Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] (8) » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter] (8)

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 10

Admin: Название:Триллер Пэйр:беннода Статус: завершен Предупреждение:АУ - Доброе утро, сэр, – Честер стоял в кабинете своего шефа и выглядел достаточно нервным. Не каждый день его вызывают прямо с утра пораньше. - Садись, разговор будет долгим. Бэнингтон присел и внимательно уставился на начальство, которое ходило из угла в угол, видимо пытаясь понять, с чего начать разговор. - Ты слышал об убийствах, которые происходят в одном из районов нашего города? - Да, сэр. - Ты в курсе, что это за районы? – мужчина навис над подчиненным. - Да, сэр, – не совсем понимая, куда же клонит этот человек. - Я знаю, что ты гомосексуалист, Честер. – Бэнингтон побледнел. – Об этом все знают, по этому тебя и выбрали общим голосованием. - Я не понял. Выбрали для чего? - Это задание поручили тебе. Тот квартал полностью гейский и ни один из наших парней просто не сможет выглядеть там своим. Тебе придется самому расследовать это дело, рассчитывая на нас, как на прикрытие, но фактически, ты будешь один. - Я могу обдумать это предложение? - Это скорее приказ, – его начальник рухнул в кресло и только сейчас Честер заметил синяки под глазами шефа, усталость, что скопилась на этих мощных плечах. – У нас нет вариантов, Бэнингтон. Я бы тоже не хотел отправлять тебя туда одного, но у меня просто нет выбора. Этот маньяк убил уже пятерых. Все разделаны под орех, – он швырнул папку на стол, придвигая ее ближе к Чесу. Бэнингтон взял желтый картонный фаил и открыл его. В глаза бросились фотографии молодых мужчин. Все были разодраны на куски, во всяком случае создавалось именно такое впечатление, словно мясником и этот застывший ужас в глазах. – Я бы не хотел, чтобы ты работал один, но этот парень делает все так чисто, что никто не может найти ни одной улики. Все жертвы из разных клубов, меж собой ни кто не знаком, ни кто не понимает, как работает убийца. Словно ему плевать, как выглядит жертва, самое главное, чтобы был геем. - Сексуальные контакты с ним были? - Перед убийством все жертвы имели секс, если ты к этому. Но ДНК подозреваемого мы так и не нашли. Он явно предохраняется. - А что ФБР? - Они, как и всегда, предлагают нам сделать грязную работу, а уж потом, может быть, выделят пару ребят, чтобы те занялись этим делом и забрали себе все лавры. - В общем, действительно, как и всегда, – хмыкнул Честер, продолжая читать отчеты о вскрытии и все, что было приложено к каждому из убитых. – Если я не справлюсь? - Тебе придется. - Но почему я, если честно? И не грузите меня о том, что только потому, что я голубой. - Есть только одно общее меж жертвами, – у всех большое количество татуировок. - Ясно, – Бэнингтон поднялся со своего места. – Могу идти? - Да. Зайти в бухгалтерию, тебе выдадут денег. Ты переезжаешь, жилье подобрали приличное, не делай такое лицо. Зазвонил телефон и шеф полиции жестом отправил Чеса восвояси. Когда тот вышел и закрыл за собой дверь, то наткнулся на сочувствующие взгляды своих сослуживцев. - Если что, то ты звони. Толстяк (так все звали начальника) запретил вмешиваться, но мы всегда готовы придти на выручку своему. - Спасибо, Фе, – Честер вымучено улыбнулся. – Пойду, почитаю отчеты, может, что найду, – потрясая папкой в воздухе и дождавшись от товарища хлопка по плечу, зашагал к своему месту. К вечеру, когда офис почти опустел, и остались лишь ночные дежурные, Честера опять позвал начальник. - Что-то еще по делу, сэр? - Да, ФБР выделило своего человека. - Натурал? - Что это значит? - Простите, – смутился Бэнингтон. – Он тоже гомосексуалист или придерживается нормальной ориентации? - Без понятия, эти козлы сверху не уточнили. - Когда я могу с ним познакомиться? - Он будет тебя ждать в одном из ресторанов. – протягивая лист бумаги. – Вот его название и адрес. И запомни, парень, будь осторожен. Ты очень хороший сотрудник и вообще, как человек тоже ни чело, – смущенно откашливаясь. – В общем, вали уже и запомни, что я сказал. Дело и правда было серьезным, если эта непробиваемая на чувства махина (если конечно дела не касались вышестоящих организаций) так странно, но показал свои эмоции и тревогу за сотрудника - Вы заказывали столик? – место оказалось не таким, каким его себе представлял Честер. - Я нет, но меня ожидают. - Какой стол? - Стол номер девять. - Следуйте за мной. Хоть с ним и говорили достаточно вежливо, Чес все равно ощутил пафос этого козла в смокинге. - Добрый вечер, – мужчина, что сидел за столом, поднялся, чтобы поприветствовать Честера. – Меня зовут Майкл Шинода, приятно познакомиться, – улыбаясь и протягивая руку. Это был парень лет так тридцати, азиатской внешности, что-то японское или китайское, Чес не особо разбирался в расовых корнях. Приятный внешне, и весьма учтивый на манеры. Темные, чуть раскосые глаза лучились какой-то добротой и лукавством. Наверное, такому человеку Бэнингтон бы доверил свою жизни и свой тыл, в хорошем смысле этого понятия. Плохое ощущение от пафосной обслуги мигом улетучилось. Улыбка этого федерала была добрая и уж точно не фальшивая. - Честер Бэнингтон, очень приятно, – пожимая руку в ответ. - Я так понимаю, – с любопытством разглядывая Чеса, – нам работать вместе достаточно долго. - Почему? – присаживая напротив. - Этот парень умен и у меня создается впечатление, что кто-то из наших или из ваших, – имея ввиду копов, – ему помогает. - Да? С чего такие выводы? - Давай те сделаем заказ и я вам все подробно изложу. Зверски голоден, почти сутки на работе и не минуты перерыва, – тяжко вздыхая, но взгляд остался все такой же добрый и приветливый. - Ваша правда. - И давай на ты, а то как-то неловко. Мы же примерно одного возраста. - Согласен, – усмехнулся Чес и уткнулся в меню. Есть и правда хотелось очень сильно. Когда с заказом было покончено, Майк протянул руку и, отпив из стакана с водой, промочив горло, вновь принялся разглядывать Честера. - Почему ты так на меня смотришь? – смутился Бэнингтон. - Понимаешь, мне сказали, что работать над этим делом из копов будет гей. Вот смотрю на тебя и ни как не могу понять - ты такой симпатичный парень, весьма приветливый. Бабы должны на тебя вешаться, а ты в свою очередь думаешь о мужиках, – пожимая плечами. – Пытаюсь понять. - Понять почему мне нравятся мужики или тебе не приятно работать с таким, как я? – ощерился Чес. - Нет, что ты, – рассмеялся Шинода. – Успокойся, приятель. Я к тому, что…прости, наверное, мне не стоило говорить на эту тему. У меня ни когда не было знакомых геев. - Теперь есть, – буркнул Честер и спрятался за своим бокалом, в которое уже налили красное вино. - Ну, прости, я, правда, не хотел. - Хорош, – ставя стеклянный бокал на стол. – Так с чего у тебя взялось мнение, что наш парень работает не один? - С того, что все достаточно запутанно. Словно его прикрывают и кому то выгодно, что убивают именно голубых. Смотри, ни одной улики, ни каких свидетелей. Я не верю, что в этом квартале кто-то или что-то может остаться незамеченным. Если я правильно изучил психотипы мужчин гомосексуалистов, то они любят сплетничать и мало, что проходит мимо них. А так как все убитые выходили из ночных клубов, то кто-то же должен был заметить того, с кем они выходили? Ведь не всегда вы ходите по кабакам и ночным танц-полам в одиночестве. Но друзья жертв молчат, словно бояться что-то сказать. - Так с чего мысль, что это именно коп или федерал? - Слишком чисто сработано. Этот маньяк, явно работает не один, кто-то его страхует. Вот смотри, первая жертва Кевин Бранс, 23 года, хозяин тату салона. Убит 23 мая этого года, – смотря в почти такую же папку, которую сегодня вручили Честеру, – на теле 7 наживых, но не смертельных ранений. При этом жертва скончалась от удушья. Его душили, но не веревок, ни шнура не нашли. Ни чего похожего. Единственное, что выяснил пат.анатом, это орудие, которым нанесли колотые раны и оно военное. - Это я знаю и так, – отмахнулся Бэнингтон. – Это может говорить и о том, что маньяк служил или хож в оружейные магазины. - Ты не понимаешь. Смогли определить чей этот нож. - Как? – Чес с удивлением посмотрел на нового знакомого и напарника. - Это не суть важно. Дело в том, что данное лезвие проходило по одному из дел несколько лет назад. Того парня посадили и да, – не давая Честеру вставить свой вопрос, – я проверил того парня, но он все еще сидит. Так вот, это лезвие было в хранилище полиции, как вещдок. То есть его мог взять только кто-то из ваших или наших. - Твою мать. Получается, мы ищем своего? - Именно. Или мы ищем маньяка и того, кто ему помогает. В общем, такой вот расклад. - Плохо дело. Я должен доложить об этом, – поднимаясь из-за стола. - Твой шеф уже дома, сидит в кресле и смотрит футбольный матч с бутылкой пива в руках. От того, что ты ему расскажешь об этом завтра, ни кто не умрет. Мы все равно не знаем имя или имена убийц. Так что ешь, а то остынет. Бэнингтон взглянул перед собой и с удивлением увидел, что блюдо с его заказом стоит перед ним. Странно, он даже не видел официанта. Сервис, мать его. После окончания ужина, оба парня стояли на крыльце и ждали вызванные такси. Курили и смотрели в ночное небо. Оно сегодня было необычно чистое, звездное, тянуло на романтику. - Домой? - Нет, – Чес отрицательно мотнул головой. Хотелось приключений и хорошего секса. – В клуб. Хочу оттянуться, раз начальство платить, – попрощавшись с новым напарником, Чес сел в желтую машину и назвав адрес любимого клуба, был таков. Шинода лишь усмехнулся и сел в свою машину, подошедшую мгновениями позже. Клуб, как и всегда, встретил Бэнингтона жаром потных тел, ароматом секса в воздухе и перегаром тех, кто уже еле стоял на ногах. - Привет, красавчик, – молодой, весьма красивый мужчина, подошел к Чесу со спины. – Поиграешь со мной? Бэнингтон рассмеялся и позволил увести себя в чил-аут. - Выпьешь? – спросил незнакомец, прижимая Чеса к стене. - Нет, я уже достаточно разогрет, – нажимая на плечи нового знакомого, заставляя того встать на колени. - Быстр, красавчик, – ухмыльнулся мужчина. – Дашь? – расстегивая штаны, запуская руку под ткань белья, обхватывая возбужденный член. - Если ты работаешь языком так же хорошо, как и трепишь им без дела, то возможно и дам, – рыкнул Чес и притянул голову нового знакомого к своему паху. - Уговорил. Бэнингтон выходил на дрожащих ногах. Он пропустил еще пару стопок виски, после того, как его трахнули, укатали по полной программе. Но это был так божественно хорошо, что думать о чем-то другом не хотелось. Воздух уже остыл, Чес поежился. Ощущение, что за ним следят не проходило, оно возникло в клубе и теперь преследовало его минут наверное сорок. Оглядевшись и не увидев ни кого поблизости, полицейский побрел в сторону стоянки такси. Надо было убираться из этого места. Табельное оружие осталось в участке, да и в клуб со стволом идти было бы глупо. Шорох за спиной ненадолго привлек внимание Бэнингтон, но увидев лишь крыс, которые ковырялись в помойных баках, Бэнингтон с облегчением выдохнул. - Нервы, мать их. Надо было другую работу выбирать. - Добрый день, сэр, – Честер вошел в кабинет начальника. - Сегодня утром нашли еще одно тело. Ты едешь на место событий. - Слушаюсь. По приезду, Чеса чуть не вывернуло. Это была подворотня, мимо которой он вчера проходил. Майкл стоял рядом с мусорным баком, в котором был обнаружен труп молодого парня. - Привет, – он приветливо улыбнулся, но тут же убрал с лица это выражение, увидев, как нахмурился Бэнингтон. – Что-то не так? - Этот парень, – глядя в бак на то, что осталось от некогда здорового и красивого тела. – Я знаю его. - Его имя? – Шинода тут же достал блокнот. - Нет, не в этом смысле, Майкл. - Майк, – поправил тот автоматически. – Оу, прости. Я не люблю, когда меня называют Майклом. - Я запомню. Так вот…я был с ним вчера вечером. - В каком смысле? – непонимающе глядя на полицейского. - В том самом, Шинода. Я переспал с ним вчера и уехал домой. - Кто-то еще может подтвердить, что ты уходил одни и вообще, во сколько это было? - Я ушел часа в три. Дошел до станции такси и уехал домой. - Почему ты не вызвал такси к клубу? - Потому что не знал когда допью свой вискарь, – Майк сощурившись смотрел на своего нового напарника. В его взгляде не было и тени доверия, а вот сомнений хоть отбавляй. - Что-то еще, что я должен знать? - Я слышал звук, когда проходил мимо. Словно скребли металлом по металлу, царапали. Но я не придал этому значения, потому что увидел крыс… - Крысы хорошо постарались. Несколько часов, а они изрядно подъели этого парнишку. - Привет, Хан, – Честер взглянул на местного пат.анатома. - И тебе утро доброе, – улыбнулся кореец. – Приблизительное время смерти, – снимая перчатки и откидывая их в сторону, – между двумя и тремя часами утра, задушен, как и предыдущие парни, обнаружил 7 наживых ранений, но все не смертельные, если я правильно понимаю. В общем, более детально прочтете в отчете после того, как я поработаю над ним в своем укромном морге, – и он удалился с места преступления, подмигнув обоим парням. - Нам надо серьезно поговорить, Бэнингтон, – Шинода выглядел озабоченным. – Пошли. - Но… - Тут все равно уже все осмотрели, а отчет ваш чокнутый врач подготовит не раньше, чем через пару часов. А то и дольше, если все то, что я о нем слышал - правда. Когда оба мужчины были достаточно далеко от места происшествия, Майк остановился и включил аварийку. - Рассказывай все, что вчера произошло после того, как мы разъехались. - Я пришел в этот клуб, познакомился с этим парнем, потом мы немного провели вместе время… - Что вы делали? – Шинода достал блокнот и принялся что-то в него записывать. - В каком смысле что? – опешил от такого вопроса Честер. - В прямом. И, если ты еще не понял, Бэнингтон, то пока ты главный подозреваемый. А мне бы очень не хотелось тащить тебя сейчас в отделение и допрашивать там так, будто ты убил этого самого парня. Так что рассказывай и желательно по всем временным рамкам, что и как происходило этой ночью. - В общем, – Чес слегка потянул воротник рубашки на горле, стало тяжело дышать, да и душно как-то. – Я пришел, время было около начала двенадцатого. Я сел в такси у того ресторана, где мы с тобой ужинали и минут через пятнадцать уже был на месте. - Значит, – Майк задумался, – примерно в одиннадцать двадцать, – записывая время и вновь делая какую-то пометку, это очень сильно нервировало Чеса. - Наверное, я не помню, – с раздражением, – я не смотрел на часы. - Что было дальше? - Дальше…дальше этот парень, тот который убит, подошел ко мне и предложил развлечься. - Как его имя? - Да нахрена мне его имя, если я больше не собирался с ним встречаться? – взорвался Бэнингтон, зло сверкая глазами. - В смысле не собирался? - Майк! Это клуб для одного траха. Ты приходишь, находишь себе партнера на ночь или на пару часов, а может просто на один минет и все, потом уходишь и забываешь даже, как он выглядел. Там ни кто и ни когда не знакомится для длительных отношений. По этому, многие даже не узнают тебя на улице, если ты случайно с ними встречаешься при свете дня. - Тогда понятно, – протянул федерал. - Да что тебе понятно-то? - Понятно то, – все так же спокойно смотря на своего напарника, – почему ни кто не может вспомнить лица убийцы. Ни у кого просто не возникает такой надобности. Если верить тому, что ты говоришь, то все те клубы, у которых были найдены жертвы примерно той же направленности, что и последний кабак. - А ты прав, – Честер задумчиво посмотрел за окно. – Если бы я только проверил, то, возможно, спас этого типа. - А может быть погиб бы сам, как довесок к этому мертвому герою-любовнику. Так, что вчера еще? - В смысле? – заикнулся Чес. – Мы же вроде бы все выяснили. - Ты мне рассказал только то, как вы встретились. - Твою мать, – тихо ругнувшись и уставившись на свои руки, что лежали на коленях. Говорить о личной жизни, да еще мало знакомому человеку не хотелось. – Мы пришли с ним в чил-аут, – все так же не поднимая взгляд. – Он сделал мне минет, а потом трахнул меня. - Трахнул? – удивленно протянул Майк и уставился на покрасневшего напарника. - Да. Трахнул, поимел, вставил мне свой член в задницу и двигал им до тех пор, пока я не кончил на стену, – взревел Чес. Ему было стыдно перед этим человеком. - Ну, прости, – Майк примирительно хлопнул копа по плечу. – Я должен был знать. - Я понимаю, – Бэнингтон кивнул. – Отвези меня домой, если тебе не сложно. Я не уверен, что смогу сегодня работать. - Придется. Я не собираюсь говорить с вашим больным Ханом в одиночку. Честер громко заржал. Атмосфера резко стала более спокойно и дружелюбной. Шинода убрал блокнот в карман пиджака и завел машину, выруливая в сторону морга. Нового от Хана так ни чего и не удалось узнать. Кроме того, что нож был тот же самый, что был применен к прошлым жертвам, а значит и убийца тот самый. Опять ни каких улик. Просто пустота, словно это был не человек, а призрак какой-то. - Домой? – вечер наступил слишком быстро. Честер лишь кивнул и уставился в окно, думая о том, что все могло бы сложиться по другому, не будь он вчера на таком взводе и не реши он снять напряжение. Майк довез его до дома, попрощался и свалил в неизвестность. Как только огни машины скрылись за поворотом, Чес подошел к двери своего дома, открывая ее и проходя внутрь. Он слегка замешкался. Что-то ускользала от него, какая-то важная мысль, деталь, которая подтолкнула бы его к развязке этих преступлений. Что-то, что было на виду, надо было лишь протянуть руку и взять это, но Честер упорно не мог уловить суть. Стойкое ощущение, что за ним следят, опять дало о себе знать, прокатившись холодком по позвоночнику. - Твою мать, да что ты будешь делать? – вызывая лифт и ежась под пристальным взглядом странного человека, незнакомца. Может быть эфемерного, а может и самого что ни на есть настоящего. – Это же все паранойя, я уверен. Как только двери лифта скрыли одного из владельцев квартир этого здания, из-за угла вышел человек, плотно закутанный в плащ. - Честер Бэнингтон, – прошептал он, улыбаясь…хотя, скорее скалясь. Он сжимал в руках лист бумаги, на котором был набросок Честера в объятиях какого-то мужчины без лица, по контурам чем-то напоминающего нового напарника Бэнингтона.

