Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] (7) » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter] (7)

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 15

Admin: Название:Каждая собака попадает в РАЙ Пэйр:Беннода Статус:завершен Предупреждение:Так,это флафф и сопли. Так что, если кто то такое не любит-не читайте. и еще это АУ и парни мне не принадлежат. Я помню его. Он пришел в дом моих родителей и их людей. В том не большом загончике, по мимо моей матери, были еще моя сестра и два брата, отец носился по заднему двору. Люди моих родителей, почему то считали, что не хороши, если мой отец будет общаться с теми, кто приходил. С посторонними людьми. Я помню, как пришли эти трое. Двое двуногих такие же, как и люди родителей, а один был намного меньше. Он подошел к нашему вольеру и уставился на меня. Он не видел ни кого больше, не обращал на них внимания, только на меня, а потом протянул ко мне руки. Не знаю, что дернуло меня в тот момент сделать пару шагов к нему, но я ни когда в жизни не жалел о том, что переставил лапы в направлении того маленького человека. Теперь и у меня был свой человек. Я стал хозяином своего собственного двуногого. Мои братья мне завидовали, ведь я был первым, кто смог найти себе своего спутника, а сестра лишь тявкнула на прощанье и отвернулась от меня. Мой человек вытащил меня из-за огорождения и прижал к себе, я слышал стук его сердце, и мое стало биться ровно в том же ритме. Больше ни кто и ни когда не смог на меня так влиять. Только мой человек. Мы приехали в огромную конуру. Я

Admin: Название:встреча семьями Пэйп:беннода Статус:завершен Предупреждение:да ни каких,все как всегда не мое,я только попользовал немного.навеяно вот этой вот инфой:Много новых фотографий из личной жизни Честера, Талинды, Саманты (бывшей жены Честера, она, кстати, обзавелась новым бойфрендом) и Майка. Фотографии с их отдыха, встреч, много фоток их детей (Тайлера Ли, Дрейвена Себастиана, Джейми и Исайа); некоторые снимки подписаны, чтобы понимать, кто на них. Жмите по картинке ниже, чтобы перейти в галерею. Ну и сами фотки:http://lprussia.com/index.php?page=dedication&id=photos&this_id=twitter - Тихо, ну тише же ты, – шептал Майк, прижимая Честера к стене и запуская руку ему под пояс штанов и резинку трусов, начиная движения по стоящему члену. - Не могу, – сквозь зубы шипит Бэнингтон и вновь стонет в голос, откидывая голову на стену, что позади него, а руками цепляясь за майку на МС. - Тебя услышат, и нам будет несдобровать, – Шиноды вылизывает солоноватую кожу на шее и параллельно трется пахом о ногу Чеса. - Ты как большая кабелина, которая любит трахать людей за ногу. - Я люблю трахать тебя, – резко разворачивая любовника спиной к себе, – потерпишь? - Если будет больно, то потерплю. - Больно будет, обещаю, – сильнее прикусывая кожу на шее. – Смазка есть. - Всегда с собой, – потераясь голым задом о ткань джинс Майка. – В заднем кармане и при чем твоем, – улыбаясь из-за плеча, наслаждаясь видом ошарашенного любовника. - Ты шлюха, Чес. - Если только твоя, – слегка отодвигаясь от стены и прогибаясь в спине, чтобы Майку было удобнее. – Давай же, не тяни. Бэнингтон скребет ногтями по стене, чувствуя сильные, уверенные толчки внутри себя. Его любовник тяжело дышит, работая бедрами так быстро, как может, чтобы кончить быстрее, чтобы втарахать Честера в эту стену, чтобы в очередной раз доказать всему миру, что этот парень его и только его. И Майку плевать, что там за дверями этой комнатушки, этой гардеробной, где целый мир, который готов протянуть свои потные ладони и украсть то, что по праву принадлежит японцу. Шинода положил слишком много сил и своих нервов, чтобы убедить строптивого вокалиста в том, что он, Майк, будет самой лучшей партией для Бэнингтона. Не смелые прикосновения, улыбки и взгляды, первое прикосновение губ к губам, кожа к коже, жар тела к телу. - Майк, – простонал Честер, выгибаясь, чтобы поцеловать своего любимого мужчину и кончить в тот же момент, когда губ его коснулись обветренные и сухие губы любовника. - Ты испортил им стену. - И не только, – слабо улыбаясь после невъебенного оргазма, – тут оказывается парадно выходные костюмы в чехлах. - Маленький негодник, – рассмеялся Майк и попытался сделать шаг назад, чтобы высвободить свой почти опавший член из заднего прохода Честера. - Нет, – Чес дернулся вслед за ним, – еще немного, люблю, когда ты там даже после. Майк вновь прижался к этому невозможному человеку и потерся кончиком носа о затылок Бэнингтона. - Люблю тебя, – прошептал он, зная, что Честер сейчас улыбается самой счастливой улыбкой, на которую он только способен. Выходя из гардеробной, Майк поймал лукавый взгляд Саманты, бывшей жены Честера. Она отсалютировала ему бокалом с каким то коктейлем и улыбнулся, отпивая. - Знаешь, мне искренне жаль Тэлл, – позже скажет она Шиноде и на его резонный вопрос: - Почему? – Сэм ответит совершенно спокойно, но с некоторой печалью в голосе: - С тобой невозможно соревноваться, если ты щелкнешь пальцами он падет к твоим ногам и останется с тобой навсегда. - Я знаю, – МС криво усмехнулся, а про себя подумал: – Я сделаю для него тоже самое, если на то только будет его воля, – найдя взглядом своего парня, Майк улыбнулся и уже искренне, потому что Честер улыбался глядя на него, хоть и прижимал к себе свою жену.

Admin: Название:счастье Честера Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение:что-то странное на мой взгляд,вот Честер был невъебенно счастлив. Он вошел в номер и был просто придавлен к двери сильным телом своего друга. Майк целовал его жадно и страстно. Он словно пытался выжрать душу Бэнингтона через его рот и у него, надо признать, это получалось, потому что Чес еле-еле стоял на ногах и вообще не понимал, что происходит. Он знал только одно, что мечты иногда сбываются, а это была его самая заветная. Тем временем, руки МС уже шарили под его футболкой, пощипывая кожу на животе, оглаживая бока, иногда опускаясь на ягодицы и сжимая их. - Может, переместимся в кровать? – прикусывая мочку уха Честера. Тот лишь простонал и кивнул, чем вызвал легкий смех Шиноды. - Давай, мой хороший, – японец ласкал плоть любовника, двигая рукой вверх-вниз так, как доставлял удовольствие себе, – еще немного, – прикусывая сладкие губы рокера, слегка потягивая на себя нижнюю, заставляя Честера тянуться за ним, вырывая из его глотки самые страстные стоны на которые только был способен Бэнингтон. - А ты? – Чес сладко потягивается, чувствуя отголоски от самого сокрушительного оргазма в своем теле. После он протягивает руку и кладет ее на пах Майка, замечая, что его любовник даже не снял футболки, не говоря о штанах. - Не надо, Честер, – МС улыбается и оглаживает Честера по щеке. – Ты еще не готов, – и Шинода врет, нагло и так правдиво, что рокер ему верит. Ведь на самом деле это Майк не готов, да и не будет готов ни когда. Просто так получилось. Получилось, что Майк узнал эту маленькую, гнусную, развратную и самую ужасную тайну своего близкого друга. И этой тайной был он сам – Майк Шинода. Это вышло случайно, но Шинода просто не смог смириться с тем, что он делает больно одному из самых дорогих людей, что были у него в жизни. И действуя больше из эгоистичных чувств, нежели из добрых побуждений, Майк решил, что он может дать Честеру то, в чем тот так нуждается. Просто, после того, как правда вышла наружу, Шинода наконец-то смог объяснить себе все эти взгляды, робкие заглядывания в глаза, несмелые и иногда весьма странные прикосновения лучшего друга. Все это сложилось в одну картину и неделями, которые складывались в месяцы, преследовали Шиноду повсюду, раздирая душу сомнениями, что, в конце концов, привело к этому вот решению. Майк не думал о том, что он сможет хоть когда-нибудь поиметь друга в задницу или же дать ему на растерзание свой зад. Просто, совместная дрочка-это не так страшно, ведь многие занимались этим в школе, да и в колледже грешили, что уж тут умалчивать. - Ты это сделал? - Да, Бред, – устало садясь на диван рядом с другом. – Ты до сих пор считаешь, что это была не самая удачная идея? - Ты ему дал то, о чем он мечтал, но не в том количестве и не в том качестве, в котором он нуждается. Рано или поздно ему захочется большего и зайти дальше, а ты и не сможешь. Что тогда? - Тогда…вот когда оно наступит, тогда и подумаем, – МС слабо улыбнулся и откинулся на спину кресла. – Принесешь пива? - Майки? – Честер обнимал Шиноду, расположившись за его спиной и целуя в затылок. – Что-то случилось? - Нет, Чес, все в порядке, – МС поглаживает руку, что покоится у него на плече и слабо улыбается. - Ты устал от меня, ты меня больше не хочешь? – Честер встал с кровати и присел на корточки перед Майком. - Чес, – японец улыбнулся и провел ладонью щеке друга. – Я ни когда не смогу устать от тебя, не говори глупостей. - Тогда, – тонкие пальчики прошлись по паху любовника, потянулись к поясу, расстегивая его, – позволь мне помочь тебе расслабиться. Шинода и рад был бы дернуться, отскочить в сторону, прекратить все то, что начинало происходить, ведь, если позволить сейчас Честеру сделать ему минет, то дороги назад уже не будет точно, хотя о какой дороге можно говорить вообще? Когда ты и твой лучший друг спите в одной постеле и ты позволяешь ему получать удовольствие от твоих рук? - Чести, не надо, – Майк втянул воздух через зубы, как ни крути, а тело на прикосновение реагирует далеко не так, как совесть и душа. - Ты не хочешь меня? – Бэнингтон остановился и посмотрел на друга снизу вверх. – А мне казалось, что…что это то, чего ты желаешь. Шинода тяжело вздохнул, набираясь смелости, чтобы сказать всю правду, которую он так тщательно скрывал от рокера и… - Ты еблабан, ты просто кретин, ты мудак, Майк, ты в курсе? - Да, Бред, я знаю, – Шинода был бледен. - Что ты теперь собираешься делать? – выделяя слово «теперь». - Я еще не думал об этом. - Майки? – сонный голос, Честер стоящий в проеме двери спальни, потирающий ладонями сонные глаза и неуверенно улыбаясь любовнику. - Уже иду, – Шинода вернул улыбку, а потом повернулся в Дэлсону. – Я ни чего не могу с этим поделать. Чес вновь ушел в спальню, слегка покачиваясь из-за сна, что все еще туманил голову. - Но он любит тебя. - Я тоже люблю его, – парировал репер. - Не так, Майк, и рано или поздно, он это поймет. - Хотя бы сейчас он будет счастлив. - А ты? - Я счастлив, когда счастливо он, пусть мне и придется делать это дальше. - Ты как? - Почему Бред был в нашем номере? - Ему не спалось, – притягивая Честера ближе к себе, чувствуя как щекочут короткие волосы на его голове грудь, пока Чес укладывал голову удобнее. – Ты хорошо себя чувствуешь? - Да, – рокер хихикнул, – немного болит и как-то странно, но это, чего я хотел. Я люблю тебя, – почти не слышно. - Я знаю, – Бэнингтон расстроено вздохнул, явно ожидая услышать не тот ответ - Но не все же сразу, – подумалось ему, – главное, что Майк рядом. Честер уже спал, когда Шинода выбрался из его объятий и подошел к окну. Это тяжело, но он справится. Если Честеру необходимы такие отношения, Майк их ему даст, т.к. для Шиноды действует одно единственное негласное правило на этой плане – Честер счастлив-счастлив Майк. А остальное не важно.

Admin: Название:нет Статус:завершен Пэйр:беннода Предупреждение:как всегда-не правлен ив общем то не особо и получился.но может кому приглянеца Драки бывают всегда и везде. Первая мужская драка происходит еще в нежном детячем возрасте. Это когда кто-то постарше пытается отобрать у тебя совочек/ведерко/формочку ну или что-то в этом роде на детской площадке. Если сумел постоять за себя, то огрел обидчика тем же самым совочком или одел ему на голову ведерко с песком, если нет, то так и будешь прятаться за маминой юбкой, а обидчик подрастет и будет тебя доставать, но только уже в школе. В общем, это в порядке вещей для особей мужского пола, биться за право называться самым сильным самцом. Инстинкты и без них ни куда. Сколько бы не эволюционировало человечество, но мужики все равно не далеко ушли от приматов. Так и в группе. Каждый хотел доказать, что он круче другого. Когда в музыке доказать не получилось, ибо каждый занимался своим делом и не лез к тем, кто был занят чем то другим, они доказывали это шутками, подколами и разными другими мелочами, которые досаждали «жертве», но веселили тех, кто изображал «обидчиков» в этот раз Но надо внести поправку – в музыкальную работу парни к друг другу не лезли ни под каким предлогом. Все. Не лезли все. Но, как известно в таких ситуация, в группах и так далее, бывает одно маленькое КРОМЕ! Так вот, это КРОМЕ звали Честер Бэнингтон, которому обязательно надо было залезть в гитарные партии Майка и Бреда, потом сунуть свой нос в вертушки Хана, сказать Робу, что тот стучит как-то уж вяло и надо больше улыбаться во время игры, а дальше он полез с советами к Майку, которому вот делать как было не чего, кроме прослушки уже отписанного материала, нахождения в нем багов и замены этих конкретных багов. - Шинода, ты поешь плохо. - А у тебя вокал вообще женский, – как ни странно, но, похоже, МС был самым терпеливым из участников команды, с учетом того, что четверо уже послали Бэнингтона в жопу, а кто то и дальше. - Ну и что? – пожав плечами, заявил Честер. – Зато пою круче. - Поздравляю, – делая себе пометку и вновь вслушиваясь в свою читку, что была записана пару дней назад. – Бред, мне тут понадобиться твоя помощь. Гитарист нарисовался почти сразу. - Что-то не так со звуком? - Да, какие то помехи справа, – кивком головы указывая на стоящего там Честера. - Эй, ты совсем охренел, Шинода? – и рокер попятился от гнусно улыбающегося Дэлсона. - Он не охренел, – ответил за Майка гитарист, – он просто попросил удалить шумовую помеху, чем я сейчас и займусь. Бэнингтон пинался и брыкался, но Бред оказался сильнее, что удивляло рокера и тот истошно орал, что ненавидит всех и вообще они только над ним издеваются. Когда выдохшийся Честер обмяк в руках гитариста, тот отволок его к дивану и сгрудил там. - Не мешай гению за работой, – растрепав и без того растрепанные волосы Бэнингтона, Дэлсон удалился. Роб хотел что-то сказать, но не смог и расхохотался, давясь сдерживаемым все время короткой перепалки смехом. - Чес, ты неподражаем. Когда студия опустела и в ней остался только надувшийся, словно мыльный пузырь, Честер и совершенно не обращающий ни на что внимания Шинода, у рокера возникла идея, как сделать подлянуку Майку, но при этом не быть застуканным. - Даже не думай об этом, – Бэнингтон только двинулся в сторону двери, чтобы улизнуть побыстрее, как его остановил голос Шиноды. - Ты о чем, Шинизл? – удивленно и как-то невинно так, что сразу было понятно, что этот тон принадлежит человеку, который что-то задумал, спросил Чес. - Попробуешь что-то сделать с моей тачкой и я домой на тебе поеду. - Да не собирался я ни чего делать, – а про себя честер думал о том, как же Шиноде удалось разгадать сей коварный план. - Ты проговаривал детали вслух, уволень, – рассмеялся МС и потянулся. Спина затекла и шея тоже. – Пора валить, а то я тут скоро поселюсь. Честер стоял и смотрел на Шиноду. Смотрел на то, как Майк опускает поднятые руки и как опускается слегка приподнявшийся край футболки, который обнажил полоску смуглой кожи. Бэнингтон нервно сглотнул и перевел взгляд на лицо МС, почему-то задерживаясь на его губах, возвращаясь к шее. - Эй, Чес, ты чего? – Майк тревожно глядел на друга. – Ты в порядке, чувак? – он приблизился к рокеру, но тот словно ошпаренный вылетел из комнаты, кидая на ходу, что-то похожее: - Совсем забыл, я же опаздываю. - В своем репертуаре, – усмехнулся МС и принялся собираться домой. После того вечера все опять вернулось на свои места. Утром Бэнингтон проснулся и не смог точно вспомнить, что именно его заставило сбежать из студии в такой спешке, а когда вспомнил, то не понял – почему? Что было такого в том, как Майк потягивался, что смогло сбить с толку все чувства и эмоции Бэнингтона? Рокер не понимал и решил не заморачиваться. Сегодня у него был свободный день и вместо того, чтобы, как и вчера, идти в студию и доставать Брэдли с великим и ужасным Шинодой за работой, рокер решил провести время сам с собой, ну, в том смысле, что делать только то, что ему бы хотелось. А хотелось многого, да и теперь он был несколько при деньгах и мог себе позволить если не все, то почти все. Но, как ни странно, ноги все равно привели его в студию. Тянуло его туда, словно медом было намазано. Плюнув на это, Чес поднялся на нужный этаж, толкнул нужную дверь и замер в ее проеме – Майк был лишь в одних штанах. На обнаженной груди блестели капельки пота. - Жарко, что хоть здохни. Кондеи все полетели, какая-то общая проблема во всем здании, – раскрасневшийся Майк кончиком языка провел по верхней губе. – Сдохну скоро. А как там на улице? – окончательно поворачиваясь и смотря на Честера. - Не…не знаю, – выдавил рокер и нервно сглотнул, обласкивая взглядом смуглую грудь, облизываясь, словно кот на сметану. - Чес? – вопросительно и тревожно. – Что-то не так, друг? - Все в порядке, просто…знаешь, – входя окончательно и закрывая за собой дверь, – а где парни? – на всякий случай уточнил Бэнингтон, только что поняв, что вокруг ни кого больше нет. - Хан сказал, что худеть пока не собирается поэтому сауна не для него, Роб свалил тоже из-за жары, Бред решил, что надо разобраться во всем лично, ну а Феникса вообще сегодня не было у него выходной, как и у тебя. Кстати, а что ты тут делаешь в свой выходной? - Уже не знаю, – Честер двигался медленно и как-то насторожено и это не укрылось от внимания Шиноды. - Честер, что ты задумал? - Майки, я не понимаю, что это, но оно мне надо, – серьезно глядя в глаза репер, придвигаясь почти в плотную, кладя свои руки на плечи японца, проводя силой вниз. – Блядь, это чертовски приятное ощущение. - Чес, я не хочу быть грубым, но ты переходишь все границы. - Прости, – пристыжено отходя в сторону, потирая кончики пальцев друг о друга, вспоминая ощущения, что вызвало прикосновения к влажной коже МС. - Обещали, что починят в течение полу часа, так что временно мы свободны, – Дэлсон пришел как ни кстати. – У вас все в порядке? – переводя взгляд с пристыженного Честера, на ошеломленного Майка. - Да, в полном. Честер уже уходит. Просто пришел сказать нам привет, да, Честер? - Конечно, – спокойно выходя из студии, а потом срываясь на бег. С этого дня все стало не таким. Честер перестал доставать всех в студии, но только не Майка. Он старался быть с ним рядом, постоянно находясь поблизости, даже если для него, Чеса, работы и не было. Он ловил каждое движении Шиноды, каждый его жест и каждый его взгляд. Он принялся изучать все то, что могло нравится Майку или же уже было на первых местах в личном хит-параде репера. - Чес, что происходит? – Хан был первым, кто все же решился задать этот вопрос. Природное любопытство корейца в данном случае было ему не на руку, потому что, получив достаточно агрессивный взгляд от вокалиста, он решил, что надо отвалить. Рокеру казалось, что теперь всё и вся против него. Шинода был вызывающе привлекателен, иногда был вызывающе стервозен, при этом не отталкивая Бэнингтона, но и не позволяя приблизится. Словно играя на чувствах вокалиста, МС таким образом повышал свою самооценку. Честер все чаще ловил на себе насмешливые взгляды темных шинодовских глаз, лукавую улыбку и ему казалось, что Майк прекрасно понимает, что твориться в душе его друга и нагло этим пользуется, испытывая терпение Чеса, доводя того почти до полного исступления . А может быть, ему это только казалось, потому что, по сути, Майк вел себя точно так же, как и всегда. Вот только раньше Честеру не казалось, что облизывать губы глядя на него, на Честера, что-то значит со стороны Майка, что мягкие улыбки из под полуопущенных век не предназначены для того, чтобы показать свою невинность и развратность, что блеск карих глаз всего лишь игра воображения, а не похоть, что направлена на него, Бэнингтона. -Нам надо поговорить, – Майк сел на диван и похлопал рядом с собой. – С тобой что-то происходит и я бы хотел знать что. Мы же друзья, одна семья, помнишь? – и он так улыбнулся, что у Бэнингтона все затрепетало внутри, а сердце сделало нереальный кульбит в груди. - Помню, но мне этого мало, Майки, – присаживаясь на самый край дивна и грустно смотря в пол. - Да что не так то? – Шинода придвинулся к другу ближе и положил свою ладонь тому на плечо. - Да все не так. А главное то, что я тебя хочу. - Ммм, в каком смысле хочу? - В прямом. Хочу раздеть тебя и облизать с ног до головы все твое тело, а потом трахнуть тебя так, чтобы ты ходить не смог или ноги свести вместе. Чтобы ты был мой, Шинода, что тут еще не понятно в слове хочу? – Честер говорил ровно, без эмоций, лишь иногда с придыханием, когда голос срывался от того количества картинок, что всплывали в его распаленном мозгу. - А ты не мог сказать об этом раньше, а не лезть меня лапать а потом сбегать? Ты думаешь, я не видел, как ты выруливал из здания студии? Как ты мчался, словно тебя пчела в зад ужалила? - Ну прости, – наконец-то взорвался Бэнингтон, – у меня как то раньше не было желание лечь под мужика или же самому трахнуть представителя своего пола, вот. – скрестив руки на груди и отворачиваясь. - А меня значит хочешь, – ухмыльнулся Майк и поднялся с дивана, почти тут же стаскивая с себя футболку и кидая ее в сторону. – Я отправил ребят к черту, так что студия в нашем распоряжении до конца рабочего дня. Камер тут нет, так что не волнуйся, – насмешливо смотря на ошарашенного Чеса. – Ну что расселся, как дошло до дела, так ты сразу в кусты? – нагло, вызывающе, при этом проводя ладонями себе по бокам, жмурясь от удовольствия. – Или уже передумал? Бэнингтон глухо зарычал, вскакивая с дивана и просто впиваясь в насмешливо кривящиеся губы. - Ублюдок, – кусая нижнюю губу будущего любовника. – Ты спланировал все это. - Не совсем, – хрипло смеясь. – Просто подумал, что… - Заткнись, потом расскажешь, – толкая в грудь, заставляя упасть на все тот же красный диван. - Ну, так и в чем был прикол? – рисуя на влажной коже любовника кончиками пальцев. - Что именно тебя интересует? – Майк жмурился от удовольствия прикосновений. Он лежал на животе, подложив руки под голову. - Ты спланировал все это? - Конкретно этот вечер да. Правда не был уверен, что ты согласишься и не сбежишь…Чееээс, – простонал он в конце, почувствовав, как вокалист толкается в него пальцами, – я больше не выдержу сегодня. - Моя сперма вытекает, а это не правильно, – заталкивая ее обратно, – ее место внутри тебя, – кусая за плечо. – Так что дальше? - А дальше то, что я не ожидал твоей такой реакции на себя. Думал об этом, хотел такого, но не ожидал, что это когда-либо случится. По этому всячески старался тебя раззадорить или соблазнить, называй как хочешь. - Ты похотливый придурок, Шинода, ты в курсе? - Ну, не больше, чем ты. Так что тут мы два сапога - кеды, любовничек.

