав, – выдохнул Чес и облизал налитую темно-красную головку члена Шиноды, постанывая от удовольствия и терпкости вкуса. Чес не умел делать минет, но ему самому его делали много раз, так что Бэнингтон просто вспоминал, что нравилось ему и пытался претворить это в жизнь, пытался максимально доставить удовольствие партнеру. - Чес, – полувсхлип, полустон сверху, когда вслед за головкой в рот потихоньку начал проталкиваться и весь ствол члена Майка. Для рокера это была лучшая награда за его долгое ожидание. Он хотел, чтобы Майку было хорошо с ним, под ним, в нем, да как угодно. Чтобы на утро, когда Шинода протрезвеет у него не было отвращения к другу, а только лишь желание повторять и повторять все то, что Честер на сегодня им запланировал. - Майк, – Чес прервал свое занятия и вылизывал шею любовника, – тебя когда-нибудь брали мужчины? – Шинода чуть дернулся, но рука Честера на его промежности не давала сосредоточиться полностью, поэтому суть вопроса Шинода не уловил, а если бы и уловил, то все равно бы сейчас не понял к чему клонит Бэнингтон. - Нет, Честер, – еще одно движение бедрами, желание усилить контакт горящей от желания плоти и этой мягкой, горячей, влажной ладони. - Тогда я буду первым, – шепчет Чес и наконец-то целует эти пухлые, девчачьи губы, о которых мечтал столько времени, – и единственным, – добавляет он после. Шинода пьян и не только от алкоголя. Тело ноет и хочет продолжения ласк, тело шепчет и натягивается струной, когда Чес возобновляет движения по члену своего возлюбленного. - Ты сделаешь то, что я попрошу, Майки? – голос мягкий, словно вата. Он обволакивает, проникает в сознание и путает мысли. Он заставляет подчиняться и ты не можешь противится, когда Бэнингтон говорит с тобой вот так, как сейчас. - Да, Честер, – шепчешь ты и вновь стонешь, ведь большой палец руки Чеса только что нежно, но сильно потер головку твоего члена, именно так, как ты любишь делать сам, когда ты не дома, когда кроме руки больше обратиться и не к кому. - Перевернись. Встань на колени. Для меня, – покусывая нежную кожу за ушком и Майк хнычет и выдает еще уйму умопомрачительных, неописуемых звуков. В этот момент Бэнингтон понимает, почему такая безумная толпа фанатов прется от голоса его МС и, как же хорошо, что ни кто и ни кода не услышит то, что слышит он, Честер. Пока Шинода переворачивался, Чес попутно стянул с него футболку и оставшиеся носки, так де принимаясь скидывать одежду с себя, слыша как трещит от нетерпения ткань. - Плевать, – мелькает в голове, лишь одно желание важно – прикоснуться кожей к коже, ощутить это тело собой, заполнить его собой и Чес был уверен, что Майк ему позволит. Шинода сейчас вообще позволит что угодно. Честер опускается позади Майка на пол. Он смотрит на то, как МС стоит на коленях, положив голову на скрещенный руки на спинке дивана, и до Бэнингтона вдруг ясно доходит – Шинода сам желает этого, он бы ни когда и ни в каком состоянии не был бы так покорен. Майк хочет его не меньше, он хочет быть под Чесом, хочет быть его японской сучкой, хочет принадлежать Честеру словно одна из шлюх, которых Бэнингтон раньше трахал при каждом удобном случае и Честер стонет от осознания этого. Он стонет так громко и так протяжно, что Майк вздрагивает и пытается сдвинуть ноги, хоть как-то закрыться, осознавая, что Бэнингтон все понял. Честер не находит ни чего лучше, как пристроится сзади и разведя ягодицы в стороны приникнуть к промежности своим ртом. Он посасывал и облизывал заветный вход в столь желанное тело. Звуки, что он при этом издавал не шли ни в какие сравнения с теми звуками, что он издавал когда-либо с женщинами. Это была грязная ласка, Чес это понимал, но она доставляла ему почти такое чувственное удовольствие, как и наличие члена Шинода у себя во рту. - ЧесЧесЧес, – Майк, казалось, забыл все слова на этой планете, у него было только одна мантра и в ней было лишь одно имя. Честеру это нравилось, ему нравилось, что он творит с этим лидером, с этим самцом от природы, который, словно похотливая шлюшка, сейчас подставлялся ему. Когда Майк расслабился и позволил ласкать себя не только языком, но и пальцами, Честер наконец-то приподнялся и навалился всем телом на своего репера. - Я хочу быть внутри. Ты позволишь мне? – не вынимая пальцев из задницы Шиноды, продолжая трахать того резко и весьма активно. - Да, Честер, – Майк все так же не отрывал лица от скрещенных рук, да это было и не нужно. Честер видел, как горят уши его МС, как часто тот дышал, как вилял задом, наслаждаясь движениями пальцев Бэнингтона в своей заднице. - Я буду делать это быстро и медленно, постоянно менять ритм. Я уверен - тебе понравится, как я буду хозяйничать внутри тебя. И да, Майки, это будет чертовски больно поначалу. Чес вытащил пальцы из этой потрясающе узкой попки и потерся головкой своего члена о вход в столь желанное тело. Дырочка сжималась и разжималась, доставляя Чесу зрительное удовольствие и когда он направил себя окончательно внутрь, вот только тогда Майк закричал. Он пытался вырваться, но у него не выходило, Чес крепко держал его, давя сильнее, входя глубже, раздвигая собой. Шинода хныкал и рвано дышал. Ему не было больно, ему было чертовски больно от ощущения Честера внутри. Он хотел, чтобы Бэнингтон вытащил, но как только рокер двинулся в обратную сторону, Майку захотелось, чтобы тот задвинул обратно и больше ни когда не двигался. Он уже не понимал в какой вселенной он находится, боль вырвала все мысли, все чувства, оставляя лишь белую пелену перед глазами и слезы, что катились по щекам при каждой фрикции Чеса. А Бэнингтон, казалось, наслаждался болью и стонами друга, трахая более размашисто и редко, вколачиваясь по самые яйца, оставляя синяки на ягодицах МС от своих пальцев, которые просто впивались в нежную кожу. - Мой. Узкий. Только мой, – билось в голове, в висках, в ушах и в сердце. - Чес, – выстонал Шинода, откровенно кусая в кровь губы, стараясь уйти от каждого движения, но лишь сильнее распаляя любовника. - Сейчас будет хорошо, Майки, – Бэнингтон на какое-то время остановился. – Ты еще будешь умолять меня оттрахать тебя вновь. - Придурок, – устало прошептал Шинода, передышка была как ни как кстати и вновь движение, но на этот раз Чес вышел почти полностью, оставляя внутри головку и вновь толкаясь обратно – яростно, сильно – изменяя угол входя, тараня простату и Шинода закричал вновь, только сейчас по его телу прошла волна удовольствия, вытесняющая боль, наполняющая вены жидким огнем. Снова и снова. Резко, сильно, рвано, до конца, глубже, словно стараясь выйти из глотки. - Дрочи себе, ты же хочешь, – шепчет Чес и от этого шепота у Майка окончательно сносит крышу. Он яростно двигает своей рукой по своему же истекающему смазкой члену, дрочит в том же ритме, что и трахающий его Честер. Все пара движений, сжать чуть сильнее у основания и…и вот уже ни осталось ни чего. Лишь огонь под веками, расползающийся цветными пятнами и где-то на задворках слуха кричащий и бьющийся в оргазме Честер, окропивший его своим семенем внутри. Вот и все, последние всполохи затихают и они оба валяться на пол, лежа рядом, восстанавливая дыхание, устало глядя куда-то вглубь себя, боясь заговорить. Майк, потому что не знает как реагировать на то, что только что произошло. Он не планировал трахаться со своим близким другом, со своим лучшим другом, если уж быть откровенным. Но он не мог и врать себе в том, что ему понравилось. А Честер же боялся того, что это был первый и единственный раз, когда ему было разрешено дотронуться, прикоснуться, стать обладателем этого человека. Полностью и уж ни как не в дружеской форме. - Тебе понравилось? – Чес решился взглянуть на любовника. Шинода внимательно взглянул на друга и громко рассмеялся, притягивая Бэнингтона к себе, в свои объятия. - Только ты, Бэнингтон, мог оттрахать мужика яростно и жестко, а потом спросить тоном умирающей девственницы понравилось ему или нет, – он чмокнул рокера в висок. – Мне понравилось, но в следующий раз давай сделаем это в кровати. Честер лишь кивает и совсем - совсем не подает вида, что решение Майка о следующем разе ой как сильно его, Бэнингтона, вдохновило. - И да, – шепчет Шинода когда они лежат в постели, вымотанные этим странным днем и смачным вечером, – в следующий раз я сверху. - Как скажешь, Майки, – улыбается Честер, понимая, что хрен он даст Шиноде доминировать в этих отношения. Вполне достаточно группы и дружеской стороны их жизни. – Все будет так, как ты захочешь, – еще раз шепчет он, но МС уже ровно и спокойно дышит, сжимая в объятиях своего парня.