Admin: Часть 2 Честеру снился сон: за ним кто-то гнался. Отчаянье било по нервам, разбивая на осколки здравый смысл. Страх вытягивал всю душу, заставляя сбиваться на каждом шагу, заставляя задыхаться, а липкий пот застилал глаза. Вспышка, и вот Бэнингтон уже лежит на столе. Руки и ноги связаны, сам он, словно распят на этом куске дерева и кто-то ходит вокруг него. Нет возможности увидеть лицо того, кто удерживает его, потому что глаза завязаны, только темень и тяжелое дыхание, которое не понятно кому принадлежит, тому кто рядом или же самому Честеру. - Честер, – шипение прорезало тишину комнаты и Бэнингтон закричал, когда сталь ножа прижалась к его разгоряченной, обнаженное коже. – Не бойся меня, Честер. Все что я делаю, я делаю только для тебя. – шипение змеи, смех сумасшедшего. - Кто ты? – кричал Честер, но все было напрасно. Этот человек не желал отпускать его, отвечать на этот глупый вопрос. - Не важно кто я, Честер, важно кто ты. - Я не понимаю, скажи мне свое имя. - Мое имя? Ты знаешь его, Честер, – человек вновь рассмеялась и этот смех волной жара, липкого и такого обжигающего прокатился по всему телу, заставляя кончики пальцев на ногах сжиматься от напряжения и агонии. - Кто ты? – вновь прохрипел Чес, но его губы накрыли жесткие, холодные губы его собеседника. - Ты знаешь меня, Честер. Ты просто не хочешь меня вспоминать. Влажные, сильные, уверенные руки скользнули по его обнаженному телу. Сминая сопротивление, которое еще оставалось, принося негу и удовольствие. Сжать соски, с силой провести по ребрам, потом по животу, горячее дыхание в области паха и вот возбужденная плоть Бэнингтона тонет в горячем и мокром рте своего мучителя. - Кто ты? – вновь простонал Чес и кончил в этот жаркий рот. Сон отпустил так же резко, как и навалился. Бэнингтон сел в кровати и невидяще уставился в темноту комнаты. Сердце билось, как сумасшедшее, словно птица в силках, стараясь сломать клетку ребер, освободиться от этого липкого страха и бредового сумасшествия желания. - Липко, – мелькнуло в голове. – Твою мать, – поднимая одеяло и смотря на пятно, что расплылось по ткани трусов. Бэнингтон ни когда не замечал за собой страсть к насилию, страсть к подчинению, быть ведомым при доминирующим партнером. Спать уже не хотелось, в голове был туман, но в тоже время и какая-то ясность. Он поднялся и пошел в душ, через десять минут, полицейский уже готовил себе кофе на кухне. Если нет сна, то можно и поработать, кидая на поверхность стола рабочую папку со всеми этими убийствами. Бэнингтон был уверен, что сон был неспроста, что в нем крылось то, что все ускользало от бодрствующего мозга, что ни как не поддавалось копу. Он разложил перед собой все дела этого убийцы, он был уверен, что меж жертвами было что-то общее, что-то должно было быть, ни как иначе. Что-то, что упустили и копы и федералы, только вот осталось понять что именно. Через четыре часа, когда будильник завопил о том, что пора вставать, Чес отвлекся от изучения дел. Ни чего, ровным счетом ни чего так и не бросилось ему в глаза. Он досконально изучил все материалы, что были собраны на этих парней, но кроме того, что все они были татуированные и при этом еще и геи, не было ни хрена, только это их и объединяло. Встав и подойдя к зеркалу, Честер внимательно рассмотрел себя. Почти вся его грудь и спина были покрыты красивыми, красочными рисунками. Он сам искал и подбирал для себя эскизы, что-то он заказывал через интернет, у одного очень известного в сети художника и поставщика эскизов для таких вот оригиналов, каким был и сам Бэнингтон. Вот эти вот карпы например… Карпы…карпы…карпы…что-то было не так с этими карпами, где-то он уже видел такие. Вновь кинувшись к столу, Бэнингтон замер в немом изумлении. - Майк, Майк, твою мать, да просыпайся же ты, – словно мантру повторял он, пока звонил своему временному напарнику, пока на том конце провода все же не раздался заспанный голос Шиноды. - Какого хрена, – начал было японец, но заткнулся, как только выслушал все то, что нарыл Чес. – Скоро буду у тебя. Я должен увидеть все своими глазами. - Адрес помнишь? – улыбнулся Бэнингтон. - Да, готовь кофе. Очень много кофе. - Тогда зарули в магазин, у меня нечего жрать. - Отбой, – и Шинода отшвырнул на другой конец кровати трубку, направляясь в душ Честер бродил по квартире, его трясло от возбуждения, глаза лихорадочно горели. Если он понимает все правильно, то вскоре они смогу поймать этого самого убийцу или хотя бы понять где его искать. От резкой трели домофона коп подпрыгнул на месте, а потом кинулся к двери, смотря на видеофон, проверяя действительно ли это Шинода. - Заходи, – нажимая на кнопку замка и смотря, как Майк исчезает из поля видео камеры, проходя внутрь дома. - Кофе, – прошипел Шинода. Недостаток кофеина по утрам сказывался на его настроении. - Но я подумал, что ты сначала… - Дай мне кофе, – Майк глянул так, что стало сразу понятно, что лучше дать требуемое, – иначе я сам тебя убью, а потом скажу, что так и было. Мой мозг не способен соображать без лошадиной дозы кофеина по утрам. Когда с ритуалом федерала было покончено, Честер приступил к своему докладу, раскладывая перед Майком фотографии и тыкая в них пальцами. - Смотри, все эти семеро парней забивались в разных салонах, но они брали рисунки одного мастера. Этого парня никто и ни когда не видел, но все о нем слышали. Его ищут по сети, на форумах связанных с тату. Если ему интересно предложение и у заказчика есть достаточно денег, чтобы заплатить, тот принимается за эскиз. В конце концов, рисунок выходит даже круче, чем ты себе изначально представлял. - Откуда такая уверенность? - Я сам из под кисти этого маньяка, так сказать. Почти сорок процентов моих картинок его работа. - Ты понимаешь, что это может значить, Честер? - Примерно да, но это не факт. Это еще надо доказать. - Я дам ориентировку своим парням. Они поднимут провайдеров или как их там. Этого парня найдут, он же не мог не оставить следов в сети. - Если только к таланту художника не прилагается талант хакера. - Ни чего, у нас тоже не придурки работают. И не смотри так на меня, я вполне серьезно. - Есть еще кое-что, что я заметил только после. - Что? - Все убитые ребята…так или иначе, но с каждым из них у меня был секс. - Не понял, – Майк, который в этот момент делал очередной глоток изрядно остывшего кофе, выплюнул его на пол. - Я говорил тебе, что во всех тех клубах ты не смотришь на лицо партнера. Главное, чтобы было хорошее тело и все. Ты трахаешь, тебя трахают, или же просто отделываешься минетом. Лиц для тебя не существует. Как бы это не звучало грубо, но ты видишь только член и задницу, словно товар. Только сейчас, ну не прямо сейчас, я понял, что знаю всех жертв. Лично и при близком контакте. - Ты понимаешь, на что ты только что себя подписал? - Да. Думаю, что надо поставить начальство в известность. - Нет, – Майк решительно поднялся со своего стула. – Это не выход. Если то, что ты говоришь правда, то этот парень убивает именно твоих случайных любовников. Все дело в тебе, Бэнингтон. Нам надо как-то его выманить, заставить действовать вновь. - Как? - Все эти мужики, может быть тот самый мастер эскизов и не при чем, но мы все равно проверим. Дело в другом. Значит, что этот маньяк за тобой следит и ему надо подкинуть новую жертву, ему надо показать, что кто-то вновь к тебе прикасался. - С чего такая уверенность? - Даты совпадают? - Какие даты? - Даты смертей с тем, когда последний раз лично ты видел убитых. - Я не уверен…но скорее всего это случилось после того, как мы…как я покидал клуб после развлечений. - У тебя не было в последнее время ощущения, что за тобой следят? Или, может быть, оно у тебя было всегда? - Я ссылался на усталость. Но сейчас, когда ты об этом так спрашиваешь, могу с уверенностью сказать, что да, последние несколько дней я упорно чувствую, что кто-то есть рядом, кто-то за мной наблюдает. – Чес присел на край стула. – Майк, что происходит? Я кому-то перешел дорогу или кого-то обидел? - Нет, просто этот человек явно не в себе и не может тебя заполучить нормальным путем. Если все верно и дело именно в тебе, то я знаю, как мы можем его поймать. - Как? - Мы не будем говорить ни о чем шефу, ни твоему, ни моему. Попробуем действовать сами. В конце концов, нам дали вести это и дело и мы можем дотянуть его до логического конца не прибегая к помощи посторонних, у них и так полно своих дел. - Но… - Я сейчас дам своим парням наводку на твоего художника, а потом мы обсудим детали того, что я придумал. - Ты даже не сказал, что ты придумал, какие могут быть детали? - Чес, пару минут и я тебе все расскажу. Пока Шинода делал свои звонки, Честер направился в спальню. Ему надо было одеться, а то как-то не прилично было встречать гостя в одних пижамных штанах. Почему-то мысль о том, что надо напялить хотя бы джинсы только сейчас посетила его хорошенькую головку. Чес слышал, как Майк разговаривает на кухне по телефону, но наличие в квартире еще одного авсе равно не помогло Честеру, когда он вновь ощутил на себе этот странный взгляд. Его словно ощупывали и оглаживали. Он резко развернулся, но, как и до этого, ни кого не увидел. Стало очень не комфортно, и Бэнингтон принялся натягивать джинсы, как можно быстрее. Ему было страшно, хотя он и был в квартире не один. - Что ты придумал? Шинода стоял оперевшись о стол руками и, казалось о чем-то напряженно думал. Взгляд его был устремлен в пол, но при этом совершенно в никуда. - Прости, – тряхнул он головой и, посмотрев на Чеса, улыбнулся. – Ощущение, что я работаю с идиотами. Пока все объяснил, думал голос сорву. В общем, идея такая. Мы с тобой отправляемся в какой-нибудь клуб, и если мы рассчитали все правильно, точнее, если мы поняли все правильно, то этот человек отправится за нами, – Честер лишь кивнул, слушая внимательно, будто от этого зависела его жизнь, от того, что сейчас говорил этот федерал. – В клубе тебе надо будет опять быть с кем-то в чил-ауте, тебя должны там увидеть. - Нет, – слишком резко и грубо. – Я не смогу. Если все это правда, – кивая головой на разложенные бумаги и фотографии, – то я не могу подвергать опасности еще одного парня. - А тебе и не придется. Твоим партнером выступлю я, – закончил наконец свою мысль Майк. - Ты? – у Честера открылся рот от удивления и он во все глаза вытаращился на напарника. - Да, а что? Я не в твоем вкусе? – игриво повел плечом Шинода. - Я думал, что ты натурал. - Да, так оно и есть. – усмехнулся Майк. – И собираюсь таковым остаться. Нам лишь надо будет сыграть. - Ты не понимаешь, что все эти комнаты…там люди не играют. Ты смотришь на то, как трахаются другие и трахаешься сам. Там не пройдет игра, Шинода. - Значит…ну не знаю. У тебя есть какие-либо предложения? - Думаю, что будем действовать по обстоятельствам. Только есть одно но, этот парень наверняка знает о том, что ты мой напарник и может не купится на все это представление. - Значит, подарим ему реальность, – Шинода шагнул и припечатал Чеса к стулу, впиваясь в его рот своим. Вечера Честер ждал в каком-то сладостном предвкушении. Он смотрел на Шиноду теперь какими-то другими глазами, подмечая, что Майк довольна таки мил, даже красив, что есть в нем что-то притягательное и эта улыбка, которая теперь заставляла Чеса опускать или отводить взгляд, слегка краснеть и подгибаться колени. - Да что со мной такое? «Лунное сияние» самый развратный клуб округи встретил их громкой музыкой и пьяным смехом. - К бару? – крикнул Шинода, чтобы хоть как-то быть услышанным напарником. Честер решил не напрягать голосовые связки и лишь кивнул. Проталкиваясь сквозь клубок потных тел на танц-поле, Майк на какое-то время потерял Честера из вида, а потом просто кинулся в гущу, оттаскивая копа от всех этих мужиков. - Твою мать, они как звери, – ахренел совсем федерал. - Просто я достаточно лакомый кусочек, – рассмеялся Честер и потащил напарника к бару. Пили молча, постоянно озираясь по сторонам, запоминая лица, пытаясь понять есть тут тот, кого они ищут. Но народ был весел, пьян и доволен жизнью. Кто-то танцевал, кто-то болтал, а кто-то уже откровенно лапал другого. - Ты готов? – Честер внимательно взглянул на партнера. - Да, – Шинода выглядел уверенным и ни чуть не смущенным тем, что ему сейчас предстояло сделать. - Тогда пошли, – Бэнингтон вновь схватил мужчину за руку и повел его в сторону темного, подсвеченного лишь слегка, коридора. Там было тихо, относительно тихо по сравнению с общим залом. Тишину нарушали лишь громкие и не очень стоны, влажные, не пристойные звуки и скрип кожи. - О мой бог, – выдохнул Майк, когда Чес повел его дальше, вглубь. - Да, это святая святых, – выдохнул Бэнингтон. В его штанах становилось все теснее, возбуждение, секс и запах спермы, весь этот коктейль, словно смог над Лондоном, сейчас висел в этом помещении. - Что дальше? – Честер прижался спиной к стене и посмотрел на растерянного Шиноду. – Надо делать что-то дальше. - Кого-то ищете, может быть третьего? – накаченный, голый парень подошел к ним, вынырнув словно из самого воздуха. - Нет, – грубо ответил Майк и, прижавшись к Честеру, поцеловал его. Второй раз за сегодняшний день. - Как хотите, – хмыкнул незнакомец и отошел от них. Парни его уже не слышали. Майк сминал рот Честера, проталкивая свой язык как можно глубже, словно пытаясь доказать, что он мужик, а не девка, натурал, черт бы его побрал - Мммайк, – Чес еле отодрал от себя сошедшего с ума федерала. - Прости…но ты так чертовски привлекательно выглядишь в этом освящении, – Шинода положил свою ладонь на пах Бэнингтона, сжимая его, начиная мять через ткань джинс. - Блядь…ты понимаешь, что ты творишь? – Честер размяк, сильнее хватаясь за майку на плечах партнера, боясь, что колени сейчас подогнуться и он просто рухнет от удовольствия на пол. - Не особо, но мне нравится, – резко опуская на колени, расстегивая на Честере штаны, видимо боясь передумать или, что передумает напарник. Чес громко закричал, когда Шинода взял его сразу и на всю длину. Это было до умопомрачения хорошо, так хорошо, что долго коп не выдержал, кончая Шиноде в глотку, хватая того за волосы и просто насаживая на себя, не желая выходить из этого охренительного рта. - Думаю, что этого будет достаточно, – Майк стоял прижавшись к Честеру, и тоже тяжело дышал. – Если мы просчитали все верно, то этого хватит. - Нет, – резко выдохнул Бэнингтон, разворачиваясь к Майку спиной, упираясь руками в стену. - Честер… - Сделай это, если тебе не противно, то просто сделай. Я так хочу тебя. Какой-то бредовый вечер. Все шло совсем не так, как думали оба парня. Это животное желание, что витало воздухе, словно проникло в их кровь, заражая и возбуждая все сильнее и сильнее. Шинода прижался к Честеру и потерся своим пахом о голые ягодицы. - Я трахну тебя, детка, – зашипел японец, – ты будешь кричать подо мной. Какая пахабщина, но этот кареглазый парень, такой красивый и весь его, просто выносил ему мозг. Шинода рванул молнию на своих штанах, выдирая ее, но ему было все равно. Его член рвался наружу, ему хотелось прямо сейчас взять это тело, вломиться в узость задницы, что он и попытался сделать. - Смазка, Майки, – зашипел Бэнингтон, но даже не сделал попытки, чтобы вырваться из стального захвата своего напарника и любовника. - Потерпишь, – рыкнул тот, сплевывая себе на ладонь и размазывая по своему члену. И Честер понял, что да, он потерпит. Вытерпит все, что угодно, только бы это мужик сделал это с ним сейчас. Тут же в голове всплыли картины из сна. Он связанный, без возможности двинуться, только рот свободен и может лишь кричать, когда его дерут, как шлюху, как сейчас. - Майк! – лишь прогнуться, попытаться уйти от болезненного вторжения, но Шинода держал крепко, вколачиваясь все глубже, проникая дальше, выкрикивая что-то невразумительное, пошлое и в тоже время такое крышесносное, что Чес забывал о боли. Когда оба добрались до дома Честера, сил не было ни каких. Федерал рухнул рядом с любовником, обхватывая того поперек живота, прижимая к себе, почти тут же проваливаясь в сон. Честер лишь улыбнулся краешками губ и последовал за своим партнером. Он даже не заметил того, что странное ощущение слежки пропало. Ему было спокойно в объятиях этого мужчины.

Admin: Часть 3 Майк проснулся один. Прислушался. Тишина. Кое-как выскользнув из под пледа, которым был заботливо укрыт, он направился в ванную комнату хозяина квартиры. Это было не очень хорошо со стороны Шинода, но тот полазил по шкафчикам и, обнаружив новую зубную щетку, полотенце и приятый набор разной хрени для мытья, усмехнулся. Честер был еще той штучкой и явно следил за чистотой и ароматом своего тела. Отсутствие Бэнингтона ни сколько не смутило гостя, и он забрался под струи сначала холодной, а потом и горячей воды. Контрастный душ должен был помочь привести в норму и разложить по полочкам все то, что произошло вчера вечером меж ним и этим молодым копом. Ни чего подозрительного после их «операции» не случилось, и Майк чувствовал себя вполне сносно, только не хватало кофеина, но и это было легко добываемо. Пройдя на кухню, обвязав бедра полотенцем, он обнаружил кофейник полный кофе: «Выпей меня», гласила на нем надпись. На холодильнике, куда сунулся было федерал, была еще одна записка: «Там пусто». - Придурок, – усмехнулся Шинода и принялся за поиски кружки, та обнаружилась в одном из висящих на стене шкафчиков. - Смотрю, ты уже тут как дома, – раздался наглый голос Чеса. - Да вот, не скучаю, – Майк отсалютировал ему чашкой с божественным, по его мнению, напитком и улыбнулся. - Принес пожрать. Проснулся раньше и решил тебя не будить. Подумал, что ты в одиночку тут не плохо справишься, как вижу, не ошибся, – стрельнув глазками на бедра в полотенце. - Угу. Иголку в стоге сена, а не только полотенце и зубную щетку, найти могу, – хмыкнул Шинода и отставив в сторону чашку вальяжной походкой подошел к хозяину дома, забирая из его рук пакеты с продуктами и откладывая их тоже в сторону. – То, что было вчера…Я могу рассчитывать на продолжение? - Смотря, что ты имеешь ввиду, – развязно спросил Бэнингтон, но тут же был прижат своим чудесным задом к столешнице и атакован губами Майка. Тот не разбрасывался на ласки, просто выжирал душу Честера через его же рот. - Я имею ввиду именно это, – прошептал федерал любовнику на ухо, чуть прикусывая мочку. – Ты не против? - Совсем нет, – простонал Чес и принялся стаскивать майку через голову. Спустя полчаса, затраханый и довольный Бэнингтон возлежал на столе, на его груди, меж разведенных бедер лежал такой же довольный Шинода. - Ты горяч. - Я знаю, – Чес поглаживал федерала по спине, лениво водя кончиками пальцев. - Надо собираться. - Только сначала, снова, в душ. - По отдельности, – прошептал Майк. - Почему? – Честер удивленно приподнялся, опираясь на локти и взглянул на своего парня. Шинода чуть двинул бедрами и Бэнингтон почувствовал, что тот вновь в полной боевой готовности. - Ты все равно внутри, – простонал коп. – Сделай меня еще раз, – обхватывая ногами, начиная чуть подвиливать задом, заставляя Шиноду издавать какие-то непонятные рычащие звуки, заставляя двигаться внутри все резче и быстрее. - Сучка. - О, да – простонал Честер и оставил отметины от своих ногтей на плечах любовника, прогибаясь в спине, кончая второй раз за это утро. В отделение оба появились ближе к обеду. Феникс, один из друзей Честера, улыбнулся себе в рыжую, густую бороду, когда заметил взгляд, которым федерал оглаживает зад копа. - Уложил его в постель? – подходя ближе, чем следовало, что вызвало ревностный рык со стороны федерала. - Угу, – ни чуть не волнуясь по этому поводу. – Он тот еще кабель. - Я думал, что федералы пришлют натурала. - А он и был таковым, – хихикнул Бэнингтон, – до вчерашнего вечера. - Быстр же ты. Они бы еще поговорили, но раздался зычный голос начальства, и Честеру пришлось прошагать в кабинет шефа, чтобы в очередной раз выслушать все то, что он думает о работе и умственных способностях своих подчиненных. Разгром был закончен через полчаса. Еще через двадцать минут позвонили и сообщили о новом найденном трупе, не далеко от клуба, в котором вчера так легко начались отношения меж Шинодой и Честером. - Но…я не понимаю, – мямлил Бэнингтон. – Получается, что вся наша теория не стоила и гроша. - Поехали, потом с этим разберемся, – Майк и сам был мрачнее тучи. Действительно выходило все так, что они с Честером крупно просчитались и сейчас кто-то другой расплатился за их ошибку. Тело нашли в одной из подворотен, не далеко от запасного выхода заведения. С утра ни кто не стал убираться в клубе, так как знали, что хозяин в отъезде и уборку помещения можно было оставить на послеобеденное время. Именно по этому, труп обнаружили только сейчас. Хан был уже на месте и радостно ковырялся в том, что когда то было человеком. - Тот же подчерк? – спросил Чес, приближаясь к штатному врачу. - Да, схема та же. Только одно но - у этого парня не было секса этой ночью, вот это меня и смущает. Похоже, что наш убийца имеет подражателя. - Это совсем не хорошо, – пробубнил Майк. – Это просто очень не хорошо, – отходя в сторону и набирая номер своего отделения, в желании побыстрее уведомить своего шефа о том, что только что сообщил им пат.анатом. - Майк, – Честер отвел того в сторону, держась за его локоть, словно за спасательную соломинку. – Ты не узнаешь этого парня? - А должен? – Шинода отрубил свой телефон, решив, что сначала лучше выслушает напарника. - Это тот самый, он предлагал нам себя в качестве третьего. Федерал просто сорвался с места, протащив прицепившегося к нему Чеса пару метро на своем локте. Он отодвинул Джо в сторону и витиевато выругался, понимая, что Бэнингтон прав. - Что, черт возьми, тут происходит? – и, обернувшись к Честеру: – Нам надо поговорить, срочно. Наедине, – заметив, как Хан навострил свои ушки, с интересом поглядывая на этих двоих. Этот морговский маньяк любил сплетни, хоть и предпочитал общаться и работать с мертвыми телами, а не с живым материалом. Отчет о вскрытии был готов несколькими часами позже, но он бесполезной грудой бумаг лежал перед двумя парнями, которые сверлили друг друга взглядами, боясь начать чертов разговор, к которому они так стремились последние часы, но все неудачно. - Мне страшно, – ну вот, Честер признался в этом не только себе, но и своему любовнику. - Ну…я типа рядом, – неуверенно пробормотал Шинода. - Ты тоже боишься, – взвился Бэнингтон. – Боишься, по этому, и в глаза мне посмотреть не можешь. Мы уже битых два часа сидим у меня дома, а ты, мать твою, даже ни разу ко мне не притронулся. - Черт, Чес, это не так, ты же понимаешь… - Да понимаю я все, – перебил его Бэнингтон, – тебе просто жаль своей шкуры. - Да, жаль! – взревел Шинода и поднялся со своего стула, подлетая к любовнику. – Но больше всего я сейчас переживаю за тебя. Если я что-то сделаю не так, то следующим можешь оказаться ты. - Или ты, – прошептал коп и уткнулся лбом в плечо напарника. – Обними меня, пожалуйста. Майк не мог сопротивляться, он вообще не понимал, как последние несколько часов не затащил Бэнингтона в койку и не доказал ему то, что он рядом и ему по фиг, что какой-то маньяк приканчивает всех любовников этого потрясающего парня. - Думаешь, что это сделал наш парень? - Думаю да, – прошептал Чес, все так же не отлипая от плеча Шиноды. - Но, подчерк не его. - Его. Ведь все сходиться. Это тот, кто был бы со мной вчера, если бы не было тебя, а так как мы с тобой ночевали вместе, он не смог грохнуть тебя. - Значит… - Тебе нельзя оставаться в одиночестве. - Ну, не могу же я попросить у своих охрану для себя же? Как я им это объясню? - Я могу быть твоей охраной, – неуверенно глядя в глаза Майку. – Ты можешь переехать ко мне на время следствия и вообще. - И вообще? – улыбнулся японец, прижимая Чеса к себе еще ближе. - Да, и вообще, – неуверенно целуя мужчину в губы. - Мне надо сгонять домой, взять вещи. - Я поеду с тобой. - Не волнуйся, он не нападет средь бело дня. - Уже вечер, Майк, – спокойно ответил Честер. – И не спорь, я еду с тобой и точка. Федерал лишь улыбнулся, направляясь в прихожую. - Как ты скажешь. Квартира у Майка был намного лучше, чем у Честера и тот вдруг резко ощутил разницу между работой в полиции и в ФБР. - Курто живешь, чувак. Надо было идти в федералы. - Надо было, – усмехнулся Шинода и скрылся за дверью, видимо ведущей в спальню. – Я быстро. Бэнингтон прошелся по гостиной, посидел немного на диване, потом поднялся и подошел к полкам, на которых стояли какие-то фотографии, но не на одной не было Майка, потом просмотрел его коллекцию музыки, удивляясь тому, что этот парень слушал в основном либо рэп, либо классику. - Смешной, – констатировал Чес, пока его взгляд не зацепился за одну из рамок, что стояла поодаль, почти в самом углу полки, над музыкальным центром. При ближайшем рассмотрении это оказался сам Шинода, он сиял, словно начищенная лампа, а в руках держал рамку, в которой было награждение за первое место в художественном конкурсе. Надпись под фото гласила следующее: Майкл Кенжи Шинода. Нью-Йорк и датировалось прошлым годом. - Кенжи, – напрягся Честер, что-то странное было во втором имени его любовника. В комнате, где был Майк, громко грохнуло и Чес быстро поставил фото на место, садясь на диван, но сердце билось, как сумасшедшее. Минутой позже появился и сам хозяин квартиры. - Ну что, поехали? – лучезарно улыбаясь. - Да…да, конечно, – Чес выдавил из себя улыбку, заикаясь. - Что-то случилось? – японец выглядел не на шутку встревоженным. Он осмотрелся по сторонам, пытаясь понять, что так могло напугать друга. - Нет, все в порядке, – Честер двинулся к выходу. – Пошли? Бэнингтон уже был в дверях, не замечая того, как Майк цепким взглядом окинул свои владения, задерживаясь на той самой фотографии, которую несколько минут назад держал в руках Честер. Улыбнувшись своим мыслям, Шинода направился за любовником. В машине ехали молча. Честер сосредоточено смотрел в окно и пытался понять, что происходит? Но в голове не укладывалось ни чего, потому что он не мог вспомнить, с чем именно связано имя Кенжи. - Чес, – Майк тронул его за плечо и тот аж подпрыгнул на месте. – Мы приехали, парень. Ты точно в порядке? Бэнингтон лишь кивнул и вышел из машины. Идея о том, что Майк поживет у него какое-то время, уже не казалась такой притягательной. - Я устал, – выворачиваясь из объятий напарника, как только оба зашли в спальню. - Утром ты был куда сговорчивее. - Я позвал тебя не для того, чтобы мы трахались сутками напролет, – огрызнулся Чес и захлопнул за собой дверь в ванную. - А зачем тогда? – ухмыльнулся Майк, он не собирался сдаваться так просто. Включив воду в душевой кабине, Бэнингтон достал из задних карманов джинс телефон и набрал Феникса. - Фе, мне нужна твоя помощь. - Конечно, чувак, – раздался жизнерадостный голос сослуживца. – Что-то не так с твоим красавчиком - федералом? - Не знаю. По этому, и звоню тебе. Узнай все, что можешь на него. Полное имя Майкл Кенжи Шинода. - Кенжи? – удивленно на том конце. – А это не ник того художник, что нам с тобой эскизы делал в сетке? По-моему, он выходил именно под таким вот именем. - Дэйв, ты просто умница. Я перезвоню тебе, – захлопывая крышку телефона. Точно, именно оттуда он и знает это имя. Нет, Кенжи достаточно распространено в сети, ник то симпатичный, в принципе. Но не много ли совпадений? Майк прижал его к стене, как только он вышел из ванной. Жаркий рот прижался к его, но как бы Честер не сопротивлялся, тело сдалось на волю победителю и вот он уже жарко отвечал на ласки своего странного напарника. Страх и возбуждение, все слилось воедино. Стоило только подумать о том, что Майк мог оказаться именно тем самым маньяком, как хотелось бежать без оглядки, но эта животная страсть, что возникала меж ними, заставляла Честера капитулировать под этими прикосновениями, укусами, поцелуями, ласками и этим членом, который пришелся по душе его заднице. У Бэнингтона создавалось впечатление, что он создан, заточен именно под Майка, под его руки и губы, под все его тело. Они были едиными в своей страсти организмом и это пугало еще больше. - Что-нибудь узнал о том парне, что в сети размещает рисунки? – лениво покуривая, лежа в постели. Они перебрались туда совсем не давно. Наверное, после второго раза, как Майк просто поставил Честера «раком» на ковре и отымел его еще раз. - Да, – усмехнулся Майк. Желание обладать этим парнем было нестерпимо, и вновь давало о себе знать. Это уже был четвертый стояк за этот вечер, да? - И что? - А зачем далеко ходить? – Майк навалился на копа, раздвигая ему ноги, закидывая их себе на плечи, входя на полную длину. - Шинода, – тихое шипение, Чес поморщился от боли в растраханом анусе, но Майка было не остановить. Он принялся размашисто работать бедрами, иногда целуя Чеса в икру, туда, где виднелась одна из множеств татуировок. - Эту я рисовал специально для тебя. Я нашел твое фото на одном из форумов, – усмехнулся федерал, продолжая вколачивать себя дальше, при этом голос его был совершенно спокойный. - Что? – Честер думал, что понимает не правильно. Мысли вообще ускользали из его сознания, хотелось лишь кончить или, чтобы вот это все продолжалось вечно. То, как Майк двигался, как менял угол и силу толчков, как он подрачивал член самого Чеса в такт ударам своего члена о простату Бэнингтона. - Солдат. Для тебя, – наклоняясь и слизывая капельки пота над верхней губой своего напарника, вновь прошептал Майк. Потом он наклонился ниже, словно складывая копа пополам, ухватился за его плечи. - Карпы, символ гармонии, мужественности, отваги и упорства в Японии. Они были созданы тоже для тебя, Честер. Мне продолжать или ты и сам все поймешь? Бэнингтон дернулся пару раз, страх в его глазах и смех в глазах напротив. Мир взорвался красочными рисунками под веками, миллионами игл в мозгу и невероятной силой оргазмом, прокатившимся волной по всему телу. - Потом были драконы, – Майк лежал рядом и гладил Чеса по груди и животу. – Я не думал, что они тебе понравятся, я вообще закинул их в твой ящик просто так, даже не от своего имени. Почти все, что есть на твоем теле - принадлежит моей кисти. Ты очень красивый и дорогой холст, Чести. Бэнингтон хотел бы пошевелиться, но просто не мог. Его тело исчерпало на сегодня все ресурсы и запасы энергии, теперь он мог только вымотанным тюком лежать на постели рядом с этим маньяком и тупо смотреть в потолок, потому что даже голову повернуть было очень сложно. – Но я ни кого не убивал, если ты думаешь именно об этом, – прошептал ему Шинода на ухо. Это было последнее, что Честер услышал, перед тем, как провалиться в странное забытье, совсем не похожее на сон.