Admin: Название:после тура Пэйр:беннода,Анна и Талинда тоже в тексте Статус:завершен Предупреждение:вроде бы нет особо ни чего такова,кроме ошибок. Честер сидел в комнате, сложив руки на столе, как примерный школьник, он был погружен в свои мысли. Его состояние было таким уже последние полчаса и ни что не говорило о том, что вскоре Бэнингтон вновь улыбнется и в его глазах засияет все тот же свет, который сводит с ума миллионы людей по всему миру. Приподняв голову и вновь взглянув на монитор своего компьютера, лицо Честера исказила гримаса боли. Он улыбался, но в этой улыбке было столько тоски и не понятной обиды, что хотелось выть и скрипеть зубами, чтобы не орать во всю глотку. Майкл Кенжи Шинода и его жена-Анна, выглядели просто не прилично счастливыми. Майк обнимал девушку за талию и лучился улыбкой так, словно собирался соревноваться по ее яркости с самим солнцем. Анна льнула к мужу и тоже улыбалась. - Сука, – прошептал Честер. - Ты что-то сказал? – Талинда не лезла к мужу в такие моменты, но именно сейчас она проходила мимо открытой комнаты и услышала произнесенное Чесом слово. - Нет, Тэлл. Девушка пожала плечами и, собиралась было пройти мимо, как Честер вновь заговорил: - Майк не звонил? - Нет, но звонила Анна, – защебетала миссис Бэнингтон и принялась рассказывать о том, как ее подружка откровенничала с ней по телефону о том какой же Майк замечательный и как сильно он ее любит и, что еще хуже, но только для Честера, как сильно он по ней скучал все это время. Группа только вернулась из тура. Не так чтобы вот-вот, но уже около трех недель они проводили в компании своих семей, наслаждаясь спокойствием жизни и расслабленностью графика – не надо было ни куда бежать, лететь, сниматься, говорить, постоянно быть в напряжении и под взглядами сотни тысяч пар глаз. Честер схватил телефон и быстрыми движениями набрал знакомый до дрожи номер, но потом сбросил его и отшвырнул трубку в сторону. Это было его решение, это он настаивал на том, чтобы время отдыха прошло друг без друга. Теперь он просто не имеет право звонить и требовать отчета, звонить и, разрывая легкие, кричать на того, кто стал так дорог. Честер просто не мог выглядеть таким слабым и унижаться перед тем, кто любим. - Чести, ты в порядке? – Тэлл вновь вошла в комнату, состояние мужа уже начинало напрягать. Обычно улыбчивый и дружелюбный, он рычал на всех, включая и сыновей. – Почему фото Майка и Анны? – она подошла и встала за его спиной. – Вы поругались? - Нет. Мисс Бэнтли пожала плечами и удалилась, претворив за собой дверь, чтобы ни кто не потревожил Честера, а то это было чревато последствиями. Рука сама потянулась к монитору, пальцы коснулись его прохладной поверхности. Одним ногтем рокер надавил на лицо Анны, смотря, как расплываются цветные волны, как смазывается эта довольная рожа, как исчезает оно и больше не горит, словно бельмо на глазу, рядом с Майком. Телефонный звонок прервал экзекуцию монитора, и когда до Честера дошел смысл звонящего, он просто не смог скрыть облегченного выдоха. - Алло, – стараясь говорить нарочито равнодушно, будто звонок не был таким уж долгожданным и самым желанным сейчас, в эту минуту. - Я знаю, что ты хотел отдохнуть ото всех и от нас в частности, но мне очень захотелось услышать твой голос, – не уверенно, почти скороговоркой ответил собеседник. - Мог бы послушать что-нибудь из записей, – рассмеялся Бэнингтон, понимая, что это глупо. Потому что он пытался, пытался делать точно так, как только что посоветовал самому Майку, но это было лишь подобие того, как пел его любимый когда они были вместе, наедине. - Я слушал…да и сейчас слушаю, – грустно констатировал Майк. - Видел твои последние фото с женой. - Да, мы с Анной… - Замолчи! – Чес сорвался на крик. Он не хотел знать, что и как его Кенжи делает с Анной, ему достаточно было фотографий, одну из которых он видел сейчас перед своими глазами – Просто замолчи. - Честер? – встревоженный голос МС – Что-то не так? - Не так? Я вижу ваши довольные лица во всех передовых журналах, музыкальных журналах, ты выглядишь как примерный, счастливый семьянин, а потом ты звонишь мне и спрашиваешь, что не так? – Бэнинтон уже вскочил со своего места и, его носило по комнате, словно тигра по клетке. - Чести, – голос Майка, как и всегда, был мягок, но тверд. – Ты сам решил, что нам надо отдохнуть от нас, чтобы привести чувства в порядке, чтобы разобраться в себе, Чести. Вот только не надо орать на меня и переваливать все с больной головы на здоровую, выкручивая все так, чтобы я вновь оказался виноватым в твоих собственных фобиях. - Но это не так, я не боюсь… - Раз ты не боишься, – перебил его репер, – тогда встречай меня и мою жену завтра. - Завтра? - Да, будем к ужину. Тем более мы были в магазине и накупили всяко фигни твоим сарвонцам. Анна жаждет подарить подарки. - В чем подвох, Шинода? – слегка не уверенно, но в душе радуясь, что его мужчина взял ответственность за все происходящее на себя. В прочем, как и раньше. - А подвох в том, мой милый, – соблазнительно зашипел - зашептал Майк, – что мы останемся у вас на ночь и ночью я намерен показать тебе, скотская твоя рожа, как сильно я по тебе соскучился. - Но ведь Анна и Тэлл будут в доме, – ошарашено протянул Честер. - В том то и прикол, милый, – противно растягивая последнее слово. – Я буду трахать тебе в твоем же доме не далеко от твоей же жены, чтобы у тебя и в мыслях не было ревновать меня к моей. Ты меня понял? - Я могу отказаться? – тихо спросил Бэнингтон. - Можешь, конечно, только моего желания и мнения это не изменит. До завтра, – и прежде чем Честер успел на это что-то ответить, в трубке раздались короткие гудки. - Утро, – Анна спустилась на кухню и налила себе кофе. - И тебе, – улыбнулась подруга. - Еще спят? – присаживаясь за стол, осведомилась миссис Шинода. - Угу, – делая глоток из чашки, жмурясь от удовольствия. - Сколько еще это будет продолжаться, – вздохнула Анна и поставила чашку на стол. - Тебя напрягают их отношения? - Да нет, – пожимая плечами. – Меня напрягает делать из себя дурочку и делать вид, что я не замечаю очередного засоса у него на шее, а еще хуже на члене. Талинда расхохоталась, прекрасно понимая о чем говорит подруга. - Да уж, что верно, то верно. Иногда находишь отметины твоего муженька в самых неожиданных местах. Обе женщины продолжили разговор уже о насущных делах, не замечая того, что в проеме дверей на кухню стоит Майк с ошеломленным видоми весьма давно.

Admin: Название:обслуга номеров Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение:хрень какая-то и НЦа Концерт был изматывающим и сейчас Честер сидел в своем номере после душа и размеренно разговаривал с женой, крутя в пальцах дымящуюся сигарету. В этот раз Тэлл решила присоединиться к группе и к мужу чуть позже. Так что, вот уже второй месяц Бэнингтон был предоставлен сам себе. На измены с этим плотным графиком почти не было времени, из-за чего миссис Бэнингтон не переживала, что муж в одиночестве колесит по стране. В дверь постучали. - Кто? – громко спросил Чес, слегка отворачивая трубку ото рта, чтобы не крикнуть в ухо жене. - Обслуживание номеров, – раздался мужской голос. - Заходите, – еще раз крикнул Чес и вернулся к разговору с женой. – Там принесли пожрать, дорогая. Я, пожалуй, пойду. Позвоню тебе завтра. - Конечно. Целую, – Талинда улыбнулась на том конце провода и отрубила телефон. Честер повесил трубку и повернулся ко входу в номер. Молодой парень уже вкатил тележку и придвигал ее к столику. - Все, как вы и заказывали, – парень поднял голову и взглянул на вокалиста известной группы, чуть прищурившись, улыбаясь краешками губ. Честер подавился сигаретным дымом, удивленно глядя на молодого мужчину, но решил промолчать. В глазах прислуги горело лукавство и похоть. Бэнингтона слегка передернуло, озноб прокатился по влажной коже. Только сейчас рокер понял, что кроме полотенца, которое держалось на бедрах, на нем больше ни чего не было. Еще раз скользнув взглядом по обслуге, Чес заметил его возбуждение и то, как этот парень его разглядывает. - Как твое имя? – голос был слегка хриплый, но Честер не придал этому значение. - Майк Шинода, сэр. - Майк, – Чес зажмурился, перекатывая имя на своем языке. – Красивое имя. - Спасибо, сэр, – расставляя на столик у дивана яства, что были заказаны Бэнингтоном. – Что-то еще, сэр? - В смысле? - Вы желаете что-либо еще или я могу идти? – Майк стоял выпрямившись в полный рост, нагло разглядывая почти обнаженного музыканта. - Я думаю, что, – Честер поднялся со стула и подошел к дивану, присаживаясь на самый край, разводя ноги в стороны. Он ухмыльнулся, заметив, как жадно Шинода взглянул на то, что притаилось меж разведенных бедер и скрытое полотенцем, как тот сглотнул моментом образовавшийся ком в горле, – мне понадобиться кое что еще. - Например? – делая шаг в сторону дивана. Такой маленький, почти не заметный, чтобы хозяин номера не счел это за наглость и посягательство на свое личное пространство. Но Честер лишь подвинулся, освобождая место рядом с собой. - Я подумал, что не прочь немного расслабиться. Знаете ли, концерт был очень утомителен. - Я видел этот концерт, – порывисто ответил Майк, присаживаясь рядом. – Вы были прост неподражаемы. - Ты поклонник нашей группы? – чуть подаваясь вперед, давая возможность разглядеть себя ближе, облизывая губы. - Нет, я ваш поклонник, – Майк тоже чуть приблизился, словно ожидая разрешения. - Ммм, понятно, – Честер откинулся на диванную спинку и прикрыл глаза, ожидая того, что будет дальше. И ожидание оправдало надежды. Майк придвинулся еще ближе и положил свою руку на обнаженное колено музыканта. Сжимая его и двигаясь чуть вверх, в манящую глубину под полотенцем. Честер прогнулся и простонал, когда жаркая влажная ладонь достигла паха, чуть сжимая яички и почти вставший член. - Я сниму? – и, не дожидаясь ответа, Шинода размотал полотенце, заставляя Честера приподнять бедра, чтобы откинуть влажную тряпку в сторону, куда-то на пол. Бэнингтон все так и сидел с прикрытыми веками, наслаждаясь не спешной лаской. Когда Майк склонился над пахом музыканта и провел кончиком языка по пурпурной от возбуждения головке чесовского члена, рокер шумно втянул воздух через нос и запустил пятерню в волосы Шиноды. - Давай же, – почти умоляющий голос, с нотками приказа. И Майк не заставил себя долго ждать. Он полностью втянул член в свой рот, начиная ритмично двигать головой, засасывая как можно глубже, одной рукой помогая себе, а второй тря дырочку, а иногда перекатывая в ладони подтянувшиеся к члену яички. - Твою мать, – простонал Честер, подаваясь бедрами, подкидывая их вверх, желая войти еще глубже в эту пленительный жар. Шинода закашлялся от особенно резкого рывка и вырвался из захвата ладони Бэнингтона, вызывая разочарованный стон рокера. Майк отодвинул столик в сторону, чтобы устроиться чуть удобнее и спустился с дивана, занимая место меж разведенных ног своего кумира, вновь начиная вылизывать его яйца и член, но на этот раз удерживая руки Честера прижатыми к дивану, заставляя тем самым чувствовать себя беспомощным и от этого не менее желанным. Бэнингтон стонал громко и так опьяняюще, что Шиноде понадобилась вся сила воли, чтобы не спустить себе в штаны только от этого голоса, пронизанного наслаждением, похотью и самым настоящим сексом. Да Честер и так был воплощением ходячего секса. Вновь оторвавшись от члена партнера, Майк поднялся на ноги и принялся стягивать с себя униформу отеля, раскидывая вещи куда попало. Раздевшись, он подошел к столу и взял с него масленку. От пребывания в жарком помещение, масло слегка подтаяло, что несказанно обрадовало Шиноду. Он вновь опустился меж ног Честера и за бедра придвинул того ближе к краю дивана так, чтобы зад музыканта чуть свисал с него. - Что ты делаешь? – Честер был расслаблен, но все равно в его голосе слышалась не большая паника. - Тебе понравится, я обещаю, – Майк хищно и развратно улыбнулся и вновь приник к члену Честера, при этом зачерпнув масла из масленки и размазывая его вокруг ануса любовника. - Ты уверен? - А то как же, – на секунду отвлекаясь и вновь принимая Чеса в свою глотку как можно глубже, при этом проталкиваясь пальцем внутрь заветной дырочки. Через пару минут Бэнингтон уже не знал куда ему хочется толкаться больше – вперед на пальцы любовника, которые нагло шарили в его попке или в глубину жаркого, влажного рта своей сегодняшней обслуги? Но все решилось само собой – Майк выпустил блестящий от слюны член Бэнингтона изо рта, остатками масла в масленки смазал свой член и пристроился рядом со входом в распластанное на диване тело. - Майк? – расширенные от возбуждения глаза, затянутые поволокой наслаждения внимательно следили за действиями Шиноды. - Просто расслабься, – прошептал Майк и надавил головкой на сморщенную дырочку. Честер дернулся, но сильные, уверенные руки вернули его на место, при этом Шинода продолжал настойчиво проситься внутрь, надавливая все сильнее. Честер закричал, но Майк заткнул ему рот ладонь, когда головка его члена преодолела сопротивления мышц, и он плавно скользнул внутрь Честера. - Тшш, тихо, – шептал Майк, продолжая входить глубже, пока полностью не оказался в любовнике. - Больно, – простонал Чес, но двигаться больше не решался, стараясь не причинить себе еще боли. - Сейчас будет лучше, обещаю, – слегка переводя дух и вновь начиная движения, но уже обратно, потом вновь вперед и вновь назад, оставляя лишь головку внутри. Бэнингтон чуть подался вперед, поерзал задницей на диванных подушка и громко застонал, но на этот раз от удовольствия. Слегка изменив угол входа, не без помощи Честера, Шинода наконец-то нашел ту важную точку, в которую сейчас бился, вырывая все новые крики из глотки любимого вокалиста. - Вот так. Еще, – шептал Честер, когда сил кричать уже не осталось. Майк лишь силился улыбнуться и продолжал двигаться все также яростно, с силой вколачивая себя в любовника. Пот застилал глаза, стекал по спине, но Шиноде было все равно. Он рвано двигался, иногда вскрикивая, постанывая, шепча глупости и пошлости, заставляющие Чеса краснеть, но при этом Бэнингтон все так же яростно подмахивал, стараясь получить больше, стараясь вобрать в себя глубже. Еще несколько фрикций и Честер забился на Шиноде, так и не притронувшись к своему члену, а Майк резко насадил Чеса на себя в последний раз и кончил внутри любовника, обжигая своим семенем стенки тугого канала, оставляя жар растекаться внутри словно клеймо. Добравшись до кровати спустя минут пятнадцать, оба молодых человека растянулись на простынях, бездумно глядя в потолок. Тела все еще сотрясал посторгазменый жар, а на лицах блуждала чуть сумасшедшая улыбка. - Знаешь, – Честер дотянулся до тумбочки и взял с нее сигареты, – это было круто. - Я знаю, детка, – Майк притянула Чеса к себе и затянулся из его рук. - Где ты взял эту дурацкую форму? - Одолжил у местных ребят, – лукаво улыбаясь и вновь затягиваясь, попутно целуя пальчики в которых была зажата сигарета. - Мне понравилось. - Я так и подумал. - Но зачем? Я бы дал тебе и так. - Просто решил слегка разнообразить нашу жизнь, – Шинода пожал плечами и вновь рухнул на подушки, вновь уставившись в поток. -Давай придумаем что-нибудь еще? – Честер затушил сигарету и вот уже нависал над любовником. - Как скажешь, – Майк ласково улыбнулся и притянул любовника на себя. Рокер рассмеялся звонким, чистым смехом, обхватывая бедра Шиноды своими коленями, склоняясь за поцелуем: - Я люблю тебя, ты знаешь? – почти касаясь губ репера. - Не поверишь, – усмехнулся Шинода, – та же хуйня, – обхватывая ягодицы своими ладонями, сжимая и поглаживая. – Трахнешь меня? Чес лишь коварно улыбнулся на это предложение и наконец-то поцеловал своего возлюбленного.