Admin: Название:День Святого Валентина Статус:закончен Предупреждение:АУ,бред и просто так позабавился День Святого Валентина не заладился с самого утра. Не то, чтобы на работе было все не ладно, но втык от начальства это достаточно не приятно. Шинода вздохнул, выдохнул и послал мистера Хан в жопу, но, конечно же, про себя. - И, чтобы в следующий раз, Шинода, все было у меня на столе вовремя. - Так ведь праздник. Я подарок покупал. - Какой к чертям собачьим праздник, Майк? – взвился мистер Хан, начальник его отдела. – Какой праздник? Мы проект сдаем, завтра все будем на ковре у директора, а ты мне говоришь о том, что покупал подарок и не мог еще раз проверить все подсчеты. - Больше такого не повториться, – выпалил Майк и был таков из кабинета начальства. - Конечно, не повторится, потому что в следующий раз я тебя просто уволю, – донеслось ему в след, прежде чем дверь хлопнула и скрыла от взглядов любопытных разъяренного мистера Хана. Кое как, дождавшись вечера, Майк еще раз позвонил в ресторан, проверить бронь на столик и направился домой приводить себя в порядок, и готовиться к самому важному шагу в своей жизни – именно сегодня, в самый романтичный день в году, Майкл Кенжи Шинода собирался сделать предложение руки и сердца своей верной, вот уже четыре года как, спутнице – Анне. В ресторане Шинода появился первым и сел за стол, к которому его подвел официант. - Бутылку самого дорогого вина минут через, – Майк еще раз взглянул на часы, – через сорок, – и улыбнулся, официант улыбнулся в ответ и кивнул, понимая к чему клонит парень. Но ни через сорок, ни через пятьдесят, ни через час девушка так и не появилась. Шинода тщетно пытался дозвониться ей на мобильный и городской телефоны, он позвонил ей на работу, позвонил ее лучшей подруге, но Анна словно канула в воду. Официант поинтересовался, будет ли что то, господин, заказывать или его можно рассчитать? - Я не знаю, – беспомощно развел руками Шинода, а потом и вовсе запустил обе пятерни себе в волосы, молча мотая головой из стороны в сторону. - Думаю, для начала, грамм сто, – и рядом с Майком поставили стакан с виски. – А там сами решите. Это за счет заведения. - Спасибо, – отпивая, – можно еще пачку сигарет и тащите сразу бутылку. Думаю, я у вас до закрытия. Официант лишь сочувственно улыбнулся и пошел выполнять заказ. Как Майк и планировал – он надрался до поросячьего визга. Утро было безрадостным. Шинода еле смог перевернуться в кровати и попытаться с нее сползти, потому что тело отказывалось подчиняться, во рту было поганое ощущение, бошка нещадно трещала, а глаза отказывались открываться, веки были нереально тяжелыми. - Твою мать. Детка, принеси воды. - Мне бы кто принес, – раздался рядом голос. Мужской голос. Похмелье слетело с Шиноды, как будто его и не было. Медленно повернув голову на право, Шинода наткнулся на мутный взгляд карих глаз. - Парень, ну что ты так уставился? Да, по утрам я выгляжу намного хуже, особенно с похмела. - Ты кто? - А вот к этому я готов не был, – незнакомец почесал в затылке и начал подниматься, пытаясь выбраться из-под одеяла, в котором удачно запутался. – Сначала душ, потом кофе, а дальше уже и думать буду. Так, перед кофе аспирин, вот. Что там было первое? – выбираясь наконец то из постели и задумчиво тря лоб, не обращая внимание на то, что он полностью обнажен и, что Майк смотрит на него шальными, испуганными глазами. – Душ, точно, – и незнакомец скрылся за дверью видимо ванной. Когда он вышел, бодрый и посвежевший, Майк все так же был в ступоре и лежал в постели. - Эй, знакомый незнакомец, давай так, – залезая на кровать и нависая над Майком, выдыхая ему в губы, – сейчас ты примешь душ, а я пока приготовлю нам завтрак, а главное кофе. А потом мы с тобой поговорим. Шинода лишь кивнул, но с места не сдвинулся. Парень рядом с ним лишь покачал головой и улыбнулся. - Иди в душ, после поговорим. На этот раз Шинода не только кивнул, но и предпринял попытку выползти из-под одеяла, но как только он понял, что тоже обнажен, как и этот парень рядом с ним, он покраснел и замер на месте. - Парень, – незнакомец рассмеялся, – я отсосал у тебя сегодня, я дал тебе себя трахнуть, я облизал все твое тело и не один раз, так что можешь не бояться, что я позарюсь на него, я уже это сделал и не жалею об этом. Ну, а пока, чтобы тебя не смущать, я пошел на кухню. Пока Шинода приводил себя в порядок, Честер, а незнакомца звали именно так, пошел варить кофе и готовить перекусить. Похмельный жор давал о себе знать. - Кто ты и как я у тебя оказался? – Майк стоял в проеме двери и выглядел таким растерянным и трогательным, что у Честера защемило сердце в груди. - Меня зовут Честер. Мы познакомились в каком то баре, не помню в каком, я и сам был порядком поддат. Ты говорил о том, что все бабы стервы и, что может тебе попробовать с мужчиной…ну, я и решил рискнуть и переспать с тобой. Ты очень красивый. Надеюсь, ты не убьешь меня за мою идею. - Я не помню ни чего, прости. - Да фигня, – Чес улыбнулся. – Присаживайся, кофе? - Да, спасибо, – Шинода вновь покраснел – словно девушка, Честер ухаживал за ним. Японец сидел на работе. В голове гудело от «хорошо» проведенных выходных, работать совсем не хотелось. …теплый, влажный язык скользит по груди, потом мягкие губы обхватывают один сосок, слегка сжимая, прикусывая, потом та же участь постигает и другой. Мягкое урчание Майка, горящие глаза Честера. - Трахни мен,я – умоляет он и Шинода с каким то глухим, горловым стоном подминает парня под себя, устраиваясь меж его ног, чувствуя жар у себя в паху и как дергается его член только от одной мысли, что он сейчас поимеет эту тугую попку… Майк втянул воздух через ноздри Жадно, с шумом. Стало неимоверно жарко, член стоял, словно каменный, лицо Шиноды раскраснелось. - Мистер Хан, – выпученные от страха и желания глаза, – позвольте уйти пораньше. Мне как то не хорошо. Джо лишь кивает, провожая своего сотрудника задумчивым взглядом. Этому парню определенно нужно больше трахатся, кореец усмехается сам к себе и вновь возвращается к бумагам, что так тщательно изучал до этого, но работа уже не клеится. - Чертов Шинода, вот он всегда так, – кинув ручку на стол и откинувшись на спинку кресла. Что именно имел ввиду Хан, он сам толком и не понял, просто от Майка так несло сексом, что мысль о том, как он, Хан, приедет домой сегодня и займется любовью с женой прочно засела у него в голове. - Каролин, – нажав на кнопку переговорного устройства. - Да, сэр? – тут же откликнулась его секретарь. - Закажи букет роз для моей жены. - С доставкой, сэр? – поинтересовалась девушка, в ее голосе слышалась улыбка. - В офис. Я сам подарю, – и мистер Хан отключился. …Майк ощущал, как под его напором раздвигается кольцо мышц, как плотно и туго его обхватывало внутри, как горячо и хорошо ему было. Тихий стоны и всхлипы партнера, его сдавленные вскрик, когда Майк задел что то внутри любовника. - Больно? - Нет…хорошо, – чуть вильнув бедрами и подавшись назад, принимая в себя глубже. – Очень хорошо, – Честер запрокинул голову и тяжело выдохнул. – Это потрясающе. И Шинода не удержался, он чуть навалился на любовника, что был под ним, просто выворачивая тому шею и целуя эти сухие, порочные губы, продолжая движения дальше, глубже проникая внутрь податливого, горячего тела. Чес под ним лишь вскрикивал, сжимая простыни в кулак, прикусывая губы и закрывая глаза, потому что было больно смотреть, было больно дышать, было слишком больно все, от этого невероятного наслаждения… Шинодау колотила нервная дрожь. С каждым новым воспоминанием об этой чертовой встрече, об этом сексе с парнем, что случился в первый и, Майк искренне надеялся, в последний раз, его просто трясло. Тело горело, лоб покрывала испарина, губы становились сухими, а член наливался кровью, твердел и был готов к бою, как ни когда ранее. И Майк дрочил, представлял себе красоток, и дрочил, но кончая, он всегда видел смеющегося Честера, спокойного и расслабленного на своей