Admin: Часть 4 Честер проснулся в кольце сильных рук. Майк еще спал, уткнувшись носом ему в шею, от его теплого дыхание не реальная волна нежности прокатилась по телу Чеса. Бэнингтон попытался аккуратно высвободиться, но Шинода заворочался, приоткрывая свои глаза. - Чес, уже пора вставать? – сонно проговорил он. - Нет, еще рано. Я просто хотел в душ, а ты спи. - Хорошо, – пробубнил Майк, вновь засыпая, притягивая Честера к себе еще ближе. - Отпусти меня, приятель, – зашептал Бэнингтон, высвобождаясь из объятий любовника. - Никогда, – промямлил Майк, обнимая вместо вставшего Честера его подушку, вдыхая аромат любимого парня, блаженно жмурясь, проваливаясь в глубокий сон окончательно. Японец просыпался с неохотой. Ему было хорошо, он купался в неге. Протянув руку и нащупав свой телефон, Майк обнаружил, что уже за полдень. Честера ни где не было видно, но Шиноду это не смутило. Так же на дисплее мигало сообщение о пропущенном звонке и смс от Джо Хана. - Что нашел этот маньяк, что звонил мне аж в семь утра? – пробурчал федерал и перезвонил пат.анатому, Джозеф не ответил на вызов. Чертыхнувшись, Майк направился в душ, чувствуя себя в квартире любовника, как дома. Сам хозяин жилплощади нашелся на кухне в странном задумчивом состоянии. Чес сжимал в ладонях кружку с кофе и смотрел куда-то внутрь себя, казалось, он вообще сейчас не в этой реальности. - Почему ты меня не разбудил? – Майк почесал влажный затылок, прежде чем подойти и поцеловать своего парня. - Ты спал, – лаконично ответил Бэнингтон, не уворачиваясь, но и не отвечая на поцелуй. - Тебе вчера было так плохо со мной? - Нет. Ты просто идеален для меня, – усмехнулся Честер. – На какое-то мгновение я поверил в то, что ты убийца. Я испугался за себя. Испугался тебя. - Меня надо боятся, – вытаскивая из пальцев кружку с остывшим уже кофе, – но только не тебе. Тебе Джо не звонил? - Нет, – удивленно глядя на Майка. – А должен был? - Надо бы к нему сгонять. - Я с тобой. - Как скажешь, крошка, – вновь целуя податливые губы, получая на этот раз ответ и тихий, протяжный стон. Толкнув дверь в морг, Майк громко крикнул, привлекая к себе внимание работника этого заведения. Но в ответ лишь тишина, Хана ни где не было видно. - Майки, – тихо прошептал Честер, обходя стол и смотря на мертвого мужчину. – Какого хрена тут произошло? Шинода подлетел к любовнику и как раз вовремя, у Бэнингтона началась истерика, а после он просто потерял сознание. - Столько крови, – шептал коп, когда пришел в себя. – Я ни когда не видел столько крови. - Ровно столько же, сколько и у предыдущих жертв, – Феникс стоял рядом с постелью своего товарища. – Вы подошли очень близко к нему и, видимо, Джо тоже что-то узнал. Он ни чего не оставил в голосовом сообщении? – поворачиваясь к стоящему у стены Шиноде. - Он вообще не оставлял голосового сообщения, – поморщился японец. Ему не нравился этот рыжий парень, ему не нравилось то, как он смотрел на Честера. – Просто был пропущенный вызов и смс, в которой Хан просил приехать для важного разговора. - Надо посмотреть камеры виедонаблюдения, кто-то же должен был видеть человека, который заходил в эту часть больницы, – нахмурился Фаррелл. - Я проверил - пленок нет, записи украдены. - Блядь, – Дэйв вышел, стараясь не шарахнуть со злости дверью. Хан хоть и был странноватым, но он был отличным парнем, а теперь его нет, что очень сильно огорчало не только Феникса. - У тебя что-то с ним было? – кивком головы указывая в сторону двери, за которой только что скрылся полицейский. - Нет, – Чес мягко улыбнулся. Он был бледен, под глазами залегли тени. – Он просто мой друг. Да и если бы он был геем, то скорее бы запал на тебя, у него слабость к азиатской внешности. - Правда? – с удивление, сжимая холодную ладонь Честера в своей. – Замерз? - Нет. Но, если ты ляжешь рядом, мне будет намного лучше, – Бэнингтон невинно улыбнулся, хотя в глазах играла похоть. - Если я лягу рядом, то трахну тебя, потому что сейчас, когда ты вот такой вот беспомощный, ты чертовски соблазнителен. - Ты думаешь только о сексе, Шинода. - Конечно, – улыбнулся тот в ответ. – Я могу думать только о сексе с тобой, – присаживаясь рядом, целуя в лоб. – Кажется, я влюбился в тебя, малыш. - Только кажется? – внимательно глядя в темные, шоколадные глаза. - Уверен, – прошептал Майк, улыбаясь грустно, но открыто. - Это хорошо, – довольно выдохнул Чес, закрывая глаза. Усталость и нервный срыв отступали, но наваливался сон. – Я тебя тоже, – пробубнил Честер, окончательно засыпая. Ему было спокойно, он знал, что больше не одинок. Майк поднялся и вышел из палаты. Во всем происходящем было что-то странное и ему предстояло это выяснить, пока Бэнингтон поправляется и набирается сил. Осталась куча вопросов, и не думая больше ни о чем, Шинода быстрым шагом направился вниз, в морг. Там должно было быть что-то такое, из-за чего был убит врач. - Не понимаю, – Феникс стоял посреди комнаты, выложенной белым кафелем. – Почему его убили, что такое раскопал Джо и почему он звонил именно тебе? – посмотрев на вошедшего Майка. - Без понятия, – тот пожал плечами и направился к столу с документами. – Это должно быть в его папках. - Почему ты так думаешь? - Нутром чую, – ухмыляясь. - Федеральское чутье? – складывая руки на груди, смотря с насмешкой и неприязнью. - Что тебя не устраивает? – Майк тоже стал заводиться. - Ты ему не пара. - А ты значит можешь сделать его счастливым? - Он мой друг, – Дэйв напрягся, – не надо намекать на то, чего нет и в помине. - Я говорю прямо, а не намекаю, – огрызнулся Майк. - Просто…ты не понимаешь, – Дэйв запустил руку в бороду, дернув за нее, видимо пытаясь через мимолетную вспышку боли привести мысли в порядок. – Честер раним. У него и так было не сладкое детство и, если ты просто с ним играешь, то лучше откажись от него сейчас. Он дорог мне, Шинода. - Я люблю его, – спокойно ответил федерал и принялся вновь осматривать стол Хана. - Ты так спокойно об этом говоришь. - А что мне надо сделать, мистер Фаррелл? Выйти и прокричать об этом на всю улицу? Я могу, только вот это на хуй ни кому не надо, тем более Честеру. Я просто буду рядом, просто тихо любить его и баловать, а главное я не дам какому-то там придурку разрушить его жизнь, только из-за того, что ему не нравится с кем трахается Бэнингтон. - О чем ты говоришь? – Феникс не знал о том, что выяснили эти двое и сейчас цеплялся за нить разговора и новую информацию. - Я говорю о том, – поморщился Майк, – что…все жертвы оказались мимолетными любовниками Честера. Это выяснилось совсем не так давно. Но вот Хан просто не вписывается в общую картину, но сомнений нет - Джо был убит тем самым человеком, что убил тех парней до этого. - Вы ахуели? – завопил Дэвид. – Почему вы не доложили об этом начальству, что вы устроили? - Да ни чего. Мы решили приманить этого урода, пришли в клуб и…в общем я теперь живу с Честером. - Твою мать, вы два тупых ублюдка. Вы понимаете, что могли бы оказаться под прицелом этого мудака? - Мы этого и добивались, – тоже начал заводиться и повышать голос Майк. – Только вот почему-то все оказалось не так. - Ага и теперь у нас на руках мертвый пат.анатом, Честер на больничной койке, а ты, блядь, сам не знаешь, что ищешь, – огрызнулся Дэйв и вышел вон. На этот раз дверью он саданул сильно и громко. Майк хотел было выйти вслед за копом, но плюнул на это и вернулся к просмотру документов убитого врача. - Дело Честера? – удивленно глядя на файл в своих руках. – Зачем Хану нужно было дело Чеса? Шинода присел в кресло Хана и открыл папку. Честер Чарльз Бэнингтон, дата рождения, родители, старшая сестра. Шинода читал жадно, заглатывая информацию, пихая ее в свой мозг с удовольствием, понимая, что совсем не знает своего партнера. Мать – мертва. Отец – убит. Тогда же. Сестра – мертва. Дата смерти у всех одна и та же. Углубившись в чтение, до Шиноды стало доходить, что имел ввиду Феникс. На дом напали, женщинам просто перерезали глотки, мужчина скончался от удушья, но прежде ему нанесли ранения в грудь и живот, Честер выжил благодаря случайности. Убийцу нашли спустя несколько лет и именно ему принадлежал тот нож, которым сейчас совершались преступления. - Вот откуда у него порезы на груди. Тот человек не убил его, просто не успел. Федерал вновь пролистал дело Честера. Почему оно было у Хана, что хотел рассказать ему этот чокнутый человек, почему он звонил только ему, Майку? Столько вопросов и уже ни когда он не сможет услышать на них ответы, только если… Шинода вновь пролистал дело Бэнингтона…Бинго! Он сорвался с места и кинулся наверх, в отделение терапии. Он должен поговорить с Бэнингтоном, но как Майк и ожидал, любовника в постели уже не было. Набрав номер на своем сотовом, Шинода постоял секунду, подумал, а потом захлопнул крышку. Нет. С Честером он разберется сам. Кажется, он начал понимать, что происходит. Бэнингтон оказался дома. Он сидел за кухонным столом, вновь держа в руках чашку, на этот раз кофе был еще горячий, но Чес опять смотрел в сторону, даже не взглянув на Майка. Тот положил перед ним желтую папку с пометкой – Честер Бэнингтон. - Расскажи мне, – садясь напротив. - Он жил на соседней улице и был другом отца. Часто приходил к нам, они играли в покер, а я мешался под ногами, – морщась от фразы, видимо не раз слышанной от этих мужчин. – Мать говорила, чтобы я не лез к ним: «Не меша им Чарли. Видишь, взрослые заняты, Чарли. Иди в свою комнату и оставь отца в покое, Чарли», но они старше, мне было интересно, да и заниматься особо было не чем, – пожал коп плечами. – Потом, однажды, это человек пришел ко мне в комнату. Он сделал то, что сделал, но мне ни кто не поверил. Я плакал, умолял, чтобы родители спасли меня от него, но все было напрасно. Он приходил все чаще и чаще. По началу, было больно, а потом я даже начал получать удовольствие. Я был зол, что они не спасли меня от этого ублюдка, а кому-то говорить еще я боялся, мне казалось, что меня засмеют и тоже не поверят. Тогда я просто взял нож того человека. Он был военным и когда-то где-то там служил. Мне ни чего не стоило придти и взять этот нож. Правда, за него мне пришлось заплатить. Долго платить, потому что этот мудак думал, что я пришел к нему сам, по своей воле. Еще месяц я терпел унижения от него, его член в себе, руки, что лапали меня, готовили и раскрывали, то как он облизывал меня, – Честер поморщился. – А потом, – злая усмешка перекосила его лицо, делая каким-то безумным, – это было просто. Они спали, все было тихо безболезненно, наверное, – мягкий смешок. – Отца я ударил в грудь и пока резал глотку матери, тот пытался уползти, убежать. Мне пришлось задушить его. Сестра даже не пискнула. Самым сложным было порезать себя. Мне было страшно - вдруг я перестараюсь. - Было написано, что вас ограбили. - Да, – Чес кивнул, все так же не смотря на Шиноду. – Я подготовился и подкинул все это в дом того козла. - Ты ждал столько лет, чтобы его осудили? - Конечно, – наконец-то переводя взгляд на любовника. – Я не мог сдать его тут же. Это было бы подозрительно. - Ты прав, – Майк сделал пару шагов по направлению двери. - Стой где стоишь, Майк. Я не хотел делать тебе больно, но мне придется, ты же понимаешь. - Зачем ты убил Джозефа? - Он позвонил тебе, я отключил звук. Этот парень всегда был очень умным. Я перезвонил ему и спросил, что тот хотел и когда он отказался со мной говорить, до меня дошло, что Хан все понял, – отставляя чашку в сторону, медленно поднимаясь со своего места. – Ты спал. Я приехал к нему в морг, я знал, что он будет там один в такое-то раннее время. Когда я увидел свое дело на его столе, то сразу понял, что Джозеф догадался. Больной кореец, ему не стоило в это влезать. - Почему ты не забрал дело? – Шинода медленно отступал назад, пятясь от идущего к нему Честера. - Забыл, – пожал тот плечами, – я просто его забыл, Майк. - Семь ударов ножом. Ты ударил отца семь раз, Чес, – японец уперся спиной в стену и понял, что отступать дальше ему не куда. - Да, – кивнул тот, – но эта сука все еще была жива. Ты же понимаешь, что у меня не было выхода? - Помнишь, я говорил тебе, что маньяку помогает кто-то из наших? – Честер кивнул, залезая в карман куртки, доставая нож. – Я оказался прав во всем, – протягивая руку, поглаживая Бэнингтона по щеке. – Почему ты убивал их? Почему тебе казалось, что за тобой следят? Мимолетная лаская что-то всколыхнула в душе Бэнингтона. Он попятился, а потом достал из заднего кармана джинс листок, протягивая его Майку. - Где ты взял его? – разворачивая и смотря на рисунок. Свой рисунок. - Я нашел его в сети. Не ты один умеешь искать людей. Я хотел найти того, кто рисует для меня. А потом наткнулся на его. Я распечатал картинку, потому что жаждал, чтобы нарисованное на ней было правдой. И тут это дело, ты, секс с тобой. - Зачем ты убил того парня, которой предложил нам себя? - Он хотел быть с тобой, а я не мог ему этого позволить. - Он не хотел, Чести, – Шмнода мягко улыбнулся. Ему надо было что-то придумать, потому что он очень хорошо понимал то, что с ним сделает Бэнингтон, когда доберется до него, когда ему надоест говорить. - Хотел, – обиженно протянул Чес и закусил нижнюю губу. – Почему тебе понадобилось ковыряться в моем прошлом? Зачем ты все испортил? – вновь надвигаясь на Шиноду, приставляя нож к его горлу, надавливая сильнее, царапая нежную кожу. – Я хотел быть с тобой, а ты… - Честер, мы все еще можем быть вместе, – сглатывая, чувствуя теплую струйку крови, скатившуюся вниз под ворот рубашки. - Нет, – отрицательно качая головой, – не можем. Ты же понимаешь меня? - Не понимаю, – обхватывая Бэнингтона за талию, прижимая к себе, сильнее царапаясь о нож. – Чарли, мой маленький Чарли, я буду заботиться о тебе, любить тебя. Я ни когда не сделаю тебе больно, – рука дрогнула и Шинода прикусил губу - это было чертовски больно и, если Честер нажмет сильнее, то Майк попрощается с жизнью, но он не мог оставить этого парня в таком состоянии, одного и разбитого, со странным смешением честности и мыслями маньяка в голове. - Ты будешь со мной? – неуверенно протянул молодой парень, слегка расслабляясь в руках любовника, но все еще не убирая нож. - Конечно, я позабочусь о вас двоих, Чарли. Только перестань убивать, верни мне моего Честера. - Он тоже мой, – получилось по-детски капризно и Шинода мысленно поздравил себя с этой маленькой победой. - Я знаю, Чарли, что Честер это ты, что он тоже часть тебя. Только, ты свое сделал, отпусти его, ты отомстил, дай мне позаботиться о Честере, о тебе, что будет жить в нем, – японец был готов дать себе пинка за весь этот бред, что он нес, но он просто не знал, как еще разговаривать с любовником, который грохнул столько людей, только из-за того, что те доставили ему удовольствие, напоминая о том, что было в прошлом, о той боли, что ему причинили близкие и родные люди. - Ты обещаешь? - Я общею тебе. - Если ему станет плохо, я вернусь опять, ты же понимаешь? Я не отпущу его, он слаб без меня. - Со мной он сильный. Майку было страшно, страшно, что Честер, его Честер, навсегда останется вот таким вот – испуганным, загнанным в угол, со взглядом полным животного страха и ненависти к окружающим. Чес еще какое-то время смотрел, смотрел внимательно, а потом асел в руках Майка, нож со звоном упал на кафельный пол. Майк выдохнул с облегчением. Уложив любовника в кровать, федерал направился в ванную комнату, надо было найти аптечку и обработать порез на шее. Хорошо, что следов не останется. А еще надо было подумать о том, что делать теперь. Все встало на свои места. Стало понятно, как и когда Чес убивал, почему он это делал. Да в сущности это делал даже не он, а тот маленький мальчик, который перерезал свою семью из-за того, что был не понят и отвергнут. Шинода еще раз открыл дело Честера и посмотрел на фотографию молоденького, даже маленького Бэнингтона. Угловатый, с кудряшками, скобы на зубах, но улыбка была такой красивой, такой искренне, что в какой-то степени Майк понял того педофила. Честер был самой невинностью, его хотелось сразу и окончательно. Отложив папку в сторону, Майк достал свой блокнот, в котором он первый раз записывал что-то со слов Чеса, когда они поняли, что убивают тех, кто спал с копом. В блокноте не было ни единой записи, только рисунки Майка и Честера, откровенные рисунки, откровенные позы. Шинода задумчиво улыбнулся. Все не так уж и плохо. Внушить можно что угодно и кому угодно, главное делать все правильно, постепенно, вдумчиво, давить на те точки, на которые нужно и тогда результат не заставит себя долго ждать. Японец, федеральный агент, он не мог позволить Хану все испортить, оставалось только убедить Честера в том, что тот убил Джозефа. Это получилось. Майк криво усмехнулся, вновь бросая взгляд на свой блокнот, на тот рисунок, где Честер извивался в его объятиях. Утром следующего дня оба мужчины положили заявления об отставке на столы своих начальников. Честер продал свою квартиру, Шинода свою. Через месяц обоих не было в этой части страны. Убийства соответственно прекратились, что удивило всех, кроме Феникса. Рыжебородый мужчина стал о чем-то догадываться, но так как пострадавших больше не было, он решил не ковырять эту историю, которая пахла действительно дурно. Про Честера и Майка, Дэвид больше ни когда не слышал. - Честер? – Майк обнял любовника со спины. - Ммм? – вяло протянул тот. - Я люблю тебя, ты же знаешь об этом? - Знаю, – мужчина довольно улыбнулся и откинул голову на плечо любовника, продолжая смотреть в даль, туда где соединялось голубое небо с таким же голубым морем. Приятный ветер ласкал лицо. - Пидары, – донеслось до них. Оба повернулись в сторону проходящего мимо парня, Майк сжал Чеса в объятиях сильнее. - Не надо, Чарли, успокойся. Мы же договорились и потом, я же рядом, – целуя в ушко. - Ты прав, – Бэнингтон вновь расслабился в объятиях любимого мужчины, безумие ушло из его взгляда, Честер вновь занял руководящую позицию в своей голове. Только Шинода проводил говорившего злым оскалом. Бывший федерал знал одно – завтра этого парня уже ни кто не найдет. - Пошли домой? – целуя в шею, прошептал японец. Ему надо было укатать Чеса, чтобы тот уснул крепко, тогда и можно будет убрать мешающее тело, которое не лестно отозвалось о его любимом.

Admin: Название:Вэйла Пэйринг:Майк/Честер Статус: закончен. Предупреждение:АУ и всякая такая фигня.Думал,что закончу его быстро,а он опять куда-то ушуршал.Хотелось все без драм,но видимо не обойдемся.Написан давно,продолжен пару дней назад,но так и не дописался,сорри.Бум ждать что они захотят в проде.Думаю,что через пару дней закончу точно 1. Еще в детстве Майк заметил, что, если он хотел понравиться кому-либо, то этот человек не мог перед ним устоять. Учитель, что готов был вызвать его родителей вдруг ставил лучшие отметки и просто забывал о промахах Шиноды на своих уроках, одноклассник, что только пару уроков назад хотел врезать ему за школой в назидание другим, становился просто потрясающим другом и защитником, девушка, что не обращала внимание на его попытки стать чуть более близкими друзьями резко вспыхивала самыми положительными эмоциями и многое в таком духе. Майку все нравилось и его все устраивало, ему казалось, что наступили самые лучшие времена в его жизни и теперь он сможет получить все, что только пожелает. Так прошло несколько лет и Шинода полностью научился контролировать и направлять свой дар так, чтобы было хорошо ему самому. В тот момент он не задумывался о том, что испытывали люди, которыми он теперь так удачно манипулировал. Пока до него не дошел слух о том, что одна из девушек, так не удачно попавшая под влияние его чар, покончила собой. Шинода тогда многое переосмыслил. Конечно же не сразу, постепенно, но он свел на нет все свое влияние на людей. Эта история, в которой погиб человек, слишком сильно взволновала Майка, взращивая в нем ответственность и чувство вины. В тот вечер Майк стоял у бара, смотря на толпу танцующих людей. Шиноде было весело и хорошо. Уже около года он занимал один из лучших постов в компании занимающейся выпуском музыкального оборудования и при этом Майк достиг всех высот сам, не пытаясь вернуть свои способности. Да и последние месяцы ощущения чего то радостного, что только предстояло испытать не покидала молодого человека. Так что почти все знакомые и все друзья могли наблюдать обворожительную улыбку Шиноды и мерцание в его темных глазах. Майк стоял и улыбался, одной ногой отбивая ритм музыки, окидывая толпу взглядом на предмет развлечься на ночь, как вдруг он замер. Во круг словно притихли все звуки, Шинода отчетливо услышал стук собственного сердца, частый-частый, словно Майку было трудно дышать. Какой то аромат в накуренном помещении, где во едино сливались запахи алкоголя, сигаретного дыма, потных тел и разнообразных духов, промелькнуло что то неуловимое, будто дуновение свежего ветра. Майк чуть повернул голову, а потом и вовсе принялся ею крутить, пытаясь уловить аромат, определить его источник. Поставив бокал с недопитым коктейлем на стойку, парень двинулся за слабой нитью сводящего с ума запаха. Он шел меж сплетающимися в диком танце телами, вдоль столов, за которыми сидела молодежь и, выпивая очередную порцию алкоголя, весело смеялась над шутками и рассказами своих друзей. Вновь нырнув в танцующую толпу, Майк еще раз втянул аромат полной грудью и замер на месте. Все звуки во круг него стихли окончательно, люди пропали. Остался только он и тот, кто источал этот дивный запах. Напротив Шиноды, в паре метров от него, находился молодой человек, он прижимал к себе девушку и что то говорил ей на ухо, от его слов партнерша заливисто смеялась и прижималась к телу парня еще сильнее. Но тут, парень толи почувствовал взгляд Майка, толи просто обернулся, но он замер с открытым ртом, не обращая внимание, что его подружка дергает за руку и пытается вновь привлечь к себе внимание, в недоумении озираясь по сторонам, пытаясь понять, что же так привлекло внимание ее парня. А тот стоял и смотрел на Майка, не в силах отвернуться, разорвать зрительный контакт. Майк сделал шаг вперед и наваждение в глазах молодого человека исчезло. Он тряхнул головой и, повернувшись к своей девушке, что то быстро ей сказал, потащив затем к выходу. Тут же во круг Шиноды снова загрохотала музыка, люди обрели плоть и кровь, стробоскопы ослепляли и тысяча запахов ударила в нос, но не было больше того, который так интересовал Шиноду. Честер пришел в этот клуб по рекомендации своего друга. Бэнингтону очень хотелось отвести куда-нибудь свою девушку, порадовать ее, сделать ей приятное. На работе как раз выдали аванс и Чес решил не упускать возможности и пригласил Сэм на свидание в это заведение. И вот сейчас, когда казалось, что вечер будет просто прекрасным, а его продолжение у Честера дома светило словно маячок в конце темного туннеля, Чес волок свою возлюбленную к выходу, просто не в состоянии объяснить почему ему так важно уйти именно сейчас и куда было совершенно не важно. Его поразил взгляд того парня, его поразило ощущения, которые он испытал, когда повернулся и встретился с ним взглядами. Словно лавина эмоций, чувств, страхов и желаний разом затопили осознание и хотелось кричать, прыгать, бегать, спрятаться от всего мира или же выйти на встречу несущемуся на полной скорости грузовику. Столько всего за какие то мгновения психика Честера выдержать не могла. А Бэнингтон четко знал, что если они останутся в этом заведении, то парень станет словно наваждение, словно магнит для него. Честер сидел на кухне и грел замершие руки о кружку с дымящимся чаем, на против него сидел один из его близких друзей. - Так что произошло? Мне позвонила Сэм и сказала, что ты просто волоком утащил ее из клуба. - Я не мог там находиться, – тряхнул головой Бэнингтон и постарался взглянуть в глаза друга, но снова отвел взгляд в сторону. - Почему? – Бред подался чуть вперед, не поддельный интерес вспыхнувший в его глазах, ясно дал понять, что отговорками Честер не отделается. - Там был странный парень. - В таких клубах всегда есть странные парни, – пожал плечами Дэлсон. - Ты не понял, – Чес снова отрицательно замотал головой, еще больше стискивая в своих ладонях кружку, его уже заметно трясло. – Он стоял не далеко от нас и смотрел на меня. Я не понял, что это он, но взгляд чувствовал всеми фибрами души, а потом…потом, когда я повернулся к нему, во круг словно все пропало и время замерло. Был только он и я хотел подойти к нему, прижаться всем телом и больше ни когда его не отпускать. Я не знаю, что это было. Но как только он двинулся в мою сторону, меня будто отпустило, и я так испугался того, что почувствовал, что позорно сбежал. - А этот парень, как он смотрел на тебя? - Он? Так же, как и я. Он был ошарашен не меньше моего, а еще в его взгляде читался голод. - Голод? – не понял Бред. - Да, – кивнул Честер. – Голод. Словно я был самым желанным лакомством за всю его жизнь. - Ну, у тебя и сравнения, – рассмеялся Бред, но наткнувшись на злой взгляд карих глаз, замолк. 