Admin: Название:не придумал,както сложно Пэйр:беннода и намек на Джо/Роб (хихи) Статус:завершен Предупреждение:АУ и вся такая муть.бред-одним словом. да,ошибки тоже не правлены Это было сделать достаточно просто. В том мире, в котором сейчас жило человечество, уже не рождались женщины, по этому, чтобы хоть как-то сохранить численность населения на планете Земля, людям пришлось таки изобрести средства и возможности для мужской беременности. Так что Честеру Бэнингтону оставалось лишь подобрать себе подходящую самку, что будет вынашивать его ребенка. Так как женщины и рассказы о них давно стали мифами, человеческая раса, мужчины, что ее составляли, были поделены на два сословия. Те, кто работал и приносил хоть какую-то пользу человечеству и те, кто был генетически изменен при рождении для продолжения рода. Честер сидел в своем офисе и ждал давнего друга и по совместительству одного из самых богатых и именитых владельцев самок для продолжения именитых родов сословия человечества. - Привет, Бред, – Чес поднялся из своего кресла на встречу такому же молодому, но бородатому парню. - И тебе не болеть, Честер, – хитро улыбнулся тот. - Ты нашел что-то? – глаза Бэнингтона моментом вспыхнули. - Почти один в один. Я привез его с собой. Он сейчас в холле, ждет приказа, чтобы войти. Если вдуматься то все те мужчины и молодые люди, которым была отведена роль репродукции, по сути, были рабами тех, кто зачал им ребенка. Их продавали на аукционах, их перекупали друг у друга те, кто мог себе это позволить. Но так, чтобы один богач родил для другого, такого еще не случалось. Все самки изначально растились словно в инкубаторских условиях, им прививали с самого детства покорность и раболепство перед своими будущими мужьями. - Я хочу его увидеть прямо сейчас, – ладони вспотели и Чес вытер их о ткань дорогих брюк, что не укрылось от внимания Дэлсона. - Ты знаешь, что я заломлю за него двойную цену, Честер? – вновь ехидно улыбаясь. - Знаю, Брэ, – Чес отмахнулся. – Я и не думал, что ты сделаешь мне скидку из-за дружеский побуждений. Веди его сюда. Честер Бэнингтон был одним из самых именитых представителей своей породы. Он почти полностью подчинил себе всю художественную индустрию планеты Земля. Такие музеи и хранилища, как Музей Орсэ, Музей искусства XIX в. в Париже, Британский музей и многие другие столетиями принадлежали его семье. Однако, Честер был бы не Бэнингтон, если бы в качестве того, кто должен был родить ему ребенка не поставил перед собой непосильную задачу. - Ты же понимаешь, что это не он? - Я понимаю, Бред, – Чес вновь отмахнулся от слов друга и нервно забарабанил аккуратными пальцами по столешнице своего стола. – Ты же знаешь, что я хотел лишь его. - И я создал тебе такого. Он продукт генетики, Честер, ты должен это запомнить и, – Дэлсон подался вперед, – если все получится, то мы с тобой станет просто нереально богатыми и мы сможем воссоздать женщину, – от последнего слова Чес поморщился. Он видел эти создания на картинах, да и в сети не редко можно было встретить некие гравюры новых художников, однако его не привлекали эти существа. То, о чем сейчас говорили Честер и Бред, было сенсацией в генетике мирового сообщества. Однажды, на задворках своей юности, Бэнингтон копался в мировой сетке и наткнулся на картинку какого-то художника XX века и так сильно он запал ему в душу, сам этот художник, что Чесу захотелось, чтобы носителем его семени, его ребенка, был человек именно с такой внешностью. И вот сейчас перед ним сидел Бред и говорил о том, что ему удалось генетичестки воссоздать внешность того, кем Чес так грезил. - К черту слова, Дэлсон, веди его сюда. Бред хлопнул в ладоши, двери в кабинет приоткрыли и новое приобретение Честера Бэнингтона вошло в кабинет. Это был парень лет 23-25, смесь азиата и европейца, с шоколадного цвета глазами, темными волосами с двумя прядками красного в них. Он был одет в какой-то полупрозрачный материал, что не мешало рассмотреть его тело хорошенько, но и не особо выставляло его на показ. - Добрый день, сэр, – молодой человек вежливо поклонился и улыбнулся чуть хитрой, но такой крышесносной улыбкой, что Честеру понадобилась вся его сила воли, чтобы не набросится на это существо прямо сейчас и при всех. - Ну, как он тебе? – Бред снова хлопнул в ладоши и молодой человек повернулся вокруг своей оси, показывая всего себя. - Мой, – прошептал Честер и поднялся со своего места, подходя к своему приобретению почти в плотную, заглядывая в глаза, пытаясь понять, что творится на душе этого парня. - Документы я пришлю тебе по почте, а пока оставлю вас, – Дэлсон поднялся и, прежде чем закрыть за собой дверь, еще раз взглянул на стоящую по среди кабинета парочку, усмехнулся в свою бороду. – Наслаждайтесь, парни. Честер толком и не заметил как ушел друг, все его внимание было приковано к стоящему перед ним парню. - Ты же знаешь, что тебе придется делать? - Да, для этого меня и создали, – парень чуть наклонил голову в бок и вновь улыбнулся. У Чеса засосало под ложечкой. - Как твое имя? - У меня нет имени, только ты имеешь право давать мне имя. Честер поразился тому, что его приобретение тыкает ему, хотя и не имело на это право, пока он, Честер, не разрешит ему. - Своенравен, – мелькнуло в голове Бэнингтона. – Я буду звать тебя Майком , – выдал он наконец. - Именно Майк? Не Майкл и все в таком духе? – осведомился парень. – Мне следует реагировать только на имя Майк? - Нет, на все его производные, – за бедра притягивая к себе. – Поцелуй меня, – скомандовал он резко, как только раб оказался в его объятиях. - Как ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя? - Твою мать, – зарычал Бэнингтон. Эта самка просто издевалась. – Как угодно, просто поцелуй. Майк улыбнулся и чуть склонился, касаясь своими мягкими губами, губ Честера. Получилось смазано, но очень возбуждающе для Бэнингтона. - Кто учил тебя? - Сэр Дэлсон. Лично, – уточнил парень. - Он прикасался к тебе? - Нет, – Майк мотнул головой из стороны в сторону. – Была только теория. Сэр Дэлсон говорил, что я создан для кого-то особенного, что я не должен знать других до того, как хозяин захочет меня видеть, – и вновь улыбка. - Это очень хорошо, – прошептал Честер и притянул Майка еще ближе к себе, впиваясь в податливый рот, постанывая от удовольствия обладания и осознания того, что он первый и единственный, кто будет прикасаться ТАК к этому созданию. Дома Бэнингтон наблюдал за тем, как его самочка стала себя вести. По идее, без конкретных указаний те, кто занимал ту нишу, на которой сейчас был Майк, не могли делать что-либо без указаний своих, так называемых, мужей. Но Майк оказался не таким. Он спокойно обошел все вокруг, огляделся и осмотрелся. Постарался запомнить что и где находится. Заглянул в шкаф к Честеру, осмотрел все там, затем прошел в ванную комнату и оглядел каждую полочку, каждый флакон, что располагался на ней. - Интересно, – опять склонив голову на бок, пробормотал Майк. - Что именно тебе интересно? - Тут столько всего, что я просто теряюсь от многих вещей. - Почему? Бред не учил тебя всему этому? - Учил, но не всему. Сэр Дэлсон говорил, что большую часть информации о том, с кем я буду жить, я могу почерпнуть только от самого хозяина. - И что же тебя так удивляет? - Ты пользуешься таким количеством косметики, будто ты сам создан для того, чтобы вынашивать ребенка. Звонкая пощечина прервала рассуждения Майка. - Не смей сравнивать меня и себя, ты меня понял? – Бэнингтон гневно сверкал глазами, а Майк стоял и внимательно смотрел на него, улыбка притаилась в уголках его губ, но Чес этого не заметил. - Хорошо, я понял, Честер. Бэнингтон хотел сказать, чтобы Майк не смел называть его Честером, а только «хозяином», но не решился. Почему-то не хотелось слышать от этого парня «хозяин», ведь Честер звучало более соблазнительно и столь возбуждающе из этих пухлых губ. - Раздевайся, – резко скомандовал Бэнингтон. - Только вместе с тобой. - А ты наглый. - Сэр Дэлсон говорил, что вам именно это и надо. Так что за вопросами о моем обучении ты можешь обратиться к нему. Бэнингтон чертыхнулся, вспоминая тот самый разговор, плоды которого он сейчас имеет счастье наблюдать и ощущать на своей же собственной шкуре. А дело было в том, что на одном из приемов Чес встретил Хана и его самочку, Роба, который без слов выполнял все желания своего владельца, не думая о том, что тем самым он унижается и унижает в глазах других своего хозяина. - Брэ, напомни мне тебе напомнить, чтобы, когда ты занялся воспроизведением Майка Шиноды, ты сделал его более или менее самодостаточным, чтобы у него было свое мнение, а не тупое подчинение. Вот теперь он воочию и наблюдал свое мнение, а не тупое подчинении. - Тогда раздень меня, – Чес улыбнулся, а Майк сделал шаг к нему и принялся его раздевать. Начал он с ботинок и носков. Затем дотянулся до пряжки ремня и стащил расстегнутые брюки вместе с бельем, целуя бедро своего будущего любовника, чем вызвал неконтролируемый стон Честера в ответ. Дальше в сторону полетел пиджак и галстук, а затем и рубашка. Только после этого, Майк освободился от одежды сам. Честер не заметил того момента, когда он оказался прижатым к кровати, лежащим на животе и восседающим на нем Майком. - Майк? – дернулся Бэнингтон. Он точно знал, что все должно быть не так, что это не он, Честер, а Майк должен сейчас лежать обнаженным под ним, Чесом. - Просто расслабься. Я сделаю массаж, – и словно в подтверждении слов, на напрягшуюся спину легли две уверенные ладони, расслабляя и разминая затекшие мышцы, принося удовольствие и ласку. Бэнингтон что-то проурчал и прикрыл веки, расслабляясь и позволяя своему партнеру, своей самке делать то, чему его учили. Задремавши и почти на задворках сознания, Чес вдруг почувствовал, что влажные от массажного масла ладони заскользили по упругим ягодицам, иногда проскальзывая меж ними, увлажняя промежность - Майк,– голос словно из стали.– отпусти меня,– приказ. Но над ушком раздалось довольное хихиканье и Майк прикусил Чеса за мочку уха. - Все в порядке, расслабься. Бэнингтон вновь дернулся, но сильное тело вдавило его еще сильнее в матрас роскошной чесовской постели. - Я же говорю – лежи спокойно, – и вновь это хихиканье. Как бы Чес не дергался, но прикосновение Майка приносили удовольствие и возбуждение, а этот смех ударял по слуховым рецепторам и горячей, обжигающей волной растекался по всему телу. Майк спустился по не вырывающемуся уже хозяину вниз, попутно облизывая спину, прикусывая каждый выступающий позвонок, засасывая кожу на пояснице, кусая кожу ягодиц, не забывая ласкать сморщенный вход. - Майк, – шептал, словно в горячке, Честер. Подаваясь назад, выгибаясь в спине, стараясь продлить каждый поцелуй, каждое прикосновение горячего, влажного языка к своей коже. - Я тут, я с тобой, – шептал в ответ копия Шиноды, продолжая кружить пальцем вокруг дырочки, пока не протолкнул в нее средний палец по одну фалангу. Честер вновь выгнулся и приподнял свою попку, вставая на колени и утыкаясь лбом в скрещенные на подушке руки. - Сучка, – прошептал Майк, но вышло это скорее ласково, нежели обидно и ему было все равно – услышит его Бэнингтон или нет. Ласки становились все более активными, быстрыми и слегка агрессивными. Майк уже не просто трахал любовника пальцами, а вворачивал их как можно глубже, не скупясь на похлопывания по ягодицам и не сильным, но весьма чувствительным укусам, которыми была покрыта почти вся спина и вся задница партнера. Как только пальцы покинули задний проход Бэнингтона, Майк тут же заменил их своим членом. Он думал, что будет проще, но Чес оказался слишком узким, не смотря на то, что вот уже добрых 20 минут Майк растягивал и увлажнял его. - Нет! Нет! – Честер орал и вырывался. Эйфория слетела, словно ее и не было. Осознание того, что его берут словно самку накатило снежной лавиной и так же, как и белая пелена, обрушилась, хороня под собой. – Не так! - Ну, все, успокойся, – Майк лег животом на спину своего хозяина и замер на некоторое время, оглаживая плечи, делая бедрами слегка волнообразные движения, растягивая Бэнингитона собой и давая тому возможность осознать свое положение. А потом был жесткий трах и ритмичный скрип кровати, легкие вздохи и невероятные стоны, переходящие в хриплый выдох, мольбы ни когда не останавливаться и сделать так еще, просящий голос, чтобы Майк двигался резче и мат сквозь зубы о том, как же хорош любовник. Майк кончил внутри Честера, так и не дав тому отползти в сторону, чтобы партнер не заполнил его своим семенем. 8 месяцев спустя. - Я дома, – Шинода положил портфель на столик в прихожей, снял ботинки и прошел в гостиную. - Привет, – Честер лениво улыбнулся и потянулся за поцелуем, когда ШЩингода склонился над ним. – Как прошел день? – как только муж закончил терзать его губ, поглаживая не бритую щеку Майка. - Отвратительно. Весь день думал только о том, что хочу к тебе. К вам, – поправился он на последней фразе и сев рядом с Честером огладил выпуклый животик. - Все же, в следующий раз, рожать будешь ты, – Чес слегка скуксился, но прижался к Майку сильнее. - Хорошо. - Ты слишком легко согласился, – Чес внимательно посмотрел на мужа. - Просто хочу, чтобы ты узнал какого это, когда тебя будят в два утра, чтобы тебе принесли клубнику, в три пятнадцать, чтобы тебе принесли мороженное и соленые огурцы, потом в пять двадцать шесть, чтобы принесли бифштекс с кровью, ну и далее по списку. - Сам виноват, – рассмеялся Честер. - Пошли в кровать, я дико устал. - Помоги мне встать, – Бэнингтон протянул руку в сторону стоявшего уже на ногах Шиноды и тот приподнял своего любимого мужа и они оба направились в спальню. Как оказалось, после того, как Майк взял своего хозяина, как Честера использовали в качестве самки, только тогда Бэнингтон узнал, что этого человека, именно человека, а не выведенного генетически созданную особь для воспроизведения, действительно звали Майком Шинодой. Так получилось, что Майк родился и вырос точной копией одного из свои пра-пра… Так что ему просто несказанно повезло, что Честер искал именно такой внешности самку, так как Майк давно сам засматривался на этого богатого засранца, который ни как не хотел обращать на одного из именитых художников их времени своего внимания. Да и потом, в их обществе не было принято, чтобы один и из владельцев этого мира рожал для другого. Только вот Шиноде было на это наплевать. Он добился встречи с Дэлсоном и заплатил ему очень большую сумму денег, чтобы тот наврал своему приятелю. Бред поначалу отказывался, а потом понял, что это будет куда лучше, чем, если Честер проведет всю свою оставшуюся жизнь в компании с генетическим засранцем, у которого хрен знает что может произойти в голове со временем. Вот по этому, Честер Чарльз Бэнингтон сейчас был в положении и скоро собирался осчастливить своего супруга ребенком. А что самое поразительное и не мене шокирующее в их обществе случилось, так это то, что по всем показателям и проверкам Честер должен был принести в этот мир первую за многие сотни лет девочку.

