Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] (10) » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter] (10)

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 4

Admin: Название:нет Статус:завершен Пэйринг:беннода,мимо проходят Анна и Джейсон Шинода Предупреждение:АУ и ошибки Честер шел домой словно пьяный. Ноги не слушались, общая легкость во всем теле и странное выражение на лице. Он давно понял, что все было ошибкой. Вот как только этот парень прикоснулся к его телу. Нет, еще раньше, как только обнял и поцеловал. Бэнингтону казалось, что от него за мили разит сексом и похотью. Он понимал, что Майк не сможет не понять этого. И он не ошибся. Как только Шинода увидел своего парня входящего в спальню, то понимание произошедшего словно молот о наковальню ударило по его душе. Японец мог лишь вымучено кивнуть и сделать вид, что он ни чего не заметил. Этот потрепанный вид любовника, его небрежно одетая, помятая одежда и этот блеск глаз, который появляется у Честера после оргазма. Майк лишь улыбался. Он смотрел, как его парень прячет взгляд, проходя мимо него в ванную. Стараясь еще показать, что все хорошо. Шинода поднялся, взял из шкафа одеяло и подушку, направляясь в гостиную. Сегодня спать рядом с любовником не хотелось. Можно было бы конечно напиться, но это ни сколько не облегчит ситуацию. Лишь усилит разгорающуюся головную боль на утро. Честер стоял под струями холодной воды, руками упираясь в белую кафельную плитку. Взгляд Майка – затравленный, непонимающий, обиженный, но не осуждающий – так и стоял перед глазами. Надо было что-то сказать или сделать, но Чес просто не мог смотреть любовнику в глаза. Все эти задержки на работе в последнее время, отлучки среди ночи. Но ни каких измен. Бэнингтон четко знал, что не хочет изменять Майку. Он любит Майка. Но сегодня внутри него сломалась какая-то пружина, что все это время стопорила его, не давая согласится на этот не нужный и банальный трах. Смотря на себя в зеркало, рассматривая синяки на бедрах от сильных пальцев, что сжимали, на следы засосов на плечах и царапину, что украшала локоть, Чесу хотелось выть. Его милы Майк, любовь, по сути единственная и первая в жизни, только что разлетелась осколками и такими мелкими, что собрать уже не возможно. Выйдя из душа и не найдя своего парня в постели, Честер тяжело вздохнул. Он спустился на первый этаж и из проема двери посмотрел на лежащего на диване любовника. Вся поза того выражая вселенскую тоску и печаль. Честеру стало тошно от себя, за причиненную боль этому замечательному человеку. Понимая, что сейчас лучше ни чего не говорить и не делать, Бэнингтон вновь поднялся в спальню. Уснуть удалось лишь под утро, когда измученный думами мозг, просто подал сигнал сознанию и оно отключилось. Пробуждение было не то, чтобы болезненным, но мало радующим. Первые минуты, пытаясь понять не приснился ли ему сон с изменой, еще как-то вселяли надежду. Но когда рядом не обнаружился Майк, Честер осознал всю глубину произошедшего. Шинода был на кухне. Он приготовил завтрак и горячий кофе. Японец уже стоял в уличной одежде, собираясь уходить в галерею. - Буду поздно, – пробормотал Майк, как только любовник вошел внутрь кухни в одном белье. – Не жди меня, ложись спать. - Майк, я… Честер дернулся в сторону своего парня, но тот ловко и уверенно ушел от прикосновений. - Не надо. Я не готов, – художник вымученно и неловко улыбнулся, выходя в заднюю дверь, чтобы миновать соприкосновений с Честером, который стоял на пути. Честер опустился на один из стульев и притянул к себе чашку Майка. Прикасаясь губами к краю, словно пытаясь уловить вкус губ любовника, что недавно пил из нее. - Я такой эгоистичный урод, – прошептал парень в чашку. Все начало восемь месяцев назад. В салон тату где работал Честер устроился новый татуировщик. Парень оказался просто не реально крут и Чес не мог не нарадоваться, что хоть кто-то в этом месте соображает. Дальше больше. Они проводили время за обедом, проводили время после работы. И, в конце концов, провели вместе и пару хороший часов траха. Только вот Чес сейчас осознал, что отношения с этим парнем не стоили и ломанного гроша, по сравнению с тем, что за жизнь у него была с Шинодой. Милый и отзывчивый, Майк был диким зверем в постели. И Честер просто млел от силы желания, что вызывал в своем партнере. И сейчас он просто не понимал, как мог