2. Следующая встреча Майка и Честера произошла в мегамолле. Опять, как и в клубе, Шинода ощутил аромат, но теперь уже знакомый, но все равно не менее желанный. Он шел по наитию, принюхиваясь и не обращая внимание на окрики друзей и на странные взгляды посетителей. Честера он заметил в одном из отделов с обувью. Не желая больше дать парню возможности сбежать, Майк решительно шагнул внутрь магазина и подошел к Бэнингтону почти в плотную. - Бери DC, не прогадаешь, – шепнул он, потому что был не уверен, что голос его сейчас не подведет. Честер вздрогнул и медленно обернулся. Ему с самого утра казалось, что сегодня опять случится что то странное и все органы чувств орали о том, чтобы он лучше остался дома и отложил покупку обуви хотя бы до завтра. Но здравый смысл говорил о том, что имен сегодня выходной, а завтра рабочий день и он опять ни черта не купит. Так что теперь Бэнингтон стоял и, словно кролик на удава, смотрел на Майка, который такой же ошарашенный, пялился на парня напротив себя. Когда странно наваждение прошло, Чес сделал шаг назад, а потом и вовсе выбежал из магазина. Ему было сложно и тяжело, он не мог понять, что с ним твориться и этот странный парень, который готов его сожрать одним только взглядом. А Майк так и стоял, беспомощно озираясь по сторонам и тупо глядя вслед убегающему, так ему необходимому, молодому человеку. Когда друзья Шиноды нашли его, то они потребовали полного рассказа о том, что твориться с Майком и почему Шинода выглядит так, словно весь смысл его жизнь только что стек, словно песок, сквозь пальцы. И Майк рассказал. Рассказал все с самого начало. С того момента, когда понял, что люди могут быть его, лишь только он взмахнет своими длинными ресницами. - Ну, а этот парень то что? – Роб ковырял вилкой в своей тарелке и пытался придти в себя от услышанного. - Сбежал. Опять. - Я бы тоже побегал бы от тебя, Майк. Ты хоть себя со стороны то видел? – начал Феникс, его второй близкий друг. – Ты словно зомби. Глаза стеклянные, движения скованные, словно у тебя не позвоночник, а какой-то прямой штырь в спине. - Странно все это, – задумчиво протянул Бордон и решительно поднялся из-за стола. – Нам надо еще купить подарок на помолвку Хану и Карен, так что, давайте выдвигаться из-за стола. Честер тем временем, просто вылетел из мола и помчался на стоянку, судорожно доставая ключи из кармана узких джинс и трясущимися руками пытаясь попасть в замочную скважину. Только внутри салона своего авто, Чес позволил себе слегка расслабиться. Он судорожно втянул в легкие воздух, который словно огненная волна обожгла легкие, а потом отпустила, он вцепился в руль, да так, что побелели костяшки пальцев…и разрыдался. Его эмоции дали сбой, он сам не понимал почему рыдает, но ему это было необходимо. Этот парень, уже второй раз за этот месяц, врывается в его жизнь, при это ставит все с ног на голову и ни как не хочет отпускать мысли Бэнингтона. Это было больно, это было не правильно, это было чувственно и именно то, что так давно не испытывал Бэнингтон – желанно. Он и сам толком не мог объяснить свои эмоции. Просто, Сэм больше не радовала и казалось какой-то пресной, вся та любовь, что была к ней оказалась лишь пылью, по сравнению с тем, что в одночасье стал испытывать Честер к этому парню, что теперь поселился в его мыслях и не хотел уходить. Друзья на перебой твердили, чтобы Честер перестал терзать себя и Саманту, Сэм же злилась и хлопала дверьми перед носом Честера, не отвечала на телефонные звонки, выкидывала присланные ей цветы, в общем, вела себя, как самая обычная обиженная женщина, желающая помучить своего мужчину, но не желающая его терять. 3. Третья встреча, которая все и решила по большому счету, состоялась на помолвке Джозефа Хана и Карен Бенедит. Майк сразу ощутил присутствие Честера, еще только на подъезде к дому своих друзей. Дэйв настороженно взглянул на Шиноду, а Роб лишь покачал головой. Этот день обещал быть трудным для всех. - Он здесь? – спросил Фаррелл. Майк смог лишь кивнуть, ища глазами желанного человека, лихорадочно соображая, что же сказать, чтобы вновь не потерять так необходимого ему парня. Этот аромат, что источал Честер, сводил с ума. Хотелось, чтобы человек, который может быть таким одурманивающим, принадлежал только ему, да он и должен был принадлежать только ему. Майк был в этом уверен на все сто. Поздравив друзей с помолвкой, Шинода вошел в дом, чтобы просто глотнуть холодной воды. Он знал, что Честер тут, но ни как не мог придумать причину или же подобрать правильные слова, чтобы с ним заговорить. Шинода так и стоял опиравшись на раковину, склонив голову на грудь и судорожно соображая, когда все эмоции завопили и одурманивающий аромат ворвался в помещение, словно ураганные ветра в открытое окно. Майк на ватных ногах обернулся не находя в себе силы поднять голову, чтобы убедиться в правильности своей догадки – в стеклянные дверях, ведущих в не большой сад, стоял Честер и, так же как и Майк, смотрел на него во все глаза, боясь сделать хоть одно движение, чтобы разрушить очарование и торжество этого момента. Что случилось потом, оба парня были не в состоянии объяснить. Только Честеру вдруг показалось, что он должен сейчас же подойти к этому молодом мужчине, что он должен прикоснуться к нему. А Майк больше не мог сдерживать свой контроль и впервые за долгое время отпустил себя, выпуская на волю всю свою силу, все свои эмоции, всю свою мощь, замечая как тряхонуло парня и, как появляется решительный настрой в его глазах. Но еще Шинода был уверен, что все, что сейчас происходило, было правильным и не было лишь полностью его, Майка, желанием. Что Честер должен был принадлежать ему, так было записано в одной из книг судеб, в которые Майк конечно же не верил, но очень страстно желал, чтобы так и оказалось. Они целовались с упоением и какой-то дикой страстью. Не было в их поцелуях нежности и любви. Было только всепоглощающее чувство собственности, желание заклеймить, поставить свои знаки, чтобы ни кто даже близко не подходил. Честер застонал, когда Шинода языком прошелся по его шее, страстно вылизывая солоноватую кожу, чуть прикусывая ее зубами, оставляя на ней яркие отметины. Руки Майка уже скользили под плотно обтягивающей торс парня футболкой. Шиноде было не удобно, и он подхватил Бэнингтона на руки, усаживая его на столешницу, вставая меж его разведенных ног и уже откидывая куда-то в сторону белую футболку, затем и свою. Чес царапал ногтями плечи и спину стоящего перед ним мужчины, наслаждаясь его чувственной и, в тоже время, агрессивной лаской, подставляя шею, грудь и лицо под шквал самых страстных и яростных поцелуев за всю свою жизнь. Из какого то подобия транса их вывел чей-то голос. Пытаясь сфокусировать взгляд на говорившем, Честер понял, что не хочет, чтобы Майк останавливался. Майк жаждал того же, по этому из его горла вырвалось непроизвольное рычание, когда их прервали. - Тут не место, – словно сквозь слой ваты долетали до них слова, которые ну ни как не хотели складываться в отельную фразу. – Слишком много народу, – Роб, а это был именно он вышел, прикрыв за собой дверь и кинув напоследок. – Я прослежу, чтобы сюда ни кто не зашел, но вам двоим надо привести себя в порядок. Только тут осознание всего обрушилось на Честера и Майка. Словно от огня они отскочили друг от друга. Точнее только Майка, Честер так и продолжал сидеть на столешнице растрепанный, полуголый, с алыми засосами на груди и шее, такой соблазнительный, что Майк застонал от не возможности сейчас прижать к себе этого парня и оттрахать его прямо тут. До конца вечера парни старались избегать встреч друг с другом, хотя оба прекрасно ощущали одни присутствие другого. 4. Этот день Шинода считал самым поганым за свою карьеру и просто черным в своем календаре. Встреча, которая так долго планировалась и подготовка к которой, шла почти полтора года, сорвалась, благо, что это произошло не по его, Шиноде, вине. Только легче от этого все равно не становилось. Следующая возможность предоставлялась только через три месяца. И это раздражало, потому что в случае заключения договора с компанией, Майк мог бы больше вообще не переживать за свою старость. Она была бы обеспечена не только ему, но и его правнукам. Так что именно сегодня Майк понял, что ненавидит людей так люто, что готов убивать прямо сейчас и прямо штабелями укладывать их не только в своем офисе, но и не улице. Еще не понятная тревога, словно кошка коготками, мягко царапала на уровне подсознания, не отпуская не на минуту и накатывая еще сильнее, только стоило о ней вспомнить. Это и еще несколько причин, дали Шиноде право считать 27 апреля самым худшим днем за всю его жизнь. Апогей всего настиг его дома. Уже рухнув на диван в гостиной с початой бутылкой коньяка, Шинода четко различил в тишине и полумраке своего дома голос Честера. Честер его звал. Майка передернуло от боли, что сквозила в каждой нотке и интонации этой галлюцинации и он сделал внушительный глоток прямо из бутылки. Но наваждение не ушло, и глюк повторился спустя минут 10. Сорвавшись с места и, кинувшись в прихожую, Шинода принялся судорожно искать мобильник в чреве своего кейса, а потом так же судорожно звонить Карен. - Алло? – удивленный голос девушки на том конце провода. - Привет. Я по делу, – выпалил Майк, сразу пресекая все попытки подруги начать разговор о предстоящей свадьбе и подготовке к ней. – Что это был за парень у вас с Джо на помолвке, такой худощавый, с татуировками в виде языков пламени на запястьях? - Это Честер, друг Джо. Я его толком не знаю. - Мне нужен его телефон, очень срочно, – Майк почти молил, девушка хотела было спросить зачем, но передумала. Карен и сама тогда не могла сказать почему. Ей вдруг показалось, что она просто обязана найти телефон Честера и отдать его номер Майку. - Записывай, – через минут 7 раздалось в трубке, – так, Честер Бэнингтон, – и девушка продиктовала номер. - Спасибо, дорогая. Ты спасла меня, – и, не дожидаясь ответа, Майк дал отбой. Он смотрел на бумажку с заветными цифрами в своей руке и все ни как не решался набрать их, когда вдруг тишину дома, оглушая и выводя из строя барабанные перепонки, прокатилось истошное МАЙК! и на этот раз Шинода был уверен, что это не галлюцинация. Набрав номер телефона, Майк прижал трубку к уху, но ответа так и не было. Длинные гудки и все. Шинода звонил снова и снова, но все было напрасно, на том конце явно не собирались ему отвечать. Отчаявшись и в сотый раз набирая повтор, Майк все же услышал характерный звучек подъема трубки и в динамик тяжело и часто задышали. - Честер? – неуверенно позвал Шинода. - Кто это? – глухим голосом спросил Бэнингтона, казалось, что слова давались ему с трудом. - Это Майк. Мы…познакомились на помолвке. - Я знал, что ты позвонишь. Я был уверен, – усталая улыбка в голосе. - С тобой все в порядке? Что случилось? - Не знаю…не могу понять. Тут было столько людей, потом выстрелы… - Честер? Какой адрес, где это находится? - Забери меня, Майк. Мне тут так страшно. - Адрес, – просто заорал Майк, судорожно записывая под диктовку. – Честер? Чес? – только вязкая тишина и звук льющейся воды. Бэнингтон был без сознание. Майк взвыл, словно раненый зверь. Он кинулся к выходу, по дороге к машине натягивая куртку и только в салоне своего авто замечая, что он без ботинок и даже не в домашних тапочках. Но сейчас это казалось такой мелочью, что, по большей части, не обратив на это внимание, Майк вырулил с подъездной дорожки своего дома и вдавил на педаль газа, сетуя на судьбу, что она не наделила его возможностью телепортироваться. Звук полицейской сирены ворвался в сознание Майка как то слишком резко и так же резко Майк нажал на тормоз, оставляя на мокром асфальте следы шин и чувствуя, как тачку слегка повело. - Ваши документы, – полицейский был явно зол, но увидев в каком состоянии Шинода поинтересовался: – Сэр, с вами все в порядке? Может, стоит вызвать скорую? - Мне нужно к клубу «Завеса», мой друг, он попал в беду. - Сейчас около этого клуба ведутся полицейский работы. Вас все равно туда не пустят. - Что там произошло? – Шинода напрягся. - Обычные разборки, – мужик пожал плечами. – Двое убитых, трое в больнице и семеро в участке до выяснения обстоятельств, – видя, как побледнел парень перед ним, полицейский слегка смягчился. – Ваш друг, как его имя? - Честер, – на автомате выпалил Майк, тупо смотря куда-то в одну точку. - Честер и? - Честер, просто Честер, – Майк с ненавистью и непониманием посмотрел на стоящего офицера. - Фамилия у вашего Честера есть? - Честер Бэнингтон. Мужчина отошел в сторону и по рации попросил пробить есть ли среди пострадавших после разборок в «Завесе» некий Честер Бэнингтон, через несколько минут он сказал Майку, что Бэнингтон доставлен в больницу с переломами ребер и ключицы, но ни чего страшного нет и отпустил явно расслабившегося Майка на все четыре стороны, не забыв при этом выписать штраф за превышение скорости. В больнице было суетно. Пострадавших везли именно сюда и сейчас, по прошествии некоторого времени, помимо работников госпиталя, собрались родственники и друзья пострадавших. - Честер Бэнингтон, могу я узнать в какой он палате? – Майк стоял у ресепшена. Мед сестра подняла взгляд и посмотрела на взъерошенного и взволновоного молодого человека. - Когда его доставили? – спросила она, оценивая стоит ли позвать кого-то из врачей, чтобы осмотрели стоящего на против парня. - Он доставлен вместе с тем, из клуба. - А, – понимающе кивнула она. Ваше имя. - Майкл Шинода, – удивленно глядя на женщину в белом. - Кем вы ему приходитесь? - Это так важно? – закипел Шинода. – Просто скажите в какой палате он лежит. - Молодой человек, – спокойно ответила та. – Посещения только для родственников, а вы кем ему приходитесь? - Я? – секундное раздумье и. – Мужем. - Мужем? – усмехаясь. – Ну ладно, муж, – пытаясь не засмеяться, – все с твоей женой в порядке, он в терапии. Пара ребер, ушибы. Ни чего серьезного. - Я могу его увидеть? - Почему же нет, если только свидетельство о вашем бракосочетании у тебя с собой, - Майк был готов застонать в голос от того разочарования, что его постигло, как только эта дамочка закончила свою речь, но та его остановила. – Я запишу, что ты его кузен, – заговорщицки подмигивая и кладя листок на котором был написан номер палаты. - Спасибо, – просиял японец и кинулся к лифту, ему необходимо было видеть Честера прямо сейчас. Чем ближе он подходил к палате, чем меньше становилось расстояние меж ним и заветной дверью, сердце в груди начинало колотиться все сильнее и сильнее, отбивая барабанную дробь о его ребра. Страх скатывался липким потом по спине, мысли в голове роились, словно пчелы у лье, шаги давались с трудом, тело отказывалось подчиняться. А потом что-то щелкнуло в груди, словно запуская некий механизм и Шинода, словно влетел в палату к Честеру. Бэнингтон был бледен, на лице было несколько синяков и ссадин, царапины на щеках, губы разбиты, сам он еле-еле дышал из-за болей в сломанных ребрах. - Они сказали, что еще чуть-чуть и ребро бы проткнуло легкое, – Чес открыл глаза и безошибочно взглянул в глаза Майку. – Что происходит? - Я не знаю, – Шинода присел на край постели. – Просто…было тихо, потом твой голос… - Да, – Бэнингтон слегка кивнул. – Я звал тебя и только тебя, но почему? Майк мягко улыбнулся и склонился над этим потрясающим парнем. От Честера сейчас пахло медикаментами, страхом и самым потрясающим, что когда-либо чувствовал Шинода. - Можно я поцелую тебя? - Я могу отказаться? – усмехнулся Честер и сам потянулся к лицу Майка, слегка хмурясь от накатившей боли в ребрах. Японец прошелся кончиком языка по губам Чеса, а потом раскрыл их языком и проник внутрь, застонал от наслаждения. В его сознание тут же хлынули боль Честера, его отчаянье, в котором он пребывал лежа на асфальте рядом с клубом, он слышал стук сердце Чеса, его неверную дробь, его панику. Легкий ареол, дымка, затопила расстояние меж их телами- палату окутал мягкий свет. - Майки, что происходит? - Тссс, – Шинода и сам не понимал, откуда он знает, но он делал то, что велели ему инстинкты. Честер под его ладонями начал расслабляться, его сознание затопило что-то теплое и нежное, боль уходила, Бэнингтон ощущал, как его кости становятся целыми, исчезают трещины, легкие наполняются воздухом не причиняя вреда, а мозг туманит от невиданного ранее наслаждения. - Я хочу забрать тебя отсюда, – прошептал Шинода. Он был слегка бледен, но улыбался тому, ради которого был готов отдать всего себя. Чес кивнул, глаза его были закрыты, а на губах блуждала странная, удивительно-нежная улыбка. Он лишь на секунду приоткрыл глаза, смотря в сторону уходящего Майка…на секунду ему показалось, что за спиной у Шиноды колыхнулись перламутровые крылья. Но это лишь на секунду, потом Чес тряхнул головой и увидел просто спину мужчины, который скрылся за дверью. - Я чувствую себя странно, – Честер сидел в квартире Майка. - Я знаю, – Шинода присел на корточки перед своим парнем. Он называл его своим, потому что был не готов отпустить это создание от себя далеко и на долго. - Что происходит? - Ты уже спрашивал, – поглаживая бедра будущего любовника. Шинода был готов выть от того чувства, что вызывает в нем этот хрупкий молодой человек. - Ты хочешь меня? – перехватывая ладони Майка, прижимая их своими к своим ногам. - Хочу, – прикусывая нижнюю губу, гадая, что ответит Бэнингтон. - Ты будешь со мной всегда? - Я бы хотел в это верить, – рассмеялся Майк и поднялся на ноги, перехватывая ладони Честера, уводя того в спальню. - Ты торопишь события, – при этом, не делая ни одной попытки, чтобы вырваться. – У меня еще столько вопросов, – падая спиной на кровать от легкого толчка ладоней Шиноды в его грудь. – На которые я хочу получить ответы, – выдыхая с тихим стоном, когда Майк лег сверху, раздвигая Бэнингтону ноги, трясь своим пахом о его, впиваясь жестким, собственническим поцелуем в такой податливый, красивый рот. Шинода мечтал о том, что он собирался сделать прямо сейчас, с того самого момента, как только впервые почувствовал этот сводящий с ума аромат, а когда увидел какое тело и какой красоты мордочка прилагалась к тому, что витало в воздухе, Майк вообще забыл как его звать, кто он и откуда. Первый стон и первый вскрик Честера, прокатились по позвоночнику японца сладостной дрожью, отзываясь в паху. И Майку пришлось взять себя в руки, в прямом смысле этого слова, чтобы не кончить в ту же минуту. - Мне больно, – шептал Чес, мечась по кровати, стараясь уйти от болезненного проникновения. Майк склонился над любовником, касаясь его губ своими, кладя ладонь на впалый живот, мягко, круговыми движениями поглаживая шелковистую кожу. И Честер громко, во все легкие вдохнул, чувствуя, как уходит боль и наслаждение затапливает сознание. Шинода улыбнулся, видя, как былой туман возбуждения вновь застилает темные, лучистые глаза, как блаженная улыбка появляется на красивом, точеном лице Бэнингтона. Майк вошел до конца, выгибаясь в спине, стараясь войти глубже, слыша мягкое, довольные урчание Честера под собой. - Двигайся, мне совсем не больно, – прошептал Чес и погладил любовника по плечу, мягко улыбаясь, смотря в серьезные, но полные желания глаза Шиноды. Японец кивнул и двинулся в обратную сторону, потом вновь вперед. Он подхватил Честера под бедра, словно надевая того на себя, начиная размашисто трахать, любить, обладать им, понимая, что больше ни когда и ни при каких обстоятельствах не сможет полюбить кого-то другого. - Честер, Честер, Честер, – как в бреду, шептал Майк, целуя тонкую шею, податливый рот, который принимал его, как и само тело Бэнингтона. – Мой Честер. - Твой, – шептал Чес, выгибаясь на встречи, вскидывая бедра, желая усилить трение внутри, принять глубже, удивляясь своей смелости, тому, как сладко отдаваться другому мужчине. Бэнингтон выгнулся дугой, царапая плечи любовника, выплескивая тугими, молочными струями меж их телами, сжимая Шиноду внутри, чувствуя, что Майк вот-вот кончит следом. Чес упал на матрас, дыша часто-часто, гладя своего парня по груди, иногда сжимая его соски, пока тот продолжал движения внутри, пытаясь достичь оргазма. Еще несколько фрикций и Шинода зарычал сквозь зубы, в тот же момент закричал Честер – на некоторое время лицо Майка изменилось, глаза из темных стали перламутровыми, переливаясь словно у стрекозы разными цевтами, за спиной всколыхнулись крылья, пара острых, словно бритва клыков сверкнули прямо перед лицом Честера и чувствительное царапанье показало Честеру острые, словно металлические когти на руках своего любовника. - Тшш, тихо, – Майк гладил бьющегося под ним Честера по бокам, бедрам, лицу, стараясь удержать его на месте. - Нет, отпусти. Кто ты такой, что ты такое? – рвался Бэнингтон, но сил после жаркого секса не было совсем, поэтому он вскоре сник, стараясь унять дрожь в теле, дрожь вызванную страхом. - Честер, это я, Майк. - Нет, – замотав отрицательно голов. – Ты все что угодно, но только не Майк. - Прости, я должен был предупредить тебя сразу. - Предупредить о чем? О том, что ты долбанный урод, какой-то там мутант, да? – Честеру все же удалось выбраться из-под Шиноды. - Честер, – Майк подтянулся за ускользающим любовником, но тот шарахнулся от него в сторону, нащупывая в слепую свою одежду, одеваясь так, чтобы Шинода был в его поле зрения. - Нет, не подходи и не прикасайся ко мне, – прошипел Бэнингтон. Ему было страшно и тошно от того, что он не понял всего сразу, что он влюбился и опять оказался в дураках. Почему ему так не везло, почему те, кто сводили его с ума, всегда оказывались не теми, за кого себя выдавали. - Я все объясню тебе, – Шинода сидел на кровати на коленях, опираясь о матрас руками. – Прошу тебя, только не уходи. Бэнингтон на секунду замер на месте, а потом просто вылетел, Майк лишь услышал, как хлопнула входная дверь, прежде чем упасть и свернуться калачиком на постели. Столько лет его дар был ему помощником, а сейчас он потерял за пару каких-то мгновений.