Admin: Название:Стриптиз и краски Пейр:Беннода Статус:завершен Предупреждение:АУ и как всегда не правлены ошибки,ну и далее по списку ))) надеюсь вам понравица и это.просто вчера навеяло ночью хрен знает чем и получилось хрен знает что ) Легкий смех нарушил тишину в доме. Снова. Шинода повел плечом, словно озноб прокатился по его обнаженному торсу. Это повторялось уже не в первый раз и Майку становилось слегка не по себе. Друзья откровенно ржали над его проблемой, хотя самому японцу данная ситуация смешной не казалась. Он извелся, почти не спал, перестал нормально питаться, потому что, то и дело в его доме возникал этот чарующий мужской смех, размытый силуэт невероятно притягательного парня (а Майк был уверен, что это парень и, что он невероятно притягателен на все сто) просто терзали его психику и бурное воображение. Рисуя день за днем, пытаясь воссоздать тот образ, что так часто (теперь часто) врывался в его размеренную холостяцкую жизнь, Шинода окончательно считал себя конченным, свихнувшимся на почве отсутствия секса и наличием призрака в квартире человеком. Майку казалось, что это будет самым правильным из того, что он нарисует. Но, как только картина завершалась, он тут же закрашивал холст черной краской. - Не то, – шептал он, и это было так тихо, что становилось понятным лишь из-за движущихся губ. – Получилось совсем не то. На картине, что было уничтожена таким вот образом (и не в первый раз), был изображен молодой человек лет 20. Темные глаза, мягкая улыбка, чуть угловатая фигура, но при этом он был весьма привлекателен. В какой-то степени художник рисовал свой идеал, а с другой стороны он видел этого парня год назад, когда ездил на стажировку в Париж. Майк пытался последовать за своим визави, но тот скрылся в маленьких улочках большого города и окончательно затерялся меж домами. Шинода тогда долго был расстроенным, в связи с чем, последующие его работы, приобрели легкий оттенок тоски, печали и тихой грусти, что было восторженно встречено его куратором и, благодаря чему, Майк Шинода, спустя почти пять лет, выставлялся во многих картинных галереях своей страны. Художник все это время пытался изобразить того, кто стал маниакальной идей и мечтой, но у него не получалось. Ни тогда, не сейчас. А вскоре, к ярому желанию нарисовать парня, он стал его еще и видеть, да плюсом долбанное воображение добавило к видениям голос, манеры и улыбки. Идеал у Майка был, но это не значило, что парень не проводил время в компании хорошеньких молодых людей или со взрослыми приятными мужчинами. Но романы со всеми этими представителями мужского пола от силы длились около полу года, потом Майк начинал уставать и бросал очередного поклонника, что поспособствовало его одиночеству в конкретный данный момент и тотальному недотраху. Нельзя сказать, что Шинода был красавец хоть куда, но его природная харизма и такое же природное обаяние, всегда давало о себе знать и тянуло к нему людей, словно мотыльков к горящей свече. Так же, как и мотыльки, его партнеры обжигались, но так и не добивались ответного пыла и любви от молодого, талантливого художника. В этот раз Майк был уверен, он нарисует свою мечту, но опять пошло что-то не так. Да, это были те самые глаза, которые он мечтал видеть на таком красивом лице. Все было так, но в тоже время это был совсем другой человек, и Майк ни как не мог понять – в чем же отличие, но оно было, и это он знал наверняка. Вскоре поступил заказ на некоторые пейзажи для одного богатого толстосума, а так как сейчас Шинода был в некоем кризисном ступоре и его картины покупались не очень хорошо, то он взял выполнить эту не хитрую работу. Когда было готово четыре картины из восьми, Майк решил сделать не большой передых. Он отправился в ближайший бар и, вызвонив своих друзей, закатил хорошую пьянку, благо аванс был внушительный. Когда же утром художник проснулся с похмелья, то первое, что он увидел разлепив веки, это свои нарисованный картины. Майк не закричал, он даже сначала не поверил в то, что происходящее на его глазах правда – из картины в картину, исчезая на какое то время (словно для того, чтобы перейти из рамы в раму за невидимой для Шиноды стеной) кто-то двигался. Майк протяжно застонал и опять улегся на подушку. До белой горячки он допился впервые, да и ему всегда казалось, что горячка приходит в момент опьянения, а не когда ты уже проснулся и только сушняк тебя и волнует. Открыв глаза, Шинода вновь посмотрел на холсты и тут же замер – на него смотрел улыбающийся молодой человек. Если бы это был телевизор, Шинода бы ни сколько не удивился, но это была картина, так что Майк лишь открыл от удивления рот и попытался не закричать. Попытка дала положительный результат – из горло художника вырывался лишь хрип и что-то похожие на писк. Парень в картине улыбнулся, а потом и вовсе рассмеялся и этот смех, словно отталкиваясь от стен в комнате, прокатил волной дрожи по телу Шиноды. Он знал его наверняка. Он его уже слышал и это пугало больше всего. - Я сошел с ума? – поинтересовался Майк. - Не совсем, – улыбнулся нарисованный молодой человек. – Точнее совсем нет, – и снова мягкий смех. - Тогда…какого хрена? – Шинода сел в кровати и скорее инстинктивно, чем от страха, натянул легкое летнее одеяло до самого подбородка. От этого движения молодой человек в раме слегка сник, но потом лукавство и озорство вернулось как в его улыбку, так и в его взгляд. - Не знаю, какого хрена, но у тебя тут достаточно не плохо, вот только не хватает уютного домика, да пару ребятишек в купе с красоткой женой. - Это твоя мечта? – Шинода хмыкнул. - Похоже, что твоя, Майк, – махнув рукой куда-то в сторону, будто указывая на невидимый художнику только что описанный дом, женщину и детей. - Знаешь, – чтуь-чуть приходя в себя, откидывая одеяло и поднимаясь с кровати, – я сейчас пойду в душ, спущусь на кухню и выпью чашку ахуенно крепкого кофе, а когда вернусь, я надеюсь, нет, – Шинода одернул сам себя и для верности тряхнул головой, – я просто уверен, что тебя тут не будет, – и, больше не смотря на свои холсты, стараясь пялиться только в пол, художник направился в ванну. В след ему несся определенно оценивающий свист и оценили его, Майка, пятую точку. Выйдя из душевой, вытирая на ходу волосы и не забыв при этом замотать бедра полотенцем (так, на всякий случай) Шинода разочаровано понял, что присутствие и треп с его идеалом, на самом деле, оказалось таки лишь плодом его больной, похмельной фантазии. Направившись на кухню и сварив себе действительно крепкий кофе, художник чуть было не пролил все на себя – с небольшой картины, что висела не далеко от входной двери на кухню, во всю раму, просто омерзительно сияла улыбка картинного мальчика. - Блядь, допился, мать твою, – аккуратно поставив чашку на столешницу, Шинода подошел к картине ближе и тихонько постучал по раме. – Ты тут? А то улыбки Чеширского кота мне только и не хватало. - Постучи себе по голове, придурок, – почесывая макушку. – Между прочим, это больно. - Ты кто? - Не знаю, – честно ответил парень и заглянул в глаза Шиноде. – Просто так получилось, – и он виновато развел руками. - Мне надо на работу, – зачем-то сказал Майк. - Угу. Я подожду тебя тут, – нервный смешок. – Мне все равно торопиться некуда. Да я и не знаю как мне это сделать, в смысле свалить отсюда и куда, – разводя руками в стороны. - Угу, – японец как-то странно хрюкнул и попятился из кухни, чтобы привести себя в порядок и отправится к своему заказчику. - Но я могу поехать с тобой. - Нет, – получилось слишком резко, но Майк не обратил на это внимания. – Просто побудь тут, – обводя помещение каким-то странным взглядом. - Хорошо, – и парень в картине опять улыбнулся этой своей зажигательной улыбкой. Когда Шинода вернулся, в доме ни кого не было. Стало грустно и одиноко. Может это и был плод его воображения, может это и было последствием не свежей выпивки (или какая она там бывает, Шинода не особо это знал), но видение испарилось, будто его и не было. - Ты тут скоро одуреешь от своих красок, запаха растворителя и всего в этом духе, – Джо поморщился. Вся какофония ароматов била по самому черепу и казалось, что дышать в квартире друга просто невозможно. - Да ладно тебе, – Майк пожал плечами, – я привык и меня все устраивает. - Проветрил бы, – Роб, второй друг Шиноды, аккуратно перебирал масляные краски, которые валялись то тут, то там, на предмет того, чтобы нечаянно не сесть в своих светлых брюках на один из этих тюбиков. - Я проветривал, – вышло немного обиженно, но затем Шинода взял себя в руки и бодро спросил: – Так чем обязан визиту таких дорогих гостей? - Не ерничай, придурок, – Хан отвесил японцу подзатыльник. - Косоглазый козел, – но Джо лишь на этой хмыкнул и смерил художника презрительным взглядом из своего арсенала типа – кто бы говорил? - Парни, не начинайте. А то ваши баталии на почве межрасовых предрассудков меня уже утомили. - Вау, Робби-Бобби, какие слова ты выучил, – рассмеялся Шинода и посмотрел на Хана, подмигнув ему. – Смотрю колледж парню пошел лишь на пользу. - Ему бы еще и трахаться пошло бы на пользу, только вот не хочет. - Что, совсем? – присвистнул Шинода и вновь посмотрел на стремительно краснеющего Роба. - Ладно, не кантуй мальчика, – примирительно улыбнулся Джо, – ему и так достается ото всех, еще и мы тут прилипли. - Как скажешь, – Шинода тупо сел на пол по-турецки и смотрел на друзей снизу вверх. – Так чем все-таки обязан? - Тут знаешь, такое дельце, – Хан откашлялся и он покраснел? Майк не верил своим глазам. – В общем, я сделал ей предложение и… – договорить он не успел. Сидящий только что на полу Шинода, вихрем взлетел на ноги и смял приятеля в медвежьих объятиях. - Чувак, это круто! Я за тебя так рад! - Спасибо, – чуть сипло, но при этом не менее смущенно. – В общем, в конце недели я устраиваю мальчишник для вас, девочки. - Круто, – Майк наконец-то выпустил корейца из объятий. – Куда ломимся, что подрываем? - Ну, подрываем мы наше здоровье. А вот куда идем я еще не придумал. Малыш Робби ни чего дельного предложить не может, а ты, – Хан внимательно окинул друга взглядом. – В общем, ты, – тыкая пальцем в грудь, – у нас настолько оголубел, что в приличные места тебя давно уже не пускают. - Сука, – улыбнулся Майк ни сколько не обижаясь. – Да в те места, куда пускают меня, тебе, простому смертному, вход закрыт. - Именно это я и хотел услышать, – Джо расплылся в довольной улыбке. – В общем, тут дело такое, я хочу в Инфинити. - Ты ахуел? Вот так вот честно и откровенно, – поинтересовался художник и услышал, как давиться смехом Бордон. – Роб, он че, правда хочет туда? - Ага, – тот кивнул головой и посмотрел на Хана. – Ты же хочешь туда, правильно? - Маааайк, ну я прошу тебя. Тут же такое дело, ну сам понимаешь окольцуют и все, баста, карапузики. Я потерян для дам, выпивки и для вас. - А для нас то с хуяли? – Шинода потер не бритую щеку, прикидывая, что пора бы привести себя в порядок. - Ну, мой голубой друг, вдруг я женюсь и пойму, что твоя задница самое шикарное, что есть на этой планете? Так что не искушай судьбу и протащи нас в тот клуб. - Так уж и быть, – Майк мягко улыбнулся. – Когда планируешь? - В эту субботу. Японец удрученно вздохнул, понимая, что ханА его печени. Опять. Но кивнул, соглашаясь на все. Когда друзья ушли, Майк вновь окинул взглядом свои картины в надежде увидеть того, кем грезил очень и очень много времени, но в пейзажах была пустота. Не совсем, но парня там больше не было. - Сопьюсь к чертовой матери, – и довольно улыбаясь, Шинода направился звонить, чтобы последняя холостяцкая пьянка Джозефа Хана прошла на все сто. Клуб и правда был ультрасупермега. Майк и вся компания ни когда ранее не были в столь дорогом и закрытом месте. А посмотреть было на что: тут были и красивые официанты, при чем, не только девушки, но и молодые парни для особо привередливых гостей, столы ломились от обилия жратвы и выпивки и все это было бесплатно. Членство в этом клубе стоило очень и очень дорого, так что с лихвой могло покрыть все те яства, от которых ломились столы. А еще в этом заведении был самый потрясающий стриптиз. - Ты знал, что этот кабачок, – Джо уминал что-то со своей тарелки, что-то, что Шиноде очень не понравилось на вид и он скривил такую рожу, что блевать можно было начинать прямо сейчас, – он работает только два раза в месяц и народ сюда стоит в очереди по пол года, чтобы попасть, а ты пробил проходку меньше чем за два дня? - Я же говорил, что моя голубая братия все сделает для своих, – Майк коварно улыбнулся и хлопнул Хана по заднице. – Присоединяйся, красавчик, тебе тоже перепадет. - Фу, – Джо поморщился, – пошел ты, – и оба парня рассмеялись. – А Роба не видел? - Он тут кого-то приглядел, охотиться, – Майк криво улыбнулся и они с Ханом вновь рассмеялись. Музыка стала играть заметно тише и в динамики полился голос какого-то мужика, приглашающего всех гостей подойти к подиуму. Хотя это сложно было назвать именно подиумом, наличие стриптизерских шестов говорили сами за себя. Голос из динамиков сообщал о том, что самое заветное и долгожданное шоу, которое все так ждали вот-вот начнется, и они увидят звезду этого заведения. Майк был слегка ошарашен, когда понял, что на данный стриптиз ломятся посмотреть не только мужчины, но и женщины. Его это заинтриговало, потому что стало непонятно, кто будет танцевать девушка или парень. Но у особей обоих полов глаза горели такой дикой похотью и желанием, что Шиноде стало искренне жалко того или ту, кто должен был выступать. - Просто стая акул, – художник передернул плечами, но все равно подошел чуть ближе, чтобы мочь видеть звезду Инфинити. Свет погас слишком резко, стало сразу очень тихо, лишь в отдаленных уголках слышался приглушенный шепот, но и он вскоре затих, как только заиграла музыка. Это было что-то чувственно и наводящее на очень не приличные мысли, при этом сама мелодия и гармония в ней не отдавали той пошлостью, какая сейчас просто плыла над разгоряченной толпой, она лишь подогревала азарт и желание публики. Занавес чуть разошелся в стороны и на подиум вышел молодой парень, голова его была опущена, он не смотрел на стоящих в зале людей. Создавалось впечатление, что он просто не желал их видеть. Как только он поднял свое лицо, Майк понял, что оказался прав. Молодой человек закрыл глаза. Он делал все так, будто давно знает эту сцену и ему вовсе не нужно смотреть куда он наступает. Но спокойная музыка кончилась и грянуло что-то тяжелое. Резко включились софиты, танцор распахнул свои глаза и Шинода понял, что пропал. Это был тот самый парень, которого он столько лет назад видел во Франци, это был тот, кто появлялся, словно призрак, в его квартире, это был тот, кто не так давно общался с ним из картины. Капризные губы, огромные глаза, чуть острый носик, такое правильное, для Шиноды, лицо. Худощавое, но от этого не менее привлекательное тело и то, как парень двигал этим телом, как он преподносил его в такт гремящей тяжелой музыке. В помещении несло сексом и похотью. Но Шиноде было не до этого. Ему хотелось лишь нескольких вещей – спрятать, укрыть от этих похотливых глаз это сокровище, защитить эту хрупкую красоты, уберечь от жадных и алчных богачей, которым плевать на то, что внутри, их интересовала лишь обертка. Майк обвел взглядом толпу и его передернуло. Все эти мужики и все эти похотливые сучки были готовы изнасиловать, изорвать его на куски, этого потрясающего человечка, что сейчас повелевал всем этим животным стадом. - Знаешь, – голос Джо был хриплым, он тоже не остался равнодушным к этому парню, – мне сейчас все это напоминает сцену из фильма «Кто подставил кролика Роджера». Помнишь, когда тот коп пришел в бар, чтобы сфотать крольчиху, а там оказалась такая крутая телка с буферами? – при этом Хан не мог оторвать взгляда от сцены. – В общем, этот парень не крольчиха и уж тем более не телка с буферами, но я бы не отказался ему засадить. После того, как кореец закончил говорить, Майк скривился, словно от зубной боли. И ему действительно было больно, но больно за танцора, за то, как его воспринимает публика. - Откуда ты знаешь, Майки, – пропищало что-то мерзкое внутри него, видимо второе поганое Я, – может он наслаждается всем этим дерьмом, может ему нравиться, когда его трахают одним только взглядом? А потом, когда его выступление заканчивается, какой-нибудь из этих потных самцов или сучек, у кого будет больше денег, затрахают его до умопомрачения. - Заткнись, – шипел Майк. – Заткнись. - Ты что-то сказал? – рядом возник Роб, словно из ниоткуда. - Нет, ни чего, – Шинода тряхнул головой и вновь посмотрел на сцену. Парень уже заканчивал свое выступление. Он был лишь в подобии нижнего белья, обнаженный почти полностью, блестящий от пота и масла с блестками, которое покрывало его тело. Не замеченные ранее татуировки покрывали почти всю спину, икры, локти и грудь. Шиноде отчаянно захотелось смыть все это масляное дерьмо с такого потрясающего тела, завернуть парня в большой махровый халат, потом усадить на диван и дать в руки большую чашку с горячим шоколадом. В такой мягкой атмосфере ему было самое место, а не здесь, где сотни глаз высверливают в нем дыры. Последний аккорды и Шинода поймал чуть удивленный, брошенный мельком, взгляд потрясающего стриптизера, прежде чем тот ушел обратно за кулисы. - Дамы и господа, Честер Бэнингтон, наша краса и гордость, – опять этот голос из динамиков и грянули аплодисменты, но их виновник на сцену больше не вышел. Вскоре все вернулась на круги своя – снова громкая музыка, толпы пьяных богачей. То тут, то там смех и визги, пьяный хохот, похабные анекдоты и не трезвые байки. Шиноде было до омерзения противно. Все, что происходило ранее, словно клейкой паутиной опутало его тело, не хотело пропадать и отпускать, стискивая все сильнее, не давая возможности вздохнуть. Воспользовавшись тем, что Джо и Роб уже откровенно налакались и нашли себе кем заняться, Майк решил незаметно слинять. Ночной воздух на некоторое время остудил голову и освободил ее от ужасных мыслей. Но это помогло не на долго. Решив немного пройтись, Майк запахнул куртку и, сложив на груди руки, чтобы было чуточку теплее, поплелся, как говориться, куда глаза глядят. Ему просто хотелось пройтись, просто хотелось устаканить в своей голове все то, что произошло. -Эй! – кто-то окликнул его. – Подожди. - Да? – Шинода обернулся и остался стоять, ожидая пока незнакомец поравняется с ним. – Мы знакомы? - Я не уверен, – чуть склоняя голову, останавливаясь напротив Майка. – Но…я подумал, что… И тут до Шиноды дошло, что это тот самый парень, тот самый стриптизер. - Честер? - Все же знакомы? – неуверенная улыбка. - Нет, – Майк отрицательно замотал головой и вновь окинул взглядом паренька перед собой. В свете софитов он казался куда крупнее, плотнее что ли. - На, одень, – скидывая с себя куртку. – Ты совсем продрог, у тебя губы уже посинели. - Я ждал тебя на улице, не рассчитал по погоде, – извиняющимся тоном, принимая куртку из рук незнакомца. - Ждал меня? – настороженно, замирая, прежде чем опустить куртку парню на плечи. - Ага. - Зачем? - Я давно тут работаю, – махнув в сторону клуба. – Привык к тому, что меня раздевают взглядами, трахают взглядами, привык и к предложениям переспать, а еще лучше уйти под крылышко какой-нибудь старой леди, – словно выплевывая последнее слово, – или к «папочке», – многозначительно приподнимая брови. – Но ты совсем другой. Мне было так спокойно, когда ты стоял в зале, они словно все перестали для меня существовать. Был ты и твое тепло, – Чес чуть улыбнулся. Немного стеснительно, что не вязалось с образом развязного парня раздевающегося на публике за деньги, пусть и очень большие. - Тепло? – тупо переспросил Шинода, вставая с плечом парня рядом и делая шаг вперед, заставляя собеседника двигаться вместе с ним, ярдом с ним, чтобы уйти подальше от варварского заведение. - Угу, – кивнул Честер и жест был очень детский, точнее по детски наивный. Во всяком случае, выглядел он именно так. – Это было так удивительно и ново для меня. Ты первый кому я не понравился. - Я не говорил, что ты мне не понравился, – Шинода нахмурился. Его мечта явно принимает Майка за какого-то рыцаря в сияющих доспехах. Да и коня у художника не было, разве что нарисованного. Но Бэнингтон лишь звонко рассмеялся и мягко улыбнулся собеседнику. - Ты глупый, – вдруг выдал он, словно знал японца всю жизнь. – Я не это имел в виду. Я всем нравлюсь, – чуть пожимая плечами. – Ту не важно натурал или нет, мужчина или женщина. Я просто нравлюсь и все. С одной стороны это мое богатство, с другой самый ужасный кошмар. - Почему? - Я хочу нравится только одному ли одной, а не всей толпе сразу. Это очень плохо, когда тебя желают все от мало до велика. Мне плохо, для меня плохо. Ты меня желаешь, – Чес резко остановился, что заставило Майка сбиться с шага, а потом чуть вернуться назад, вновь вставая напротив этого странно паренька. – Ты бы трахнул меня тут и сейчас? – испытующе глядя в темные глаза Майка. И Шинода вдруг понял, что у них совершенно одинаковые глаза – темные, глубокие, выразительные. - Нет, – художник не отвел взгляда. – Не тут и не сейчас. - А где? - Пойдем. Когда они добрались до дома Майка, было уже около 5 утра. На горизонте светало, начинали петь какие-то птицы, о наличие которых Шинода и не думал до сих пор. - Держи, – вкладывая Честеру в руки большое пушистое полотенце. – Тебе надо под горячий душ. Честер кивнул и, ни чего не ответив, удалился в сторону ванной, куда указал Майк. Пока Бэнингтон мылся хозяин квартиры возился на кухне. Он поджарил несколько тостов и бекон, яичницу и приготовил таки горячий шоколад. Чес был нереально домашним, когда вышел, кутаясь в это большое полотенце. Оно скрывало его почти от подбородка до пят, и Чес сиял, как начищенная лампа, глядя на Майка. - Садись, тебе надо поесть, – Шинода улыбнулся и отодвинул стул от стола, приглашая странного и неожиданного гостя. - Ты меня накормишь, а потом трахнешь? - Да что ты заладил то все трахнешь да трахнешь? Бэнингтон надул свои губки и уставился в столешницу стола. - Я думал, что я нравлюсь тебе. Ты привел меня к себе, отправил в душ… - Это ни чего не значит. Я не хочу с тобой спать. - Не хочешь? – искусственный кухонный свет мерцал в темных, наполненных слезами глазах. – Прости, я не так тебя понял. Прости, – вскакивая со своего места, кидаясь обратно в душ, чтобы натянуть пропахшую грязными, пошлыми мыслями посетителей клуба, одежду. - Стой, куда ты? – Шинода поймал парня в дверях кухни, прижимая того спиной к своей груди, в очередной раз поражаясь тому на сколько хрупок этот парень и как обманчив свет сцены. - Мне лучше уйти. Я был глуп, что пришел. Это было ошибкой. Майк ни чего не ответил. Он лишь поцеловал парня за ушком и повел того в спальню. Через пятнадцать минут Честер лежал под одеялом, тесно прижавшись к Майку, обхватив его руками и ногами, мирно посапывая и улыбаясь во сне. С ним такое происходило впервые. Ему было тепло, уютно и не страшно. А главное он знал, что больше ни когда не вернется в тот злосчастный клуб, ему больше этого не надо. Майк лежал рядом и, слушая тихое, спокойное дыхание своего возлюбленного медленно проваливался в сон. - Привет, – Чес сидел на кровати, вытирая голову после душа. Майк разлепил глаза и сонно улыбнулся. – Прости за вчерашнее. После этих выступлений я совсем не соображаю и веду себя как инфантильная сучка, – Шинода улыбнулся еще шире и притянул свое чудо к себе. - Доброе утро, – зарываясь лицом в полотенце, вдыхая запах своего геля для душа, но с примесью запаха самого Бэнингтона. - Я так и не спросил, как тебя зовут, – рассмеялся резко и нервно Честер. - Майк. Меня зовут Майк Шинода, – вылезая из постели. – Похозяйничаешь на кухне, пока я буду мыться? - Конечно, – Честер бодро соскочил с постели. – Все равно большую часть работы ты проделал за меня утром, – и, подмигнув, он покинул комнату. Завтракали в тишине, только переглядывались. Майк не знал с чего начать, а Честер не знал как начать разговор. Все было глупо и странно до омерзения. - Прости еще раз, мне, наверное, лучше уйти. - Я бы не хотел, чтобы ты уходил. - Сейчас? - Вообще, – глядя на Честера, при этом делая глоток из чашки. – Я имею ввиду совсем. - Ты меня не знаешь, – Бэнингтон пожал плечами. - Это ты так думаешь, – Майк рассмеялся. – Ты чокнутый парень, который иногда ведет себя будто ему десять лет. Ты красив и чертовски соблазнителен. Раним и беззащитен, как малое дитя. Тебя хочется укачивать на своих коленях и вечно держать в своих объятиях. Я ни когда раньше не видел ни у кого такой потрясающей улыбки и не слышал такого заразительного, ласково смеха. - Тебе этого достаточно? – стриптизер нервно улыбнулся, даже скорее его лицо просто перекосило в некой подобии улыбки, поднося пальцы одной руки ко рту и начиная обгрызать ногти, бессознательно, явно нервничая в ожидании ответа. - Да мне вообще плевать, будь ты хоть маньяком убийцей. Я просто люблю тебя, – Майк пожал плечами, осушил одним глотком свой кофе и неожиданно, даже для самого себя выдл: – Погуляем? Долгое время Бэнингтон просто смотрел на хозяина этого дома во все глаза, пытаясь понять, совсем тот тронулся или нет, а потом громко расхохотался, сгибаясь почти попал, смеясь до выступающих на глазах слез, до коликов в животе. - Я тоже люблю тебя, – наконец изрек он, когда смех сошел на нет. – И тебе придется с этим смириться. - Я постараюсь, – Майк важно кивнул и, подойдя вплотную к своему гостю, наконец-то поцеловал его. Яростно, жестко, влажно, нежно и трепетно. - Честер? Майк замешкался в прихожей. Они провели замечательный день вместе, и вечер тоже обещал быть отличным. Сумка с вещами Бэнингтона стояла посреди коридора, а ее хозяин, замерев и с огромными от шока глазами, стоял посреди мастерской Майка. - Майки? – жалобно и немного неуверенно. - Что-то случилось? – художник влетел так быстро, как только мог и замер в метре от своего парня. Майк точно помнил, что на этом холсте был нарисован портрет Честера таким, каким он его запомнил там, во Франции, немного с примесью того, кого он так часто видел словно призрака в своем доме. Но также Шинода помнил и то, что закрасил его, закрасил черной краской и хотел перерисовать. А сейчас на холсте был запечатлен портрет Чеса. Честера, такого мягкого и теплого, домашнего, сидящего на диване перед камином, в большом махровом халате с чашкой дымящегося темного напитка. И на лице его была такая радость и долгожданное счастье, что сводило скулы от зависти. - Давай ее спрячем, – шепотом попросил Чес. - Тебе не нравится? – Шинода даже не хотел задаваться вопросом - откуда вообще взялась эта картина. - Просто боюсь сглазить, потому что я сейчас себя чувствую именно так, как нарисовал ты, – Майк подошел и обнял его со спины, кладя подбородок на острое плечо возлюбленного. - Это нарисовал ты, Чес, это нарисовал только ты и ни кто не сможет этого у тебя отнять. Даже я. А я просто не захочу и не смогу этого сделать. Парни целовались, не обращая ни на что внимание. Майк крепко обнимал Честера, прижимая его к своей груди, к своему телу, дыша и наслаждаясь его вкусом и запахом. Они были настолько поглощены друг другом, что не заметили того, как нарисованный человек приподнял лицо, слегка поворачивая голову, и лукаво взглянул на любовников. Он был рад, что эти двое встретились и он рад, что наконец-то смог найти свой дом. В его картине, не заметно и не слышно для двух парней вовне, хлопнула дверь и в комнату, где полыхал камин, вошел парень, очень похожий на Шиноду. Он улыбнулся и присел на корточки перед тем, кто сидел на диване. - А вот и мой дом, жена и ребятишки, – отставляя чашку в сторону, потянувшись за поцелуем. – Мой маленький рай.