изменить. Чего еще ему не хватало дома, в своей спальне, в своей постели, со своим мужчиной? Даже, если начать разбираться во всех этих проблемах, Чес знал, что четкого ответа он дать не сможет. Потому что все было просто идеально. Возможно, это и послужило толчком тому, чтобы пойти «налево». Майк водил кисточкой по холсту. Не особо понимая, что он рисует и для чего. Вся жизнь разом превратилась в прах, уносясь с попутным ветром черт знает куда. Веры Честеру больше не было. Шинода четко знал – изменил один раз, пойдешь изменять снова. А еще одного раза его трогательное сердце человека искусства просто не перенесет. Надо было что-то решать. Простить для Майка значило понять, а понять измены он не мог. Так же как и принять ее. Взглянув на часы, Шинода обнаружил, что время обеда. - Составишь мне компанию? – не уверенно улыбаясь, Майк подошел к Анне. Они как-то работали вместе над одним реставрационным проектом. – Не могу сейчас быть один. - Вы поругались? – удивилась та. - Не совсем, – помогая девушке надеть пальто. – Просто не удачное утро. Да и вечер тоже. К удивлению для обоих молодых людей, день прошел достаточно быстро. Не успели оглянуться, а уже пора домой. Майк мялся в дверях рабочей студии, раздумывая о том стоит ли ему идти домой или же заглянуть в паб. Но увидев на улице машину Честера, выбор был сделан сам собой. - Я подумал, что ты будешь не против… - Против, Честер, – Майк устало потер переносицу. Привычка. Когда-то Шинода носил очки. - Мы могли бы просто поехать домой вместе, – предпринял тот еще одну попытку. - Я буду позже. Езжай, – японец улыбнулся и направился в противоположную от дома сторону. - Я подожду тебя, – крикнул Честер, но был проигнорирован. Или не услышан. Честер надеялся, что второе. Дом встретил Бэнингтона гробовой тишиной и теменью, хоть глаз выколи. Обычно Майк приходил раньше и Честера встречал теплый ужин и сладкий поцелуй. Потом они вместе смотрели вечерние новости, дальше что-нибудь из идиотских комедий или боевиков, смотря что показывала по ТВ, а потом шли спать. Честеру нравилось засыпать в объятиях любовника, головой на его плече, в кольце сильных рук. Сейчас всего этого не было. Была пустота и звенящая тишина, выводящая из себя, бьющая по нервам. Майк появился около полуночи. Он был уставший, но трезвый. Честер это понял, как только услышал шаги в прихожей. Шинода не очень жаловал алкоголь и даже в самые трудные времена не спешил прикладываться к бутылке. - Я же просил тебя не жать, – снимая кеды, пробурчал художник, чувствуя взгляд любовника, что вышел на лестницу второго этажа из спальни. - Я не мог уснуть без тебя. - Ни чего, – Майк тряхнул головой и не весело улыбнулся, – привыкнешь. - Я приготовил ужин. - Хорошо, – кивнул тот, – я очень голоден. - Где ты был? – Бэнингтон последовал за партнером на кухню. - Просто гулял, – пожал плечами Майк, ставя в микроволновку еду и выставляя таймер. - Один? - Честер, – Шинода тяжело взглянул на любовника, – у меня нет привычки гулять с кем-то, когда мне надо подумать. - И что ты надумал? – внутренне сжимаясь в комок, готовясь, если придется, силой отстаивать свое право находиться в этом доме, рядом с Майком, в его, Майка, жизни. - Ни чего, – разводя в стороны руки и глупо улыбаясь, – в том то и дело, что совсем ни чего. И Шинода безбожно врал в этот момент. Только он тоже был не плохим актером, как и его любимый человек. - Ты вернешься в спальню? Майк лишь отрицательно помотал головой и тут же раздался писк, оповещение о том, что еда разогрелась. - Я прошу тебя, – Честер смотрел умоляюще. Так он делал, когда был виноват. Для того, чтобы Шинода простил его. И Майк прощал. Но не в этот раз. Художник лишь уткнулся в свою тарелку, совершенно не замечая вкуса пищи. Ел лишь потому, что было надо. Организму, но не ему самому. Его бы воля он бы заморил себя голодом, издох где-нибудь в парке, в самой его чащобе, где редко кто ходит. Где сегодня и ходил сам Майк. Вечером следующего дня Честер Бэнингтон не нашел ни единой вещи Майка Шиноды. Тот просто собрался в обеденный перерыв и уехал. Только потом Честер узнает о том, что вечером предыдущего дня, Майк позвонил начальнику и, объяснив ситуацию, попросил расчет. Только потом Честер узнает, что Майк его получил. Через несколько месяцев Честер узнает о том, что Майк вернулся в Японию к отцу и брату. Еще через два, что Шинода успешно открыл