Admin: 5. Пролежав долгое время в постели, Шинода поднялся и направился в душ. Ему надо было хоть немного освежиться и подумать, что делать дальше. Он не собирался вот так вот просто отпускать от себя Честера, по этому надо было понять и составить план своих дальнейший действий. - Бред, это Майк. Ты не мог бы приехать ко мне? – Шинода стоял в одном полотенце посреди комнаты, вытирая вторым голову. – Да, это срочно. Для меня очень срочно. Нажав отбой и кинув в сторону мокрое полотенце, японец подошел к шкафу, надо было одеться к приходу друга, да и приготовить что-нибудь пожрать. - Надеюсь, это и правда что-то серьезно, иначе я тебя просто убью, – Дэлсон вошел в дом Майка и раздевшись отправился прямиком на кухню, откуда доносился восхитительных звук еды. – Ты всегда потрясающе готовил, чувак, – усаживаясь за стол и расстилая на коленях салфетку. –За твою стряпню, я готов тебе простить если не всё, то многое, – и громко заржав он взял в руки нож и вилку, показывая всем своим видом, что готов вкушать все радости стряпни Майка. - Именно по этому я приготовил сегодня все самое твое любимое. Надо же мне было как-то тебя заманить сюда, пташка. - Ээээй, – одернул его Бред, – только не говори, что твой чудо мальчик дал тебе отставку и ты вдруг понял, что я любовь всей твоей жизни. Потому что я в это не поверю ни когда и ни за что! - Он, правда, ушел от меня. - Да ладно? – Бред выглядел удивленным. – Если то, что я слышал от Роба не ложь, то этот мальчик должен был просто умолять тебя, чтобы ты был с ним и побольше чем на один трах. - Я…давай ты сначала поешь, а потом я расскажу тебе в чем конкретно дело, – Шинода неуверенно улыбнулся, теребя в руках кухонное полотенце. - Что-то серьезное? – Дэлсон отложил в сторону вилку и нож, отодвинул тарелку. – Садись, Майк, и рассказывай в чем дело, а то мне теперь кусок в горло не полезет. - Он тебе не полезет вообще, когда я тебе все расскажу. Так что утоли сначала голод, а потом уж любопытство. - Заебал, Шинода, – Дэлсон скорчил недовольную мину. – Давай колись уже. - Хорошо, – резко выдохнул японец и сел на против друга. – Ты когда-нибудь верил в разную там мифологическую чушь и все в таком духе? - Не совсем понимаю, что именно ты имеешь ввиду. - Ну, – Шинода потер шею. – Ты веришь, например, в то, что сфинкс реальное существо, что есть такие создания, как вампиры? - Ты ёбнулся, да? – сочувственно глядя в раскосые глаза. – Тебя так сильно зацепило, что он тебя бросил? - Мудак, – не зло выругался Майк, понимая, что, то, что он говорит и правда звучит немного странно, если не сказать сумасшедшее. – Хорошо, попробуем по другому. Ты можешь сейчас сказать то, что мне надо будет услышать? - Конечно, о чем речь, приятель, – Дэлсон улыбнулся, показывая, что он готов на все ради дружбы. - Тогда, мне нужно, чтобы ты мне сказал о том, даже если ты в это не веришь, просто поверь, что мне нужно это услышать, что Честер был со мной только из-за минутной прихоти, что он трахается со всеми подряд и сейчас, возможно, его ебет кто-то еще, получше меня или даже по хуже, не суть важно. - Нахуя тебе это? – опешил Брэдли. - Просто надо, поверь мне. И мне надо, чтобы ты говорил это уверенно, словно это на самом деле правда. - Ну…хорошо, – неуверенно протянул собеседник и на минуту задумался. – Ладно. Честер Бэнингтон, из того, что я успел о нем узнать, достаточно строптивая сучка, да-да, не смотри так злобно. Мне рассказывали, что он ложиться в постель со всеми, так что совершенно не удивительно, что он запал и на тебя. Говорят, что ему вообще плевать, только бы член в заднице, да побольше. Так что не переживай, Майки, я вообще не удивлюсь, если он сейчас виляет своим хвостом перед кем-то другим. Он быстр на такие вот решения… Бред говорил все это и смотрел перед собой, ему было стыдно перед Шинодой. - Заткнись, – тихий, шелестящий, опасный шепот разлился по всей кухни. – Ты не смеешь так о нем говорить. Дэлсон хотел было высказать другу, что тот сам попросил его об этом, но слова застряли в горле, как только он поднял и перевел свой взгляд на приятеля. На месте Шиноды стояло нечто и это нечто было сейчас весьма опасным, судя по тому, как раздувались крылья носа, какая злоба притаилась в уголках губ Майка. Майка? Бред дернулся, пытаясь встать со своего места, но тело словно окаменело, налилось тяжестью, не давая пошевелить и мизинцем на ноге. - Я спрашивал тебе, веришь ты или нет, но ты только высмеял меня, – Шинода мягко скользнул к другу. – Я не хотел тебя пугать, просто, если я не разозлюсь я так и остаюсь в нормальном человеческом облике. Мне надо было, чтобы ты понял все правильно и не посчитал меня сумасшедшим. - Психом я сейчас считаю себя. Потому что сижу на кухне лучшего друга и вместо него, друга в смысле, я вижу перед собой какое-то странное существо, которое почему-то похоже на моего друга. Так, бля, я запутался. Что происходит, а? Майк отвернулся, крылья трепыхавшиеся за его спиной начали таять, растворяясь воздухе и вот перед Дэлсоном была обычная спина Шинода. Японец повернулся и Бред заметил, как исчезают под губами длинные белые клыки, но двинуться парень с места все равно так и не смог. - Я должен с тобой поговорить, прости, что мне приходиться удерживать тебя силой. Я просто боюсь, что ты сбежишь, как и Честер. - Он увидел тебя таким? – слегка хриплым от пережитого спросил Бред. - Да. Я не думал, что это случиться, когда я буду в нем, с ним, – Майк покраснел и Дэлсон слегка расслабился. Все-таки это был его Шинода, бедовый друг и отличный товарищ. - Отпусти меня, Майк, я обещаю, что ни куда не уйду, пока ты мне все не расскажешь. - Точно? – неуверенно. - Клянусь тебе. А теперь отпусти меня, я хочу жрать. Ты же знаешь, что от волнения я всегда хочу есть. Майк кивнул и неуверенно улыбнулся, в тот же момент Бред почувствовал свое тело снова своим. Он шевельнул рукой, кончиками пальцев, повертел шеей и остался доволен. - Так в чем прикол, ты вообще кто такой то? – начиная есть и внимательно глядя на друга, готовясь к тому, что должен был услышать, хоть и понимал, что все прозвучавшее будет, как в поганом фильме фантастики или фэнтази. - Мои родители говорили мне, что когда-то, в каком-то далеком поколении моих японских предков было странное существо. По подсчетам старейшин в нашем поколении должна была родиться девочка со способностями того существа. - И что это за существо? - Херь какая-то, я толком и названия то не помню, – Шинода уселся на против друга. – Просто фишка в том, что девочки в моей семье так не родились, а только я и Джейсон. В общем, к нам приглядывались долго, но потом всех отпустило, типа все в порядке, дети нормальные, кроме того, что полукровки. Однажды я пришел домой и рассказал маме, что учительница поставила мне отлично, только из-за того, что я так захотел. Отец уронил тогда чашку, расплескав все себе на колени, мать мило и напряжено улыбнулась и все понеслось. Меня учили тому, что нельзя пользоваться своими способностями, что нельзя о них говорить. Отец отвез меня в Японию, где мне рассказали о том, кем я буду, когда выросту, но все эти придурки старцы удивлялись тому, что я не женщина, да еще и гей, – Шинода хохотнул, явно вспоминая лица пожилых монахов .– Я не знал, что у меня есть вторая сущность, с которой ты познакомился. Просто, понимаешь…я могу заставлять людей делать то, что я хочу, не прибегая к большим усилиям, привязать к себе человека и он будет со мной столько, сколько я захочу, я бы и делал так…но произошел несчастный случай и я послал свои способности к черту. Я помню, как я разозлился и все вырвалось из под контроля. Я не соображал, что творю и это ощущение всевластия, запах страха, чувство свободы, мне не хотелось приходить в себя. Отец нашел меня и сказал, что это форма может быть только для защиты любимого мною человека, который обязательно появиться, что я почувствую его приход. Я тогда не понял, что он имел ввиду реально запах. Сводящий с ума, вызывающий слюноотеделение и такое возбуждение, что хочется приковать носителя к себе и ни когда не отпускать. Такие как я, любит лишь один раз. Тот человек, что рождается на Земле, он рождается специально и повезет, если ты его найдешь. Я своего нашел, но он меня боится. - Ты же можешь сделать так, чтобы он был с тобой, так сделай, – Бред все еще считал услышанное идиотизмом, но отвергать увиденное своим глазами…было бы по меньшей мере глупо. - Я не могу. Он должен быть со мной по своей воле, иначе он умрет, просто загнется от моего контроля. - Ты проходил через это? - Я думал тогда, что я люблю. Я хотел, что он был со мной и он был. Он чах с каждым днем, а я не замечал. Отец мне тогда объяснил, что у каждого дара есть две стороны, так вот та была обратная. Я медленно убивал того, кто был мне очень дорог. Я не могу так поступить с Честером. - Найди кого-нибудь еще. - Если вэйла не получает взаимность от того, кто создан и рожден для нее, она умирает. - Как ты себя назвал? - Вэйла, – Шинода поморщился, ему не нравилось это название, да и вообще… - Прямо, как в книгах о Поттере. - Именно, – чуть коряво усмехнулся Майк. - Ты хочешь, чтобы я тебе помог в чем-то? - Нет, – Шинода тряхнул головой. – Тут ты мне вряд ли поможешь. Просто, мне надо было кому-то открыться, а ближе тебя у меня ни кого нет и видимо уже не будет. - Не кисни, – Дэсон поднялся из-за стола. – Буду держать тебя в курсе дела, в конце концов, я думаю, что он пойдет к Хану, они вроде бы достаточно близки, чтобы делиться подобными вещами. - Хорошо, – Майк неуверенно направился за другом, провожая того до двери. А потом вернулся в гостиную, тупо падая на диван и включая телевизор. Жизнь была серой и тусклой, а главное, что было тихо, он не слышал Честера. Бэнингтон же бродил по городу, наслаждаясь тем, что народ сунет туда-сюда, не обращая на него своего внимания, не дергая и давая подумать обо всем, что произошло. По хорошему, ему повезло, как никогда ранее. Он встретил человека, от которого его буквально рвало на части из-за восторга, что возникал в душе, как только Майк оказывался в его поле зрения, или когда кто-либо вспоминал про японца при нем, по плохому – человек оказался не человеком. Вообще не понятно кем и чем, по большому счету. Честер свернул в парк и сел вдали от шныряющих, во всех направлениях, людей. Ему хотелось посидеть в одиночестве и разобраться с тем, что произошло. Страх пропал, осталось только горечь и боль потери, словно он знал Шиноду всю свою жизнь, будто бы Майк был именно тем, кого Чес всегда искал. Стало еще темнее, и Бэнингтон направился в сторону выхода, подняв воротник куртки повыше, потому что ветер дул нещадно. Секундная вспышка боли, погрузила его в леденящую пустоту и полное марево. Мысль о Шиноде трепыхнулась на дне ускользающего сознания и погасла вслед за человеком. - Ни когда не думал, что бывают такие, – Бэнингтон приходил в себя. Его слегка мутило, но общее состояние было все же не таким поганым, как после клуба. – Что нам такой попадеться. - Да, ты прав. Он действительно красив. Столько тату, видео будет продаваться не плохо. - Да и наши парни готовы хоть сейчас с ним поразвлечься. Привет, красавчик, – один из говоривших понял, что их жертва пришла в себя. Он ухватил Честера за подбородок и слегка встряхнул, заставляя того открыть глаза. – Вау, вот это вот глазища. А ты красивая девочка, – проведя большим пальцем по губам. - Майк, – выдохнул Бэнингтон, еще не до конца понимая, где он находиться. - Майк? Ты слышал, – пихая своего приятеля, – так наша девочка все же любит мальчиков, – грянул громкий смех. – Ладно, – выпуская лицо Чеса из своего захвата, – пусть приходит в себя, а мы пока проверим что и как там с камерами. Надо, чтобы на этот раз сняли все без запинки, второго дубля не будет. Чес дернул руками пару раз и понял, что очень хорошо привязан к чему то выше себя, руки затекали, но ощущение того, что это не на долго и, что дальше будет только хуже его не покидало. Когда его отвязали и потащили в светлую комнату, вот тогда-то Честер и задергался основательно. Смысл того куда он и зачем попал, стал ему совершенно и четко ясен. Люди во круг не оставляли сомнений в том, что они собираются с ним делать и Бэнингтон был уверен, что такие игры ему уж точно не понравятся. - Принцессу в центр комнаты, – скомандовал один из мужчин. В отличие от многих, он был одет, что говорило о том, что именно этот тип трахать его не будет и руководит тут всем тоже именно он. Честер принялся вырываться, но его быстро приложили пару раз по почкам и желание дергаться отпало, хотя просто так за дешево он не собирался продавать не только свою шкуру, но и ее весьма весомую часть – задницу. В соседнем помещении раздался какой-то грохот и на пару мгновений все замерли, в наступившей тише послышался хруст и чей-то сдавленный стон. - Какого хрена там происходит? Ответ не заставил себя долго жать. Комната буквально наполнилась мягким, но безумно холодным сиянием. В дверях стоял Шинода в полной боевой готовности. Его глаза лихорадочно ощупывали тело Бэнингтона на предмет причиненных ему увечий. - Ни кто не выйдет отсюда живым, – пророкотал Майк, обнажая клыки. - Это что еще за хрень? – пискнул кто-то из голых мужиков. Возбуждение сняло, как рукой, не смотря на то, что он был порядком накачан всякой дрянью, чтобы сразу не падало, а только после пятого-шестого оргазма. - Сними его – приказал Шинода и говоривший подчинился, сам не понимая на кой хрен он это делает. – Где его одежда? – смотря еще на одному парня – тот кивнул в сторону двери. – Принеси ее, – и этот мужчина починился беспрекословно. - Что происходит? – двинуться с места всем мешал страх и ощущение того, что тела им больше не принадлежат. - Одевайся, – кинув сверток отвязанному Честеру, – и уходи отсюда. - А как же ты? – Честер натягивал свои джинсы. - Я не человек, – горько усмехаясь, распахивая свои крылья, – мне они ни чего не сделают. - Майк, – Бэнингтон протянул раскрытую ладонь, но Шинода отбил ее в сторону. - Я сказал тебе - убирайся, – и Честер просто сбежал, та злоба, что плескалась в словах японца, просто вышвырнула его на верх, на улицу. – А теперь поговорим, мальчики о том, что вы собирались делать с тем, кого я очень сильно люблю. - Прости, мужик, забирай его и все, мы тут не при чем. - Не уверен, – Шинода огляделся и прошел по периметру комнаты, подбирая коробки из под дисков, разглядывая обложки. – Мне так кажется, что вот этот вот парень, тоже был не особо рад, как и мой Чести тому, что вы с ним тут делали, – Шинода задумчиво повертел кусок пластика в руках, а потом откинул его в сторону. Заметив взгляд одного их мужчин, Майк посмотрел туда же – Камеры, – весело присвистнул он. – Хорошие. Вы не против, если я их заберу, после того, как закончу с вами? Все молчали и не потому, что не хотели сказать что либо, а потому, что Шинода не хотел слышать эти голоса. Через пару минут в комнате было все кончено. Все участники были мертво, все записи уничтожены, а камеры…Майк решил, что он не хочет марать свои руки о технику, которая принимала участие в этих грязных делах. Поднимаясь на улицу, он принял свой обычный, человеческий облик. Злость отпустила, питать форму существа было не чем. Рухнув на асфальт рядом с подвалом, Майк отключился. Второй раз за не прошедшие еще сутки, ему пришлось потратить столько сил. Ему банально было тяжело подняться на ноги и выйти из этого проулка. Сейчас каждый мало-мальски взрослый подросток мог бы спокойно его избить, убить, покалечить, ограбить, да все, что угодно. Шинода бы не смог дать сдачи. - Майки? - Я не ясно выразился, Чес? – сил открыть глаза тоже не было, но аромат, что шел от Бэнингтона не мог бы сбить Шиноду ни когда в жизни, по этому он точно знал, где именно стоит Чес – всего лишь в паре шагов от него, боится подойти ближе, потому что страх Майк чувствовал так же отчаянно, как и самого парня. - Ты ранен? – ближе на один шаг и японец жадно втянул воздух через ноздри. Этот аромат наполнял его силами, желанием жить и жить вечно. Он приоткрыл глаза и посмотрел на бывшего любовника, на единственного возлюбленного. - Нет. - Они мертвы? – полшага и сила полилась в Шиноду. - Прикоснись ко мне, – вдруг прошептал Майк. – Мне так надо, чтобы ты коснулся меня. Бэнингтон присел на корточки рядом с ним и дотронулся до его лба, вытирая несколько капель крови. Майк тут же перехватил его за запястье, утягивая на себя, почти укладывая на свое тяжелое, обессиленное тело. Честер попытался вырваться, но просто не смог. В сознание хлынули картинки прошлого, того, как Майк сидел в комнате, как отчаянно он метался во сне слыша и видя все, что происходило с Честером после того, как тот убежал из дома японца, как он пытался докричаться до Бэнингтона, чтобы тот не ходил в парк или, чтобы тот обернулся. Честер видел Майка сидящего на диване и сжимающего виски, потому что тому было больно, казалось, что нити, что связывали этих двоих, рвались внутри существа и соответственно внутри тела самого Майка. Честер собирался ни когда больше не возвращаться и Майк медленно умирал внутри. А мертвый внутри он бы ни когда не смог бы остаться живым снаружи. На какое-то время Майку помогло присутствие Честера и он даже смог подняться на ноги, но не пройдя и пары шагов, он вновь упал на асфальт. - Уходи, – прошептал он стоящему в стороне любовнику. - Тебе плохо, я не могу уйти. - Мне не будет лучше, Честер. Уйди, я прошу тебя. - Я могу вызвать скорую. - Делай, что хочешь, только уходи. Бэнингтон кивнул и, перешагнув через Шиноду, вышел на открытую улицу. Он набрал службу спасения и назвал адрес, сказав, что человеку в проулке плохо, что он вот-вот потеряет сознание. Еще раз глянув на Майк и получив в ответ красноречивый взгляд, Бэнингтон направился вон, уже слыша, как вдалеке воют сирены скорой помощи.

Admin: 6. (последняя) - Скажи ему, чтобы не приходил, – Майк смотрел в окно, на серое при серое небо, и слушал звук монотонно бьющихся капель об окно его палаты. - Я говорил ему, но он меня не слушает. Просто сидит у тебя под дверью и смотрит в одну точку, – Бред пожал плечами и сел у постели друга. – Поговори с ним. - Дэлсон, – Майк повернул голову и взглянул на молодого мужчину. Только сейчас Брэдли понял на сколько Шиноде хреново – темные круги под глазами, противного землистого цвета кожа, черты лица заострились, а пальцы судорожно сжимают больничное одеяло. – Посмотри на меня внимательнее, как ты думаешь, если бы у него хоть что-то изменилось в голове, я бы тут был? - Я не знаю, Майк, – тот пожал плечами и как-то растерянно взглянул на японца. – Я, правда, не знаю. - Зато знаю я, потому что чувствую, что умираю. У меня внутри все отмирает. - Врачи что-нибудь придумают, – прозвучало не четко и, по правде говоря, очень похоже на ложь. - Да врачи толком понять не могут, что со мной, – усмехнулся Майк и вновь отвернулся к окну. – Передай ему, что если я учую его здесь завтра, то выброшусь в окно, написав в записке, что виноват только он. Мне не нужна его жалость. Дэлсон кивнул и вышел из палаты. Эти двое сведут его в могилу раньше, чем попадут туда сами, он был в этом уверен. А Бэнингтон, тем временем, и сам толком не понимал - зачем приходит и почему не может заставить себя не приходить, не ощущать, не знать, что Майк тут, рядом, за стеной и стоит только протянуть руку и Шинода будет с ним. Честер боялся всего и вся, но прежде всего самого себя. Ведь это только он мог влюбиться в монстра, переспать с монстром, быть спасенным монстром, убивать сейчас монстра. - Он попросил тебя больше не приходить. Совсем, – Брэдли смотрел на осунувшегося юношу и поставил себе галочку в голове проследить еще и за этим идиотом. - Я все равно буду приходить. - Он сказал, что покончит с собой, если учует твой запах завтра. - Он этого не сделает, – но наткнувшись на внимательный и серьезный взгляд собеседника, Бэнингтон понял, что Шинода сделает теперь все, что угодно. – Хорошо, – тихо выдохнул он, поднимаясь со своего места, – я больше не приду, пусть он успокоится. - Он уже ни когда не успокоится, – Дэлсон развернулся и пошел в сторону лифтов, – он умирает. - Что? – Чес дернул его за рукав пальто, поворачивая к себе. – Как это умирает, почему? Те ублюдки ему что-то сделали, ну говори же, – почти умоляюще, но так громко, что на них стали косо посматривать. - Какие ублюдки? – навострил уши Бред, Майк ему ни о чем таком не рассказывал. - Не важно, – Чес тряхнул головой. – Просто скажи мне…я… - Иди к черту, Честер, – Дэлсон рванул руку и высвободил свой рукав из цепких пальцев. – Просто к черту и ты и он, достали оба, как дети малые, в самом деле. Раздался не громкий звонок и Бред побежал к открывающимся дверям лифта, ему надо было побыть одному, чтобы понять что происходит и стоит во все это влезать. - Уходи, – Шинода был спокоен и ему, как и до этого, не обязательно было видеть, чтобы знать кто именно вошел в палату. - Бред сказал, что тебе плохо. - Да уж, – поворачиваясь и смотря на визитера, – не хорошо это точно, – ухмыляясь бледными, обескровленными губами. – Зачем ты приходишь? - Я сам не знаю, но просыпаюсь утром и все о чем я могу думать, это о том, как бы побыстрее добраться сюда. - Перестань разыгрывать комедию, – сталкиваясь взглядом со взглядом Честера, тот выглядел потерянным и от этого вида у Майка защемило сердце. Он судорожно вздохнул, хватая воздух ртом, сжимая кулаки, потому что было нестерпимо больно, а потом вновь обмяк на кровати. Пот катился градом, ему становилось жарче, его трясло и лихорадило. - Я позову врача. - Да не поможет мне врач, – прошипел Майк, – неужели ты так и не понял? Честер вдруг округлил глаза, которые стали еще больше и с удивлением барана, что таращится на новые ворота, уставился на бывшего любовника, а потом он просто рванул с места, громко хлопнув дверью, но скорее нечаянно, нежели нарочно. Как только легкий аромат Бэнингтона развеялся в воздухе, Майку стало легче. Тело успокоилось, перестало рваться к тому, кто занимал мысли каждой клетки организма, сердце забилось в привычном, спокойном ритме, душа встрепенулась пару раз и опять утихомирилась, понимая тщетность своих рвений к душе Честера. - Из-за тебя, но не жалею, – пробубнил Шинода и вновь повернулся к окну. Из него было видно лишь хмурое, серое небо, плачущее сейчас за Майка, и Шиноду это вполне устраивало. А Честер бежал не разбирая дороги, дождь и слезы застилали глаза, но ему было все равно. Все равно было и на прохожих, которых он сбивал, на то, как ему вслед матерятся или как от него шарахаются в стороны, ему было плевать на визг тормозов и звуки сигналов автомобилей. Сейчас ни чего не имело значения, кроме осознания того, что он убивает, что он правда убивает Майка, но не может пересилить себя, чтобы спасти его, помочь, понять и принять. Резкий окрик и Честер просто опал, опускаясь сначала на колени, а потом и на бок. Он лежал на мокром, черном асфальте, сжавшись в комочек, подтащив колени к груди и тихо плакал, промокая все сильнее под усилившимся дождем. Вокруг стали собираться люди, кто-то пытался помочь, кто-то ругал нынешнюю молодежь, а кто-то, самый умный, уже вызвал бригаду врачей и полицию. Через 20 минут Честер Бэнингтон был доставлен в терапевтическое отделение той самой больницы, в которой лежал и Майк. Шиноду сразу тряхануло, как только он услышал запах Честера, его аромат и почувствовал боль, что волнами, словно прибой, накатывала в душе Бэнингтона. Поднявшись со своей кровати, отодрав капельницу от сгиба своего локтя, хватаясь за крепко стоящие предметы, японец двинулся на зов. Он был нужен, его тянуло, манило. Если Честер и не хотел, то его душа знала только одно спасение и вся она устремилась к нему, к Майку. В коридоре, по странному везению, ни кто не обратил на еле идущего пациента внимание, с другой стороны, Майк был необычным человеком, помешать ему добраться до любовника, означало смертельную обиду и кровную вражду до скончания веков. Спустившись на два этажа вниз, не воспользовавшись лифтом, а почти скатываясь кубарем по ступенькам черного хода, Шинода остановился чтобы перевести дыхание и разобраться куда ему поворачивать. Аромат шел из правого коридора, придерживаясь за стенку, Майк двинулся туда. Бэнингтон был без сознания. Его организм, нервная система не выдержали перегрузки, да плюсом переохлаждение, потому что парень был одет не по погоде, да и валяние на мокром асфальте под проливным дождем тоже не стало сильным утешением. - Привет, – шепнул Шинода, проходя внутрь, на какое-то время задерживаясь у дверного косяка, лишь для того, чтобы отдышаться, а не потому, что страх липкой волной прошелся по позвоночнику, не потому, что показалось будто Честер мертв. – Ты опять заставил меня волноваться. Почему от тебя столько проблем? – проводя ладонью по щеке Бэнингтона. Кожа под пальцами была холодная и не приятная, действительно словно и трупа, но Майку показалось, что нет ни чего приятнее, чем вот так вот касаться его Честера, гладить и ласкать. – Я помогу тебе, но и ты должен помочь мне, один я не справлюсь. - Что вы тут делаете? – молодая медсестра взглянула на Майка округлившимися от шока глазами. Мужчина выглядел сейчас хуже покойника, и было не понятно, как он вообще стоит на ногах. - Оставьте нас на минутку, я должен ему помочь, – Майк говорил не поворачивая головы, смотря лишь на Бэнингтона. - Он без сознания, сейчас придет врач и ему помогут. Вам надо вернуться к себе в палату. - Я прошу вас, оставьте меня на минуту. Я должен ему помочь. - Простите, мистер, – девушка сделала шаг вперед, но остановилась, почувствовав непонятную тревогу, в тот момент, когда Шинода обернулся, медсестра стояла замерев совсем, в благоговейном ужасе взирая на японца. - Постойте у двери и попросите ни кого мне не мешать, – спокойно проговорил Майк, царапая клыками свои сухие губы. – Любым способом, но чтобы ни кто не вошел. - Хорошо, – глядя остекленевшим взглядом Майку за спину. - Молодец. Иди, – слегка кивая головой, указывая на дверь. – Вот мы снова одни. Ты же знаешь, я не могу тебя потерять, – наклоняясь и целуя Честера в губы, ловя его дыхание, смешивая со своим, наполняя себя его силой, Честера своей. Бэнингтон протяжно застонал, открывая отяжелевшие веки. В глаза бил яркий, нереальный свет, словно его источником было не электричество. Чес повернул голову и наткнулся на сияние перламутровых глаз, такие же перламутровые, прозрачные крылья занимали почти пол комнаты, острым когтем Майк стучал себе по губе, рассматривая Бэнингтона и мягко улыбаясь. - С тобой теперь будет все в порядке, – пророкотал он и этот голос теплой дрожью пронесся по телу Честера. Тот протянул руку и попытался ухватить свое чудовище, но лишь схватил пустоту. - Что происходит? – приподнимаясь на локтях, немного щурясь от вспышки боли в голове. - Ты жив, – загадочно улыбнулся Шинода и его глаза сверкнули мириадами звезд, разноцветных, теплых, родных. - Майк, – Честер вновь потянулся, но Шинода взмахнул крыльями, поднимая в палате ветер, разметав бумаги кем-то забытые на столике, и рассыпался миллионами разноцветных искр, в легкой дымке, все также глядя на Честера и улыбаясь. – Майк! – истошно завопил Бэнингтон и провалился в темноту. Ему снилось что-то теплое, сравнимое с мамиными объятиями по ощущению, не хотелось просыпаться, но кто-то упорно тряс его за плечо. - Ну и напугали вы нас, мистер Бэнингтон, – пожилой мужчина смотрел ан Честера и улыбался. - Что произошло, где Майк? - Майк? – врач выглядел удивленным, – Когда вас нашли ни кого другого рядом не было. - Он был тут, пару мгновений назад. Он был рядом. - Вы только сегодня пришли в себя, Честер, – успокаивающе проговорил доктор. – Иногда вы приходили в сознание, но потом опять теряли связь с реальность. - Я не понимаю, – начал было Чес, но его прервали. - Четыре месяца назад на вас напали. Несколько мужчин избили вас и изнасиловали. Вы впали в кому, вас нашли совершенно случайно, тех людей тоже нашли, но уже мертвыми, так что дело было закрыто почти сразу. Убийцу вычислить не получилось, а с вас подозрения были сняты в связи с вашим состоянием, – успокаивающе гладя по плечу, укладывая на постель. – Сегодня сестра прибежала в ординаторскую и сказала, что вы в своей палате кричите, громко кричите, и что при этом вы в сознании. Я не поверил ей, потому что когда я пришел, то увидел вас с закрытыми глазами и ровно в том положении, что вы были все это время. Только вот дышали вы теперь, не как живо мертвец. По этому, я взял на себя смелость и решился вас разбудить. - Значит, все было сном? – неуверенно глядя в сторону. – Все, что происходило. И Майк… - Если хотите, я позову психолога, он ждет за дверью. - Нет, я в порядке. - Вы пережили столько насилия, вам надо с кем-то поговорить. - Я уже поговорил, – странно прошептал Бэнингтон и отвернулся к окну. В отличие от его сна, от того мира, где он был любим, в этом мире в окно светило долбанное солнце, было слышно, как щебечут птицы, а в проем открытой фрамуги врывался аромат весны. Все правильно, это был сон, потому что когда Майк был с ним, на улице была поздняя осень и все умирало, прямо как сам Шинода. Бэнингтона выписали три недели спустя, за ним приехал Хан и его жена. Честер очень удивился, когда понял, что незнакомая девушка полностью та, которую он помнил из небытия, что это один и тот же человек, даже имя. - Чертовщина, – пробубнил он, смущенно пожимая протянутую ладонь девушки. - Знаешь, я так испугался, когда мне позвонили, – Карен села на заднее сидение, давая мужу и его другу пообщаться, она помнила, как переживал Джозеф, узнав о трагедии, так что сейчас наслаждалась спокойствием, которое волнами лилось от мужа. Наконец-то все было в порядке. – Это правда? - Что именно? – Честер посмотрел перед собой, пальцы сжались, непроизвольно. - То, что с тобой произошло? - Да, – Бэнингтон кивнул и взглянул на Джо. – Но не переживай, я почти не помню. Просто…там был Майк, в моем сне, он помог мне пережить все это, он исправил то зло, что со мной сделали. - Майк? – кореец удивленно взглянул на друга. - Да, – Бэнингтон мягко улыбнулся и камень с души Хана рухнул, Честер был в порядке, такая улыбка не была бы на его лице, если бы что-то было не так. – Майк Шинода. Он не был человеком в полном понимании этого слова, но он любил меня и он хотел быть со мной. - И что случилось? Ты с ним встречался во сне? - Нет, я убежал от него. А он дважды спас мне жизнь, – с легкой грустью в голосе, поворачиваясь к окну, смотря на проносящиеся мимо машины, идущих людей, витрины магазинов. - Странные у тебя сны, парень. - Знаешь, я думаю, что в Шиноде было все то, что я так хотел бы видеть в своем парне, если бы он у меня был. И этот страх, – вновь поворачиваясь к другу, – понимаешь, он не был человеком в моем сне, наверное потому, что я очень боюсь, что мне снова сделают больно. Люди такие не постоянные в своих чувствах, в своих желаниях. - Ты стал психологом? – рассмеялся Джо, запрокидывая голову, но вновь возвращая взгляд на дорогу. - Может быть, – пожал плечами Бэнингтон, и вновь улыбка сверкнула на его лице. - Ты повзрослел, – вдруг серьезно сказал Джо. - А я знаю одного Майка Шиноду, – неожиданно проговорила миссис Джо Хан и две пары глаз уставились на нее, заставляя смутится. – Знаю, – уверенно заявила Карен и улыбнулась. Спустя три недели Бэнингтон уже материл себя на чем стоит свет и думал о том, чем же он думал, когда соглашался на эту авантюру. Да, определенно Карен была под стать своему мужу. Такая парочка кому угодно вынесет мозг, да еще обвинит тебя в том, что ты сам раскручивал черепную коробку и добровольно шел на эту операцию. Майк должен был вот-вот приехать. Как он узнал от девушки, Шинода преподавал в частной студии, он был художником и неплохо зарабатывал. Семьи не было, потому что был убежденным геем, из-за чего много лет назад разругался со своей семьей, но совсем недавно с ними помирился, но на отрез отказался жениться на той, что нашел ему отец, чтобы скрыть позор сына. С Карен Шинода познакомился именно на этих самых курсах. Девушка, тогда еще не знавшая что молодой и привлекательный преподаватель гей, решила подкатить и попросила пару индивидуальных занятий. После первого и последнего занятия тет-а-тет, Карен и Майк просто стали друзьями, подкалывая друг друга на предмет не состоявшейся интрижки, доводя этим Джо до исступления и жуткой ревности. - Ты выглядишь так, будто от взгляда на него тут же упадешь в обморок, – усмехнулась миссис Хан и пихнула Чеса в бок локтем. - Мне страшно и я действительно готов свалиться без чувств. - Кто же Вам так приглянулся, что Вы готовы потерять сознание при одном лишь взгляде на этого счастливчика? - Привет Майк, – Карен улыбнулась стоящему за спиной Бэнингтона молодому человеку. – Это Честер. Тот самый честер, – выделяя слово «самый». - Я так и понял, – проговорил Шинода в спину Чеса. Бэнингтон боялся поворачиваться, боялся, что разочаруется и это окажется совершенно не тот человек или не человек, да уже и похрену, если честно. Несколько раз глубоко вздохнув, зажмурившись и попытавшись взять себя в руки, Честер обернулся, почти тут же оседая, подхватываемый сильными руками японца. - Эй, ты в порядке? – тихо поинтересовался Майк, прижимая к себе Честера. - Да, просто я еще немного слаб. - Болел? – вопросительно, глядя в глаза Бэнингтона, потом переводя взгляд на искусанные губы и снова в глаза. - Да, – легкий кивок и те же взгляды. – Только недавно выписался из больницы. - Хочешь присесть? – уже почти шепча, говорит в полный голос не хотелось, а Честер лишь кивнул, думая о том, что если откроет свой рот, то сболтнет какую-нибудь глупость. – Пошли, – Шинода повел парня в сторону навеса, где стояли удобные пластиковые стулья. – Принести воды? - Нет, – и уже совсем не уверенно. – Посиди со мной. - Это будет до чертиков смешно, – кивая в сторону разговаривавших Честера и Майка, проговорил Хан и заржал вместе с Бредом, поймав укоризненный, но лукавый взгляд жены, Хан разразился еще большим смехом, отворачиваясь от милующейся парочки, думая о том, что какая Карен у него молодец, что знает парня по имени Майк Шинода. А сам Майк тем временем пересел уже совсем откровенной близко к Честеру, и взял того за руку, слушая внимательно все, что говорит Бэнингтон, не обращая внимание на тепло, что разливалось по венам. Стараясь не принюхиваться к аромату, что шел от Честера. Сводящему с ума аромату. - Может, прогуляемся немного? – Шинода поднялся и вопросительно взглянул на Чеса. - Да, я думаю, что уже отдохнул, – поднимаясь, опираясь на протянутую руку японца. Это выглядело до странного странно. Совпадение, конечно, но, если Честер был бы чуть повнимательнее, то понял, что совпадений не бывает и именно по этому он сейчас стоит в объятиях самого красивого, по его меркам, мужчины на этой плане и страстно отвечает на его поцелуи, отдавая всего и себя и чувствуя, что Майк тоже не мелочиться, тоже весь для него. Честер все еще стоял тяжело дышал, он сжимал Шиноду в объятиях, закинув руки ему за шею, положив голову тому на плечо. Майк же мечтательно жмурился, поглаживая спину круговыми движениями. На мгновения, когда он открыл глаза, солнце само чуть не ослепло от яркого перелива разноцветных огней, потом все потухло, глаза Шиноды вновь были темными, теплыми, полные любови. Иногда можно не умирать, а просто изменить весь мир. Если любишь, то это так просто. Шиноде удалось.