кухне с чашкой ароматного кофе в руках. - Извращенец, – шептал себе парень и стирал следы своего «преступления», а потом проваливался в сон. - Мистер Хан, это Майкл Шинода…я взял больничный…да, скорее всего…нет, сэр, я могу работать из дома, – Майк повесил трубку. Прошло уже пять дней, а он все ни как не мог придти в себя. Воспоминания о той жаркой, единственной жаркой ночи в жизни японца, не переставали всплывать все с новыми и новыми подробностями. И то, что Честер рассказал Майку, когда тот проснулся, было лишь малой частью того, что вытворяли оба молодых мужчины в постели. В таком виде, в котором он сейчас пребывал, врач моментом выписал Майку больничный лист. Бледный молодой человек с лихорадочно красными щеками, туманные глаза и частое дыхание – у Майка точно была простуда, а если добавить сюда еще и температуру…но Шинода знал правду своего состояния и улыбался краешками губ, как то ненормально поглядывая на врача. Когда это сумасшествия стало сходить на «нет», когда Майк смог спокойно вспомнить все, что происходило, ему стало чуть легче, и он спокойно вздохнул. Хороший психолог и все будет, как раньше. Шинода просто не мог сам себе объяснить, почему его тело и вообще вся его сущность так реагировала на Честера и все, что было связано с ним. Вернувшись к нормальной жизни, Майк завел новые отношения, и эта девушка определенно была лучше, чем его предыдущая. Хоть Майк и простил Анну, но до конца забыть ее не смог, при воспоминании о ней, сердце болезненно сжималось. Японца устраивало на данном этапе жизни абсолютно все, только вот секс с его новой подружкой почему то был каким то пресным, словно хорошее блюдо, но без специального ингредиента, что сделал бы его законченным. Почти весь год Шинода работал, встречался с новой дамой сердца и жил мечтами о том, что рано или поздно он встретит этого чертового Честера и трахнет его еще раз, потому что тот секс, то удовольствие, что он получал от своей женщины ни что, ни в какое сравнение не шло с тем, что испытал Майк с этим парнем. 14 февраля Шинода опять-таки сидел в том же самом ресторане и думал о том, что надо дать новой подружке отставку. Ну не мог Майк больше с ней встречаться, он вообще больше не мог ни чего. Его раздражало абсолютно все, начиная от ее манеры одеваться, заканчивая ее духами, которые не шли ей вообще. Майк искал Честера, он обошел половину гей-баров в этой округе, в округе этого ресторана. Он же выползал из этого места, а значит, доползти он мог только до заведения, что было поблизости. Единственное, что смущало японца во всей этой ситуации, это то, что он ни как не мог вспомнить знакомство с Честером. Он помнил, как они доковыляли пьяные до квартиры молодого парня, помнил все, о чем они говорили и как трахались, но не помнил момент их встречи. - Сэр, что будете заказывать? – официанту надоело ждать, пока его позовут и он решился сам подойти к посетителю. - Вау, какие люди! – Шинода только открыл рот и уткнулся в меню, чтобы сделать заказ, как довольный, столь желанный голос, раздался прямо над его головой. - Честер? - А кто же еще? – парень бесцеремонно сел напротив Шиноды. – Не против? – хоть ответ Честера и не волновал вовсе. – Мне курятины в винном соусе и бокал мартини, сухого мартини, – официант кивнул и посмотрел на Майка. – А ты, что будешь? - Тоже самое, – ляпнул тот только для того, чтобы побыстрее отослать парня в белом передничке и с полотенцем на локоточке. Все, что сейчас интересовало Майка, так это парень напротив него, что радостно улыбался и смотрел веселыми, искрящимися глазами на своего собеседника. - Ждешь девушку, опять будешь делать предложение? - Нет, думал дать ей отставку, – делая глоток из бокала с мартини, что поставил перед ними официант. - Тогда я тебя определи и сделал это первым. - В смысле? - Дал ей отставку за тебя. - Не понял, – Майк тряхнул головой и еще раз посмотрел на собеседника. - Шинода, ты как себя чувствуешь? Голова часом не болит, глюков не было? – пощелкав перед парнем пальцами. – Я тут. И я говорю тебе, что поговорил с этой девочкой, чтобы она не портила тебе день своей истерикой и не портила лично мне свидание с тобой. - Это свидание? – погодя переспросил неуверенно Майк, когда слова все же осели в его сознании. Честер уминал принесенный ему ужин. - Ага, – прочавкал он. – И оно было бы чертовски великолепным, если бы ты перестал на меня так пялится и покушал, потому что, – он слегка подался вперед, переходя на шепот, – у нас сегодня длинная ночь впереди, и я очень бы хотел, чтобы сил у тебя было много Японец подавился куском птицы, что положил себе в рот, как только услышал окончания фразы, закашлялся и мокрыми, от набежавших слез, глазами взглянул на своего визави. - Ты ахуел? – спокойно поинтересовался он, когда пришел в себя, отпив немного воды из бокала. - Нет, я вполне серьезен, – вытирая губы салфеткой и протягивая руку за своим мартини. - Честер, я даже не знаю, как твоя фамилия, а ты мне… - Бэнингтон, – перебил его Чес. - Что? – Майк опять вылупился на знакомого. - Я Честер Бэнингтон. Ты только что сказал, что не знаешь какая у меня фамилия. Так вот, моя фамилия Бэнингтон. Ты закончил есть? – Майк лишь кивнул, все еще силясь понять то, что он только что услышал. – Тогда нам пора, – Чес положил салфетку, что лежала на его коленях, на стол и поднялся, Шинода последовал его примеру, совершенно не заботясь о том, что он забыл попросить счет, что он вообще сейчас забыл, что ему надо бы послать эту сучку подальше и просто валить домой, а завтра уволится. Вот так вот взять и просто уволится, потому что трахать президента своей конторы, как то в его планы не входило. Конечно, если бы президент была женщина…но она, то есть он, мужчина, то есть вообще не важно, просто президент мужчина… - Не повышу. На работе ты сам отвечаешь за свои промахи и, если ты прикроешь свой зад хоть раз моим именем, я тебя убью, – Бэнингтон стоял напротив Майк и помогал тому завязывать галстук. – Ты меня понял? - Да, Честер, – сияя как начищенная кастрюля, кивнул Шинода. Будто бы за эти годы для кого то осталось секретом, что Майкл Шинода из отдела чокнутого Джо Хана, являлся любовником хозяина их конторы. По началу, народ напрягся, многие ожидали, что Майк тут же поползет вверх по карьерной лестнице, будет метить на место того же Хана, но на поверку оказалось, что дела деловые и личные Честер Бэнингтон не смешивал. Если сотрудник работал хорошо, то он работал хорошо и получал повышение, а если он был раздолбаем, как Шинода, то и сидел на своем месте, получая от Хана по шее днем и от Чеса дома вечером. - Если кто то спросит, что меж нами, шли их к черту. - Хорошо, сразу к тебе, – глядя любовнику в глаза. - А если кто то…что значит сразу ко мне? – Чес просто опешил от такой наглости. – Я что, похож на чертика из табакерки? - Из табакерки нет, а вот на черта очень, особенно сейчас, – Шинода рассмеялся и притянул любовника к себе. - Придурок, – буркнул молодой парень и потянулся за поцелуем. – Ненавижу этот чертов праздник. - Ты его любишь, – уверенно опуская руки по верх задницы Честера, – очень любишь. Особенно то, что происходит ночью в этот день. Честер застонал от смущения и покраснел, утыкаясь лицом в плечо мужчины. Конечно, Бэнингтон любил этот праздник, этот чертов день Святого Валентина. Просто, иногда, когда совсем теряешься в этой жизни, в этой хорошей стороне жизни, как то забываешь, что именно в эту ночь он впервые уговорил своего сотрудника переспать с ним и ведь Майку не надо знать, что причиной всех его неурядиц с девушками был именно золотой мальчик, а ныне глава семейства Бэнингтонов. Пусть Шинода остается в блаженном неведении, в конце концов, Святой Валентин помог им, а все остальное пустяк…вот уже четыре года, как пустяк. Честер рассмеялся громко и весело, потащив любовника к выходу. Определенно, этот праздник надо отметить на все сто, пусть и в компании сотрудников, устроив тем и их вторым половинам небольшой корпоратив.