Admin: Название:беременность Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение:моя больная фантазия.в общем, ни чего особенного. ошибки не правлены - Я буду тут, когда ты вернешься, – Честер прошептал это, хотя ему хотелось это крикнуть в след уходящему Шиноде. Некоторе время назад Чес узнал о том, что Майк скоро станет отцом. Нет, все было бы замечательно, если бы при этом Шинода не решил поставить крест на их отношениях. Отношениях, как у любовников. - Мне нужна твоя поддержка и дружба, Чес, но мы больше не будем спать. - П…почему? – Бэнингтон смотрел огромными от шока глазами на своего парня и лучшего друга. – Что изменилось с того момента, как ты узнал, что Анна беременна? Что не так? - Прости, Чести, – Майк погладил своего бывшего парня по щеке. – Просто так будет лучше. Рокер кричал и умолял, он просил Майка не делать этого, он говорил о том, что любит, он угрожал, что расскажет всё и всем про них, только бы Майки остался с ним. Но Шинода был не приклонен. Концерт за концертом в тишине и злобе, даже парни поняли, что что-то изменилось меж вокалистами, но ни кто не лез. И вот сейчас, когда очередной концерт закончен, автографы розданы и они в отеле, каждый в своей комнате, Майк вновь уходит от него, не сильно, но достаточно внушительно хлопнув дверь. - Ты вернешься, а я буду тут, – Чес сидел на кровати, обнаженный и раздавленный. Ему показалось хорошей идеей пробраться в номер к Шиноде, соблазнить того. Ведь он был уверен, что возбуждает своего репера до сих пор, это нельзя было не видеть, только вот почему то Майки его постоянно отталкивает. И в этот вечер все получилось так же. Шинода вышел из душа и увидев своего бывшего любовника на постели, обнаженного, красивого, соблазнительного, Майк не сдержался. Он кинулся целовать и обнимать, как и раньше, словно не было этих месяцев одиночества и разлуки…только потом отлетел от Чеса, как ошпаренный и вышел вон из номера, даже не удостоив рокера взглядом. Бэнингтону было плохо, его потряхивало от возбуждения и разочарования. Хотелось выть в голос, потому что он ни черта уже не понимал. - Чес, – Бред вошел так тихо, что вокалист его не услышал, только лишь когда тот позвал его, присаживаясь рядом. - Почему, Брэдли, почему он так со мной? - Анна попросила. - В смысле? – глядя глазами побитой собаки. - Она поставила условие Шиноде. Прости, Честер, он больше не будет с тобой. Не третируй его, ему тоже нелегко. - Почему он не объясняет причину? Почему он сказал тебе, а не мне? – Бэнингтон вскочил, не обращая внимания на то, что он голый, да Дэлсона это и не смущало особо. - Он не мог. Боялся, что не сможет от тебя отказаться. - А таким вот образом значит можно? – злость пропала так же быстро, как и появилась. На ее место пришла тотальная усталость. Честер присел на кровать, а потом и вовсе лег на спину, смотря бездумно в потолок, потому что ни чего уже не хотелось. Все стало, как прежде. Злость, усталость, ненависть и злоба, желание задеть по больнее, обратить не себя внимание, все проходило мимо репера. Шинода погрузился в свой собственный мир. Он постоянно звонил жене или та звонила ему. Он говорил только о том, что скоро станет отцом, при этом строго на строго запретив ребятам из группы освещать сей аспект перед журналистами. - Привет. - Привет, – Честер был уставшим, но довольным. А звонок от Майка приподнял настроение, хоть и отозвался в груди тупой болью. – Как вы там? - Была выставка, – Шинода не ответил на вопрос Честера. – Ты не пришел. - Зачем? – рокер пожал плечами, будто Майк мог его видеть. - Ты ни когда не пропускал мои выставки, – очень тихо, почти шепотом, но Честеру казалось, что Майки орет, срывая свой голос. - Просто, я подумал, что не стоит мне приходить. Раньше это все было нашим, теперь это ее и твое, не мое больше, – Чес прикурил, ему было спокойно, внутри перестало сжимать от боли сердце. Вот прямо сейчас выбило еще пару ударов и стало совсем не больно. - Не хочешь встретиться? - Нет, Майк. Прости, мне надо идти, Тэлл зовет. - Да, конечно, – поспешно ответил Майк, понимая, что Чес врет, да Бэнингтон и не старался скрыть это от друга. От просто друга. - Пока, – и не дожидаясь ответа, Честер нажал отбой. Майк позвонил снова через день, потом снова и снова, он звонил, даже если Честер не брал трубку. А потом он просто приехал на съемки клипа, первого клипа Честера Бэнингтона в рамках своего сольного проекта. - Зачем ты тут? – Чес смотрел раздражительно. Все было не так, как он того хотел. Слишком все было похоже на Линкин Парк, декорации и все в таком духе. Разница была лишь в том, что вместо Бреда, Хана, Роба и Фе, были Раян и Амир. - Решил проверить, как твои дела, как успехи. - Проверил? – хмыкнул Чес. - Что снами произошло, почему ты стал так со мной говорить? – обиженно протянул Майк и глянул так, что Бэнингтон подавился воздухом и почувствовал себя самым большим подлецом на этой планете. Но, не на долго. - Что с нами произошло? – зашипел рокер, отволакивая Шиноду за запястье в сторону, а то на них уже начали коситься. А Шак так тот вообще откровенно ржал. Он был в курсе отношений своего друга с репером. – Ты меня бросил, вот что произошло. - Я не бросал тебя, – Майк неуверенно смотрел на Бэнингтона. – Не в том смысле, – потирая шею. – Я скучаю по тебе, по нашим разговорам, нашему отдыху. По всей той чепухе, которая сопровождала нас все годы дружбы. - Я не могу быть твоим другом, Майки, неужели ты этого не понимаешь? – Честеру хотелось орать, но вместо этого он зло шипел, будто змея. Хотя, сейчас он бы все отдал за то, чтобы придушить Шиноду и желательно собой, обвиться вокруг этого потрясающего мужика и не отпускать до скончания веков. Аминь, бля. - Но почему? Раньше же был, – не унимался репер. Бэнингтон огляделся по сторонам, оттащил Майка в свою гримерку, при этом по дороге кивнув Шаку. Гитарист понял все правильно и зорко следил за тем, чтобы «друзьям» не мешали. - Мы не можем быть друзьями, Шинода, потому что я слишком хорошо помню, как ты стонешь подомной, я слишком хорошо помню, как твой член хозяйничал в моей заднице, – Чес сверкал своими темными глазищами. И чем больше он говорил, тем ближе он подходил к бывшему любовнику, вжимая того в стену, трясь о него своим телом, наслаждаясь забытой близостью. – Потому что и твое тело помнит меня. И как только мы окажемся в одиночестве с любой горизонтальной поверхностью, я тут же захочу залезть к тебе в штаны. А ты ведешь себя хуже, чем девственник. И надо заметить, Майки, – словно выплевывая любимое имя, – это ты меня соблазнил, – тыкая пальцем в грудь, – ты уложил меня в свою постель, ты подложил меня под себя и заставил наслаждаться этим. А потом ты ушел, ты бросил меня, – рванув за ворот футболки, впиваясь в губы бывшего любовника. Майк лишь протяжно застонал, открывая рот, впуская Чеса в себя, принимая агрессивные ласки, сдаваясь на милость своего друга, понимая как же он скучал по этому человечку, по его ласке, любви и заботе. - Чес, Чес, Чес, – Шинода произносил имя словно в бреду, пока Бэнингтон спускался по его телу вниз, пока он расправлялся с замком на штанах своего репера, пока жадно отсасывал ему, царапая живот и бедра, кусая и засасывая кожу рядом с членом, вылизывая яйца. - Я хочу тебя трахнуть, – Майк лишь кивнул, кое-как поворачиваясь к Чесу спиной, упираясь ладонями в стену, оттопыривая свою задницу. – Ты заставил меня страдать. Ты сделал мне больно, – хрипел Бэнингтон, проталкивая облизанные пальцы в задних проход Шиноды. – Мне было плохо без тебя. Я хотел приехать на выставку, но не смог себя перебороть. Думал, что, если увижу ее там, то просто убью. Потому что ты мой, – кусая за загривок, словно кот кошку во время случки. – Скажи это, – зализывая место укуса. - Твой, – выдохнул Майк и впился зубами в руку, как только Честер задвинул ему на полную длину. – Больно, – тихий всхлип, глаза зажмурены. - Мне тоже больно. Вот тут, – кладя руку Майку на грудь, туда, где билось сердце. – Оно изнывало без тебя, разрываясь от боли, – начиная ритмично двигать бедрами. - Прости меня, – Шинода повернул голову и посмотрел на своего любовника. – Она просила… - Не смей мне говорить про жену, когда я рядом, когда я в тебе, – начиная трахать более жестко. - Прости, – царапая стену ногтями, утыкаясь в нее лбом, принимая агрессивные ласки и жесткий трах, понимая, что Честер во всем прав. Они сидели на полу, Чес прижимал к себе Шиноду, а тот и не сопротивлялся. Он был затрахан физически и ему от этого хотелось петь и плясать, правда организм был с ним не согласен, так же, как и тело, которое словно налилось свинцом. - Мне еще сниматься надо. - Я не хотел срывать тебе их… - Не говори ни слова. И прости, если сделал тебе больно. - Ни чего, – Майк улыбнулся. – Я заслужил. - Почему ты бросил меня? – Майк прислонившийся к Чесу приподнялся и взглянул на любовника. – Анна знала о нас и знала давно, – Бэнингтон кивнул. – В общем, когда она узнала о том, что беременна, заявила, что хочет нормальную семью, а не мужа, который играет на два фронта. Типа ребенку нужен нормальный отец. - И ты послал меня, – выдохнул Чес, откидывая голову на стену, закрывая глаза. Он понимал Майка и то, что тот чувствовал, но эгоистичные чувства и любовь к себе, не давали ему мыслить трезво. – А что изменилось сейчас? Почему ты решил вернуться? – все так же не смотря на Шиноду. - Просто понял, что я не могу без тебя. Прости меня, Чес. - Перестань просить прощение, – Бэнингтон поморщился. – Просто больше не уходи, хорошо? – отталкивая репера от себя и поднимаясь с пола, протягивая Майку руку. - Договорились, – Майк встал на ноги и рванул Честера на себя. – Я буду ждать тебя. - Зачем? – рокер улыбнулся сексуально и развратно. - Хочу пригласить тебя на ужин, – проводя ладонями по голой груди любовника. – А потом трахнуть тебя, чтобы ты простил меня окончательно. - Тебя всегда интересовал только секс, – рассмеялся Честер и оттолкнул Шиноду от себя, поправляя куртку, что была натянута на голый торс. - Это секс с тобой, – ухмыльнулся Майк и шлепнул проходящего мимо него Честера по заднице. – Я скучал…