Admin: Название:Триллер, Часть вторая Пэйринг:Беннода Статус:не закончен Предупреждение:не знаю шо выйдет,но пока что-то идеть, это продолжение про двух маньяков, ошибки не правлены.и как всегда парни не мои,я только их нагло спариваю Глава 1 Никогда в жизни Честер Бэнингтон так не кричал. Его держали три здоровых мужика в форме пожранных, рядом суетился медик из только что приехавшей скорой, в руках у него было успокоительное, но Чесу было все по барабану. Он рвался в крепких руках, пытался освободиться и кинуться туда, где сейчас догорали останки его парня. Потом как-то все разом стихло. И суета вокруг, крики пожарных и вой серен, да и сам Честер тоже. Он опустился на колени, обнял себя руками и тихо завыл, раскачиваясь из стороны в сторону. Все то, ради чего он жил последние годы, все это сейчас догорало в их с Майком доме, впрочем, как и сам Майк. Чес вышел до магазина, отшутившись от того, что дойдет сам и Шиноде не обязательно сопровождать его. Сейчас Бэнингтон был готов отдать все, что угодно, только бы Майк пошел вместе с ним, и они сейчас бы вдвоем стояли бы и смотрели на пламя, что охватило дом. - В доме кто-то был? – тихо спросил медик у стоящего рядом пожарного, готового в любой момент снова удерживать Честера от того, чтобы тот не кинулся в полыхающее здание. - Да. Его парень. - Пиздец, – присвистнул врач и пошел к карете скорой помощи. Успокоительное тут не поможет, надо было что-то более действенное, например бутылка виски. Протягивая ее Честеру, молодой фельдшер немного улыбнулся, но наткнувшись на пустой взгляд пострадавшего в этом пожаре парня, пострадавшего морально, он отпрянул в сторону. Было что-то пугающее в темных глазах Бэнингтона. Когда пожар потушили и из-под обломков горящего здания достали тело Шиноды, Честер вновь ожил и кинулся в каталке, на которой под простыней были останки его парня. Рванув белую ткань на себя, Чес на секунду замер, оглушенный запахом паленой плоти, ни чем не отличающейся от запах жаренной баранины. Наверное, именно в тот момент Честер Бэнингтон стал вегетарианцем. На груди обгоревшего до неузнаваемости тела висел кулон, он почти вплавился в грудную клетку, но Чес не мог его не узнать, это был его подарок Майку на их двухлетнюю годовщину. В тот момент, когда украшение тускло сверкнуло в лучах заходящего солнца до Чеса дошло все то, что происходило – его Майк был мертв, вместе с ним умер и сам Честер. Последнее, что он помнил в тот вечер – это крик одного из парней в белом халате, пока перед глазами все не померкло. Честер потерял сознание. Когда ясность привела его обратно в чувства, он обнаружил себя в больничной палате, рядом с ним сидел Дэвид Фаррелл, он же Феникс. - Привет, – хрипло и бесцветно протянул тот. Честер отвернулся и посмотрел в окно. Воспоминания и тяжесть утраты навалились с новой силой, выгрызая изнутри. - Я прилетел, как только узнал. - Ты не мог примчаться так быстро, – Чес резко взглянул на собеседника. – Почему ты был в городе? - Я не могу тебе сказать. - Я скажу за тебя, – Честер приподнялся на локтях и посмотрел Дэвиду в глаза. Это было страшно и Феникс еле сдержался, чтобы не передернуть плечами, словно от озноба. – Ты следил за мной и Майком, я знаю, не отрицай. Вы давно начали дело по расследованию убийства Хана, еще при нас. И мы первые, кто попали к вам под подозрение, еще тогда. - Какой ты осведомленный, – усмехнулся Фаррелл, но лучше бы этого не делал. - Это все из-за вас, долбанные уроды. Мы жили спокойно, ни кому не мешали, а как только вы принялись копать то, что уже давно в прошлом, он пришел и убил моего Майка. - Кто он, Честер? – начал заводиться Дэйв. – Не говори только мне, что ты был не в курсе того, что твой Майк и был тем самым человеком, который мочил всех вокруг. - Это не правда, – Чес отрицательно замотал головой и вновь улегся на койку. Его мутило от воспоминаний, что накатили с новой силой. Его Майк не был убийцей, его Майк спас Честера от самого себя. Его Майк любил Честера и не мог причинить вреда ни кому, если только не хотели причинить вреда Бэнингтону, потому что Шинода обещал это Чарли, и он держал свое обещание. - Полтора года назад в этом городе начали бесследно пропадать люди. Одного нашли с ранениями, как и у прошлых жертв. Подозрения автоматом пали на вас. Вычислить Шиноду оставалось лишь делом времени. - Он не убивал, как ты не понимаешь, – взмолился Честер, а потом ему вдруг стало все равно. По сути, теперь все не имело значение, ведь Майк был мертв. - Тогда кто? - Убирайся, – спокойно ответил на этот вопрос Бэнингтон. – Мой Майк мертв и мне глубоко насрать на то, что у вас там не выходит, да и на тебе, в сущности, тоже, – окинув Дэвида презрительным взглядом. – У меня больше нет жизни, вы забрали ее. - Ни кто не убивал его, Чес. - Его убили, – со знанием дела кивнул Бэнингтон и вновь отвернулся, на этот раз весь его вид говорил о том, что разговаривать он больше не намерен. Выходя из палаты, Фаррелл еще раз оглянулся на бывшего блюстителя закона, и ему вновь стало не по себе – этот человек, что лежал сейчас в этих белых стенах ни когда больше не будет прежним. Он был мертв, хоть и дышал. Когда Честера выписали, то первым делом он отправился на пепелище. Собрав пепел в небольшой мешочек, он еще раз оглянулся на то, что некогда было его жизнью, и отправился в морг. Можно было попасть туда сразу, в этом городе больница была только одна, но он не хотел. Для начала он хотел убедиться в том, что все увиденное не было сном, что все это не было лишь плодом его воображения. Коронер не стал вновь показывать тело Майка, он лишь внимательно окинул взглядом бледного молодого человека и отошел в сторону, пропуская того к одному из морозильников. - Когда я могу его забрать? - Когда полиция закончит расследование о поджоге. - Не было ни какого поджога, – Фаррелл возник за спиной врача и того передернуло от увиденного, тихо вошедшего мужчины. – Взрыв бытового газа. Так что ты можешь забирать его хоть сейчас, Честер. - Спасибо, Дэйв, – поморщился Бэнингтон. Похороны были тихими, Честер не позволил ни кому присутствовать на них, кроме самого себя и тех, кто помогал опускать тело в могилу. После, он собрал все те немногие вещи, что у него остались, и был таков. Дэйвид приказал за ним следить, но спустя две недели ни один из тех, кто был отправлен в качестве слежки за Бэнингтоном больше не выходил на связь. Честер обосновался в одном из маленьких дальних городков их огромной страны. Он нашел себе работу в музыкальном магазинчике, продавая старую попсу, носители которой в основном были аудио кассеты, а не модные нынче диски. Работа была тихая и спокойная, ни кто не доставал вопросами и чрезмерным вниманием, но Честеру постоянно казалось, что он не один, что вокруг много тех, кто хочет его обидеть, опять сделать больно, что больше не кому его защитить. В связи с такой ненормальной паранойей, в городке о самом Чесе ходили очень разные слухи от того, что парень бежит от правосудия и скрывается, как может, до того, что он переубивал всю свою семью и теперь вот только-только вышел из психиатрической клиники, чтобы найти свое место в жизни. Да и в любом случае, чтобы про него не говорили, это ни как не способствовало тому, чтобы горожане хоть как-то попытались сблизиться с новым соседом. Вечерами в темной маленькой комнатушке, которую снял себе Честер прямо над магазинчиком где и работал, он рассыпал по металлическому подносу небольшое количество пепла и просто прикасался к нему закрывая глаза, видя Майка. Немые слезы делили лицо на неровные части, сухие спазмы в горле мешали дышать, но Честеру было все равно. Жизнь по капле, с каждой пролитой слезой уходила из его тела. Легкий шорох отвлек Честера от его далеко не радужных мыслей. Он прислушался, а потом приподнялся на диване, подошел к окну, в стекло которого кидали мелкие камушки. Около дерева, почти скрытый в тени, стоял молодой парень и смотрел в окно Честера. Бэнингтон дернулся, потому что очень хорошо знал КТО именно стоит там, в темноте. Он почти бегом бежал, вылетая на улицу, бросаясь к тому месту, где стоял Шинода. - Почему? – бросаясь на своего мужа, начиная бить того кулаками в грудь, заливаясь слезами так, как ни когда до этого. - За нами следили. Я должен был сделать так, чтобы тебя оставили в покое. - Меня!? – орал Честер, а потом сник, повиснув на шее Майка, целуя того, прижимаясь сильнее, тыкаясь губами куда только было возможно, вдыхая аромат Майка, запах его собственного тела и легкую дымку туалетной воды. - Майк, Майк, Майк, – шептал Чес, ему казалось, что он сходит с ума и, наверное, так оно и было. Потому что когда он открыл глаза рядом ни кого не было. Он просто стоял на кухне и обнимал пустоту. Темнота сгущалась и фонарный столб уже не рассеивал мрак, что царил вокруг. Честер всхлипну, потом еще и еще, а потом и вовсе зарыдал в голос. Потому что он так больше не мог. Ему надо было что-то менять, но был не в состоянии, не хотел, ему было это все ненужно. Все, что было дорого – мертво, а все, что мертво ни когда больше не будет рядом. Следующее, что увидел Честер был яркий, белый свет, яркие белые стены, все яркое и белое вокруг, так что резало глаза и Чес зажмурился. Попытавшись подняться, Бэнингтон понял, что не может. Руки плотно примотаны к постели, до невозможности двинуть ими, только ерзать телом на кровати. - Доброе утро, – милая медсестра впорхнула в помещение. – Сегодня просто замечательный день, – распахивая окно, со стороны фасада на котором были крепкие решетки. - Где я? – глухо спросил молодой человек. - В больнице. Ваш друг - мистер Фаррелл распорядился, чтобы вас поместили сюда после попытки суицида. - Это не правда, я ни когда бы не сделал такого, – Чес начал биться в своих оковах, но девушка не обратила на агрессию со стороны парня ни малейшего внимания. - Вам надо выпить вот это вот лекарство, – она поднесла к его губам небольшой пластиковый стаканчик. – После этого, возможно, вам развяжут руки, и вы сможете осмотреться. - Я не буду ни чего пить, – мотая головой из стороны в сторону. – Не хочу. - Чес, – громогласный голос Дэйва, вывел того из состояния истерии и заставил приоткрыть рот от удивления, чем не преминула воспользоваться девушка. – Ты просто не понимаешь, – Дэвид сел рядом с другом, погладил того по кисти. Сам Феникс выглядел ужасно, тени под глазами, усталый вид, красные белки от лопнувших сосудов, мужик явно давно и хорошо не спал. – Мне позвонили и сказали, что ты пытался покончить с собой посреди города, ночью, под каким то фонарным столбом. Что ты не приходишь в себя почти вторые сутки и ни кто не знает будешь ли когда-нибудь опять в сознании. Пойми их, они не могут потерять тебя, каждая жизнь это дар. - Мне он не нужен, ты же знаешь, Дэвид, – захныкал Чес. – Я не могу без него. - Чес, ты просто обязан. Он не для того положил столько народу, чтобы ты свел счеты с жизнью. - Он не умер, – вновь начиная кричать, дергая руками, потому что Бэнингтон точно помнил, как говорил со своим Майком тем вечером, помнил, потому что это было на самом деле. Честер еще помнил тонкий, пряный аромат Шиноды, вкус его кожи, ее мягкость. – Он жив, – уже более уверенно. - Твою мать, Бэнингтон, когда ты сошел с ума, почему этого ни кто не замечал раньше? – начал заводиться Феникс, сам срываясь на крик. - Я могу попросить вас освободить помещение? – спокойный голос вывел Фаррелла из состояния агрессии. В проеме двери стоял молодой человек в очках и папкой в руках. - Вы кто? - Мое имя Роберт Бурдон, я лечащий врач мистера Бэнингтона. А теперь попрошу вас удалиться из помещения, мне надо поговорить с Честером. - Я еще зайду, Чес. - Надеюсь, этого ни когда не будет, – прошипел ему в ответ Бэнингтон. До странного, после встречи с Майком, Честеру стало казаться, что Феникс полный урод. Не то, чтобы они и раньше ладили на все сто процентов, просто в той прошлой жизни они хотя бы могли называться приятелями. А сейчас, когда ни кто не верит, что Майки был убит, когда ему говорят, что это была всего лишь случайность, все эти некогда дорогие ему люди, стали вдруг лишними, неправильными, тупыми и просто не в себе. - Честер? Как ты хочешь, чтобы я тебя называл? - Да можно просто Честер, мне не особо важно, – пожал тот плечами, разглядывая своего врача. Слишком молод, по мнению Бэнингтона. - Хорошо, – важно кивнул очкарик, и Чесу стало слегка смешно. Этот молодой человек так хотел казаться взрослым, что это выглядело скорее комично, чем круто. Разговор почти не клеился, Честер говорил то, что и так было всем известно, ему не хотелось, чтобы какой-то молодчик лез в его душу, чтобы он ковырял его дорогие воспоминания связанные с Майком, чтобы кто-то опошлил все то, что было Честеру слишком, через чур, дорого. Дэвид старался приходить как можно чаще, но Честер не разделял его энтузиазма, он вообще не понимал - зачем этот человек навещает его, тому ведь было все равно, что происходило раньше, почему такая забота сейчас? Однажды Честер все же задал этот вопрос и Феникс отвернулся, чтобы скрыть замешательство или не только? - Дэвид, что происходит? – у Бэнингтона был нюх на такие вот вещи, когда кто-то и что-то пытался от него скрыть. – Что ты скрываешь? - Мне пора идти, – Фаррелл поднялся со своего стула и направился к выходу. – Мое время вышло. - Стой, ублюдок. Тебе же что-то надо, я вижу это по твоим лисьим глазам, стой! - Мистер Бэнингтон, – пропела молоденькая медсестричка, – пора принимать лекарства, а мистер Фаррелл навестит вас завтра, – толкая Честера обратно в комнату, впихивая ему в руку пластиковый стаканчик с жидкостью. Больше Дэвид не приходил. Глава 2 Сестричка одна, рыженькая такая, с хвостиком, постоянно смотря на Честера тихо хихикала. Когда Бэнингтон не выдержал, та ему пояснила, что один из пациентов рисует постоянно Честера. Он видел его лишь один раз, но не может не нарисовать одного из пациентов клиники, не может и все тут. И рисует он его, надо сказать фривольно. - Что вы имеете ввиду? - Рисует обнаженным, – покраснела девушка. - Я не понимаю. - Он рисует вас и себя в одной постели, влюблен он в вас, – вошедший Роберт серьезно взглянул на помощницу, и та, краснея скорее уже от смущения и от того, что подловили на чем то запретном, выскочила из палаты Бэнингтона. - Но…почему? - Не могу вам сказать. Этот парень тут чуть дольше чем вы, всего на пару дней, наверное. Но он талантлив. - А как его зовут? - Не могу вам сообщить, он в закрытом блоке. Этой вертихвостке вообще не стоило вам об этом говорить. - Я прошу вас, как его зовут? – Честер просто взмолился, глядя так, будто Бордон был единственным, кто мог помочь ему на этой планете. - Его зовут Джейсон. - Джейсон и? - Джейсон Шинода, – выдохнул доктор и принялся задавать вопросы, которые касались непосредственно состояния Честера. Тот отвечал автоматически. Ему было все равно, что говорить, все мысли витали вокруг загадочного парня, имевшего фамилию, как у погибшего Майка. - Доктор, а у того пациента, что рисует меня, есть ли у него второе имя? Он же японец по происхождению, должен быть, хотя бы полукровкой. - Есть, – кивнул тот, понимая, что вот-вот, но Чес раскроется и тогда его докторская в кармане, можно и чуточку помочь. – Его отца звали Кенжи, а мать его действительно американка, так что вы правильно заметили, что молодой человек полукровка. Чтобы повидать этого самого Шиноду, Чкестеру пришлось приложить не мало усилий - врать, соглашаться на всякие глупые эксперименты, чтобы только его признали немного вменяемым, чтобы позволили выходить и находиться в закрытом блоке. Сам закрытый блок представлял из себя ту часть больницы, где находились те, кто уже не был слишком опасен, как для себя, так и для окружающих, каким считался Бэнингтон, но при этом, тем пациентам, уже можно было выходить из своих комнат, гулять в небольшом, искусственно созданном саду на третьем уровне заведения, посещать общую столовую. Но выход на улицу, даже в пределах территории больницы, для них все еще был закрыт. Честер добился своего. Он смог уговорить врача, он смог сыграть свою роль, он бился над ней почти месяц, чтобы его вновь выпустили к остальным, хоть на пару часов. Прошлый инцидент показал, что Бэнингтон опасен для пациентов клиники и большую часть времени, когда не было процедур, Честер содержался в своей палате в одиночестве, не считая молодых медсестричек, которые больше раздражали, нежели приносили успокоение. И вот сейчас, Чес сидел в обще столовой и ломал глаза, выискивая того, чье имя было Джейсон Шинода. Кусок застрял в горле, сухой кашель раздирал горло, а на глаза навернулись слезы. И слезы были не из-за того, что он, Честер подавился. Слезы были потому, что в улыбке человека сидящего в углу светлой комнаты он видел улыбку Майка. Отбрыкавшись от санитаров, под строгими и внимательными взглядами работников больницы, Честер подошел к молодому парню, одетому так же, как и он сам. - Я Честер, – протянул он руку и не сводя безумных глаз, сел напротив. - Я знаю, – протягивая руку в ответ и касаясь лишь кончиками пальцев. Смотря совсем как Майк, впервые на пламя, что украшали запястья Бэнингтона. - Ты… - Брат. Его брат, – даже не дослушав до конца фразу, ответил Джейсон. – Он звал меня просто Джей, да и сейчас зовет. - Сейчас? – Честер жадно впитывал в себя знакомые черты лица, находя сходства в Джее и в Майке, находя различия и запоминая. - Конечно, – удивленно глядя на Честера. – Он не приходил к тебе? – Чес отрицательно мотнул головой. – Придет, – уверенно кивнул Джейсон, – он придет, только жди его. - Бэнингтон, на выход. Доктор Бордон ждет вас в своем кабинете. - Но я сейчас не могу, – растерянно начал парень, пытаясь вырваться из захвата санитара. – Только не сейчас, – когда руки заломили за спину. – Я умоляю вас. - Доктор сказал в кабинет, – отрезал громадный мужик в зеленой санитарской форме и поволок упирающегося пациента из столовой. - Он приедет, – крикнул ему вдогонку Джей, на некоторое время поднимаясь со своего места, а потом опустился обратно и уставился в окно. – Можно мне карандаш и бумагу? – рыжая медсестра тут же подала ему желаемое, оставаясь стоять рядом, чтобы пациент не поранился. Честер старался отвечать на вопросы врача и не нервничать. Что-то было в этом парне такого, в смысле в Джейсоне, что заставляло думать о плохом. Майк приходил к нему, но если Майк жив, он не мог не знать, что Честер тоже тут, в этой больнице. А может быть этот Шинода на самом деле болен и брат только приходит к нему в бреду, но ни как не в реальности? - Вот. Он просил отдать это тебе, – Джей протянул Честеру рисунок. Тот в точности повторял тот самый карандашный набросок, на котором он и Майк были сплетены не только телесно, но и духовно, это сквозило в каждой линии. - Где ты его взял? - Я же говорил тебе, что Майки иногда заезжает ко мне в гости. Он обещал, что скоро приедет и к тебе, – пожал плечами Джейсон и ушел, оставив Честера сидеть в одиночестве в обнимку с помятым листом альбомной бумаги. Месяц светил так ярко, что чертовы шторы в этом заведении почти не спасали от яркости за окном. - Уберись, я хочу спать. - Спать? В такое время? – знакомый, насмешливый голос мигом разогнал раздражение и злобу. - Майк? Где ты, почему я тебя не вижу? – озираясь по сторонам, пытаясь углядеть откуда именно говорил тот, кто покинул его. - Ты должен верить мне, Честер. Я заберу тебя, просто верь мне. - Ты умер! – закричал Бэнингтон, впадая в ярость, начиная колотить по кровати руками и ногами. – Ты бросил меня. Ты умер. Ушел. - Я с тобой, – теплая, чуть шершавая, но такая знакомая ладонь легка на плечо, заставляя остановиться, вглядеться, успокоиться и улыбнуться. – Я тут, я не могу бросить тебя. В жаркой истоме, Честер проснулся на больничный простынях. Сердце билось где-то в горле, слова еще эхом отдавались в ушах. Он снова был один, даже луна скрылась за тяжелыми, грозовыми облаками. Майк вновь ушел, так и не ответив на все те вопросы, что сильно мучили Бэнингтона. Но утро выдало новые сюрпризы. Как только Честера привели в палату после разговора с доктором, тот, в смысле Чес, обнаружил сидящего на стуле Феникса. - Вот уж не думал… – но и в это раз его перебили. В последнее время все взяли за моду – перебивать Честера на полу слове. - Нам надо серьезно поговорить, – Фаррелл поднялся навстречу бывшему товарищу. – Тебя выпишут прямо завтра. Только есть условие. - И почему я не удивлен? – Бэнингтон скрестил руки на груди и уставился на рыжеволосого мужчину. - Ты должен вернуться обратно в полицию. - Нет. - Честер, это важно, просто ты еще не все знаешь. - Я знаю только то, – зашипел Чес, – что вы отобрали у меня единственного которого я любил и сейчас, когда я стал более или менее счастлив тут, вы опять меня пытаетесь засунуть в общепринятые стандарты. - Это из-за Джейсона? - Откуда ты про него знаешь? - Он брат Шиноды. Младший брат Майка, – поправился Дэвид. – Ты ни когда не видел на теле своего парня разного рода отметины? - В каком смысле? - Старые шрамы, порезы? Почти затянувшиеся? – пояснил Дэйв. - Видел, – кивнул Честер, – ну и что? Работа такая у него была. Да и у нас не лучше, не знаешь где и на что напорешься – пожал плечами Бэнингтон, вглядываясь в глаза Феникса, пытаясь понять что задумал этот мужчина и что же он, все-таки, не договаривает на самом деле. - Это дело рук Джейсона. Он завидовал таланту Майка. Он хотел талант Майк. Он хотел быть Майком, – кривясь от неприязни. – Этот парень совершенно не дружит с головой. - Значит… - Да, значит именно, по этому, ты сейчас отправляешься собирать то немногое, что у тебя есть, и завтра мы покидаем это место. Если этот парень хотел жизнь Майка, значит, он захочет и тебя, потому что, – Феникс скривился в отвращении, – ты был жизнью Шиноды. - Пошел ты, – выталкивая Фаррелла за дверь и захлопывая ее перед его носом. – Ты ни черта не знаешь, – прикрывая веки, воскрешая в памяти образ любовника, чуть улыбаясь, наслаждаясь тем, что может наложить на этот образ, образ того, кто был так похож и был рядом, стоит только протянуть руку. – Майк со мной. Он придет, – утвердительно кивнул Чес, направляясь к кровати, ложась на нее и закрывая глаза, почти тут же проваливаясь в кошмарный сон, перемежающийся с нереальностью яви. Бэнингтона, как и следовало ожидать, ни кто и не стал спрашивать. Утром просто приехали мальчики в форме, погрузили его в машину и увезли в неизвестном направлении. - Я знаю, что ты с ним общался. - Да, так и было, – аська, чертова сеть сейчас заменяла Бэнингтону весь мир. Все свободное от патрулирование улиц время, Чес посвящал сети и тем людям, с которыми находил там общий язык. Вот и этот собеседник был одним из тех непознанных людей, кто предпочитал сети реальное общение. Честера это вполне устраивало, да и само общение было очень захватывающее и странное. Чем дольше они общались, тем чаще полицейский ловил себя на мысли, что он готов встретиться с собеседником в воочию. - И как он тебе? - Я не могу сказать точно. Мы говорили всего пару раз. А однажды он подарил мне рисунок. - Рисунок? Что на нем было? - Я и мой любовник. - У тебя есть любовник? – Честер расплылся в улыбке. Почему-то эта фраза, пусть и написанная в окне сообщений, была слишком ревностной, собственической. - Да, есть. - Как его зовут? – не унимался собеседник. - Майк. - Майк? - Да. Мой Майк. - Но, мне казалось, что ты говорил, что одинок. - Да, мой Майки сейчас в длительном отъезде, – кивнул сам себе Чес. Этому невидимке, на том конце сети, совершенно не надо было знать, что его Шинода ни когда не вернется. - Ты такой странный. Ты говоришь со мной, флиртуешь, но заявляешь прямо, что у тебя есть возлюбленный. - Возлюбленный? А это очень красивое слово, – Чес чуть было не захлопал в ладоши. Майк и правда был возлюбленным. Это сумасшедший федерал был именно им, именно таким вот словом и надо было его называть. А еще он был мужем, дорогим и очень любимым. - Я знаю. Мне бы хотелось называть тебя так. - Мне пора, – не дожидаясь ответа, Бэнингтон отключился.