Admin: Название:свадьба лучшего друга Статус:закончен Предупреждение:АУ и бла бла бла,далее по списку. Честер и Майк всегда были неразлучны. Им нравилось проводить время вместе еще со школьной скамьи. Поначалу они собирали вместе комиксы, читали их сидя в домике на дереве позади дома Шиноды, а после стали делиться своими мыслями о девочках. Так что шаг за шагом, год за годом они продолжали быть лучшими друзьями, пока не закончив колледж, Шинода не решил, что пора ему жениться. В невесты он выбрал девушку, с которой познакомился на втором курсе и в которую был все это время влюблен. Майка нельзя было назвать примерным парнем, но он старался не изменять, не смотреть на других в присутствии Анны и при этом не потерял дружбы с давним приятелем Честером. - Тогда подружкой невесты будет Саманта. - На кой хрен? Вы же с ней, как кошка с собакой, – удивился Майк. - Она влюблена в Честера, и очень давно, а он у тебя будет другом жениха, а ты сам знаешь, что подружка и друг должны будут поцеловаться, подавая пример молодоженам. - Вот еще глупости, – фыркнул молодой человек. – Чес терпеть не может эту сучку, я не уверен, что это хорошая идея. - Ну, Майки, – заныла девушка, – мне все равно придется ее пригласить, так пусть хоть будет занята твоим Честером, чем отравлять мне день свадьбы. - О, как скажешь, только перестань канючить и делать такие глаза, ты меня пугаешь. - Ура, я знала, что это сработает, – она поцеловала его в щеку и упорхнула. Столько дел перед свадьбой, столько дел. Шинода сидел за столом и раздумывал над тем, что Бэнингтону явно не понравится перспектива целовать Сэм. Он относился к этой девушке примерно так же, как и Шинода. Хотя именно Майку она ни разу не нагрубила, ни нахамила и не ставила его в неловкое положение, Шинода вообще ни разу не видел и не слышал, чтобы Саманта была с кем-либо груба или непочтительно. Гадости о ней он знал только со слов Чеса и Анны, а эти двое еще те выдумщики. Но сама мысль о том, что эта барышня будет девушкой Честера на его венчании раздражала Майка. - По моему это не правильно, – Шинода потер не бритую щеку – надо будет побриться, Анна не любила бородку Майка, а вот Честеру нравилось… Японец поймал себя на мысли, что стал чаще сравнивать свою будущую жену и лучшего друга, и чем ближе был день свадьбы, тем чаще Майк ловил себя на мысли, что Честер бы был ему просто идеальной женой. - Хай, парниша, – Честер плюхнулся на соседний стул. – Встретил Анну на выходе. Чуть с ней потрещал, – Бэнингтон, как всегда, был громким и веселым. – Я тут сделал новую тату, заценишь? – и, не стесняясь того, что вокруг полно людей, Чес поднялся рубашку и оголил свою спину. – Круто, да? - Чес, – Майк откашлялся. – У тебя там повязка, я при всем моем желании не смогу увидеть то, что там нарисовано. - Уууупс, – Честер рассмеялся и опустил футболку обратно, садясь на стул, – я забыл. Эй, парень, можно мне колы? – крикнул он почти через весь зал. - Ты не предсказуем и не управляем. Мне жаль твою избранницу. - Почему? – Честер удивленно взглянул на друга. - Потому что ты не поддаешься контролю и всегда будешь творить лишь то, что взбредет в твою голову. - А это плохо? – задумчиво и как то удивленно. – Я просто хочу разнообразить жизнь и жить на всю катушку, это мешает кому то? - Нет, но думаю твоей жене это не будет нравится. - Значит, я не женюсь. – довольный таким умозаключением, Чес откинулся на спинку стула и довольно застонав, потянул холодный напиток через трубочку. – Потрясающе, я мечтал об этом пол дня. - Чес, ты же не серьезно? - Очень даже, – Бэнингтон улыбнулся и поставил стакан на стол. – Я думал, умру от жары, пока меня мучил тот чувак из салона, – кивая головой куда в сторону, наверное, там находился салон, ну где то в том направлении. - Честер, я о том, что тебе надо будет жениться. - А зачем? Я не хочу. - Потому что все рано или поздно находят себе спутника жизни и хотят провести с ним все оставшееся время. - Майки, у меня есть ты, я не хочу находить себе кого то другого, – Честер выглядел слегка удивленным тому, на сколько его друг ерепенился из-за того, что Чес не хочет жениться. - Честер, я буду у тебя всегда, но тебе нужна хорошая девушка, что будет о тебе заботиться. - У меня есть ты, ты обо мне заботишься, – Бэнингтона порядком начал утомлять этот разговор. - Честер…я скажу по другому, тебе нужен постоянный партнер. Бэнингтон смотрел внимательно, будто что то обдумывая в голове, а потом улыбнулся и что то в этой улыбке было новое для Шиноды, что то, что Майк раньше не воспринимал или не видел со стороны Чеса. - Ты будешь моим партнером, – японец, что только-только набрал в рот воды, подавился и выплюнул все на стол. - Что? – просипел Майк. - Ты им будешь, Майк. - Подожди. Мы с тобой столько времени и говорили о бабах, ты рассказывал о своих подвигах и все это было вранье? - С чего ты взял, Майк? Я не врал. Просто, если мы говорим о постоянном партнере, то я выберу тебя, если мы говорим о разовом трахее, то это может быть кто угодно, хоть та девчонка, – Шинода повернулся в ту сторону, куда ткнул Бэнингтон. Там сидела приятная брюнетка и что то увлеченно читала, ожидая своего заказа. - Я понял, Честер, хватит. Просто…это не правильно то, что ты хочешь…чтобы я был твоим…эммм, – Майк замялся. - Любовником, – помог ему лучший друг. - Да, именно любовником, – огрызнулся японец. - Пойми, Кенжи, я ни кому так не доверял, как тебе, – шепотом начал Чес, – и, если мне придется связать свою жизнь с кем-либо, то это будешь или ты, или ни кто. Все просто, как дважды два. - Чес, – серьезно начал Шинода, на что Бэнингтон закатил глаза, понимая, что будет проповедь, – ты не хочешь мне сказать, что ты гей или что то в этом роде? - Как можно быть геем или каким то в том роде? Или гей или нет, – усмехнулся Бэнингтон. – И нет, если тебя так интересует, я не трахался с мужиками. Точнее, – вдруг поправил он себя, – меня не трахали мужики. - А ты? – опешил Майк. - А что я? Анальный секс ни кто не отменял, – Честер пожал плечами. – А парень или девушка разницы ни какой, – и усмехнувшись, он поднялся со своего места. – Ладно, вставай давай. Я хотел тебе показать клуб, где будет твой мальчишник. - Чести, – Майк положил несколько купюр на стол и направился за другом, что уже выходил из стеклянных дверей кафе, – почему ты мне не рассказывал об этом опыте? - А какой смысл? – тот пожал плечами. – Ты же вон, даже сейчас побледнел, а пару лет назад вообще бы сполз под стол в обмороке. Оставшееся время пути Майк старался больше эту тему не затрагивать. - Так вот, тут есть приватная. Это на тот случай, если ты решишь последний раз налево, – усмехнулся Честер и втолкнул Шиноду в небольшое, но весьма со вкусом обставленное помещение из общего зала клуба, где сейчас были только уборщики, да бармен за своей стойкой, который приводил ее в порядок для вечерней гулянки молодежи и не только. Там стоял не большой диван, был стриптизерский шест, стеклянный столик для напитков и все было в полумраке так, что цвет драпировки комнаты и дивана не резал глаз. - Прикольно, но я не думаю, что это хорошая идея. - Да ты что, парень? Это твой последний день холостяка и ты просто будешь обязан завалить хоть одну красотку, по другому ни как. Ты только представь, – Чес начал распаляться и толкнув друга на диван подошел к шесту. – Она кружится в танце, – принимаясь кружиться во круг железки, на сколько хватало умения, – на ней только лиф, которого почти нет и трусики, более похожие на три веревочки, – Бэнингтон быстренько изобразил это на себе, а Майк заворожено смотрел на лучшего друга, который в сумерках этого места выглядел просто не реальным эльфом, что снизошел до смертного, до Шиноды, – и вот она развязывает свой лиф, – зачем то Чес начал расстегивать рубашку, распахивая ее, оголяя плоскую грудь и чуть впалый живот. Майк прошелся по груди взглядом и остановился на завитках волос, что вели под ткань чесовских джинс. – А дальше, она подходит к тебе, – Честер оторвался от шеста, – и начинает вертеть своим аппетитным задом прямо перед твоими глазами, – Майк сжал кулаки, Бэнингтон работал бедрами не хуже описываемой им же стриптизерши, – снимает трусики, – голос Чеса стал каким то хриплым, глаза горели, – и опускается перед тобой на колени. Ты молчишь, не можешь вымолвить ни слова, когда она расстегивает твою ширинку и пуговицу, – Майк будто загипнотизированный смотрел Честеру в глаза, пока руки Чеса расстегивали его брюки. – Приподними бедра, – тихо прошептал Бэнингтон и его друг подчинился. – Эта девочка сделает тебе самый лучший минет в твоей жизни, Майки, ты его ни когда не забудешь, – японец громко застонал и выгнулся почти дугой. Когда его стоявший член погрузился во влажный и такой горячий рот лучшего друга. Честер причмокивал и стонал. Он мечтал об этом столько, сколько себя знал, знал свою сексуальность. Он бредил Майком, он бредил его телом, он бредил его душой. Пусть Шинода жениться, но этим днем Майк будет только его, только для Честера. - Еще, о Боги, еще, – Шинода толкался в глотку друга, просто не в силах отвести взгляда от того, как Честер ему отсасывает. - Хочешь меня, Майк? – Чес выглядел развратным и пошлым с этими припухшими губами. Майк потянулся к ним и провел большим пальцем, чуть надавливая, стирая с них слюну и капли своей