Admin: Название:ни чего себе поездочка Пэйринг:беннода Статус: завершен Предупреждение:я толком не знаю что это такое и во что выльется,но думаю,что еще в одну главу уложусь и закончу его.просто начал писаться,хотя даже идеи ни какой нет,если честно к чему тут все идеи (кроме траха соответсвенно))))) Глава 1 Честер бездумно щелкал пультом, переключая канал за каналом. Интересного ни чего не было, так же, как в последнее время и в жизни самого Честера. Шум в ванной стих, возвещая о том, что Майк скоро вынырнет из клубов пара и присоединиться на этой мотельной койке к своему другу. Оба парня путешествовали уже не первую неделю. Хотелось обкатить всю Америку, заехать в каждый штат, но в результате они застряли в этом занюханном городишке, потому что машина Шиноды неожиданно сломалось. У местных ребят выяснили, что до ближайшей мастерской ехать миль так двадцать и ни кто их не может отбуксовать, потому что субботу и у всех законные выходные. - Да, Тэлл, – Чес взял трубку и со скучающим видом ответил жене. – Все в порядке, просто что-то с движком. Нет, у нас правда все хорошо. Просто задержимся тут на выходные, а потом нас отволокут в соседний городок, где все и починят. - Талинда? – Майк вопросительно взглянул на друга, тот лишь кивнул, заканчивая разговор с женой и откидывая телефон в сторону. - Она сказала, что ей позвонила Анна. Я не слышал, чтобы ты ей звонил. - Она сама позвонила, – тряся головой словно собака, так что в стороны полетели капли воды, Честер рассмеялся и кинул в Майка подушкой: – Вытри голову, придурок. - Я рад, что мы поехали одни, – Майк сел на свою кровать. – Нам редко в последнее время удается побыть просто вдвоем. - Ты говоришь это так, словно мы с тобой любовники, – захихикал Бэнингтон и растянулся на покрывале, раскидывая в стороны руки-ноги, довольно жмурясь. - Я говорю это так, – хмыкнул Шинода, – будто мы с тобой женатая парочка мудаков, которым надоели дети-внуки и они смылись в очередное свадебное путешествие, когда им почти под сто лет. - Романтик, бля, – рассмеялся Честер, поднимаясь с постели и вытряхивая из своей сумки сменное белье. – Моя очередь, чувак, – и уже в дверях: – Надеюсь, ты мне оставил горячей воды? - Нет, конечно, – улыбнулся Майк. – Всю слил. - Козел, – выдохнул Бэнингтон и захлопнул дверь. Шинода взял пульт и тоже стал щелкать по каналам. Ловило хреново, да и выбор не особо большой. Так что, остановившись на Дискавери Ченнел, Шинода плюхнулся на койку и…просто отрубился. Честер разглядывал лучшего друга с интересом патологоанатома. Майк действительно был красив, наверное, как и все полукровки. С другой стороны он не был так сильно накачан, как тот же Феникс к примеру. Милое пузико, но при этом рельефная грудь и мышцы рук. - Красивый, – Честер улыбнулся. Ему нравился Шинода. Нет, без всяких пидорских замашек, но если бы Майку захотелось трахнуть Бэнингтона, то рокер бы не возражал. Вся эта поездка вышла спонтанной и какой-то кривой, по мнение Чеса. Просто вышло все очень резко и сумбурно. Они просто говорили по телефону, а вот уже собирают вещи, кидают все в машину Майка и еду куда глаза глядят. Просто отдохнуть от суеты больших городов, от извечных фанатов, от душных объятий студии, от жен, в конце концов. Парни хмыкнули, когда Шинода им сообщил об экстренном отъезде, но ни чего не сказали. Лишь пожелали хорошо прокатиться и вернуться здоровыми. - Приключений на жопу не ищите, – заржал в трубку Хан и отключился. Так все и началось. Теперь они были в забытой людьми и цивилизацией дыре, а на мили вокруг ни черта интересного. Не долго думая, Честер натянул белье, отшвырнул влажное полотенце, стянул со своей кровати одеяло и залез под бок к Шиноде, накрывая их обоих. - Ммм, Чес? Что-то случилось? – репер заворочался и, обхватив сильной рукой Чеса поперек живота, притянул к себе, утыкаясь носом тому в шею. - Ни чего, Майки, спи, – улыбнулся Бэнингтон и закрыл глаза. Усталость, словно камень, навалилась резко и больно долбанула по голове. Рокер поморщился, но решил, что сон лучшее лекарство. Засыпая он поразился тому, на сколько же комфортно ему в объятиях Шиноды и как ему нравится это сильное тепло рядом. - Хороших снов, – пробурчал Майк и они оба отрубились, блаженно улыбаясь. Майк проснулся первым. За окном уже смеркалось, вечерело. В животе урчало, а рядом посапывал, а иногда и прихрапывал, Чес. Шинода улыбнулся и, чмокнув друга в нос, принялся выползать из под одеяла. - Куда ты? – Чес сонно заморгал и полностью открыл глаза. Без Майка стало неуютно, вот он и проснулся. - Пойду, найду что-нибудь пожрать, – Шинода уже натягивал джинсы. - Хочу колы. - Будет кола, – Майк хмыкнул и вышел вон из номера. Его не было почти полчаса и Чес уже начал волноваться, когда друг вернулся с бумажным пакетом в руках. - Так странно, – выкладывая покупки на стол, – ни кто не узнает. - Почему тебя это удивляет? – Честер уже поднялся с постели и подошел к другу, беря из его рук прохладную банку коки. - Не знаю, – Шинода пожал плечами. – Просто привык к тому, что наши рожи знают все. - А я рад, что мы тут инкогнито, – делая глоток и подмигивая реперу. – Мы как шпионы. - Угу, точно, – рассмеялся Майк. - Что принес? - Бургеры и картошку. Больше ни чего не было. Взял еще яблочного пирога. Захотелось очень. - Сладкоежка ты, Шинода, вот ты кто. - Чья бы мычала. Когда с ужином было покончено, делать опять стало не чего. - Может, пройдемся, хоть окрестности посмотрим? – заканючил Чес. Если этому паршивцу становилось скучно, то он не слазил с ребят до тех пор, пока ему не находили занятия или не вышвыривали из студии. - Можно, – Майк почесал в затылке. – Только оденься. Бэнингтон глянул на себя и понял, что все это время он был лишь в одних трусах, в то время, как Майк был полностью экипирован. - Забыл, – заржал рокер и поплелся к своей кровати, на которой в свалке валялись джинсы и футболка. Носки нашлись у ботинок. За городом, который можно было обойти вдоль и поперек минут так за 20 находилось огромное поле. - Надо было взять плед и поваляться в траве. - Да можно и так, – Чес хмыкнул и пошел по траве, что доходила почти до колен. - Чес, стой. Там кто-то есть, – Майк схватил друга за локоть и резко дернул на себя. - Кому-то плохо? Что за звуки? Шинода прислушался и тоже различил, что со стороны людей раздавались какие-то стоны. - Надо проверить, может нужна помощь, – Майк решительно двинулся вперед, но пройдя несколько метров резко затормозил. Честер врезался ему в спину. - Ты че встал-то? - Ммм, я думаю, что там ни кому не плохо и нам лучше уйти, – как-то смущенно пробормотал Майк и двинулся в обратную сторону. – Честер, ты идешь? – оборачиваясь в сторону одногрупника, понимая, что тот просто прирос к месту. - Боги, Майк, – пискнул Бэнингтон. – Это же два парня… - Чес, пошли, – зашипел Шинода, отволакивая друга, который с раскрытым ртом смотрел на двух совокупляющихся молодых мужчин. - Так красиво, ты не находишь? - Что? – японец взглянул на рокера. Они уже сидели в номере. - Это было красиво, там, – махнув куда-то в сторону рукой, – на поле, – Шинода удивленно взглянул на Бэнингтона. – Двое мужчин – это красиво, Майки. - Ни когда не думал, что тебя интересует такая сторона общения меж мужчинами. - А ты бы смог переспать с мужиком, Шинода? – вставая меж разведенных ног друга, кладя руки тому плечи. - Не знаю, – Майк смотрел снизу вверх, слегка прищурив свои глаза. – Думаю, что если бы сильно захотел кого-то, то смог бы. Мне без разницы какого пола человек, если он мне нравится. - У тебя был опыт с мужчинами? – удивленно глядя на Майка, рассматривая его уже с какой-то другой точки зрения, словно видел впервые. - Да, в колледже. Все-таки я художник, творческая личность и все в таком духе, – рассмеялся Шинода, запрокидывая голову. - Ну и как тебе, понравилось? - Это интересный опыт. Но было все пару раз. Я как-то очень быстро запал на Анну и понеслась. Честер еще какое-то время смотрел на репера, словно что-то обдумывая в своей голове, а потом склонился и неуверенно поцеловал Майка в губы. Шинода не отсторонился, но и не ответил. Ему, в сущности, было все равно, что творит Бэнингтон. У этого парня было столько тараканов в голове, что разбираться со всем этим дерьмом не хотелось. Майк просто давал то, что Чесу нужно было в данный момент, и Честер отвечал ему тем же. Они стоили друг друга, возможно по этому они так быстро сдружились, что и клещами не отодрать. Срослись, словно были сиамскими близнецами. - Открой рот, Шинода, – рыкнул Чес. – Я тебя целую, а не губы твои облизываю. - Целуешь? – ухмыльнулся Майк и подтащил Честера к себе ближе за бедра, скрепляя руки в «замок» под задницей Бэнингтона. – Ну, целуй, – вновь ухмылка. И Честер целовал. Это было жарко и влажно. Вообще рот Майка оказался горячим и мокрым. Это было ни как с девушкой, ни как с женой или блядьми, услугами которых Бэнингтон иногда пользовался. Это вообще было ни на что не похоже. Но в тоже время весьма возбуждающе и захватывающе. - Ммм, круто, – Честер облизнулся и сел рядом с Майком. – Тебе понравилось? - Я всегда говорил, что у тебя талантливый рот, – заржал Шинода, за что получил локтем под ребра. – Уймись, придурок, – притягивая Бэнингтона к себе ближе. – Конечно мне понравилось, – кладя руку на затылок, поглаживая большим пальцем шею. – Ты красивый, знаешь об этом? - Ты всем своим парням это говорил? - Нет, – Майк отрицательно мотнул головой, – своих парней я только трахал, а с тобой я еще и говорю. - Я не твой парень, Шинода, – ухмыльнулся Честер. - Исправим? – склоняясь чуть ниже, приближая свое лицо к лицу Честера, но останавливаясь, давая возможность Бэнингтону самому принять решение. Хотя, Майк уже и так знал ответ. Чес был падок на эксперименты, особенно, если они были связаны с ним, с Майком. - Ты меня трахнешь? – скептически поднимая брови, но при этом говоря шепотом, от чего вышло вопросительно-просительно. - Если хочешь, то можешь трахнуть меня. Я не против соседства твоего члена и моей задницы. - Ты пошляк, – странным тоном произнес рокер. Такого Майка он не знал, и почему-то хотелось это исправить. - Ну, так как? – поглаживая скулу Бэнингтона. – Хочешь этим заняться? - Не так быстро, но хочу. - Хорошо, – Шинода чмокнул друга в губы и опустился перед ним на колени, – расставь ноги шире. Чес подчинился и задышал заметно чаще, особенно когда руки Майка легли на его бедра, оглаживая и сжимая, медленно пробираясь к паху. - Что ты собираешься делать? - Взять у тебя в рот, – хмыкнул Майк и потянулся к пряжке ремня, расстегивая джинсы, выпуская на волю полувставший член друга. – Красивый, – обхватывая ладонью, делая пару не резких движений вверх-вниз по всей длине. Минет, который делает мужчина по идее, ну, Честер так всегда думал, не должен был отличаться от того, как делает женщина. Но Шинода заставил взглянуть его на это под другим углом. Майк словно знал, как надо заглотить, как глубоко впустить в себя, с какой силой сосать, и где именно стоит провести языком сильнее, чтобы партнер получил наибольшее наслаждение. - Майки, – дыхание сбивалось, голос был хриплым и невнятным. - Ммм? – эта вопросительная интонация жаркой волной прокатилась по спине и яркой звездой вспыхнула под веками. Честер выгнулся в спине и прокусив до крови губу кончил в рот Шиноде. Глава 2 - А что еще ты умеешь, Шинода? – Честер гладил себя по животу и лениво смотрел в потолок, пересчитывая трещины над своей головой. - Ну, не знаю, – Майк пожал плечами и плюхнулся рядом с Чесом, тоже начиная гладить того по животу. - Как я на вкус? - Как мускусное мороженое. - Фу, – Бэнингтон поморщился. – Это отвратительно. - Думаешь? – подползая чуть выше, целуя в губы. – А сейчас, что думаешь? - Я не так уж и плох, – с закрытыми глазами, но продолжая облизываться. – Чему ты еще можешь меня научить, Майки? - Ты хочешь испытать всё? - Именно, Шинода, и тебе придется со мной поделиться своими знаниями. - А ты способный ученик, милашка? – наваливаясь всем телом на своего друга и уже любовника. - Очень, – заржал рокер, чуть ерзая под Майком, устраиваясь удобнее. - Тогда, я сейчас с тебя встану, разденусь, подожду, когда разденешься ты, а потом трахну. - Ты говорил о том, что я могу трахнуть тебя, – с сомнением в голосе. Перспектива оказаться под Майком почему-то уже не радовала, как пару минут назад. - Мне все равно, Чес, ты же знаешь, что для тебя хоть луну с неба. - Хоть раком на кровати? - Именно, – МС щелкнул друга по носу, потом туда же поцеловал и наконец-то с него поднялся, стаскивая через голову футболку и принимаясь за свои штаны. – И чего ты ждешь? Я долго упрашивать не буду, пойду к тем парням, они быстро со мной разберутся. - Ага, – буркнул Бэнингтон, мигом поднимаясь с кровати, – ищи тебя потом в каком-нибудь борделе. - Это еще почему? - Потому что ты слишком красив и тебя бы быстренько продали, чтобы разжиться на твоей симпатичной мардахе. - Ты считаешь меня красивым? – с удивлением и интересом глядя на друга. - Да, считаю и что? – взвился Чес. Его слегка напрягало то, что должно было произойти. Нет, он не собирался отказываться, но все же было немного странным стоять сейчас вот так вот напротив Шиноды голым, при этом сам Шинода тоже был голый и…возбужденный, твою мать. - Я могу? – Честер неуверенно подошел к Майку и положил свои руки ему на бедра, начиная опускаться на колени. - Если ты готов к этому, – репер старался говорить спокойно, но дрогнувший член говорил о том, что МС держится из последних сил и все, что ему сейчас хотелось это внимание к маленькому Майки. - Я попробую, – уверенно кивнул Бэнингтон и обхватив одной рукой член партнера лизнул красную, налившуюся кровью головку. - Пробуй, – зашипел Шинода и с силой сжал ладони в кулаки, чтобы не вцепиться Чесу в волосы и не начать уверенно трахать этот красивый, капризный рот. - Ммм, странный вкус, но не могу сказать, что не приятный. Так всегда? – глядя на Майка снизу вверх. - Да, Чес. - Что-то не так? - С чего ты взял? – японец старался говорить спокойно, но не получалось, голос то и дело срывался. - Просто…то, как ты говоришь… - Бля, Честер, – застонал Шинода, – ты говоришь со мной, но при этом в мой член, словно в микрофон. Естественно мне будет хреново, потому что я готов кончить только от того, как горячий воздух из твоего рта касается меня. - Оу, – хихикнул Бэнингтон, – прости. Чес смотрел на член своего друга, он уже знал каков тот на вкус, но до сих пор не решался взять его в рот полностью. - Чес, мы можем сделать что-нибудь другое, тебе не обязательно пытаться проводить мастер класс в минете и играть в гляделки с моим членом. - Но я хочу, – простонал Честер, – просто не знаю, как лучше к нему подступиться. - Просто открой рот, – рыкнул Майк, – и обхвати губами головку, а потом аккуратно опускай голову на мой хрен, бери так глубоко, как позволит тебе твоя глотка. Все, больше ни чего от тебя не требуется. Ты хоть раз порно видел, тебе хоть раз Сэм или Тэлл отсасывали? - Урод, – шикнул Чес и принялся за дело с видом покорителя новых земель. Майк бы поржал над этим, если бы его член наконец-то не оказался в таком долгожданном и горячем плену. Протяжно застонав, он двинул бедрами и вошел чуть глубже в рот любовника. Бэнингтон закашлялся и выпустил член, опираясь одной рукой о пол, второй он схватился за горло. - Решил меня задушить? – откашливаясь. - Прости, не сдержался, – начиная двигать ладонью по своему члену, жмурясь от удовольствия. – Я просто очень возбужден и не могу себя контролировать. - Ляг на кровать, – вдруг резко поднялся Честер. – Я прошу тебя, – хватая Шиноду за запястье, отволакивая к койке. - Честер, – застонал Шинода, падая на спину, закрывая глаза и вновь возвращая ладонь, сжимая свои яйца в ладони, начиная опять дрочить. Чес зачаровано смотрел на то, как друг сам себя удовлетворяет. Но в тот момент, когда Майк облизал свои пальцы и раздвинув ноги чуть шире принялся ласкать свой анус, Бэнингтон не выдержал. - Что ты делаешь? – сглатывая слюну, образовавшуюся во рту. - А как ты думаешь? – усмехнулся Майк и подкинул бедра чуть вверх, как только один из шаловливых пальчиков проник внутрь отверстия. - Без понятия, но мне нравится, – рокер сел рядом на кровать и положил свою руку поверх руки Шиноды, что двигалась по члену вверх-вниз. Свое возбуждение Бэнингтон уже не чувствовал, все, что его сейчас интересовало, это то, как Майк удовлетворяет сам себя. Казалось, что кончить можно только от этой картины. – Вставь второй, пожалуйста, – взмолился Честер, когда увидел, что один палец стал двигаться слишком свободно в узком проходе. Шинода лишь ухмыльнулся, и это было так развратно, что Честер застонал, накидываясь на рот своего лучшего друга, как на самое вкусное лакомство на этом свете. - Ты сводишь меня с ума. - Ты только сейчас это понял? – Майк хотел бы, чтобы это звучало более пошло, но второй палец в его заднице, палец Честера, просто вырвал из глотки не понятные звуки. - Там так узко, Майки, – Чес потерся носом о кожу на груди своего любовника. – Я могу тебя трахнуть? Рокер не стал дожидаться ответа. Он просто устроился меж разведенных ног своего парня и ткнулся головкой своего члена в почти раскрывшуюся дырочку. - Твою мать, возьми хоть какой-нибудь крем и смажь себя. Я не хочу быть порванным. - Ты прав, – не обращая внимание на зло сверкавшего глазами Шиноду. Да, Честеру было стыдно за свой порыв, но при этом ни сколько себя не считал ответственным за то, что чуть не изнасиловал своего друга. Майк сам виноват, что предложил себя Бэнингтону, а Бэнингтон не знает, как надо правильно трахать мужиков. Так что вот, Майки виноват во всем сам и вообще. Вытащив из сумки крем для рук, Чес быстренько выдавил внушительную порцию себе на ладонь, начиная размазывать жирную массу по всей длине своего члена. - Иди сюда, придурок, а то кончишь так и не вставив мне. - Козел, – Чес лучезарно улыбнулся и вновь устроился на своем друге, тыкаясь в анус вновь, на этот раз головка вошла достаточно легко, ну, относительно. Майк под ним скрипнул зубами, зажмурился и постарался расслабиться. Да, давно его ни кто не брал и, если уж говорить откровенно, то Шинода и не думал, что когда-либо вернется к своей гомосексуальной стороне жизни. Но с Чесом нельзя быть уверенным ни в чем, особенно, когда эта прилипчивая скотина всегда рядом с тобой и кажется, что сам воздух наполнен Бэнингтоном под завязку. - Майк, – выдохнул рокер, как только полностью вошел в тело под собой. – Почему ты ни когда не говорил мне о том, как это может быть потрясающе? - Потому что кто-то постоянно орал, что натурал и мужики не в его вкусе. - Блядь, Шинода, – делая волнообразное движение, вырывая крик из глотки любовника, – ты не мужик, ты мой друг. - А в чем разница? – отдышавшись от внезапно накатившей боли после движения Бэнингтона. - В том, что с тобой я могу творить все, что угодно. - И почему ты так уверен? Честер начал двигаться в обратную сторону, выходя почти полностью, оставляя внутри лишь головку, и резко двинулся вперед, вглубь. - Потому что ты мне позволяешь это. Майк не ответил, он лишь приподнял бедра и принял Честера в себя с таким выражением на лице, будто от этого зависла его жизнь. - О, Честер. - Звучит, как - О, Боги! – истерично хохотнул Бэнингтон и принялся двигать бедрами уже более уверенно, понимая, что приносит Майку скорее удовольствие, нежели боль. - Мудак, какой же ты мудак, – хлопнув Бэнингтона по напрягшемуся животу. – А теперь трахни меня так, чтобы искры из глаз. А то я начинаю сомневаться в твоей мужественности. Рокер смог лишь что-то прорычать, потому что внутри Шиноды было влажно, горячо и узко, было так, словно его взяли в тиски мягкие, горячие стены. Так идеально его члену не было ни когда, словно тугая задница Шиноды, была создана специально для него. - Хочу, Майки, – шептал Чес словно в бреду, – прошу тебя… Шинода лишь кивну, прикусывая нижнюю губу, начиная дрочить в ритм движений члена внутри. - Спасибо, – выдохнул Чес и громко закричал, выплескиваясь внутри МС, заливая того горячем семенем, падая на любовника, накрывая того своим тело. Шинода лишь потерся о живот своего мужика и тут же излился меж их телами. - Надо в душ, а то слипнемся, – прошептал репер. - Не могу, я слишком заебался – истерично хохотнув, но все же, из последних сил собираясь и скатываясь с Майка. – Так лучше? - Дышать точно, – Майк улыбнулся и нащупал руку Чеса своей, переплетая пальцы. – Ты был великолепен. - Спасибо, – если бы Шинода повернулся сейчас и взглянул на друга, то увидел бы, как предательский румянец заливает его щеки и кончики ушей, даже шея покраснела. - Ты позволишь мне еще раз? – Честер все же повернулся к реперу. - Не сегодня, – Майк слегка поерзал, понимая, что сидеть и нормально ходить в ближайшее время ему будет очень хреново. Он не стал говорить, что Чес все же был слегка не аккуратным, да и смысла в этом нет, потому что Бэнингтон доставил удовольствие не только себе. Оставшийся выходной день оба музыканта провели в номере. Нет, они больше не трахались. Просто лежали рядом, смотрели что-то по телевизору, держа друг друга за руку. Им хватало и такой близости. На этом этапе их новых отношений.