Admin: Глава 3 Честер брел по коридору своего участка. Народ, кто там толпился, мало обращал на него внимание. Они давно привыкли к тому, что этот парень под шефством Фаррелла нелюдим, но свою работы выполняет исправно и даже отчеты сдает вовремя. - Аккуратней, – крикнула девушка и, выплыв из своих раздумий, Честер налетел на парня, роняя папки с бумагами из рук. - Ой, простите, – залепетал он, присаживаясь на корточки и смотря на парня, что присел рядом с ним, пытаясь найти свою трость. – Слепой? – мелькнуло у Чеса в голове и ему стало еще более совестливо, что он зазевался. – Вот, держите, – протягивая светлую палку для слепых. - Спасибо, – мужчина улыбнулся, и поднявшись, протянул Бэнингтону руку для пожатия. – Правда, спасибо. - Простите меня еще раз, – пробубнил Чес и покраснел. Он прижимал бумаги крепко к груди. Когда незнакомец вышел, парень выдохнул и направился к своему столу. Сев за стол, Честер закрыл лицо ладонями. Все валилось из рук, он постоянно витал где-то в другой реальности, запахи, цвета, вещи, люди – все напоминало ему о тех днях, когда он был с Майком, когда он познакомился с Майком, когда он был в объятиях Майка, когда Майк просто был рядом. Вот и сейчас, он сбил с ног этого слепого, а от него пахло туалетной водой Шиноды. Именно по этому, Честер и потянулся к нему, хотелось вдыхать и вдыхать. - Блядь, – потирая щеку, раскладывая бумаги по стопкам, собираясь доделать все эти чертовы отчеты. – Что это? – из одной из папок выпал кусок бумаги, на котором не ровным подчерком было написано время и место встречи, а главное, большими, жирными буквами – НЕ ПОДАВАЙ ВИДА. К состоянию Бэнингтона уже многие привыкли. Парень мог быть просто душкой, а через 15 минут он бился в истерике и кидался на всех с такими словечками, что половина участка пополнила свой словарный запас не хуже уличных панков. Так что и сейчас, на Чеса ни кто не обратил внимания. Тихий целое утро, он мог себе позволить грызть кончик карандаша и смотреть на всех, словно коршун, не нападая, но выжидая момент, чтобы ударить побольнее. В такие моменты его оставляли в полном одиночестве, даже Феникс. В назначенное время, Честер уже был в том самом кафе. Как только он вошел внутрь и подошел к столу, который был обозначен в записке, то увидел за ним того самого слепого. Попытавшись открыть рот и спросить, что, собственно говоря, происходит, Честеру тут же заткнули рот и кивком головы предложили сесть. Девушка официантка, бравшая заказ подозрительно взглянула на молодых людей, один из которых был бородат и очень смахивал на террориста, но углядев рядом с его ногой трость для слепых, а у второго полицейский значок, она успокоилась, и пошла отдавать заказ. Бэнингтон поерзал на стуле, ему было не комфортно от осознания, что человек перед ним лишь прикидывается. Парень напротив него ухмыльнулся, а потом полез в карман и протянул Честеру сложенный в четверо лист бумаги с напечатанным на нем текстом. «Сиди молча, и читай все, что тут есть. За тобой, впрочем, как и за мной следят, на данный момент слежка позади, я сделал все возможное, чтобы нам не помешали и нам не стоит лишний раз открывать рот. Твой дом полон прослушек, так же как и твоя одежда. Так что, просто читай и внимай. Тебе надо будет в конце недели взять выходной. Что ты будешь делать и как ты его получишь не имеет значение. Единственное условии – Дэвид не должен знать о том, куда ты отправишься» - А куда я отправлюсь? – удивленно смотря на собеседника, одними губами проговорил Честер. Парень напротив закатил глаза, а потом взглядом указал на листок: «Читай, блин». И Честер продолжил. «Ты поедешь обратно в больницу, чтобы встретится с Джейсоном. Он в курсе того, что ты должен будешь его навестить. Прежде, чем поехать к нему, в тот же день, ты зайдешь в Молл, и купишь себе новую одежду, избавляясь от старой. Я имею ввиду новую включая носки и трусы, не известно в каких именно вещах скрыты жучки. - Кому надо за мной следить? – Честер достал блокнот и накарябал там этот вопрос, протягивая его слепому. За что получил недоуменный взгляд от официантки, которая принесла им кофе. - Угадай с трех раз, – рассмеялся тот, протягивая обратно. - Дэвид, – прошептал Чес и, получив утвердительный кивок в знак подтверждения того, что он прав, сник. - Читай дальше, – последовало указание, и глубоко вдохнув, Честер продолжил. «У Джейсона есть то, что тебе нужно. Так что не волнуйся, когда ты приедешь, то можешь спокойно с ним говорить. Люди Фаррелла покинули больницу и тебе ни что не угрожает. Что касаемо твоей слежки, то я сам займусь этими парнями. В общем, вот и все». - Кто ты? – Чес неуверенно написал эти слова и увидел сияющую улыбку на бородатом лице. - Меня зовут Бред и я друг твоего мужа. - Бывшего мужа, – накарябал Бэнингтон. – Майки умер. - С чего ты взял? – насмешливо глядя в карие глаза. - Что ты имеешь в виду? – подчерк вышел кривым, буквы прыгали со строчки на строчку, руки дрожали. - Спроси у Феникса. Мне пора, – вдруг резко вставая со своего места, кидая пару купюр на стол и нервно озираясь по сторонам. Напоследок, этот самый Бред, вырвал листок из пальцев Честера, а за одно забрал его блокнот. До конца недели Бэнингтон не находил себе места. Он начал приглядываться ко всем и ко всему, замечая, что некоторые полицейские в его отделе действительно следят за каждым его шагом, он даже в туалет ходил с одними и теми же людьми. Потом, к вечеру, эти парни отчитывались перед Дэвидом, иногда кивая в сторону Честера. - Что происходит, Дэйв? - О чем ты? – Фаррелл сидел за свои столом и, не поднимая головы от бумаг, делал вид, что не понимает - о чем вещает бывший друг. - Я о том, что за мной следят. - Паранойя, Честер, это тяжелое заболевание, – подняв взгляд на собеседника. - Так да? Заболевание? - Чес, – перебил его Феникс, – я понимаю, как тебе сейчас тяжело, что тебе надо просто отдохнуть… - Ты ни хрена не понимаешь, – вдруг закричал Честер, – ни чего. Ты ни когда не любил и не знаешь, какого это потерять того, кого любишь и кем живешь. Ты ублюдок, понял меня, Дэвид? Ты просто козел. Его смерть на твоей совсети. - Честер, ты перешел все границы. Если бы Фаррелл знал о разговоре Бэнингтона, то возможно понял бы, что Честер просто хорошо играет. Если бы Феникс уделял больше внимания прошлому своих сотрудников, то понял бы, что сейчас перед ним стоит далеко не Честер. - Тебе нужно пару дней отдохнуть, я знаю, что тебе тяжело, – кладя руку на зло сверкающего глазами парня, сказал Дэвид. – Пара дней, Чес. Чтобы я не видел тебя в участке, – и, оборачиваясь к невольным зрителям. – Ну, что уставились? Дел своих нет? Честер побрел к столу, еле волоча за собой ноги. Как бы хорошо он не умел играли, как бы Чарли хорошо не играл, Честеру все равно эмоционально это давалось с большим трудом. Дорога до клиники должна была занять не так много времени, как сначала думал Честер. Перед поездкой он действительно зашел в магазин, заметив, что за ним зашли и двое рослых парней. - Возможно, что этот Бред был прав и за мной правда следят. Недолго думая, Бэнингтон купил новые джинсы, кеды и рубашку, он сменил и белье. Подумав, он заложил свои часы и купил новые. Старые ему нравились, по этому, он хотел забрать их позже, когда станет понятно все то, что происходит. Переодевшись в туалете Торгового Центра, Честер довольный вышел на улицу. Пора было отчаливать. Слишком много вопросов, на которые надо получить ответы. Да и это не понятное заявление незнакомца о том, что Майк жив и, что Дэвид знает об этом, только лжет и лжет постоянно. - Вам придется подождать минут десять, Джейсон сейчас на приеме у врача. - Хорош, – Чес кивнул той самой рыжей девушке, что хихикала над ним. - У вас все в порядке? - Да, спасибо, что спросили. - Просто…вы ведь выписались, а теперь вот вернулись. - Я же не обратно в клинику, я к другу, – неуверенно улыбнулся Бэнингтон и поежился. Ему бы не хотелось вновь оказаться в стенах этого заведения в качестве пациента. - Джейсон не может быть вам другом, – серьезно проговорила медсестра. – Он опасен и очень ревнив. У него нет друзей, он убил все своих друзей, поэтому его стараются не отпускать из палаты. Говорят – доверительно зашептала она – что он пытался убить и собственного брата. Джей был под строгим надзором санитара, тот проводил парня к столу Честера и встал чуть дальше, чтобы не слышать разговор, но во время суметь отреагировать, если пациент будет угрожать, а может и наоборот, если угрожать будут пациенту. - Ты приехал, – усмехнулся Джейсон и Честер вновь поплыл от этой знакомой улыбки. - Да, – собирая в себе силы. – Человек по имени Бред приходил ко мне и сказал, что я должен вернуться и поговорить с тобой. - Да, Дэлсон был и у меня тоже. А Майк к тебе не приходил? – чуть подаваясь вперед, получив строгий взгляд у своего надсмотрщика. - Нет, – Честер покачал головой. – Он даже во сне не приходит. Видимо там ему лучше, без меня. - Чушь, – отмахнулся младший Шинода и отвалился на спинку стула. – Эй, я могу взять папку со своими рисунками? – крикнул Джей санитару. Тот кивнул и передал просьбу той самой рыжей. Через пару минут, Джейсон раскладывал перед Честером рисунки из папки. Рисунки Майка. - Но этого не может быть, – ошарашено скользя кончиками пальцев по карандашным наброскам. – Они сгорели вместе с Майком в доме. - Да ладно, – фыркнул Джейсон. – Я говорил тебе, что Майки приходит ко мне, а ты мне не верил. - Ты душевно больной. - Ты тоже не особо здоровый, Честер, – рыкнул Джей. – Как же я ненавидел тебя все это время, если бы я мог свернуть твою тонкую шею, я бы не задумывался ни минуты. - Так сделал бы это, – закричал Чес, но успокоился под взглядом громилоподобного надсмотрщика. - Не могу, – с сожалением протянул Джей, – я обещал Майку, что пригляжу за тобой, а это не значило, что я убью тебя. - Зачем ты говоришь мне все это? – в глазах Бэнингтона стояли слезы. Ему было тяжело дышать, ему было тяжело говорить, сердце колотилось, словно сумасшедшее о ребра. - Говорю, потому что я люблю мучить людей. А ты, – тыкая пальцем в его сторону, – ты отнял у меня брата. Он приезжал ко мне каждую неделю, а потом пропал на долгих тридцать месяцев. Он все равно вернулся, но говорил только о тебе. Он показывал мне рисунке, твои рисунку, с твоими изображениями, говорил, что любит тебя и просил у меня прощение, что кинул меня так на долго. В тот момент я был готов убить его и в этот раз я бы это сделал, не так, как в прошлый. - Тот шрам, самый большой… - Он даже не кричал, понимаешь, – Джейсон задумчиво облизал губы, – мне не пришлось его связывать, как остальных. - Ты пытался перерезать ему горло, Джей. - Я бы сделал это и сейчас, только бы горло выбрал твое. - Теперь понимаю, почему Майк мне не рассказывал о тебе, – скрещивая руки на груди, но внутри, в душе разлился страх. – Почему он не дал тебе отпора? - Потому что он любит меня, Чес, что тут не понятного? У него тупая вера в того, кого он любит. Он позволял мне делать все, что я хотел. - Давай не будем говорить об этом, – вспоминая тонкий шрам на горле любовника, Честер так и не решился задать вопрос откуда он у Шиноды и сейчас понимал, что жил бы без этой информации спокойно и дальше. - В общем, – Джей опять подался вперед, – Майк приехал и попросил о тебе позаботиться, как только ты появишься в этом заведении, но у меня были связаны руки, фигурально выражаясь, и я смог только передать тебе рисунок. Он мне привез целую папку. - Значит, Майк и правда был здесь? – опешил Бэнингтон. – Но почему он не захотел со мной увидеться? - Потому что за ним следят, – пожал плечами парень. – Во всяком случае, я понял именно так. А еще он сказал, что заберет тебя, как только разберется с какой-то там птичкой, за то, что пыталась его убить. - Феникс? - Именно, точно, именно феникс. А это кто? - Тот, кто хотел отнять у тебя брата, убить его самостоятельно, завершить то, что ты начал давно. Джей насупился. Ему не нравилось, что кто-то отбирает у него игрушки, живые еще игрушки, которые по праву первенства принадлежали ему, Джейсону Шиноде. - Бред Дэлсон, он долгое время был напарником Майка, – вновь заговорил Джей, – он найдет тебя и вот еще что, – Шинода наклонился и достал клочок бумаги из правого носка. – Боялся, что найдут, – поясняя и протягивая его Чесу. «Скоро я тебя заберу. Потерпи немного. Прости, что было так больно» Бэнингтон даже не скрывал слез. Ему было больно, но на этот раз боль причиняла лишь удовольствие, потому что он не мог не узнать подчерк Шиноды. - И остерегайся птицу. Он следит за тобой, он хочет тебя, как приманку. Он тоже не верит, что Майк мертв. Это и правильно, ведь он жив. Мой брат не может умереть просто так, он должен отдать жизнь мне, – рассуждал Джейсон. - Надо возвращаться, – Честер поднялся. - Подожди, – Джей встал вслед за ним. – Я всегда брал все, что принадлежало Майку, но ты…он прятал тебя и, наверное, правильно делал. Просто…я хотел бы тебя поцеловать, – парень слегка замялся, а Чес внимательно смотрел на того, кто так сильно был похож на возлюбленного. Та же улыбка, тот же взгляд сумасшедшего, тот же запах, с примесью медикаментов. Почему бы и нет. - Я ему не расскажу, – вдруг выпалил Джейсон и шагнул к Честеру, прежде чем санитар успел отреагировать. Бэнингтон тихо застонал, вкус Майка, губы Майка, улыбка Майка…так давно он этого не чувствовал. Санитар не заставил себя долго ждать и оттащив Джейсона от ошарашенного Честера, повел того обратно в палату. - Знаешь, – Джей резко затормозил, – я понимаю Майка и…я всегда забирал то, что его. Значит, – вот тут Честеру и стало по настоящему страшно, на него смотрел безумец. Таких показывают в фильмах ужасов, эти глаза и эта улыбка, – скоро ты тоже будешь моим, – прижимая к груди папку с рисунками брата, покидая помещение. Последняя Глава и Эпилог Долгое время Честер старался ни с кем не встречаться и не разговаривать. Так что он просто отключил все телефоны, лишь иногда прослушивая голосовые сообщения, но все равно ни кому не перезванивая. Все мысли крутились вокруг двух братьев, которые были так близки друг с другом, но при этом совершенно разного мировоззрения. Феникс, который так упорно пытался найти Честера, оборвал почти все имеющиеся телефоны, отправлял наряд полиции к дому Бэнингтона, но тот так и не соблаговолил появиться не то, что на работе, но и на пороге своей квартиры. Чес жил в съемном гостиничном номере, похожий больше на клоповник, но сейчас было все равно. Записка, которую дал Джейсон, была изрядно измята, некоторые слова стерлись от частого верчения ее в руках. Глаза были красными и воспаленными, все, о чем мог думать Честер это о том, что его Майки жив. Если не брать в расчет то, что ему об этом сообщил чокнутый парень, который и пытался убить его возлюбленного несколькими годами ранее. - Привет, – Бред совершенно спокойно вошел в номер и поморщился от отвращения. Воздух был затхлый, потому что Честер даже не удосужился открыть окно и уже, Боги знают, сколько времени сидел взаперти и ни куда не выходил. – Выглядишь отвратительно. Впрочем, как и эта комната, – носком ботинка отталкивая с прохода бутылку из под воды. – Ну, хоть не пьяный. - Как ты меня нашел? – напрягся Бэнингтон. - Так же, как скоро это сделает Фаррелл. - Что ты имеешь ввиду? - Феникс поехал к Джейсону. Он догадался о том, что ты у него был. - Я вообще уже запутался в том, что тут происходит, – протягивая стоящему над ним Дэлсону клочок бумаги. - Ммм, занятно. Но не думал, что он выступит так открыто. - Да в чем собственно дело? – вдруг взорвался Бэнингтон. – Почему о том, что Майк жив, знают все, кроме меня!? - Сядь, – Бред одним только взглядом заставил молодого парня рухнуться обратно в потрепанное кресло. – Я расскажу тебе, но обещай, что дальше ты будешь четко следовать моим инструкциям? - Хорошо, – устало промямлил Чес и потянулся к записке, которую до сих пор сжимал в пальцах Дэлсон. – Верни мне ее, – жалобно, моляще. - Прости, – протягивая бумагу обратно, садясь на против с такой осторожностью, будто кресло под ним готово было вот-вот развалиться. – Майк появился у меня на пороге спустя неделю после того, как я получил известие о его трагической кончине. Человек, которого нашли в доме, был не Шинодой. Тот убил его, как только застал на кухне. Поняв, в чем дело, он одел ему на шею тот самый кулон, что ты и опознал. Благодаря этому ни у кого и не возникло подозрений в том, что это не он, не Майк. Ни у кого, кроме Дэвида. Он эксгумировал тело, обойдя закон и выяснил, что тот, кого захоронили, не Майк. - Кто пытался убить его? – сдавлено прошептал Чес. - Ни его, а вас, Честер. Я не могу тебе всего рассказать, это сделает Шинода, я не в праве. - Где он сейчас? - Улаживает кое-какие дела. - Например? Что может быть важнее меня? Нас? - Только вы и можете быть важнее всего, ваши отношения. Я знаю, что сделал Майк, чтобы огородить тебя от твоего прошлого и чем ему пришлось пожертвовать. - Твою мать. - А ты думал, что Шинода способен в одиночку обвести вокруг пальца и копов и федералов? - Ну…я не знаю, – Честер опять поник, растекшись невменяемой тушей по креслу. – Что дальше? - Жди, вот и все. И главное, – стоя уже у выхода, – не встречайся в Фарреллом. Он тот, кто явно не желает вам добра. А потом Майк позвонил. Он просто набрал номер телефона Честера и тот не смог не узнать родной и любимый голос, который оставлял ему голосовое сообщение. Честер почти тут же кинулся к телефону, хватая его, трясущимися руками нажимая на кнопки и за многие дни и недели полного хаоса внутри себя, он был умиротворен и улыбался, услышав до боли знакомое: - Привет, – по ту сторону трубки. Еще через три часа Чес лежал в объятиях своего невозможного мужчины, сладко подрагивая всем телом после сокрушительного оргазма. - Ты сукин сын, Шинода. - Прости, – выцеловывая узоры на скулах, щеках, глаза. – Я не мог подвергнуть тебя опасности. Они думали, что убив кого-то из нас, смогут вывести из равновесия второго. - Они оказались правы, – Честер зажмурился, вспоминая холод больничной койки, грязный белый цвет палаты и жуткую улыбку Джейсона Шиноды. - Прости, но мне пришлось настоять на том, чтобы тебя увезли в ту больницу. Там работает мой друг, его зовут Роберт Бордон. - Да, он был моим врачом. – Бэнингтон вздрогнул, когда Майк провел кончиком указательного пальца ему по запястью, по отвратительному шраму, что красовался там. - Я не мог поступить иначе. - Ты о чем? - Просто, – Майк поднялся и вцепился в свои волосы, – если я тебе расскажу, ты уйдешь. Я не могу тебя потерять, ты же понимаешь? – во взгляде, что бы сейчас направлен на Честера, была пустота. И Чес отчетливо понял, что Шинода его отпустит только в одном случае, если сам Честер будет мертв. - Я не уйду. - Ты кидаешь такие обещания, даже не зная о том, о чем я хочу рассказать, – спуская ноги с постели, садясь к любовнику спиной. Бэнинтон сел позади Майка, прижимаясь к нему грудью, целуя в шею. - Я могу рассказать за тебя, – тихо зашептал он. – Когда я увидел тебя в окне, это и правда был ты. Я помню боль, что испытал тогда и, я думаю, что я просто не заметил, как ты вырубил меня. Слишком быстро приехала полиция и врачи, меня бы не откачали, если бы кто-то не был рядом со мной во время попытки суицида или же этот кто-то не инсценировать мое самоубийство. - Я вызвал их еще до того, как перерезал тебе вены. Я был рядом все это время, пока они не увезли тебя. - Ты больной ублюдок, Майки. За это я тебя и люблю, – потянув парня на себя, обхватывая его ногами поперек груди. – Расскажи мне про своего брата. - Джейсона? – в голосе японца чувствовалась улыбка. – Он самый гениальный актер, с которым мне когда-либо приходилось сталкиваться. - Актер? - Да, – Майк кивнул. – В свое время этот урод умудрился влюбиться в психолога и лишь для того, чтобы хоть как-то увлечь того в их отношения, чтобы вообще завязать знакомство, прикинулся больным на всю голову, а потом уложить того в койку. - Дай я угадаю, тем самым психологом и был доктор Бордон? - Да, Честер. Роб предложил Джею стать парой официально и они поженились года три назад, по моему. Я не смог приехать к ним на свадьбу. Так вот, с тех пор мой брат носит его фамилию. - То есть, Джейсон Бордон, тот самый, который играет в постановках на Бродвее твой брат? - Я тебе про это и говорю. Так что просто было делом техники, чтобы вы с ним столкнулись. - Ты маньяк, ты в курсе? – рассмеялся счастливо Честер. - Конечно, – серьезно кивнул японец, пряча улыбку в уголках губ. – Я люблю тебя. Скоро все это закончится, – целуя манящие, капризные губы. - Феникс… - С ним уже решен вопрос, – очерчивая рот Бэнингтона языком, – я позаботился обо всем. Нам надо только подождать. - Мистер Фаррелл, – Джейсон смотрел на стоящего напротив мужчину. – Какими судьбами? - Я знаю, что он уже был у тебя. Ты сказал ему все то, что я просил? - Скорее приказал, – лениво улыбнулся Джей. – Но да, я исполнил все, как было велено. Где моя награда? – протягивая скованные в наручниках руки. - Я еще не уверен в том, что ты не предашь меня, – толкая младшего Шиноду к столу, склоняясь над ним и целуя в приоткрытые губы. – Ты, чертовски, на него похож, – смотря в темные глаза Джейсона, видя в них отражения Майка. Партия была разыграна просто отлично. Уже третий раз, Фаррелл приезжал скорее из-за самого Джея, а не из-за тех поручений, что давал ему. Ему нравился этот молодой человек, как бы Дэвид не отрицал эти чувства, что-то влекло его, завлекало. Джей лишь усмехался, глядя на то, как мужчина теряет голову. Надо было всего лишь где-то улыбнуться, где-то томно взглянуть, а где-то и кинуть намек. Дэйвид был уверен, что этот парень хочет его не меньше, чем он сам. - Ты хотел моего брата, но Бэнингтон тебя опередил? - Ты что, шутишь? Я ни когда не думал о твоем брате. Просто мне стало интересно… - Ложь, – засмеялся Джейсон запрокидывая голову, и смех его был наполнен таким безумием, что Дэйву на какое-то мгновение стало даже страшно. - Чертов псих, – сдергивая с Джея больничные штаны, терпение было на исходе, желать больше не было сил, теперь хотелось только брать. Оголяя задницу, окончательно распластав парня на столе. – Сейчас посмотрим, кто тут будет смеяться последним. Как только Феникс двинулся вглубь такого манящего тела, Джейсон закричал. Он драл глотку в истошном вопле, пока дверь в комнату не распахнулась и в ее проеме не возник один из санитаров. Ему