смазки, а потом поднося к своему рту, пробуя свой вкус, не чувствуя отвращения. Бэнингтон ждал ответа, но не получал его. Ему казалось, что вот-вот и Майк придет в себя от того марева, что сейчас затмил его мозг. Честер так долго собирался с силами и с духом, чтобы предложить лучшему другу свое тело, что боялся отказа в тот момент, когда мечта вот-вот да и осуществится. Майк поднялся, не обращая внимания на то, что штаны были на бедрах и член стоял до сих пор весьма уверенно. Честер сидел перед ним на коленях и смотрел снизу вверх. Его задумка сейчас сорвется, а он даже не может встать и убежать. Мысли в голове путались, хотелось разрыдаться. Но Шинода протянул руку и помог Чесу подняться на ноги. Затем толкнул его на диван, наваливаясь сверху, расстегивая штаны будущего любовника, жадно целуя в припухшие губы, вгрызаясь них, вырывая стоны и всхлипы. - Давай же, – молния заела и Майк просо рванул ширинку в стороны, разрывая, вырывая почти с корнем из ткани, но обоим было все равно. Все это время Майк вглядывался в глаза будущего любовника, пытаясь понять, правильно ли он делает, да и что, черт побери, он творит? У него свадьба на носу, а он пытается трахнуть того, кто был ему почти братом. Но доводы разума уже не действовали, животное желание обладать было доминирующим, и Майк тоже хотел быть доминантом над Чесом. - Встань, повернись, – командовал японец и не понимал откуда он знает, что надо делать. Видимо, старый, как мир, инстинкт вел его, не давая ему возможности ошибиться. – О, Честер, – Шинода не смог сдержать почти животного стона, когда раздвинул ягодицы, предварительно сдернув с задницы Бэнингтона штаны. – Это так…так вызывающе, – пальцем надавливая на сжатое колечко мускулов, – так развратно, – уже мечтая о том, чтобы вставить туда свой член. – Я уверен ты узкий. Ты же хранил себя для меня? – Майк и сам не понимал, откуда в нем взялись эти слова, откуда в нем вообще взялась эта жажда, это сумасшествие, что сейчас сжирало мозг и требовало только одного – взять то, что принадлежало Шиноде по праву. – Ну же, Чес, скажи мне это, – умолял он, проводя влажной головкой своего члена по промежности партнера, встречая ответные точки Чеса, который пытался усилить давление на анус. - Для тебя. Майк присел на корточки позади своего любовника и, подтянув того за бедра ближе к своему лицу, он лизнул меж ягодиц, потом еще раз и еще, затем стал рисовать круги во круг дырочки, такой узкой, что было не понятно, сможет ли она вообще принять Шиноду в себя. - Готов? Бэнингтон лишь всхлипнул и кивнул головой, он не был уверен, что голос его сейчас не подведет. - Тогда держись, – усмехнулся Майк и приставил головку к анусу. – Расслабься и дай мне взять тебя, – Майк не узнавал себя, ему вообще были чужды те эмоции, что он испытывал по отношению к Честеру, и только одна из них была настоящая на все сто – он любил этого парня. Почти скрипя зубами, он давил и давил, с каждым разом все глубже и дальше, задвигая по самые яйца. Глаза открыты на максимум, дышать тяжело, потому что так туго, так тесно, так жарко и так ахуительно хорошо. Весь половой акт занял у них не более двух минут. Оба были перевозбуждены – Честер слишком долго ждал этого момента и ему хватило пары рывков, пары движений по своему стволу, Майку хватило четырех толчков, чувствуя, как сжимаются стенки кишечника Чеса, как тот сжимает его, словно пытается выдоить его до капли и у него это получается. Оба валяться на этот чертов маленький диванчик, оба не в состоянии пошевелиться. Потные тела, сдавленное дыхание и усталость. - О Боже, – шепчет Майк, приходя в себя и высвобождая свой уже вялый член из заднего прохода друга. – Честер, я не должен был…твою мать, – он не верит, он до конца не верит в то, что произошло. Хотя ясно как день, что Шинода сам этого желал, что он поддался на провокацию Бэнингтона и сам взял его, Честер тут не причем. -Майки, – его друг мягко и довольно улыбается, в глазах счастье, но в других глазах, что напротив, в глазах Шиноды, паника и ужас. - Я не должен был, Чес…как я мог так поступить с нами и с ней? Он быстро одевается и выходит вон, на прощание кидает, что то типа: «Прости». Бэнингтон был раздавлен. Все шло хорошо, он же знал, что Майку понравилось. Когда Бэнингтон вышел из клуба Шиноды уже ни где не было видно. - Майк, это снова я. Позвони мне. Шинода сидел дома и слушал уже черт знает какое по счету сообщение, которые Бэнингтон раз за разом, звонок за звонком, оставлял на автоответчике друга. Сам хозяин телефона ни как не мог заставить себя взять трубку и заговорить с тем, с кем был слишком близок все эти годы, а сейчас просто переспал. Скоро свадьба, он должен был думать только о том, что скоро в этот дом войдет миссис Шинода, но мысли нещадно вели его к тому, что произошло в полутемной комнате клуба. Ему было хорошо, он знал это точно, ему ни когда прежде не было так ни с кем. Но это чувство вины жрало, словно какой-то зверь, выедая душу и сердце, не давая думать, не давая покоя. - Майк, – в дверь позвонили, но Шинода не открыл, так что визитер просто нажал на ручку двери и оказался внутри дома. Шинода опять забыл запереть за собой. – Майк, поговори со мной, – почти умолял Честер, поднимаясь по ступеням, что вели на второй этаж, где располагалась спальня японца. – Просто поговори, – заходя внутрь и садясь на корточки перед любовником. - Честер, – Майк улыбнулся, протягивая руку и касаясь щеки Бэнингтона. – Я просто так больше не могу. Зачем ты это сделал? - Я люблю тебя, – прижимаясь щекой к ласкающей ладони. – Только Боги знают, как сильно я тебя люблю. - Почему ты молчал? - Ты был так увлечен Анной, что я не стал мешать. - Почему сделал то, что сделал сейчас, а не раньше? – мягко, но твердо спросил Шинода, прекращая ласку, но ладонь со щеки друга не убирая. - Хотел побыть с тобой. Хоть один раз быть с тобой, побыть твоим. Я завидовал ей, я метался, словно тигр в клетке, когда ты уезжал с ней на выходные, когда ты бродил с ней в парке устраивая там пикники. Я ненавидел ее, потому что она часть за частью, каплей за каплей крала тебя у меня. Я боялся, что сорвусь и просто придушу ее, – Майк вздрогнул и Честер это почувствовал, – но я бы ни когда этого не сделал, Майк, – накрывая ладонь друга своей. Снова потеревшись о нее щекой. – Ни когда бы ни сделал ни чего, чтобы заставило тебя страдать. - Свадьба лишь через три недели. Оплачено еще не все, – Майк грустно улыбнулся. - Я знаю, когда она, – раздраженно бросил Бэнингтон и поцеловал раскрытую ладонь Майка, – не надо мне напоминать. - Я отменю ее. - Что? – Чес так и застыл, не смея поднять глаза на любовника. – Что ты сказал? - Я отменю свадьбу, – четко повторил Шинода, – но между нами будут только дружеские отношения. Мне надо о многом подумать, скорее всего, я уеду к родителям не на долго. - Как скажешь, – Честер шептал, горло сдавило от слез радости и вселенской горечи того, что он своими руками разрушил счастье любимого человека. – А как же Анна? - Я сам с ней поговорю. Как Майк сказал, так он и сделал. Анна…даже если она и не поняла, почему так резко все сломалось, она все равно попыталась простить жениха, хоть и бывшего. Наверное, это не было любовью, как ей казалось, если она так просто отпустила Шиноду, даже не дав ему по морде для проформы. Честер был готов выть прямо в аэропорту в тот момент, когда Майк поднимался на борт самолета, что должен был доставить его до родителей. - Майк! – не удержался и крикнул он. – Майк, – тот обернулся и вымученно улыбнулся, ему тоже было тяжело уезжать и оставлять Честера одного. – Прости меня, пожалуйся, – Шинода поднял руку и слегка помахал ей, улыбаясь уже более открыто. Честер был прощен. Шли дни, недели, месяцы, а японец так и не возвращался. Честер мог часами сидеть у телефона, он срывался при каждом звонке, но его друг так ни разу и не позвонил. Улыбка Бэнингтона давно погасла, а глаза потускнели. Нет, он не впал в отчаянье и не пытался покончить с собой или сделать что-то такое, он не стал депрессировать, просто радоваться перехотелось. Без Майка все было каким-то серым и обыденным, не было этого фейерверка красок. Все, что сейчас было у Бэнингтона это рисунки Майка на его теле, это все, что Честер мог оставить только себе и он это делал, новые и новые тату. Майк вернулся почти через пол года. Он стал более степенным, в его глазах больше не было этого юношеского безрассудства. Родители помогли ему понять, что Майк поступил правильно, отменив свадьбу, чтобы не оскорблять своим последующими изменами девушку. Честер спал. Он очень устал за все эти дни. Сейчас вся его жизнь заключалась лишь в работе. Честер изнурял себя трудом, когда его просто выгоняли из офиса, он шел в качалку и там добивал свое тело усталостью по полной. По этому, вечерами он успевал лишь скинуть свою одежду, принять душ и падал в постель замертво, просыпался лишь со звоном будильника. - Глупый мальчишка, – Майк сел на кровати Честера и провел тому по голове. – Решил себя заморить? Шиноде уже был осведомлен о том, как тут жил без него Бэнингтон, так что картина, что он застал в доме Чеса, была ему уже описана. - Майки, – парень потянулся за лаской не просыпаясь. - Я тут. Я вернулся, – японец скинул ботинки и одежду, раздеваясь до нага и забираясь под одеяло к другу, – вернулся к тебе.