картинную галерею, организовал свою первую полноценную выставку и теперь известен в нескольких странах. Еще через пять, Майк Шинода будет найден полуживым в одном из притонов Токио. Все это время Чес жил, как во сне. Вокруг него было вязко и тяжело. Ему казалось, что он пробирается сквозь густой слой ваты. Не слышит и не видит. Лицо заострилось, синяки под глазами стали ярче. Но Бэнингтон не пил и даже не пытался вернуться к старой привычке убивать все свои переживания наркотой. Он жил лишь одним – найти Майк, узнать, что с Майком, вернуться к Майку. Когда пришло сообщение о том, что Шинода в больнице, Честер чуть не обезумел от боли. Видимо это и послужило тем самым толчком, что вывел его из этого состояния сомнамбулы. Лихорадочный румянец, больной блеск в глазах. Бэнингтон носился по дому и в спешке собирал вещи. Он боялся, что не успеет. Боялся, что его не пустят. Боялся, что опоздает. Токио встретило суетливыми толпами, разноцветными рекламами и непонятным языком. Только сейчас Чес понял, что ни когда не интересовался жизнью Майка по-настоящему. Ни когда не видел родину того. И пусть Шинода был лишь полукровкой, вся его семья исправно жила в Японии, не важно какая примесь появлялась в их крови. Добравшись до больницы, потратив на это кучу сил и времени, Честер замер около дверей. Бледность в лице, изможденность временем, заставило Чеса выглядеть не лучшим образом. Охранник вышел ему на встречу и, по всей видимости, спросил не нужна ли Чесу помощь. Бэнингтон не понял, но, наверное, было так. - Майк Шинода, – только и смог пробормотать он. Охранник кивнул и взяв полусумасшедшего парня за руку, повел внутрь здания. Там к нему тут же подошла мед.сестра и повела по коридору, в сторону каких-то кабинетов. Бэнингтон уже почти не соображал. Он успел присесть на кушетку прежде, чем его наконец-то отключило. Организм не выдержал этого напряжения, этой нервной нагрузки. - Мистер? – Чес приходил в себя и первое, что он услышал это голос так похожий на голос его Майка. Открывая глаза, пытаясь сфокусироваться на том, кто говорил, Бэнингтон чуть было не отрубился вновь, рассматривая парня над ним. - Майк? – скрип пенопласта по стеклу, а не голос. - Я его младший брат. Был у него, когда мне сказали, что больной американец ищет Кенжи. - Кенжи? – удивился Бэнингтон. Молодой человек перед ним нахмурился. - Ты ищешь моего брата и не знаешь, как его зовут? - Его зовут Майк. Парень перед ним лишь фыркнул, давая понять, что он на самом деле думает об американских именах. - Несколько дней назад Кенжи пришел в сознание. Что ему передать? - Я хочу поговорить с ним сам. - Это не возможно, – тот отрицательно замотал головой. У Честера вновь перехватило дыхание – тот же взгляд, те же глаза, голос почти такой же, но не Майк. Просто брат. А Честер даже не интересовался тем, какая у Майка семья. Прожил с ним три года, но даже не поинтересовался. А вот Майк знал всех, знал их дни рождения и важнейшие даты. Не редко именно Шинода напоминал своему строптивому любовнику, что надо кому-то позвонить, съездить, поздравить или наоборот, принести свои соболезнования. - Пускают только членов семьи. - Я был его семьей, – Бэнингтон опустил глаза, смотря в пол. – Но разрушил все это. - Так это благодаря тебе он вновь вернулся домой? – усмехнулся молодой человек перед ним. Зло усмехнулся. – С одной стороны могу сказать от лица семьи тебе спасибо, с другой - хочется тебя ударить. Но не буду. Это не моя жизнь, я не имею права решать, что хорошо, а что плохо. - Он рассказал? – испуганно спросил Бэнингтон. - Кенжи ни когда и ни чего не рассказывает. Он просто рисует, – мечтательно проговорил младший Шинода. Было видно, что парню нравилось, что творит его старшего брат, что он уважал его и любил. – Как твое имя, я скажу ему, что ты приходил. - Честер, – прошептал Бэнингтон. – Я буду ждать его ответа. Собеседник лишь кивнул и вышел вон. Джей вышел из палаты, куда привели странного американца. Какое-то время он простоял глядя себе под ноги, а потом уверенным шагом направился к лифтам. Чтобы не происходило между этими двумя, Кенжи имеет право знать, что этот янки тут. - Он приехал? – первое, что спросил Майк, внимательно глядя на брата. Тот кивнул. – Я знал, что он найдет меня. Этот скандал с притоном не мог пройти не замеченным даже в американских СМИ. - Я попрошу его уйти. - Так будет лучше, – Майк