Admin: Название: Просто так,к слову пришлось Пэйр:беннода Статус: закончен Предупреждение: все не моё, я только поиграть и вернуть на место Честер ввалился в свой номер, и устало рухнул на кровать. Все было чертовски сложно, не было поддержки, к которой он привык в своей команде. Сейчас он был один. Да, ребята Шака были отличными музыкантами и отличными товарищами, но они не были своими в полном смысле этого слова. В дверь постучали, и простонав сквозь зубы, Чес пошел открывать. - Ну что, гульнем? – Райан улыбался во все 32, рядом с ним стоял его вечный спутник – клавишник-блондиночка. Слишком слащавый, чтобы привлечь внимание Бэнингтона. - Нет, я сегодня пасс. Очень устал, да и интервью было тяжелым. - Ты шутишь, чувак? – хохотнул гитарист, но увидев темные тени под глазами лидера группы, улыбнулся, хлопнул Честера по плечу и и, приобняв свою пассию, направился вниз, явно в бар, а потом Шак точно найдет как себя развлечь, «девушка» у него уже была. Честер очень порадовался тому, что их номера не со смежной стенкой. Райан бывает весьма громким во время секса. Это было весело. Похоже, нет ни одной группы, где бы меж музыкантами не было бы отношений сексуального характера. С другой стороны, одна была – и это как раз Линкин Парк. Секса в этой группе не было уже очень давно. Только ссоры, взаимные упреки, будто бы в один прекрасный момент, и Честер его очень хорошо помнил, все, что столько копилось в их с Майком душах, вырвалось на свободу. И речь не о любви, страсти и безграничном доверии, этого у них было хоть отбавляй. Дело как раз в обратной стороне отношений. Бэнингтон разделся, оставляя за собой дорожку из пропахшей потом и сигаретным дымом одежды, заполз в горячую ванну и прикрыл глаза, затылком ложась на бортик, расслабляясь. В дверь вновь постучали, на этот раз более настойчиво, чем до этого стучал Шак. - Убью, суку, – ругнулся Честер, вытаскивая свое расплавленное в неге тело из воды, оборачивая бедра полотенцем, капая на ковер, пока шагал через гостиную номера к двери. – Какого черта… – ожидая увидеть кого угодно, но только не Шиноду. – Какого черта? – уже не так уверено и без злости. - Может дашь мне войти или мне стоит воспользоваться номер, что я снял? – Майк не выглядел смущенным, но и улыбка на его лице была нечитаемая. Бэнингтон вообще давно перестал угадывать настроение бывшего любовника, хоть тот раньше и был словно открытая книга. - Заходи, – отступая, пропуская внутрь. – Зачем ты приехал? - Я не могу приехать просто так? - Нет, – Чес отрицательно замотал головой и поежился. Кожу холодило, капельки воды неприятно сползали вниз. Майк проследил взглядом за одной из них и облизнулся. Честер облизнулся следом. – Что происходит, Шинода? – хриплым голосом, стараясь не спугнуть то, что зарождалось. - Я не знаю, – беспомощно ответил репер, но сделал шаг вперед, подходя ближе, протягивая руку, чтобы коснуться груди Честера, но тут же ее отдергивая, словно обожгло. Бэнингтон тряхнул головой и пошел вглубь гостиной. - Садись, я сейчас. Где бар ты знаешь. - Я не пью. - Хрен тебя знает, – донеслось из спальни. – Я вообще уже не знаю, что ты теперь любишь, а что нет. Так что извини, если где-то ошибусь, – последние слова он договаривал входя в комнату обратно. - Ты злишься? - Я устал злиться. Я просто не понял, что произошло, вот и все, – присаживаясь рядом, перед этим достав банку коки. – Уверен, что ни чего не хочешь? - Хочу, но не пить, – Шинода заглянул в глаза бывшего любовника. Чес чуть не подавился напитком. - Вот ты мне скажи, чокнутый ублюдок, ты думаешь, что можешь приехать по среди моего тура и сказать мне, что хочешь меня и я тут же разрешу залезть тебе ко мне в штаны, мм? - Чес, вот давай ты не будешь начинать, – Шинода скривился. – Тут не только моя вина, но и твоя. - Но начал именно ты, – начиная потихоньку заводиться. - Я? – взвился Шинода. – Я начал? Да пошел ты, – японец поднялся со своего места и направился к двери, – Я знал, что это было ошибкой. И на что я надеялся? – шептал он, стремительно открывая дверь, но закрывая ее без грохота, хотя ему и хотелось громыхнуть со всей одури. - Мудак, какой же ты мудак, Честер Бэнингтон. Ты опять все испортил. По прошествии 15-ти минут, рокер извел себя разными мыслями, словами и эпитетами в свой же адрес. Он только сейчас, когда Шинода так стремительно ворвался обратно в жизнь и так же стремительно ее покинул, понял, что Майку было далеко не так просто сделать первый шаг и пролететь полстраны, чтобы поговорить. - Дебильный у тебя способ просить прощение, Шинода, – натягивая джинсы и футболку, подходя к телефону и звоня на рисепшен. Бэнингтон надеялся, что его обаяние поможет и на этот раз и дежурный администратор скажет ему номер, в котором остановился Майк. - Майк? – Чес набрал внутренний номер. – Зайдешь? - На хуя? – буркнул Шинода. – Уже зашел, хватило. - Майк, – простонал от усталости Честер, – давай мы перестанем играть в эту игру, и ты придешь, а? Я устал после концерта, ты вымотан после перелета, я уверен, что ты пришел сразу, даже душ не принимал… - Ну да, – неуверенно буркнул репер, он оттаивал. - Привходи, я заказал ужин в номер. - Хорошо, через полчаса буду. - Я жду, дверь закрывать не буду, – улыбнулся Чес на том конце провода и дал отбой. Майк чуть опоздал. Он решил все же принять душ и немного освежить себя после долгого перелета, да и весь разговор до, надо было смыть со своего тела. - Я боялся, что ты не придешь, – Честер стремительно подошел к бывшему любовнику и обвив его за шею руками, положил свою голову тому на плечо. - Прости меня, – и это было не за опоздание, оба хорошо это понимали. - Ты тоже, – улыбнулся Чес и посмотрел в глаза Майка. – Ты голоден? - Очень, – кивнул Шинода и неуверенно поцеловал друга. Это было словно в первый их раз. Честер лежал на расстеленной кровати, широко разведя ноги, краснея и смущаясь под взглядом Шиноды. Тот не спешил ложиться рядом, он просто сидел на краю матраса и ласково гладил живот, бедра, грудь, шею своими мозолистыми ладонями, иногда пощипывая возбужденные горошины сосков. - Ты такой красивый. Я так по тебе скучал, – ложась сверху, шепча на ухо, почти мурлыча от ощущения гладкой и нежной кожи Честера при соприкосновении со своей. Цепляясь за плечи любовника, двигаясь вместе с ним в унисон, Чес морщился от боли, что вызывали в нем движения Майка. Бэнингтон нельзя было обвинить в изменах. Он мог обманывать своих жен, но никогда бы не смог изменить Шиноде. Облегчение, что читалось в глазах репера, когда он с большим трудом проник в сжатое колечко ануса одним пальцем, ясно читалось на его лице, от чего Честер ударил его кулаком в плечо. - Козел ты, Майк. - Я знаю, – целуя, проталкивая второй палец внутрь. – Просто слишком сильно тебя люблю. - Ревнивая скотина, – простонал Чес, подкидывая бедра навстречу, запрокидывая свою голову и сильнее вцепляясь в простыни. Честера размазало по телу Шиноды. Оба музыканта тяжело дышали, тела липли друг к другу из-за пота и спермы, но парням было все равно. Чес рвано выдыхал куда-то в область шеи репера, устраиваясь поудобнее, не желая покидать такую теплую и родную постель, матрасом которой служила сам Майк. - Прости, ладно? – Майк провел по коротким, мокрым волосам рокера на затылке. – Ты же знаешь… - Знаю, – Честер потерся кончиком носа о горячую кожу. – Просто еще одного такого расхода я не выдержу. - И что ты сделаешь? – хмыкнул горе-любовник под ним. - Трахну тебя так, что ходить не сможешь. А потом инсценирую твое похищение, чтобы ты ни когда в жизни и ни кому больше не достался. Будешь только моим без всяких своих чудовищных выебонов. - Ты придурок, – рассмеялся Майк, чуть елозя под телом любовника, пытаясь устроится поудобнее. - Ну и что? – Честер подал плечами. – Будто для тебя это открытие. - Нет, просо каждый раз удивляюсь тому, как это при всех твоих недостатков я все же на тебя клюнул. - У меня есть самое клевое достоинство, которое тебя и убедило в том, что я идеален для тебя, – уверенно проговорил Чес. - Твоя задница? – сжимая ладонями ягодицы. - Урод, – насупился Бэнингтон. – Мой голос. - А, ну да, конечно, – заржал Майк. – Именно так. - Когда собираешься уезжать? – скатываясь и ложась рядом, находя своею ладонью ладонь Шиноды и сжимая ее. - Как только прогонишь. У меня много времени поворачиваясь и глядя на возлюбленного. - Тогда, – Чес задумался, – пара недель меня устроит, а потом я отправлю тебя обратно, чтобы парни там не решили, что мы убили тут друг друга. Ты же кому-то из них сказал, да? - Бреду, – Майк пожал плечами. – Иначе он меня не отпускал. - А я приеду следом. - Конспритор, – хмыкнул Шинода, сжимая пальцы Честера. - Да какой нахуй конспиратор? После того скандала, только глухой не узнал о том, что мы с тобой любовники, – зашипел Бэнингтон. - Я думал, что ты меня простил, – начиная подниматься. - Лежать! – рявкая, вновь перекатываясь на Майка, придавливая своим телом. – Сначала, Шинода, мы все начнем сначала и еще одна истерика с твоей стороны, я тебя убью. - А что касаемо тебя? – улыбнулся репер. - Убьешь, так уж и быть, – заржал Бэнингтон, потянувшись за поцелуем, чувствуя, как вновь вставший член любовника трется о его.

Admin: Название:нет Пэйр:беннода Статус:завершен Предупреждение:все не мое,а жаль.ошибки не правлены - Тшш, – зашептал Майк, прижимая опешившего и слегка сонного Честера к кровати. - Что ты тут делаешь? - Ты не рад меня видеть? – приподнимаясь на локтях и глядя в темные глаза возлюбленного. - Просто ты напугал меня, – обхватывая за шею, притягивая на себя, целуя со всей возможной страстью. - Я же сказал, что приду, – перекатывая на бок, подпирая голову одной рукой, второй гладя точеные скулы, проводя кончиками пальцев по манящим, припухшим после поцелуя губам. - Я забыл. - Забыл? – удивленно. - Я… – Чес заикался, пытаясь подобрать слова. - Ты просто устал, – кладя палец на губы, заставляя Честера молчать. – Я понимаю. Переворачивайся на живот – скомандовал Майк, вставая на колени. - На живот? – удивленно и слегка в предвкушении. Шинода всегда был изобретателен и всегда был очень нежным. Так что не думая больше ни о чем, Бэнингтон перевернулся на свое пузо и расслабленно уткнулся лицом в подушку, ожидая того, что задумал Майк. - Руки по «швам», – ласково, почти шепча на ушко, горячим дыханием опаляя нежную кожу за ушком. - Майки, – полустон-полувсхлип. - Тихо. Я позабочусь о тебе, – рокер почувствовал, как Майк поднялся с кровати, но потом вернулся обратно. - Что ты задумал? – поворачивая голову, глядя на то, как Шинода выдавливает крем на руки. - Сделать тебе массаж, а потом, – вновь склоняясь и также, как и до этого, шепча на ушко, – когда ты будешь совсем расслабленный, трахнуть так, чтобы Бред и Джо за стенками проснулись от твоих воплей и стонов. Честер поерзал, вставший член упирался в мягкую простыню, но трение облегчения не приносило. - Чести, потерпи. Все будет, – прикасаясь влажными от крема ладонями к напрягшимся плечам. – Тебе просто надо расслабиться. Тяжелые концерт, да и твои вечные падения, – целуя загривок, – поберег бы себя хотя бы для меня, малыш. - Майк, – выдохнул Бэнингтон. Ему всегда до мурлыканья нравилось то, как нежничал с ним Шинода, хоть и заставлял себя ощущать при этом девчонкой. Хихикнув, Чес вновь отдался на волю рук любовника. МС разминал затекшие мышцы плеч и спины, массировал руки, ни один пальчик на руках Честера не остался без внимания японца, спуская все ниже и ниже. Бэнингтон постанывал, ластясь под умелые, горячие ладони репера, наслаждаясь таким вниманием и такой заботой. - А что у нас тут? – пошло улыбнулся Майк, когда руки скользнули с поясницы ниже, обхватывая упругие половинки, сжимая их в ладонях, чуть разводя их в стороны, щекоча большим пальцев жадно сжимающуюся дырочку. – Не терпеливый мальчик, – прикусывая кожу на ягодице. - Майк, – выдохнул Чес, чувствуя, как теплое дыхание коснулся его входа. – Прошу тебя, Майк, – чуть поерзав, чувствуя возбуждения всей кожей. - Сейчас, мой хороший, – улыбнулся репер и коснулся кончиком языка промежности Бэнингтона. Честер громко стонал и вскидывал бедра, словно норовистый жеребец, каждый раз, когда Майк входил языком еще чуть глубже, растягивая и увлажняя. - Мне нужно больше, Майк, – вцепляясь в подушку зубами, жмуря глаза, стараясь не тереться членом о ткань простыни, чтобы не кончить раньше времени. - Все для тебя, – смеется Майк и проталкивает один палец внутрь тугого жаркого канала. Когда внутри Честера свободно двигаются уже три пальца, тот не может сдержать громкого вскрика и просто умоляет Шиноду оттрахать его, дать большее. Майка долго упрашивать ненужно. Он приподнимает любовника за бедра так, что Честер грудью остается лежать на матрасе, утыкаясь лбом в согнутые руки, а бедра его в нетерпении подрагивают. Он ждет, когда Майк овладеет им. И это нетерпение такое же, словно у них все впервые, будто и не было этих пяти лет любви, секса и неиссякаемой поддержки. - Давай же, ну, – почти рычит Честер и слышит этот чертов легкий смех со стороны любовника, понимая, что тот ждал именно этого, чтобы Честер попросил. – Ублюдок, – стонет Чес, чувствуя, как головка члена Майка проникает, растягивает, как сам Шинода заполняет его, Честера. Пусть больно, но это ненадолго. Майк не сделает больно, Майк сделает все, как надо – удовольствие, граничащее с безумием – вот, что дарит МС. Репер крепко держит бедра любовника, насаживая того на свой член, входя так глубоко, как только может, с влажными шлепками ударяясь о ягодицы Честера. - Еще, хочу сильнее, – стонет Чес и хватается за свой истекающий смазкой член, начиная ласкать себя в том же жестком ритме, в каком за его спиной двигался Шинода. – Еще. - Все, что пожелаешь, – рычит Майк и, начиная вбиваться яростнее, входя глубже, каждый раз проходясь по бугорку простаты, вырывая из глотки возлюбленного громкие крики, переходящие в легкий вой. - Майки, – почти шепчет Бэнингтон и изливается себе на живот и на постель, что под ним. Сжимая член Шиноды внутри, выдаивая его, подгоняя того к оргазму, чувствуя, как тугие струи заполняют его задницу спермой. - Твою мать, – Майк часто-часто дышит, при этом вцепившись в плечо любовника, прикусывая нежную кожу, явно оставляя след. - Больно, – шепчет Честер, слегка дергая плечом, потому что боится, что голос сейчас подведет и вместо сильной глотки, которая сводит с ума миллионы поклонников, будет лишь писк котенка, только что появившегося на свет. - Прости, любимый, – откатываясь, ложась рядом. - Хочу массаж после каждого концерта. - Какой именно? – кладя руку на зад Честера, сжимая аппетитные полушария, на которых уже стали проявляться синяки от пальцев Майка. - И массаж простаты я хочу тоже каждый день, по мимо обычного, – Чес хитро стрельнул глазками в сторону Майк, все так же лежа на животе, не имея ни какого желания двигаться. - Иди ко мне, – Майк перевернулся на спину и раскрыл объятия, Честер хмыкну, но подполз к любовнику, устраиваясь поудобнее в сильный объятиях Шиноды. - Всегда нравилось, как мы смотрелись, – вкладывая свою ладонь в ладонь МС, переплетая пальцы. Глядя на контраст меж их кожей – смуглая Майка и белая у Честера. - Да ладно, – усмехается Шинода, но сжал пальцы сильнее. – Мне тоже, – вдруг шепчет он, – мне тоже. - Приятный снов, – Чес целует Майка в грудь, устраиваясь поудобнее, засыпая почти тут же. - И тебе, мой хороший, – сквозь дремоту отвечает репер. Мысль о том, что надо было бы добраться до душа, тонет в мириаде сонных и ласковых мыслях о Честере.

Admin: Название:1 апреля Пэйр:стандартный Статус:завершен Предупреждение:как всегда ошибки,парни не мои.и это очередной бред сивой кобылы.кому интересоно-ВЭЛКОМ Бред ухмылялся, глядя на то, как постепенно округляются глаза Честера. Бэнингтон стоял и читал письмо, которое вывалилось из его дорожной сумки. - Какого хрена? – в шоке спросил он, вопрос был риторическим, так что ни один из парней не кинулся на него отвечать. Кроме Майка. - Что-то случилось? Рокер посмотрел на лучшего друга широко раскрытыми глазами и кивнул, правда, тут же отрицательно замотал головой, потом проглотил ком в горле и спрятал письмо в заднем кармане своих джин, точнее затолкал его туда. - Так все же? – прищурился Майк и сделал шаг вперед, становясь почти вплотную. – Ты так побледнел? – проводя ладонью по щеке. - Майк? – просипел Честер и отшатнулся. - Да что случилось то? – не на шутку встревожился МС. - Ему просто прислали письмо, вот и все, – ответил за Честера Дэлсон, который с довольной рожей наблюдал картину, что разворачивалась перед ним. - И? – не понимающе смотря на Честера дальше. - Все в порядке, – выкрикнул Бэнингтон и вылетел из помещения. - Потом расскажет, – пожал плечами гитарист. – Расслабься, Шинода, что ты с ним носишься, словно мамочка? - Фу, Бред, – поморщился Феникс, – Майк у нас мачо, а не курица-наседка. - Ага, с синдромом вечной заботы о Бэнингтоне, – Брэдли поднялся с места. – У меня такое ощущение, что наш Шинода на самом деле влюблен в нашего вокалиста. - Я…нет, это…не так, в общем, – замялся репер, обхватывая ладонью шею, потирая ее. - Кхм, – откашлялся Дэвид, оставляя свой бас в сторон.у – Майк, мы чего-то не знаем? Бред напрягся и нервно хохотнул, смотря в сторону также оторопевшего Джо, который до этого лишь нагло улыбался, не встревая в разговор. - Ну…он мне нравится и очень давно. Вы же знаете, – рассмеялся Майк, – я влюбляюсь во все красивое. - Художники, мать твою. Творческие личности, – протянул вдруг кореец. – А нам сказать было нельзя, до того, как мы… - До того как вы, что? – удивленно смотря на ДиДжея. - Ну, – Бордон смущенно посмотрел на репера и отвел взгляд в сторону, – просто, сегодня такой день…1 апреля и все такое. Мы решили подшутить над вами двумя и от твоего имени отправили письмо Чесу с признанием в любви. - Вы ахуели? – взревел Майк. – Да как вам в голову такое могло придти? А вообще могло, – сталкиваясь взглядом с виноватым взглядом Хана. – Твоя идея, сто процентов. - Вообще-то моя, – скоромно улыбнулся Дэлсон. - Ну и козел же ты, Бред. Честер вошел в самый разгар разговора. - Что тут происходит? – натыкая на взгляд Шиноды, Бэнингтон моментально покраснел, вспыхнули даже кончики ушей. - Все в порядке. Сегодня репетиция отменяется, – рыкнул МС, направляясь к выходу, по пути бортуя Дэлсона плечом. - Майк, – Чес кинулся к нему, хватая того за рукав. – Нам надо поговорить. Парни тактично удалились, оставляя вокалистов наедине, прилипая к двери с обратной стороны, чтобы не пропустить ни слова из того, что будет происходить внутри студии. - Я получил письмо, – начал Честер. - Я знаю, – перебил его Шинода и поморщился, – сегодня 1 апреля и парни решили над нами подшутить… - Так это просто шутка? – во взгляде рокера читалось облегчение и какая-то скрытая тоска. - Да, – кивнул Майк, – именно так. - Это хорошо. Хорошо, да. - Честер, тут такое дело…я не знаю, что точно они написали тебе там, но… - Держи, – Бэнингтон вытащил смятый лист и сунул его в руки Майка. Лицо Майка было непроницаемо, пока последнее слово не осело в его мозгу. Это было именно так, как он сам бы написал Чесу. Все было именно так, слово в слово, именно его эмоции, его чувства, его любовь были изложены на этом клочке бумаги. - Знаешь, – Чес сделал шаг вперед по направлению к МС, неуверенно улыбаясь, – я сначала был в шоке, а потом обрадовался. А сейчас вот и не знаю…стоит ли радоваться тому, что все это ложь. За дверью завозились и послышались шикания и какой-то шум. - Они нас подслушивают, – прошептал Честер, Майк кивнул в знак согласия, а потом развратно улыбнулся, протягивая руку Честеру, притягивая того к себе, в свои объятия. - Идиоты, – выдыхая Бэнингтону в губы. – Они такие идиоты. Дверь распахнулась очень резко, но Майк и Чес плевать хотели на то, что предстало перед взглядами их друзей. - Эмм, парни, а какого хрена тут происходит? – неуверенно спросил Роб, тыкая пальцем в сторону целующихся вокалистов. - С 1 апреля, придурки, – усмехнулся Хан, подхватывая свою куртку, направляясь к выходу. - Я что-то не понял, – прищурился Бред. - Джо нам рассказ, что вы задумали и…наш Великий и Ужасный мистер Хан был единственным, кто знал, что мы встречаемся и уже давно. Так что…как говорится клин клином. Мы решили провести вас, чтобы наконец-то рассказать, что меж нами происходит, надоело прятаться и зажиматься по углам, – не выпуская Бэнингтона из своих объятий, мягко гладя того по спине. - Так…завтра, все завтра, – Феникс развернулся и с ошеломленным видом вышел вон. За ним последовали Роб и Бред, Хан заржал, пожал вокалистам руки и тоже был таков. - Мы остались одни, – стрельнул глазками Честер. - Я заметил, – подталкивая любовника к дивану. – Не будем терять времени. Завтра у нас его не будет совсем. - Почему? – раздвигая ноги, давая любовнику возможность устроиться удобнее. - Потому что нас или задолбают вопросами или просто линчуют за молчание. - Твоя правда, – стягивая с Майка футболку, откидывая ее в сторону. - Ага, – мягко целуя нежный рот.