Admin: Название:Альбом Пэйр:беннода Статус:завершен Предупреждение:всё не моё и парни тоже,а жаль. Честер сидел на этом чертовом и пресловутом красном диване, он скрестил ноги, а на них был положен не большой альбом. Бэнингтон кусал от возбуждения нижнюю губу, переворачивая страницу за страницей, жадно разглядывая рисунки, что находились на страницах альбома. - Потрясающе, – время от времени срывалось с губ Честера, – просто потрясающе. Он водил кончиками пальцев по контурам набросков, вдыхал аромат карандаша, ручки или маркеров, что использовал художник, делая эти рисунки. Честеру нравилось смотреть на то, как его изображал любовник после секса. Это было до черта возбуждающе и там трогательно – все эти плавные линии, штрихи, все то, что составляло картину полностью, воедино. И это все просто приводило Честера в экстаз. Он восторгался Майком, как человеком, во всем. - Чес? - Ммм? – рокер затуманенными глазами посмотрел на говорившего. - Можно подумать, что ты там рассматриваешь журнал с девочками, а не мои рисунки. - Ооо, – простонал Чес, – журнал с девочками, поверь моему опыту, – хищно улыбнувшись, – менее возбуждающ, чем это, – оглаживая ладонью одну из страниц. - Извращенец, – фыркнул Шинода и рассмеялся, запрокидывая голову, выставляя на показ смуглую кожу, к которой так и притягивало взгляд Бэнингтона. - Ты…просто потрясающий, – прошептал Честер и отложил альбом в сторону, поднимаясь со своего места и подходя к любовнику, облизываясь. - Да ладно? – полушутя и смущаясь. – Ты меня всегда захваливаешь. - А то как же, – подходя в плотную, дрожащими руками оглаживая лицо – щеки, скулы, большим пальцем надавливая на нижнюю губу, чувствуя как приоткрывается рот под его напором и влажное тепло обволакивает почти полностью, а язычок ласкает подушечку пальца и это так здорово, что хочется кричать.– Майк, – толи стон, толи всхлип – Чес и сам не понял. - Я тут, – притягивая к себе за пояс джинс, – я с тобой, – вдыхая, жадно втягивая через ноздри, запах Честера – его кожи с примесью одеколона. - Майк, – прижимаясь сильнее, чувствуя, что партнер тоже возбужден, как соприкасаются члены сквозь грубую ткань. - С тобой, – продолжает шептать репер, тихонько толкая обратно, к дивану, который уже не в первый раз становится немым свидетелем их любви. А потом становится жарко и грубо. Честер не любит нежность, Майк не любит быть нежным. Для нежности у обоих есть жены. С ними парни ласковы и терпимы, когда они вдвоем – это два льва борются за право быть доминантом. Так и в этот раз – на коже царапины и укусы, на шее и груди засосы и тихие крики оглашают комнату, попеременно меняясь со стонами. - Ублюдок, – шипит Честер, когда любовник входит особенно резко. – Ты же знаешь, что это больно. - Знаю, – хрипит Майк, замерев на секунду и уткнувшись лицом куда между шеей и плечом, – в прошлый раз это понял. - Мстительная сволочь, – стонет Честер и чувствует на плече горячее дыхание, когда Майк глухо смеется в ответ, начиная двигаться, с каждым движением быстрее и быстрее, жестче вгоняя себя. И Честер слышит, как бьется мошонка Майка о его, Честера, ягодицы, как хлюпает у него внутри при каждом движении члена любовника внутрь, как хорошо ему там, внутри и, как чертовски хорошо любовнику. В горячке рокер царапает Шиноду за плечи, выгибаясь, словно огромный кот, выкрикивая имя МС, подаваясь навстречу его движениям, желая глубже принять то, что дает ему Майк. Лишь когда оргазм выкручивает суставы и отправляет в долгий нокаут, Чес может улыбнуться – Майк с ним, Майк рядом, Майк в нем. А Шинода аккуратно поднимается с хорошо оттраханного тела, ласково и лукаво смотря на возлюбленного, тянется за альбомом, что лежит рядом с блаженным после оргазма Бэнингтоном и достает из кармана широких штанов, что жалкой кучкой валялись рядом на полу, карандаш. - Только попробуй меня сейчас нарисовать, – лениво протягивает Честер и приоткрывает один глаз, – я тебя убью. - Ты меня максимум это трахнешь так, что я потом ходить не смогу, а вот на счет убить, – Майк поцокал языком, – кишка тонка. - Сучка. - Ну, в данном случае, чья бы корова мычала, – смеется Шинода и продолжает делать набросок. Спустя минут двадцать, Бэнингтон тяжело поднимается с дивана и отправляется на поиски и сбор своих вещей. Результат – рубашка (одна штука и не одной пуговицы на месте), футболка (растянута и слегка порвана), пара носков, нижнего белья так и не оказалось в пределах видимости, джинсы (одна штука, с выдранной «собачкой» и, как результат, – без работающей молнии). - Майк, – хнык заставил МС оторваться от только что законченного наброска. – Ты опять испортил мои любимые джинсы. - Они у тебя все любимые, – Шинода так и не оторвал взгляда от рисунка, любуясь плавными линиями расслабленного тела, мягкой улыбкой на губах, прикрытыми веками и широко разведенными ногами. - Ты купишь мне новые. - Прошлый раз, – отрываясь от созерцания, – покупка закончилась тем, что ты трахнул меня в примерочной. Еще хорошо то, что там не было камер, – добавил репер, услышав довольный и мерзкий смешок Чеса. – Так что я, как заботливый муж, дам тебе бабла и ты сам купишь себе штаны. - Пару штанов, – парирует Честер. – Если ты не пойдешь со мной, то пару штанов и, – смотря на рубашку в руках, – пару рубашек. - Вымогатель, – притворно-возмущенным голосом, – где я возьму столько денег? - Пара туров с твоими дружками реперами и все – я одет. Шинода садиться обратно на диван и хлопает по подушке рядом с собой, Честер присаживается рядом, приваливаясь к любовнику и кладя тому на плечо свою голову. - Это было круто. Тело ноет до сих пор. - Я рад, что тебе понравилось. Я не слишком разошелся? – приобнимая за плечо и повернув голову целуя в висок. - Нет, было то, что надо, – потираясь носом о щеку МС в ответ. - Я рад, – почти шепотом. Минута нежности была прервана грубым ударом ноги о дверь с противоположной от парней стороны. - Ну, что парни, начинаем репетировать? – провозгласил Феникс, радостно оглядывая вокалистов. Честер хохотнул, при этом хрюкнув, а Майк лишь улыбнулся, как всегда от уха до уха. - Конечно, Фе, только вот остальных дождемся, – и уже на ухо Честеру. – Бля, я забыл, что репетиция, прикинь? - Да уж, – кладя голову на спинку дивана, а потом смотря на репера, – было бы круто, приди он на пару минут раньше…

Admin: Название:Dead like me Пэйр:Бэннода Статус:завершен Предупреждение:как и всегда все не мое и это АУ,парни парням,а мне мою больную фантазию. Честер был счастлив весь последний год. А началось все со знакомства с самым, по его, Честера, меркам, идеальным человеком на этой планете, со своим парнем Майком Шинодой. Это было очень странно, в смысле само знакомство. С Чесом ни кто и ни когда не заговаривал первым, а тут этот молодой и уверенный в себе мужчина, просто подсел к нему и улыбнулся, а потом положил свою ладонь поверх его, Бэнингтона, и сказал, что все у него обязательно наладиться. Майк и сам не смог потом объяснить своего порыва, но ему словно что-то подсказало из глубины души, что этому молодому человеку, что сидел один в кафе, обязательно нужна поддержка и участие, просто пара добрых слов и все у него будет хорошо. Сейчас же, по прошествии стольких месяцев Честер и Майк жили вместе, в одной квартире и считались у своих друзей и знакомых парой, собственно говоря, они ею и являлись. По началу, было сложно и одному и второму. Оба привыкли к независимости и не очень хорошо сходились с людьми, хотя по радостному, ни когда не унывающему Майку это было сложно сказать. Шинода был из тех людей, который одной своей улыбкой подчинял и пленял сердца и души других людей. Он всегда был уверен в том, что делает и всегда был готов придти на помощь, не