взглянул в окно. Он видел лишь голубое небо над городом и угол больничного крыла. Слишком высоко над землей. – Иногда мне кажется, что лучше бы я ни когда не уезжал в Америку. - Ты там был счастлив. Во всяком случае, ты говорил мне именно так. - Был, Джей. Не долго, но был. - Теперь ты дома, – молодой японец подошел к постели брата и сжал его ладонь. – Мы любим тебя и рады, что ты вернулся. - Я огорчил вас. Это был не правильный выбор. - Ты осознаешь это и это хорош, – Джей улыбнулся. Почти зеркальное отражение улыбки брата, почти зеркальное отражение улыбки их матери. - Ты не понимаешь, – сжимая руку братишки в ответ, – не правильный, когда я уехал от него. Сбежал. - Что он сделал? - Обманывал меня, врал на пустом месте, истерил, что, в конце концов, привело к измене. Ты же знаешь, – Майк закашлялся, в горле было слишком сухо, а пить ему сейчас не давали в тех количествах, в которых ему бы хотелось. Джей ждал продолжения. – Я не сильно выражаю свои эмоции, мне проще их глушить. Видимо, того, что я ему давал оказалось мало. - Или слишком много, – Джей присел на стул и, потянувшись, погладил Кенжи по волосам. – Иногда, твоего мало, слишком много для обычно человека. Твой Честер этого не понял и стал захлебываться. Но, как случается, если протянуть утопающему руку - он топит тебя и выживает за твой счет. Так и у вас. - Надо было позвонить тебе прежде, Зигмунд, – каркающий звук вместе звенящего смеха. Джей поморщился, про себя ему хотелось убить молодого человека внизу, хоть он и видел, что тому расставание тоже далось болезненно. И еще как. - Надо было. Так что мне передать твоему Честеру? - Я не хочу его видеть. Я не смог его простить, а теперь не могу простить себя за боль, что причинил ему. - О, да перестань, Кенжи! Ты не мученик и не смей делать из себя такового, как в христианских религиях. Наш почтенный отец этого не переживет. - Ты такой козел, братец. - А ты плаксивая девчонка, – парировал тот и поднялся. – Я позову его. Он нужен тебе. Думаешь, ни кто из нас не видели той боли, что у тебя в картинах? Думаешь ни я, ни отец не заметили его имени на полотнах? Мы знаем тебя лучше, чем ты себе представляешь. Просто не хотели тебе говорить. - Мне казалось, что я хорошо его замаскировал. - Но не для тех, кто по-настоящему тебя любит. Я позову его. Если что, то я сам его ударю, не смей напрягаться. Сердце Бэнингтона стучало у него в глотке и висках. Ему было страшно. Страшно, как в тот момент, когда он понял, что Майк ушел от него, оставил его, не простил. Шинода смотрел в окно. Ему было страшно встретится с взглядом бывшего любовника. Увидеть, что тому все равно, увидеть, что прошло то чувство, что связывало их. - Майк, – прошептал Чес, стоя в проеме двери. Джей протолкнул его чуть вперед и закрыл дверь. Этим двоим нужно было разобраться без лишних свидетелей. – Майк, – почти стон. Бэнингтон не знал, в какой момент это произошло, но его будто что-то подтолкнуло. Он полетел к кровати Шиноды и опустился рядом с ней на колени, хватая свисающую кисть любовника, поднося ее к своему жадному рту, целуя и просто вдыхая знакомый запах кожи Шиноды. - Прости меня, прости, – как заведенный шептал Честер, не имея сил и желания, отрываться от любовника. - Честер, – Шинода прохрипел и, вдруг его стало просто трясти. Бэнингтон испугался и вскочил на ноги, когда почувствовал, что того лихорадит. Но Майк лишь сотрясался в беззвучных рыданиях. Боль, что он чувствовал все это время выходила с каждой слезинкой и Честер улыбался ему. Он знал, что прощен. Теперь и навсегда. - Я все же надеру тебе задницу, когда поправлюсь, – пообещал Шинода, приходя более или менее в себя, ощущая Честера рядом, пододвигаясь и давая любовнику устроится удобнее. - Она вся только в твоем распоряжении. Джей сидел в коридоре, ровно сложив ладони на коленях и смотря перед собой. Он точно знал, что брат будет в порядке. Так же он знал, что Кенжи вновь уедет за своим американцем и, скорее всего, больше уже не вернется в Японию. Но, наверное, это было к лучшему. Джей Шинода поднялся со стула и ровным, чинным шагом направился к лифтам. За Кенжи присмотрят. Он больше тут не нужен. - Надо сообщить отцу, что теперь все будет хорошо, – улыбнулся младший Шинода, нажимая кнопку первого этажа. Земля не остановилась, заводы не встали, жизнь продолжалась. У тех двоих своя маленькая, а Джею пора устраивать личную.