Admin: Название:телефонный разговор Пэйр:беннода Статус:закончен Предупреждение:ошибки и тд,все не мое (в смысле парни),короче пошло и всё тут. Ах да...Майки смотрит интервью Чеса во время тура с ДБС Майка мазало за монитором. Он смотрел новое интервью Честера и все ни как не мог отделаться от мысли, что перед ним не Бэнингтон, а самая желанная штучка этого мира. В штанах было мокро и жарко. Нет, он еще не кончил, он вообще еще не прикасался к себе, просто смазка, что так щедро источал его член, уже давно намочила не только ткань белья, но и мокрым пятном проявилась на штанах, которые сейчас были не такими широкими, как раньше. - Что, сучка, дрочишь? – голос Честера в телефонной трубке был тягуч и мягок. - Пошел на хуй, извращенец, – сжимая пах потной ладонью. - По голосу слышу, что это так, – заржал Чес и громко застонал. – А я вот дрочу и не скрываю. Как представлю, что ты сейчас слюной исходишь на это видео, так встает. - Сходи к Шаку, он поможет. - Не ревнуй, сладкий, – снова смех и гортанный стон. – Лучше запусти свою руку в штанишки и расскажи мне о чем ты думаешь, когда видишь меня таким, – мурлыкнул Бэнингтон и попытался вновь рассмеяться, но не получилось. Голос сорвался и в трубку, прямо Шиноде в ухо, раздался всхлип. - Только ты, рожа твоя ненасытная, можешь придумать такое, – оборачиваясь к двери, проверяя, что захлопнул ее за собой, чтобы ни кто не увидел, чтобы не увидела Анна. - Расскажи мне, Майки, чем ты там занят? - Смотрю на твою похотливую, смазливую мордашку и думаю о том, что хочу тебя оттрахать, – прошипел МС и расстегнул свои штаны, запуская руку под ткань белья, выпуская наружу мощный стояк. - Я знаю. Но я хочу услышать другое. - Например? – Майк прекрасно понимал, к чему клонит любовник на том конце провода, но он тоже умел и любил играть, и не только по правилам Честера. - Я хочу, чтобы ты рассказал мне о том, как бы ты это со мной сделал, если бы был рядом. - Я? Как и всегда, мой милый, как и всегда, – усмехнулся японец, закусывая нижнюю губу, чтобы не простонать в ухо Чесу. - Твою мать, Мйки, – захныкал Честер и услышав смешок на том конце провода расслабился. Шинода всегда давал ему именно то, чего он желал. А сейчас Бэнингтон желал секса по телефону и со всеми грязными подробностями и словечками, которыми обычно сопровождался их трах. - Ну…я бы развернул тебя к себе спиной и содрал бы твои штаны вместе с трусами до самых щиколоток, а потом нагнул над этим чертовым диваном, где вы с Шаком так хорошо устроились. - Ты ревнуешь, Майки? – голос заметно дрожал, рука плавно скользила по члену. Оргазм раньше времени Честеру был не нужен. – Что дальше, Майк? - Мммм… – задумчиво протянул тот, но лишь для того, чтобы успокоить свои нервы и желание, чтобы слегка замедлить ход своей собственной ладони, чтобы так же не кончить, как и партнер. – Я бы встал позади тебя и трахал бы тебя языком. - Точнее, – простонал Честер, сжимая второй ладонью свои яички, перебирая их, ныряя под, лаская жарко сжимающуюся дырочку. – Хочу грубее. - Грубее? – выдохнул Майк. – Тогда бы я просто нагнул бы тебя, облизал свои пальцы и вставил бы их в твою тугую задницу. Она же все еще тугая? – слегка напрягаясь. - Если ты, кобелина проклятая, намекаешь на то, что я трахаюсь тут со всем составом своей команды, то приедешь и хуй, что получишь, понял? – выдохнул Чес и вновь застонал, проникая пальчиков внутрь своего тела, продолжая дрочить, стараясь не увеличивать темпа. - Я просто спросил, – пробурчал МС, думая, чтобы он сделал дальше. Думать долго не пришлось: – Чес, отпусти свой член и встань на колени, нагнись чуть вперед, сделаешь? Бэнингтон что-то пробурчал, но подчинился. Штаны мешались, но рокеру было все равно. - Вставь пальчики внутрь, сделай для меня, – облизывая сухие губы. – Давай. Это я, Чести, я ласкаю тебя внутри, – получив одобрительный и громкий стон в ответ, репер продолжил: – Я растягиваю тебя, готовлю для себя. - Да, Майки, – захныкал Честер, трахая себя своими собственными пальцами, закрыв глаза, представляя, что позади Шинода. – Я хочу тебя, Майк, пожалуйста. - Обхвати себя ладонью, – голос хриплый, губы сохнут и Шинода их постоянно облизывает. – Быстро, рывками, как ты любишь и не вытаскивай пальцы, Чес, продолжай себя трахать. Они же внутри? – Шинода потянулся к монитору и быстро открыл слайд-шоу, там Честер в разных позах, обнаженный и возбужденный, в потеках спермы и только после душа…такой разный и только для него, только для Майка. - Честер, они все еще внутри, ты чувствуешь, как там хорошо и жарко, ты же не вынимал их? Бэнингтон громко, гортанно застонал, почти заскулил, когда оргазм скрутил его тело, но он упорно продолжал вгонять в себя пальцы, чувствуя, как толчками выплескивается сперма. - Майки, – прошептал он. – Майк, – еще тише. В другом городе собеседник взвыл, забрызгав не только свой живот, но и стол с клавиатурой. - Твою мать, – отдышавшись, сняв футболку и стерев следы преступления. – Кончил, словно школьник. Ты заводишь меня, детка, какой бы ты ни был. Бэнингтон что-то мурлыкнул в ответ, он все так же стоял с откляченым задом, с трубкой зажатой плечом. - Вытащи их Чес, – шепнул Майк, наслаждаясь тем, что он может властвовать и командовать этим мужиком и на таком дальнем расстоянии. - Ох, у меня все затекло, – пальцы рокера покинули его же задницу, а сам он разогнулся, потягиваясь и падая на диван, вытягивая ноги. – Ты монстр. - Спасибо, детка. Я люблю слушать дифирамбы в свой адрес, – ехидно, но не зло. - Придурок. - Я соскучился, – вдруг резко прошептал Шинода, ожидая, что сейчас в ответ пойдут смешки и все в таком духе. Честер не любил, как бы это не казалось со стороны, всей этой сантиментальной чуши. - Я тоже, – грустно выдавил из себя Бэнингтон. – Может, приедешь? - Как смогу вырваться, я буду весь твой. - Ты и так весь мой, – хмыкнул рокер, лениво гладя себя по животу. – Еще разочек, м? - Всё для тебя, – хмыкнул Майк. – Дай мне пару минут и я оттрахаю тебя по новой.

Admin: Название:Хаслер Пэйр:стандарт Предупреждение:НЦа и мат. И да, про ошибочки все помнят? Майк осмотрелся по сторонам. Быть застуканным в таком месте, это значило навсегда потерять престиж. Такие люди, как Майк Шинода, не снимают проституток на улице, они выбирают дорогой эскорт, а потом ебут его в пух и перья в отельных номерах класса «люкс». Но в этот раз Шиноде захотелось экстрима. Захотелось шлюшку, от которой не будет разить дорогими духами, и которая не будет вести себя так, словно это он, Майк, что-то ей должен. Остановившись на красный свет светофора, Шинода слегка вздрогнул, когда дверь его авто распахнулась и совершенно бесцеремонно в салон сел молодой парень. - Куда едем, красавчик? – нагло ухмыльнулся тот и стрельнул подведенными глазками так, что у Майка тут же зашевелился член в штанах. Хаслер это заметил и ухмыльнулся еще шире, открывая окно и выкидывая жвачку, которую до этого момента жевал. Облизав припухшие губы, он вновь заговорил: - Не бойся, детка, – проводя языком по нижней губе, – я не кусаюсь. Поехали. Командный тон и хамство проститутки почему то не вызвали отторжения, наоборот, Шинода подчинился. Ехали минут 15, пока не добрались до ближайшего пристойного мотеля, где Майку было не страшно подцепить какую-нибудь болячку от постельного белья. Думать о том, что сейчас он будет его бать того, кого не раз трахали дальнобойщики и разная другая шушера, Шиноде почему-то не хотелось. - Тут дорогие номера, – насупился парень. - Какая тебе разница? – Майк повернулся к пареньку и пожал плечами. – Плачу все равно я. - Ты прав, – скривился тот. – Платишь ты. - Как тебя зовут? - А как ты хочешь, чтобы меня звали? - Сегодня или вообще? - Оу, да у тебя далеко идущие планы? – приподнял тот одну из своих выщипанных бровей. Майк хмыкнул и заглушил мотор, выходя из машины, хаслер последовал за ним. - Честер. Меня зовут Честер. Шинода кивнул и ни чего на это не ответил, что заставило Чеса засопеть от обиды. - Мог бы и представится, козел, – буркнул тот, направляясь за своим клиентом. - Я все слышу. И этот козел, – резко тормозя и прижимая парня к стене, – будет тебя хорошенько сегодня трахать. - Ублюдок, – расплылся в улыбке Честер и потянулся к пухлым губам клиента. - Не здесь, – Майк чуть двинул бедрами, давая почувствовать, как сильно он возбужден и лучезарно улыбнувшись, скрылся за дверями гостиницы. - Мне определенно сегодня везет, – поправляя стоявший член в штанах, чтобы было удобнее идти. Надеясь, что через пару минут он уже будет сдирать эти чертовы шмотки со своего тела. Номер дали без лишних вопросов. Администратор лишь пошло улыбнулся глядя, как топчется за спиной Шиноды проститутка и подмигнул самому Майку. Тот вежливо ответил улыбкой, но глаза оставались пространно-холодными. - Пошли, – скомандовал он и направился к лестнице, сжимая в руках ключ от номера. - Я ни разу не видел тебя на нашей улице. Впервые мальчика снимаешь? - В душ, разговоры оставь на потом, – скомандовал японец и принялся снимать с себя одежду. - Я чистый, – возмутился Честер. - Я не знаю, сколько народу до меня тебя сегодня пользовали. Так что, я сказал в душ, – указывая на дверь ванной комнаты. Честер скрипнул зубами, но подчинился. Минут через пятнадцать хаслер вышел из запаренной ванной комнаты как есть голый, не стесняя своего внешнего вида. Какой смысл был что-то одевать, если через пару минут он будет лицом в матрас и подставлять зад под ахрененно большой член клиента? - Твою мать, – выдохнул Чес и присвистнул. Он ни когда раньше не видел таких экземпляров. – Блядь, – облизывая пересохшие губы. – Ты собираешься затолкать в меня эту штуку? – указывая пальцем на стоящий колом член любовника. - И я думаю, что тебе это понравится, – Майк похабно улыбнулся и развалился на кровати. – А пока, поработай ртом, – Честер подчинился беспрекословно. Ему определенно нравился сегодняшний вечер, да и мужик был что надо. Чес сосал как надо, у него было очень много опыта в таких делах, но все, чего он сейчас хотел, так эту хрень в своей заднице. Насадиться, вкрутить его в свою дырочку и стонать, пока этот мужик будет его иметь по всем статьям. От одной только мысли о том, что скоро этот член будет в его заднице, Честер застонал в голос и потянулся рукой к своему паху. - Не смей, – рыкнул Шинода, чуть подаваясь бедрами, трахая этот афигенно талантливый ротик. – Хочешь его внутри? – отталкивая Чеса и почти тут же накрывая его тело своим. - Очень, – облизывая припухшие губы. – Очень хочу, – ерзая под любовником, раздвигая ноги шире, чувствуя, как проворные пальчики щекотят его анус. - Смазка есть? - Нет, – выдохнул Чес и был готов зарыдать. - Хуйня, потерпишь, значит. Парень округлил и без того громадные глаза и попытался выползти из-под клиента. - Не пойдет, мужик, ты порвешь меня. - Твоя задница видала и не такое. Скажи, тебя имели когда-нибудь два мужика одновременно? – вкручивая средний палец, который только что был облизан самим же Честером. – Ммм, скажи мне, трахали? - Нет, – Чес подался бедрами чуть назад, а потом сам насадился на палец, начиная двигать своей попкой, чуть сжимая Майка внутри. - Хороший мальчик, – почувствовав, как гладкие стенки сжимают его, Майк улыбнулся. – Но я решил, что не буду тебя мучит, – он поднялся с Чеса, вырывая у того из груди разочарованный стон. – Сейчас вернусь, – Майк послал ему самую обворожительную улыбку и скрылся за дверями ванной. Вскоре раздался его победный вопль. - Такие мотели не могут не предоставлять своим клиентам смазку и резинки, я знал это. - Ты мой герой, – хмыкнул Честер и тут же перевернулся на живот, приподнимаясь на колени и выставляя напоказ свою задницу. – Давай же, чего ты там замер? – утыкаясь лицом в подушку. – Я весь теку, как сучка. - Ты и есть сучка, моя, – несильно шлепая по голым ягодицам. – Блядь, ты ахуенно красив, – кусая за оттопыренную задницу, слыша хихиканье в ответ и сдавленный стон, когда уже два пальца стали проталкиваться сквозь сжатое кольцо мускулов. Честеру казалось, что его сейчас порвет на британский флаг. Боль в заднице была такая, что хотелось выть и орать так, чтобы слышно было на Занзибаре, но он молчал, стоически кусая подушку и глотая немые слезы. - Блядьблядьблядьблядь, – шептал Майк, проталкиваясь в узкую задницу любовника, – словно целку ебу. - Заткни пасть и начинай двигаться. Я тоже хочу получить порцию своего удовольствия, придурок, – прорычал Честер, когда почувствовал, что Майк вошел полностью и замер, давая привыкнуть к своему размеру. И Шинода задал жару. Он двигался резко и точно, с каждым движением входя глубже, хотя глубже то было не куда. Честер под ним выл и кричал, он царапал ногтями простони, сжимая их в кулаках, чувствуя, как громадный член любовника каждый раз таранит его простату, принося тем самым неимоверный кайф. - Кончи для меня, – зашептал Майк, ускоряя движения, чувствуя, что еще немного и шлюшка под ним будет истекать своей собственной спермой. Этой короткой, пошлой фразы хватило Честеру на столько, что несколькими секундами позже он излился на простынь под собой и на свой живот. Он кончал очень долго, казалось, что сперма в его яйцах не иссякнет ни когда. И вот, когда он уже был готов отдать душу праотцам, рухнув на эту чертову кровать, Майк натянул его на себя в последний раз и кончил глубоко внутри. Правда в презерватив. - Блядь, – скатывая с потной спины любовника, снимая и завязывая резинку, откидывая ее куда-то за кровать. – Ты охуенно хорош в этом. - Иди на хуй, – раздалось откуда-то из области подушек. - Только что там был ты, – хмыкнул Шинода и посмотрел на любовника. - Надеюсь, что этот мудак за стойкой внизу нас не узнал. Майк громко рассмеялся и подкатился под бок к любовнику, придвигая того к себе, вдыхая аромат его кожи, пота, спермы и дорогой туалетной воды, что он сам подарил ему на прошлое Рождество. - Я не заездил тебя, крошка? – целуя в потный висок. - Если бы ты трахал меня, как раньше, то я не был бы сейчас так измотан. - Если бы я трахал тебя, как раньше, то ты бы сейчас и ходить то толком не мог, не говоря уж о том, как бы ты скакал на своих концертах. - Мудак ты, Шинода, – Честер перевернулся на спину и взглянул на любовника. – Как пить дать – мудак. - Знаю, – Майк пожал плечами. – Но ведь именно за это ты меня и любишь? - Я люблю тебя за охрененно большей хуй и за то, как круто он смотрится в моей заднице, – фыркнул Бэнингтон. - Во что поиграем в следующий раз? – игнорируя последний выпад. - Не знаю, мне все равно, – пожал плечами Честер. – Но сверху буду я. Моя жопа ужасно болит после твоих игрищ. - Ни чего, снова привыкнешь, – хмыкнул японец и полез целоваться. - Какая же ты сука, Майк, – гладя МС по щеке, после того, как в легких просто закончился воздух и целоваться дальше было бы билетом на тот свет. – А знаешь…на какое-то мгновение я реально представил себя шлюхой, а тебя своим клиентом. Как меня не убили на том перекрестке, ума не приложу. Хотя явно порывались, – хихкнул он. - Я бы убил их сам, если бы они хоть пальцем тебя тронули, моя милая шлюшка, – заржал Шинода и вновь поцеловал Бэнингтона, только на этот раз в скулу. – Я люблю тебя, – серьезно глядя в карие глаза Чеса, тот кивнул и улыбнулся. Немного смущенно, но искренне. – Когда заканчивается твой тур? - Соскучился или надоело пеленки менять? - Второе, – рассмеялся Майк, запрокидывая голову, выставляя на показ смуглую кожу шеи, кадык. Честер сглотнул. - Майк, – глухо прошипел Честер, – выеби меня еще раз, мм? – не отрывая взгляда от этой аппетитной шейки. - Всегда в твоем распоряжении. Сколько ты берешь за целую ночь? – опираясь на руки и нависая над любовником. - Пара минетов в тур-автобусе и хороший трах в гримерке перед концертом меня вполне устроят. - Договорились, – вновь смеясь, а потом больше не теряя ни минуты, накидываясь на рот вокалиста, терзая его губы своими, руками проталкивая себя в растраханную попку, начиная поступательные движения, так и не выпуская губы Честера из своего плена.



полная версия страницы