прося ни чего взамен. Многие этим пользовались, по этому, со временем, лучше сказать с возрастом, Майк стал более разборчив в выборе друзей и партнеров. Честер же, нахлебавшись за свою не долгую жизнь такого дерьма, что и на пару других бы жизней хватило, вообще старался не доверять людям. Но перед Шинодой он не устоял. В тот день, когда состоялась их первая ссора, Честер отправился к своему любовнику на работу, но того не оказалось на месте. Но самым страшным для Чеса оказалось не это, сослуживцы Майка сказали, что за его парнем пришел какой-то молодой человек и, кстати не в первый раз, и Шинода радостно умчался с ним. Вот такой вот получился расклад, которого Честер не ожидал. Он рассчитывал, что пригласит любимого им мужчину пообедать, пока есть перерыв, но тот предпочел компанию другого. - Я приезжал к тебе на работу сегодня, – Чес был подавлен, и это не укрылось от внимания второго мужчины. - Да? Что-то срочное? - Нет, я просто хотел пригласить тебя на обед. Обед со мной. - Прости, – Майк, как и всегда, лучезарно улыбнулся и, повесив пальто в прихожей, прошел в гостиную, где и сидел Честер. Почти сразу Шинода заметил, что его любовник чем-то расстроен. – Прости меня, малыш, – Шинода присел рядом со своим парнем и притянул того в свои объятия. Чес тяжело вздохнул и Майк принял это за вздох расстроенного человека, не подозревая, что Бэнингтон просто пытается уловить запах другого мужчины, того, кто уже столько времени обедает с его Майком. - С кем ты был? – Чес попытался от сторониться, но Шинода крепко держал его в объятиях. - В каком смысле? - Мне сказали, что ты ушел с каким-то парнем и, что это не в первый раз, – Майк напрягся, но объятий не разжал. - Чес, это не то, что ты думаешь. Это просто мой близкий друг, вот и все. - Я с ним знаком? – высвобождаясь из объятий японца и смотря в темные глаза, пытаясь там найти ответы на свои вопросы. - Нет, – Шинода отрицательно помотал головой. – Ты его не знаешь, Чести. - Кто он? Если он такой близкий друг, то почему я его не знаю? - Мы когда то вместе работали. - И только?! – Честер взвился, напряжение всего этого дня вырвалось на свободу и Бэнингтон просто не смог себя сдерживать. Он кричал и обвинял Майка в изменах, он разбил стоящую на столе пепельницу, а потом, когда силы и поток слов иссякли, он опустился на пол и, сжавшись в «комочек», тихо заскулил от безысходности. Майк все это время не проронил ни слова, он не защищался и не оправдывался, просто молчал, что окончательно уверило Бэнингтона в его правоте – Майк ему изменял. - Я люблю тебя, – прошептал Шинода, садясь рядом со своим возлюбленным и притягивая того к себе на колени. – Ты мое все, моя жизнь, весь ее смысл, – гладя по волосам, баюкая в своих рука. – Верь мне, я ни когда тебе не изменял, у меня даже мысли такой не было. - Кто тот парень, с которым ты встречаешься? - Он действительно со мной раньше работал. Сейчас его собираются переводить в другой отдел, он будет моим начальником. Сегодня пригласил меня, чтобы отпраздновать. - В обеденный перерыв? – Чес вытер ладонью мокрую щеку и несмело взглянул на любовника. - Конечно, – уверенно заявил тот. – Ведь мои вечера принадлежат тебе, но иногда работе, когда я задерживаюсь, потому что опять не успел сдать отчет во время. Я не знал, что ты решишь со мной перекусить, я бы отфутболил его. - Честно? – Чес уже почти успокоился, правда его немного трясло после вспышки истерики, да и периодические всхлипы, говорили о том, что не давно произошло. - Честно, – Майк улыбнулся, нежно-нежно, как он улыбался только своему невозможному парню, и притянул Чеса к себе, глубоко того целуя, забирая всю горечь дня и все эти недоразумения. Утром Шинода уехал раньше обычного, Честер еще спал, ему на работу можно было опоздать слегка. А с учетом того, что Майк просил прощения чуть ли не до самого утра, Бэнингтон был рад поваляться в кровати пару лишних часов. - Ты знаешь правила, Шинода. - Знаю, – Майк сел за столик в кафе на против говорившего. – Но я ни чего не могу изменить, Джо. И не собираюсь, – добавил он в конце, уловив желание друга что-то сказать в ответ. - Я тебя не понимаю, Майк, – Джо Хан отложил в сторону меню и улыбнулся подошедшей официантке, которая подлила ему еще кофе в чашку. – Если про это узнают, у тебя будут большие неприятности. Неужели твой Честер этого стоит? – фыркнул кореец. - Он стоит намного больше, Джо, и давай закроем эту тему. - Я просто не понимаю, ни когда не понимал, твоей тяги к ним, это же не правильно и глупо. - У самого рыльце в пушку, – огрызнулся Майк, всем своим видом показывая, что не хочет говорить на эту тему. - Зачем ты к нему тогда подошел? - Это не твое дело и давай прекратим этот разговор. Где остальные? - У Роба утренняя работенка, Бред опять вчера нажрался, так что его рожа сегодня будет выглядеть, будто его раскатало асфальтоукладчиком… - Его действительно им и раскатало, Хан, и ты об этом знаешь, – перебил говорившего друга Майк. - Знаю и мне доставляет неимоверное удовольствие напоминать ему об этом. Знаешь, идиотская смерть на мой взгляд. - Твоя тоже не фонтан. - Да уж, – кореец улыбнулся и помахал рукой вошедшему в кафе молодому парню. – Роберт пришел. - Блядь, чувак, я же тебе сто раз говорил, что меня зовут Роб. - А Роберт звучит солиднее, – Джо показал самому младшему из пятерки участников язык и сделал глоток из чашки. - Феникса еще нет? – Бордон присел на свободный рядом с Шинодой стул и потянулся за меню. - Вот какого же хрена ты всегда берешь меню, если знаешь его наизусть? - Буквы ищу знакомые, чтобы не забыть как это – читать, – огрызнулся молодой человек и показал корейцу средний палец. - Парни, перестаньте опять ругаться. - Это утренний ритуал, Шинода, ни хрена ты не понимаешь. - Ритуал? – Майк хохотнул. - Ну да, – спокойно ответил Джо, – как у тебя утром трахнуть своего мальчика-конфетку, так у меня постебать нашего Роберта. - Мальчика? Шинода, у тебя роман? – не довольный голос из-за спины Майка, заставил японца дернуться. - Привет, Дэйв, – выдавил Майк и посмотрел на Джо убийственным взглядом. - И можно тебя спросить – какого хрена ты трахаешься с каким то там парнем? - Это не какой-то там парень, – продолжил свою тираду Хан, когда Феникс сел на свободное место за стол. – Это, можно сказать, жена нашего Майки на протяжении последних двенадцати месяцев. - Я повторюсь, Шинода – почему я не в курсе? - А я что, должен перед тобой постоянно отчитываться где я и с кем, кому вставил, а кому отсосал? - Майк, ты знаешь правила. Ты его бросишь. - Хрен вам, – японец поднялся со своего места. – Что у меня на сегодня и пошли вы к дьяволу. - Дьявол тебе покажется просто райской птичкой по сравнению со мной, если через пару дней ты все еще будешь долбить какого-то парня. - Я не долблю его, Фаррелл. Я его люблю, а это не одно и тоже. - Мне посрать, – желтый стикер был приклеен Шиноде на грудь. – И только попробуй облажаться, я тебе яйца оторву. - Новые вырастут, – слегка протрезвевший Дэлсон плюхнулся на место Шиноды. – Будешь кофе допивать? – смотря на Майка снизу вверх. - Да пошел ты, – развернулся и вышел вон. - Утро доброе, Брэ, как спалось? - Иди в жопу, Хан, – делая жадный глоток почти остывшего кофе. - Неа, не пойду. Это по части Шиноды. - Почему ни кто мне не рассказал о том, что Майк с кем-то там встречается? - Они живут вместе Дэйв, а не просто там встречаются, – Дэлсон оторвался от кружки с кофе. – Давно живут. - Что это за тип, который охмурил его? – не унимался Феникс. - Около года назад, Майк был в том ресторане на работе, ну ты и сам это знаешь, – чуть подаваясь корпусом вперед начал вещать Хан. – Я подумал, что хрен с ним, пусть мужик развлечется, это же всем