Admin: Название:Rent Пэйринг:беннода,мимо пробегает Феникс и,возможно,будет еще кто-нибудь из участников группы Статус:не закончен Предупреждение:АУ и бла бла бла,от всех прав на мальчиков отказываюсь Майк всегда встречал его мягкой улыбкой и добротой в карих глазах. Шинода не жаловался на безразличие во взгляде любовника, на его холодность. Честер проявлял эмоции только в постели, полностью отдаваясь сексу и Майку. Но потом, как только яйца опустошались, Честер вновь становился циничным, расчетливым ублюдком. Майк терпел. Он любил. Любил, как мог и ему казалось, что этой сильной эмоции хватит на двоих. - Что это? – Шинода посмотрел на бархатный футляр. - Часы. Я решил, что тебе нужны хорошие часы. Майк аккуратно открыл коробку и достал золотой ролекс. - Не надо было этого делать, правда, – улыбаясь светло и грустно одновременно. Бэнингтон поморщился. - Ты живешь и встречаешься со мной. Ты должен выглядеть на те миллионы, которые я ворочаю. - Как скажешь, – японец пожал плечами и примерил подарок. Его иногда раздражало, что Чес именно в такой ультимативной форме платит за него, покупает дорогие шмотки, самые лучшие холсты и кисти, краски и весь другой художественный стафф. Будто Майк не мог этого сделать сам. Хотя, по сути, именно такие вещи он позволить себе не мог. Честер Бэнингтон был одним из тех магнатов, что спонсировали бедноту. Да и то, только для того, чтобы уменьшить налоги со своих капиталов. Так что, данный толстосум пришел на выставку Майка с пафосным лицом, словно ему собирались показать кусок говна на белой бумаге. Но Бэнингтона ждало удивление, молодой художник, всего лишь на год младше самого Честера, оказался весьма одаренным. И вложение денег в него сулило очень большую прибыль. Честер прибыль из рук упускать не любил. Через неделю Майк Шинода уже жил вместе с Честером в его загородном доме и являлся его официальным любовником. По сути, Майк находился на птичьих правах. Он просто должен был быть рядом, когда Чесу будет удобно. Выглядеть так, как Честеру будет удобно и всегда быть доступным для Честера в плане секса. При всей своей доминирующей позиции, Бэнингтон отдал бразды правления, ведущую роль в постели, именно Майку. В такие моменты Шинода чувствовал, что между ними и правда что-то есть. Что это не просто плата за его, Майка, сексуальные услуги. - Ты очень красивый, – Майк лежал на боку, подперев голову руками и смотрел на то, как его любовник одевается. Честер заехал домой всего на час. Дальше в его плотном графике было несколько встреч. - Я знаю, – равнодушно пожал тот плечами. – Завтра мы идем на благотворительный бал. Я сказал Дэвиду, что тебя надо отвезти в магазин, чтобы тебе подобрали подходящий костюм. - А тот, что мы купили неделю назад одеть нельзя? – под тяжелым взглядом Честера, Майк словно стал меньше. – Хорошо, – выдохнул он наконец, и Чес продолжил одеваться. - Так то лучше. В общем, – уже стоя в дверях и окидывая парня странным взглядом. – Приведи себя в порядок, я не хочу, чтобы тебя видели в таком виде. - В смысле? - От тебя разит сексом, как от шлюхи, которую только что выебал пьяный матрос. Буду поздно, – Честер тихо закрыл за собой дверь. Ему, в сущности, было все равно, что чувствует Майк. Пока на Шиноде можно хорошо зарабатывать и при этом иметь еще и не плохой, постоянный секс, Честер будет этим пользоваться. Как-то этот смешной художник сказал ему о своей любви. Это был первый раз с того момента, как Честеру исполнилось девять лет, что он смеялся от души и до слез в глазах. Майк после этого еще дня два ходил словно побитый щенок. Но остался. Не ушел. Не