предстала весьма впечатляющая картина и, не долго думая, он просто оттолкнул копа от пациента, больно шарахнув того об стену. - Парень, ты в порядке? – поглаживая Джея по его темным волосам, тем временем сообщая по рации о том, что произошло. - Это все не так. Он сам хотел этого, – Джейсон стоял прижав руки к груди и тихо всхлипывал на груди своего лечащего врача – Роба Бордона. – Вы не имеете права. - Боюсь, что по поводу прав, мы теперь встретимся в суде, – Роб взглянул на полицейского по верх очков и увел молодого человека внутрь коридора, увлекая того в комнату. - Тебе было больно, мой ангел? – врач выглядел встревоженным, он все ни как не мог перестать прикасаться к своему пациенту, гладя того то по щеке, то по волосам, то дотрагиваясь до его рук. - Да, Робби, все в порядке. Немного поболит, но терпимо. - Все прошло без проблем? – Майк, в одежде санитара, вошел через пару минут. - Да, – кивнул молодой психолог. – Документы Джейсона на выписку готовы и подписаны. - Хорошо, – кивнул японец и подошел к брату. – Прости, – притягивая к себе за шею и мягко, но настойчиво целуя в губы. - Все в порядке. Главное, что ты теперь свободен. - Все мы, – рассмеялся Майк. – Нам надо сваливать отсюда. Видео камеры сделали свое дело, тебе не обязательно даже присутствовать при обвинении. - Звука там нет? – Роб вопросительно взглянул на друга. - Нет, – Майк отрицательно мотнул головой. – Я все проверил. - Когда ты заберешь Честера? - Не терпится его попробовать? – лениво, но с прищуром глядя на брата, с опасным прищуром. - Ну уж нет, – Джей заржал, весело и заразительно. – Просто…он такой хрупкий. - Да, – кивнул Майк и вышел вон из помещения, – я знаю. Эпилог. Честер вошел в дом. На столе стояла заказанная ими пицца, но вокруг не было ни души. Бэнингтон знал точно, что Майк вышел за пивом, но вот Роб и Джей были в гостиной, когда сам Честер выходил на улицу, чтобы сделать пару затяжек. Он бросал курить, но иногда вредная привычка брала над ним вверх. От сквозняка противно заскрипела дверь на кухне, ведущая в подвал. Тихо, словно боясь спугнуть какое-то наваждение, Чес направился вниз по ступенькам. Послышались голоса и неясный шум. Когда он дошел до самого низа, пройдя еще пару шагов вперед и свернув за большие коробки, что закрывали обзор, то тихонько ахнул, прикрывая рот ладонями, пятясь назад. - Твою мать, – нож в руках Джейсона дернулся и он перерезал таки мальчишке-разносчику горло. – Какого хуя так пугать? Я хотел поиграть с ним. - Я…я, – начал было заикаясь Чес, но уперся спиной в чью-то грудь. - Джейсон Шинода! – взревел Бордон. - Шинода? – откидывая ножи в сторону и усаживаясь на песчаный пол, скрещивая руки на груди, надуваясь словно маленький ребенок. - Именно Шинода, – зло прошипел Роб. – Столько работы и опять все впустую, маленький засранец. Так, – доставая блокнот из кармана и очки. – С завтрашнего дня, с двух до четырех, у тебя вновь начинаются сеансы терапии. - Но, Робби, – взмолился молодой парень. - Ни чего не знаю. Вы слышали, что я сказал, мистер Шинода? - Что тут происходит? – Бред спустился вниз. Теперь в помещении их было четверо, не считая мертвого разносчика. – Бля, – присвистнул он. – Джей, вот какого хуя, а? - Кто-нибудь мне объяснит, что тут происходит? – прохрипел Чес и вырубился. - Чес? – Майк вглядывался в лицо любовника, в глазах читался испуг и облегчение, когда Бэнингтон застонал и приоткрыл свои карие глазища. - Что это было? - Где? - Там внизу? - Ах, это, – протянул Дэлсон и с усмешкой, спрятанной в бороде, уставился на Майка. – Ну, расскажи ему, что ли. - Бред, не торопи меня. - Рассказать мне что, Майки? - Ну…у Джея и правда не все в порядке с головой. Было. Когда он повстречался с Бордоном, то был болен, а док ему помог. И как-то все это переросло во что-то большее. Джей перестал сходить с ума, пошел в театральное и в нем обнаружили такой потенциал для сцены, какого не было ни у кого. Он просто самородок. - Да уж, – Чес передернуло плечами. - Не будь такой сволочью, Чести, – Майк коснулся губами губ любовника. – Ты и сам не без греха. - Просто…в доме… - Кстати, – Дэлсон поднялся и направился к двери, – сделаю вид, что меня тут не было. - Просто пытаешься сбежать, чтобы не заботиться о трупе, – хмыкнул Шинода, даже не поворачиваясь к уходящему другу. - О, как точно ты подметил. Если что звони, Майк, ты же знаешь, – закрывая за собой дверь. - Знаю, – вновь возвращая свое внимание Честеру. - А где Джей? - Роб трахает ему мозг. Поверь мне, мой младший брат еще тысячу раз пожалеет о своей несдержанности. - Значит, это правда? – смотря на шею Майка. - Да, только это совершенно не имеет значения. И да, – поднимаясь на ноги, чуть разминая затекшие суставы, – завтра мы покидаем этот гостеприимный дом. А сейчас, – протягивая руку Честеру, – пойдем, нам надо спрятать труп, чтобы у мальчиков не было проблем. - Почему мы уезжаем, Майк? – принимая помощь партнера, но замирая на месте. - Потому что мой брат не кидает слов на ветер. - Я не понимаю, – нахмурился Честер. - Помнишь, что он сказал тебе в больнице? – Честер кивнул. – Так вот, это была не игра. Мой брат всегда получает то, что он считает своим. Так, как Роба, меня…а теперь и тебя. Но боюсь, что от тебя ему хочется только криков и воплей, много крови и страха в глазах. Сегодняшний срыв Джейсона – это как некий сигнал, что нам пора делать ноги. Роб тоже так считает. Наверное, Честер бы мог удивиться или испугаться. С другой стороны, чем он сам был лучше Джейсона или же того же Майка? Странная семья со своими правилами и скелетами в шкафу. И Бэнингтон не был уверен, что хочет разглядеть всех тех монстров, что прятались в душах этих парней. Даже Роб теперь не казался ему таким хорошим парнем, если он смог приручить такого монстра, как младший Шинода. - Не бери в голову, детка, – Майк рассмеялся и притянув Честера к себе, мягко поцеловал того в губы. – Он не будет нас искать, а если и попытается, то Бордон ему рога поотшибает. Ты же мне веришь? На секунду в глазах Честера, Майк разглядел вспышку сомнения, но она, тут же, испарилась. Чарли все еще верил этому японцу, а значит Честеру нет причин для беспокойства.

Admin: Название:Пески времени Пэйр:стандарт Статус:закончен Предупреждение:АУ относительно к тому,как развивалась история группы и отношение парней (хочу верить,что они есть и все тут) на самом деле.просто вот ветром навеяло.ну и про мои ошибки все помнят )))) В LA стояла теплая погода для поздней осени. Поэтому Майк решил, что пройтись по вечернему и почти пустому пляжу будет не такой уж и плохой идеей. Поцеловав жену, улыбнувшись ей, Шинода сел в свое авто и вывел машину со стоянки возле дома. Сегодня хотелось подумать в одиночестве, не чувствуя скорбного взгляда Анны, не ощущая всю ее печаль и тоску по тем дням, когда Майк мог с уверенностью сказать, что он счастлив и любим. Даже появление долгожданного ребенка не скрасили его одиночество, и не смогло заполнить ту пустоту внутри, которая образовалась четыре года назад. Сейчас у именитого МС было почти все, о чем обычный рядовой человек может только мечтать, но ни чего из этого не радовало, не наполняло душу счастьем, а сердце не заставляло трепетать, даже бабочки больше не возвращались в его живот, порхая там, словно у пятнадцатилетнего подростка, которому впервые девушка дала потрогать себя за грудь. Майк усмехнулся. Ему уже не были интересны ни женские, ни мужские прелести, даже красота мира и картин померкла чертовые годы назад. Шинода остановил машину на парковке и, выйдя, направился к воде. Шум прибоя успокаивал и в тоже время навевал такую тоску, что хотелось выть от боли и отчаянья. Майк до сих пор не понимал, как и почему он живет, да и вообще, как можно существовать в мире, когда смысл бытия, тот самый единственный свет, что струился сквозь тебя, наполняя тебя жизнью, исчез и погас? И это была его, Шиноды, вина, потому что он не уследил, не смог распознать, что и как, не смог сохранить то, что преподнесла ему судьба. Японец опустился на колени, перебирая мягкий от воды песок, закапывая в него пальцы, сгребая в кулак, а потом отпуская, тупо смотря, как вода смывает мутные разводы с ладоней. Было все равно, что уже сильно потемнело и вокруг совсем не осталось людей, было все равно, что он сидит на коленях на мокром песке и почти весь промок. Просто было все равно. Хотелось выть, хотелось скулить, вырвать глаза, чтобы они не видели этот мир без, выдрать и разорвать в клочья сердце, чтобы оно перестало пропускать по утрам удары, когда понимание того, что новый день вновь отсрочил вашу встречу и принес всех этих людей, которым приходилось улыбаться и перед которыми нужно носить маску, снова. Шинода вытер руки о пуховую крутку и достал из внутреннего кармана смятую газетную вырезку. Честер. Молодой, красивый, весь горящий жизнью, но тут, именно на этом фото он потерян и грустит. Несколько строк ниже, гласящих о том, что солист известной группы скончался по дороге в больницу, врачи не смогли его откачать. Сердце не справилось с таким количеством наркотиков. - Я так и знал, что найду тебя здесь, – Майк вздрогнул, но не обернулся. – Нам надо поговорить, Майки, – Роб присел на корточки рядом и погладил друга по спине. - О чем? – голос был хриплый и словно металлический, безжизненный. - Именно об этом, – кончиками пальцев касаясь старой вырезки из газеты, чувствуя, как дергается Майк, в попытке не дать ему коснуться заветной статьи. - Тут не о чем говорить. Я прошу тебя, – столько боли в голосе, – только не ты. Все пытались меня утешить, даже Анна чувствует, что что-то не так. Только ты не делал этого все эти годы и не начинай, я умоляю! Дай мне сделать то, что я задумал, потому что сил терпеть больше не осталось! Последние слова Майк почти кричал, его лихорадило. Поднявшийся ветер вырвал из его пальцев кусок бумаги и погнал его прочь от владельца. И МС словно обезумел. Он вскочил на ноги и кинулся следом, но северный ветер словно играл, насмехался над человеком и его горем. Немного помаячив газетой перед Шинодой, ветер унес ее вдаль, в сторону моря. Майк на мгновение замер, а потом рухнул на колени, скребя песок и воя, словно волк на луну от бессилия и одиночества. - Посмотри на свои руки, Шинода, – тихий голос Бордона, вывел репера из состояния ступора, когда сил кричать и что-либо делать больше не осталось. Он медленно, словно ему было сотни лет, поднес ладони к лицу и остановился в немом восхищении. Песок горел, переливаясь тысячами цветов, струясь сквозь пальцы, создавая вокруг Майка ореол. И было так тепло, так спокойно, что тому больше не хотелось двигаться. Усталость, накопленная годами, уходила, оставляя место успокоению. - Что это? – МС неуверенно взглянул на бывшего друга. - Песок времени, Майк, – снисходительно, но очень добро улыбнулся Роб. - Не понимая, – Майк нахмурился и поднялся на ноги, смотря на барабанщика, как ребенок, что задал вопрос и не уйдет, пока не получит ответ. - Я помогу тебе изменить прошлое. - Но как, почему, зачем это тебе? – вопросы сыпались и сыпались, Майк повторял их снова и снова. - Кто-то наверху, а может и внизу, решил, что ты заслуживаешь еще один шанс, – пожал плечами Роб и мягко улыбнулся. – Но я не могу сказать тебе, что именно ты должен изменить, чтобы он остался жив. Ты должен придти к этому сам. Майк кивал головой, не понимая ровным счетом ни чего, но ему было все равно. В голове билось только слово: Жив. Честер вновь будет жить и Майк больше ни когда его не отпустит. - Держи, – Роберт протянул песочный часы, полость которых была пуста. – Набери в них песок и переверни, запусти время. Оно пойдет вспять и остановится ровно на том моменте, откуда пошел разлад. За месяц до того, как с Чесом произошла трагедия. У тебя будет 4 попытки, Майк. Если ты не сообразишь, что делать, то Честер уйдет навсегда. Шинода смотрел на песок внутри стекла, заворожено следя за мерцанием песчинок. Где-то там, в глубине этого сияния – Честер, и он ждет его, ждет, чтобы навсегда остаться с ним, с Майком, который просто больше не может быть без него. Роб улыбнулся, когда его друг перевернул часы, запуская отсчитывая время назад, смотря на то, как улыбается Шинода, всматриваясь в золото песка. - Да ебись оно конем! Отвалите от меня! – громкий голос вывел Майка из ступора. Тот стоял в коридоре, не далеко от двери, что вела в студию Линков, ее в том, далеком 2002-ом. - Чес? – репер не поверил своим ушам. Он рванул в сторону двери, почти срывая ее с петель. - Майки? – Бэнингтон удивленно смотрит на лучшего друга и любовника, потягивая кофе из пластикового стакана. – Ты в порядке? – волнение в голосе. - Да, просто…все в порядке, правда, – глаза слезятся, хочется подойти и обнять, вдохнуть давно забытый аромат его парфюма, его кожи, его света, тепла и смеха. - Кхм, – Роб краснее, как всегда, при виде проявления эмоций Шиноды. Это происходит не так уж и редко, но если происходит, то ударная волна накрывает всех, кто находится в радиусе десяти – пятнадцати метров как мнимум. - Все в порядке, – отвечает МС и улыбается, наконец-то он может позволить себе улыбнуться, что он не делал несколько лет. Потому что вот он тот, кому стоит дарить эту улыбку, кому она принадлежала всегда. – О чем разговор? – репер вновь прокашлялся и заставил себя отвести взгляд от столь желанного и притягательного для него человека. - Тебе он не понравится, – Дэлсон поморщился и взглянул на вокалиста, что отвернулся от друзей и сделал вид, что не понимает о чем собственно идет речь. Майк стоял и переводил взгляд с одного на другого. Он помнил все до мельчайших подробностей того вечера. Именно в тот день было признано то, что Бэнингтону необходимо лечение, что ему становится все хуже и хуже. Ровно через месяц Честер умрет, а он, Майк, ни чего не сделал. Но только не в этот раз, больше он не позволит трагедии омрачить их жизнь, погасить их любовь и в зародыше на спасение вырвать и растоптать из души надежду. Шинода пресек на корню этот разговор, просто уволакивая Чеса за собой, привезя того к себе домой, вламываясь в спальню и почти насилуя любовника. - Прости, – шепчет потом Майк и гладит дрожащие плечи после, прижимая к себе, гладя по волосам. Но Честеру хорошо, ему сейчас все хорошо, он успел принять дозу до, не надеясь особо ни на что, что помогло бы изменить ему принятое сегодня решение. Через месяц Бэнингтона не откачивают. Снова. - Ты изменил лишь то, что никто из ребят не отреагировал на его болезнь, – Роб стоял и смотрел на Шиноду, что метался по пустынному пляжу, сжимая заветные часы в кулаке, думая и думая, пытаясь найти ответ. - Я думал, мне казалось, что…он боялся, что вы разочаруетесь в нем, если узнаете все, что происходит на самом деле. Он думал, что справится, что все будет в порядке, что мы с ним преодолеем всю эту грязь, и он вновь станет собой. Боялся, что будет вам противен. Снова всполохи цвета, но на этот раз серебряного. Майк падает в пропасть, серебристую, местами седую пропасть и вновь оказывается на пороге студии. Честер кричит внутри, швыряет свой кофе в Хана, который пытается казаться веселым, хотя потухший и уставший взгляд говорит об обратном. Бэнингтон обвиняет их всех, за исключением Шиноды, и бросается вон из комнаты, хлопая на последок дверью. Проблемы с женой уже начались, проблемы с наркотиками продолжаются. Майк смотрит ему вслед и получает одобрительный кивок от Дэйва. Наверное, это то, что Шиноде было нужно, потому что он срывается и бежит за другом. Боясь, что не успеет, боясь, что потеряет раньше. Они долго разговаривают на кухне в доме Честера, пьют пиво и смеются, словно вновь 99 год и Чес только-только приехал на прослушивание. Майку хорошо и спокойно, а Честер смотрит в ореховые глаза МС и думает о том, что ему будет его не хватать. Но он просто больше не может видеть жалость в глазах любимого человека. Да и потом, за все эти годы… - Нет, – вдруг резко выкрикивает рокер и поднимается на ноги. – Нет, – смотря в глаза Шиноды, – я не могу так, – делая уверенный шаги в сторону любовника, – просто не могу без тебя, – целуя отчаянно, словно в последний раз. Через месяц и одиннадцать дней, а еще шесть минут и сорок восемь секунд после этого поцелуя, Честер Бэнингтон был забит насмерть каким-то обдолбанными подонками, когда возвращался из притона, где покупал себе очередную дозу. - Ты, – шипел Майк, – это все ты. Тебе нравится смотреть на меня снова и снова, тебе нравится делать мне больно? А может быть я уже умер и это мой персональный ад, знать о том, что ты мог бы все изменить, но ни когда не найти того самого решения? Кто ты? Сатана или Архангел, что карает за грехи? - Что-то произошло, ты что-то уже сделал, только не понял этого. Честер прожил на несколько дней дольше, чем был должен, – ветер вновь резко рванул, просто швыряя в лицо Майка старую газетную вырезку, которую украл у него несколькими минутами ранее, а может быть и годами или другой жизнью, теперь не разберешь. Там другая фотография и другие слова, другая причинная смерти, другая дата. Синий туман затягивает своей красотой, почти антрацитовой темнотой, кажется, что ты летишь не только сквозь время, но и сквозь все миры, которые есть вокруг нас, через небо всего сущего. Тот же год, месяц, день и час, та же минута и тот же крик из-за двери. Майк делает решительный шаг в сторону и распахивает преграду. Разговор жаркий и долгий. Майк стоит на стороне Чеса, отбивая все выпады друзей, стараясь объяснить то или иное состояние своего любовника, стараясь донести до одногруппников, что криками ни кто не поможет тому, на ком для Шиноды сошелся клином свет. - Иногда мне кажется, что ты знаешь что-то, чего не знаю я, – расхохотался Честер после. Они лежали в постели в снятом на ночь номере, пытаясь понять, как им стоит жить дальше, чтобы не рухнуть на камни, чтобы быть вместе, чтобы выдержать ту бурю, тот шторм, что надвигался и который уже было не остановить. - Я люблю тебя, – прошептал Честер и мягко улыбнулся, потеревшись носом о щеку любовника. – Я так сильно тебя люблю. Не дай мне упасть, – глаза в глаза, мольба и отчаянье во взгляде. Честер словно ищет что-то внутри майковых зрачков, пытаясь в глазах разглядеть то, что было необходимо, чтобы жить дальше. Но репер лишь улыбается своей искренней, солнечной улыбкой. Только вот почему-то все замерзает, а не вспыхивает приятным жаром, как раньше. Что-то ускользает в их отношениях, затухает огонь любви, и Чес не знает, как с этим бороться. Оба знают, что что-то происходит, что-то не так. Только Шинода знает наверняка, а вот Честер просто предчувствует это. Через два месяца Честер Бэнингтон прыгает с крыши небоскреба. Он летит вниз раскинув в стороны руки, словно гигантская птица. Разум его свободен, тело отравлено наркотиком. Ему хорошо, он видит Майка закрывая свои глаза перед ударом об асфальт. - Последний, – шепчет Бордон и кладет руку на плечо Шиноды. Тот не двигается и больше не пытается заговорить со своим палачом и спасителем. В голове прокручиваются картинка за картинкой, день за дне, минута за минутой, что они провели с Честером вместе. - Я сделаю все правильно, – он встречается взглядом с Робом и тот вновь улыбается. - Я знаю, что так и будет. Алые всполохи, словно огонь обжигают, разъедают кожу, вкручиваясь внутрь, разрывая на части и собирая вновь, благословляя, сжигая неуверенность и даря успокоение. Честер кричит и швыряет в Хана стаканом из-под кофе. Его мелко трясет, а глаза мечут молнии. Майк не мешает и не встревает. Все должны высказаться, все должны знать точку зрения друг друга. Получив кивок от Феникса, Шинода срывается вслед за любовником и утаскивает его к себе. Он долго и с упоением трахает это разгоряченное и разъяренное перепалкой с друзьями существо. И под самый конец, под самый пик, прижимая руки охваченные пламенем тату к матрасу, всматриваясь в широкие, затуманенные предоргазменным состоянием глаза, Майк мягко целует и шепчет в приоткрытые, искусанные и исцелованные губы: - Я люблю тебя. Рокер выгибается и кончает меж их телами. В голове ни одной мысли и только долбанные бабочки пытаются вспороть его живот изнутри своими мягкими крылышками. И если Честеру суждено умереть, то он хотел бы умереть прямо сейчас от счастья и этой щекотки, что наглые насекомые, не понятно как забравшиеся в брюшину, заставляют его глупо улыбаться и тянуться вслед ускользающим губам. Через четыре года Честер признается, что та фраза, что была кинута Майком может быть по неосторожности, а может быть и умышленно, но именно в тот день, стала для рокера началом конца всего того дерьма, что у него скопилось в жизни. Стало точкой отчета, чтобы продолжать двигаться дальше, смочь найти в себе для этого силы. Чес захотел бороться, ведь теперь было ради кого. Майк сидел на пляже и мягко улыбался. Плед, иногда, хлопал треугольными концами, если уж ветер налетал особенно буйный. Молодой человек, что пристроил свою голову на коленях Шиноды, поморщил свой симпатичный носик и укутался сильнее во второй клетчатый плед, что Майк принес из машины. - Возвращай, – Бордон протянул руку, стоя над возлюбленными, но не смотря на них, а вглядываясь вдаль, в темную синеву воды. - Зачем все это? – песок в часах был обычным, мелким и невзрачным. Не тем, который МС засыпал туда. - Ты действительно страдал и не год и не два, больше. Мы просто поняли, что если так пойдет и дальше, ты загонишь себя в могилу раньше, чем придет твой срок. И потом, – Роберт пожал плечами, ветер трепал длинные пряди его волос, это было красиво и Майк засмотрелся, – о любви принято говорить вовремя, стараясь не упускать момент, потому что дальше может быть поздно. Да что я тебе рассказываю, – Роб тихо рассмеялся, стараясь не разбудить Честера, – ты и сам все прекрасно знаешь. - Майк? – сонно пробормотал рокер, открывая глаза и моргая, словно крот на солнце. – Ты с кем-то говорил? Шинода, обративший свое внимание на просыпающегося любовника огляделся вокруг – Роба не было, да и его следов на песке тоже. Только теплый, не по осеннему теплый ветерок, гонял по побережью газетную вырезку с дешевой рекламой на ней. - Нет, Чес, просто шептал о том, как много ты для меня значишь. Вокалист мягко улыбнулся и поднялся, потянувшись и издав при этом довольный писк. - Поехали домой, мм? Становится прохладно. - Конечно, – Майк притянул рокера за затылок к себе и мягко поцеловал. Жизнь продолжалась.



полная версия страницы