надо…ну, пар там спустить, не все же онанизмом заниматься в душевой… - Не уходи от темы, Джо, – рыжеволосый мужчина внимательно смотрел на парня по правую сторону от себя. - А я и не ухожу, – огрызнулся кореец и продолжил. – А когда они съехались, то вот тогда я и заволновался. - А тебя не взволновало то, что этот парень был его объектом? Почему ты сразу не доложил мне о том, что Майк слажал? Имя человека, с которым живет Майк, и его адрес. - Я могу вам чем-то помочь? – Честер открыл входную дверь и смотрел на высокого мужчину, что стоял перед за ней. - Честер Бэнингтон? - Да, это я, – непонимающе глядя на незнакомца. - Мое имя Дэвид Фаррелл, я работаю с Майком. - Оу, я про вас ни когда не слышал. - Да? Хоть что-то сделано по уставу, – пробурчал Феникс. – Я могу войти? – уже более громко. - Нет, Феникс, не можешь, – Майк появился как ни кстати вовремя. – Я просил тебя не приходить, я просил и тебя и остальных вообще не лезть в мою жизнь. - Жизнь? – иронично спросил Дэйв. – Это жизнь? И как давно она у тебя, Шинода? - Фе, я не хочу об этом говорить, я просто прошу оставить нас в покое. - Ты ему рассказал? Он знает? – зашипел Фаррелл и Честеру стало не по себе. – Тогда давай расскажем, и посмотришь, будет ли твоя жизнь, – словно выплевывая это слово, – такой же идеальной, как и сейчас. Бэнингтон сделал несколько шагов назад, упираясь спиной в стену, ему было страшно и страх этот был на каком то животном уровне, инстинктивный. Дэвид шагнул в квартиру и Майк не успел его остановить. - Майкл Кенжи Шинода, – начал рыжий бородач, – родился в 1905 году, в 1934 умер, рухнув со скалы, потому что был художником-идиотом и любил рисовать с натуры. Сейчас твой любимый, – смотря на Чеса, – является тем, кто делает грязную работу за смерть. Он смотрит на то, как умирают другие люди, а потом забирает их души. - Вы бредите? – Честер смотрел громадными глазами на говорившего мужчину, а потом перевел взгляд на своего любовника. Майк стоял бледный с алым, не здоровым румянцем на щеках. Губы его подрагивали, взгляд замер, словно остекленел. - Нет, – усмехнулся Дэвид. – Я говорю правду. А в тот день, когда этот придурок подошел к тебе знакомиться, умереть должен был ты. Спрыгнуть с крыши или что-то в этом роде. Тебе же не хотелось жить в тот момент, ты же сидел за столиком в ресторане и думал о том, как бы убить себя, я прав? И Честер вспомнил, что так все и было. Что он сидел и пил уже черт знает какой по счету стакан виски, мысли крутились вокруг того, что жизнь дерьмо и неудачи, словно, преследовали его, Честера, и совершенно не хотелось и дальше просыпаться в этом мире, дышать, делать еще один вдох, потом выдох и снова, и снова и снова опять все по кругу. Хотелось вырваться из этой цепочки потерь, боли и страха. А тут появился он. Просто вошел, и мир стал чуточку светлее и приятнее. А потом он направился к Чесу. Нет, сначала он подсел в компанию приятелей, а уж потом, спустя, казалось, целую вечность, он подошел к нему, к Бэнингтону. Вот тогда Честеру захотелось не то, что жить, а петь и плясать, потому что самый потрясающий в мире парень знакомился с ним тут и сейчас. Дальше были звонки и долгие разговоры по телефону, робость назначить встречу и боязнь получить отказ. Первый поцелуй и первое объятие, а когда они впервые занялись сексом, Честеру показалось, что он умер и возродился вновь, так это было потрясающе горячо, сильно и так правильно. - Майк, скажи хоть что-нибудь, – Шинода взглянул на своего любовника и мягко улыбнулся. – Это изменить хоть что-то меж нами, Чести? - Я умер, да? - Я не смог тебя убить. Не смог пометить тебя для смерти, не хотел. Ты был таким живым на фоне всего того народа, таким настоящим, что к тебе хотелось прикоснуться, тебя хотелось касаться везде. И я это сделал – я прикоснулся и больше не смог тебя отпустить. - Кто ты на самом деле? - Жнец, собиратель душ, у таких, как я много имен и названий. Кому как нравится, – Майк, почти придя в себя, прошел в квартиру и снял пальто и, обернувшись к Дэйву, предложил. – Зайди, выпей с нами чаю, я сладости купил, я знаю, ты их тоже любишь. Фаррелл внимательно посмотрел на японца и, кивнув, прошел внутрь, закрывая за собой дверь. - Как становятся такими как вы? – Чес внимательно смотрел на гостя. -Другой жнец, когда ему предстоит уходить, помечая последнего передает ему свои полномочия. - Это больно? - Что именно? - Умирать, – Чес смотрел в стол, словно боясь услышать ответ, хотя так оно и было на самом деле. - Больно, Честер. Это так же, как и рождаться, только наоборот. - Я не помню рождения. - Ты не запомнишь смерти, – Дэйв улыбнулся и коснулся руки Бэнинтона, от вздрогнул и посмотрел на любовника. Майк сидел ровно, казалось, что он не дышал. - Пусть так и будет, Дэйв. – только и смог выдавить из себя японец. - Я обещаю, – Феникс улыбнулся и положил желтый стикер перед собой. На нем было написано имя Честера, адрес и время предполагаемой смерти. – У вас есть еще два часа, Шинода. Проведите его с пользой, – поднявшись, Дэйв вышел вон из квартиры. - Почему ты не забрал меня? - Не хотел тебя отпускать. Думал, что пока ты будешь со мной, все будет в порядке, – Майк поднялся и потянул Честера на себя со стула, медленно передвигаясь в сторону спальни, целуя горячую кожу на шее, наслаждаясь чувственными стонами и мягкими вздохами. - Как я люблю. Пусть будет, как я люблю, Майк, – Чес смотрел своими темными, словно ночь, глазами на возлюбленного и не было в его взгляде ни чего, кроме безграничного доверия и счастья. Через два часа Честер Чарльз Бэнингтон был мертв. Уснул и не проснулся. В дверь снова позвонили и Майк нехотя оторвался от созерцания своего мертвого возлюбленного. Даже таким он был прекрасен и Шинода просто не мог себя заставить прекратить смотреть уже на пустую оболочку, которая не являлась его Честером. - Зачем ты пришел? - Мы же говорили, – бесцеремонно проходя внутрь дома, – что меня повышают. - Я знаю, Дэйв. Что-то еще? - Да, – Фаррелл мягко улыбнулся. – Прости, что тебе пришлось через это пройти, но я должен был быть уверен, что не совершу ошибки. - О чем ты? – Майк не выражал эмоций, ему было все равно, что и как теперь будет происходить вокруг. Теперь он был мертв на все сто процентов. - Честер был моим последним, – Фе стоял и смотрел на то, как безразличие на лице его друга сменяется удивлением, потом неверием, а потом просто счастьем. - Ты…ты сделал это для меня? - Это было указание свыше, – он ткнул пальцем куда то в потолок, видимо имея ввиду небо. – И потом, Чес должен был умереть еще год назад. Но да, я сделал это для тебя, я попросил их за тебя. Месяц спустя. - Знаешь, бумажная волокита есть даже у мертвых. - Я знаю, Чес. - Ты тоже прохлаждался в кабинетах так долго? - Нет, – Майк мягко улыбнулся и поцеловал своего парня в висок. – Я умер вовремя, и не пришлось заполнять кучу разной фигни. - Я боюсь, – вдруг сказал Бэнингтон. - В первый раз всегда страшно, но я буду рядом, теперь я твой наставник. - Нет, я не про это. Думаю, что с работой я справлюсь. Я про то, что тебе придется уйти раньше меня, когда-нибудь ты покинешь меня. - Я буду ждать, когда небо заберет нас обоих, я не смогу оставить тебя, – Шинода снова улыбнулся и сердце Честера, его мертвое сердце, вновь забилось, сбиваясь с ритма от радости. - Ты больной ублюдок, ты в курсе? – Хан бесцеремонно ворвался в их идиллию. – Мало того, что ты здох хренову тучу лет назад, ты еще и запорол работу, подцепив себе живого, протрахал его год, а потом еще умудрился втянуть его в это дерьмо. - Мне по фигу, говори, что хочешь, – Майк улыбнулся и, поднявшись со стула, кинул пару купюр на стол. – Пошли, Честер, сегодня твоя первая охота…



полная версия страницы