сбежал. Тогда Бэнингтон и понял, что этот, в сущности еще ребенок, от него ни куда не уйдет. Дэвид зашел за Майком ровно через час. Он открыл перед Шинодой дверь в машине, когда они к ней подошли и так же, когда они подъехали к магазину. - Мистер Бэнингтон настоятельно просил позаботиться об этом молодом человеке, – Фаррелл стоял ровно, словно у него через весь хребет проходил тонкий прут из стали. - Конечно, – улыбнулась миловидная девушка с пустыми, холодными глазами. Майк не любил таких. Они словно были рыбами, а не людьми. Примерка заняла минут сорок, и под конец, Шинода оказался в элегантном светлом костюме, выгодно подчеркивающим его смуглую кожу, в черной рубашке и, почему-то, с красным галстуком. - Обувь? – осведомилась та у Дэвида, не обращая на Майка ровным счетом ни какого внимания. Словно в детском саду одевала пупса. - Да, – кивнул тот и еще раз окинул взглядом своего подопечного. Боссу понравится. Фаррелл был уверен. И он оказался прав. Честер не выразил бурного восторга, но достаточно сдержано кивнул обоим мужчинам. - Пойдет. Завтра в семь, Дэвид, привези Майка ко мне в офис и можешь быть свободным. Я не знаю во сколько мы освободимся. Я закажу такси. - Слушаюсь, сэр. Так как Дэвид был больше не нужен, он почтительно поклонился и вышел вон. - Что за вечер? – Майк неуверенно улыбнулся. - Толстосумы, как и всегда, – пожал плечами Бэнингтон. – Хотят вложить деньги в открытие твоей следующей выставки, – подходя ближе, становясь почти в плотную, – так что будь завтра хорошим мальчиком, не посрами меня, – кладя тонкую кисть на затылок любовника, притягивая к себе в голодный, но холодный поцелуй. Майк мог только простонать что-то несуразное в ответ и жарко ответить. Потому что он все еще любил и верил, что растопит сердце своего любимого человека. Только с каждым днем вера становилась все слабее и слабее. Честер под ним был красивым. Нет, возбуждающе красивым. Он насаживался на член Майка, словно это было единственное, что важно в жизни. Отдавался полностью, но глаза его всегда были закрыты. Потому что не было в них жара, не было удовольствия. Только холод Антарктики. Да и то, там, пожалуй, в ледниках, было теплее. Майк вновь смотрел на то, как Бэнингтон одевается и выходит. Молча. Словно и, правда, шлюху снял. Шинода закинул руки за голову и посмотрел в потолок. Так он ведь и был шлюхой. Его кормили, одевали, чуть ли не вытирали жопу. Разве что не трахали. Хотя, это с какой стороны посмотреть. Художник поднялся и подошел к зеркалу. Он критически осмотрел себя со всех сторон и тихо выдохнул. Честер был тем, кого Майк полюбил, но Честер не может стать тем, с кем Шинода проведет остаток жизни. Это будет слишком больно и холодно. И Майк боялся, что рано или поздно и он тоже замерзнет. Тогда больше не откуда будет черпать вдохновения. И тогда не буде картин. А без картин, и Майк четко это знал, он не будет нужен Честеру. - Прости, – прошептал он сам себе, глядя в измученное свое отражение. – Ты же понимаешь, что это лучшее для нас. Отражение кивнуло, в точности повторяя движения Шиноды. Завтра, после вечера, куда он обязан пойти, Майк все скажет любовника. И, если Чес не захочет измениться, то Шинода покинет его дом навсегда. Правда вот, Майк не верил, что ему так легко удастся уйти. Вечер был не так уж и плох. Честер дежурно всем улыбался и не отпускал Шиноду от себя не на шаг, пока не познакомил его со всеми нужными ему, Честеру, людьми. Потом интерес к Майку пропал. И Шинода не был этим удивлен. Он лишь вежливо улыбался гостям и отвечал на какие-либо вопросы, если конечно мог понять, чего именно от него требуют эти леди и эти мужчины. - Ты еще и хорошо рисуешь, не ожидал, – человек рядом с ним был некрасив и не приятен. Вульгарная, яркая одежда, цвета которой не сочетали. Но Шиноду учили быть вежливым даже с теми, кто хамил и не имел вкуса. - Прошу прощения? - Я разговаривал с Честером. Пожалуй, я вложу в его компанию деньги, которые ему так нужны. При условии, что ты переедешь ко мне. - Не понимаю? – Майк мило улыбался и хлопал ресничками. Слова этого человека совершенно не укладывались у него в голове. - Я буду трахать тебя, а Честер получать за это деньги, что тут не понятного? – улыбнулся тот и сделал жадный глоток из бокала, что держал в руках. – Соглашайся, красавчик. Такие деньги ты еще не видел. Чес беден, как церковная крыса по сравнению со мной. -Простите, но я буду рад, если мы закроем эту тему, – Майк решительно направился в сторону Честера. - Чес, – Бэнингтон поморщился. Он не любил, когда его имя сокращали. Ну, может, только в постели. - Что-то случилось? - Тот человек, – Майк кивком головы указал на разговаривающего до этого с ним мужчину, – хочет купить меня у тебя. Это не нормально. - Почему? Я же тебя купил. Шинода замер. - Ты…хочешь сказать, что тут вроде аукциона кто больше даст за меня денег? - Что-то типа того. Ты все равно не поймешь. - Я тебе настолько противен или есть что-то еще? - Подумаешь, пару раз тебя поимеют. Ты с этого поимеешь намного больше. Со мной же ты спишь. - Я люблю тебя. А это разные вещи, Честер. - О, Боги, Майк. Не веди себя, как глупый подросток. Ты просто не понимаешь, от чего отказываешься. - Если ты такой умный, сам с ним и спи. - Я не в его вкусе, Майк. - Я…мне надо выйти и подышать свежим воздухом. Прости, – Шинода развернулся на ватных ногах и просто кинулся прочь из большого помещения. Тот павлин, что предлагал Шиноде стать его официальной сучкой, ломанулся следом. Это не ускользнуло от взгляда Бэнингтона. Он улыбнулся и сделал глоток шампанского. Видимо, приток в его компанию свежих денег все же будет. Честер давно все распланировал. Если Майк не подведет, то состояние Бэнингтона приумножится раз в пять. Кричать Майк просто не мог. Туша урода прижимала так, что удавалось еле-еле глотнуть воздуха. - Ну что, сладкий, отбрил тебя бывший любовничек? Соглашайся по-хорошему, а то я попрошу своих мальчиков, чтобы они тебя подержали, – Майк вновь дернулся и зашипел, когда хватка на запястьях усилилась и так что-то неприятно хрустнуло. Моментально замерев на месте, Шинода был готов позволить этому мудаку делать все, что тот захочет. Только бы руки остались целыми. - Правильное решение. Честер пошатался по залу еще минут пятнадцать. Потенциального партнера по бизнесу еще не было и Майка тоже. Странно. Хотя, возможно Шинода и согласился таки на предложения этого потного урода. В голове возник образ Майк, который каждый вечер встречал Честера милой улыбкой и всегда теплым ужином. Добрым словом и ласковым взглядом. То, каким Майк мог быть в постели. Как он доставлял наслаждение Честеру, а ночью тихо шептал о любви и плакал, думая, что любовник не слышит. Бэнингтон нахмурился. Сейчас, он может потерять все, только из-за щенячьих глаз. Не пойдет. Он слишком долго шел к этой сделке. Майк не стоит того, чтобы сейчас все просрать. Придя к такому выводу, Честер развернулся к двери и выронил бокал из рук. В проеме стоял Майк. Он еле держался на ногах. Часть его костюма была разорвана, сам он был в крови. Но та паника, что была в его глазах, когда он смотрел на свое покореженное запястье, напугали Бэнингтона не хуже детских кошмаров из прошлого. - Честер, – неверяще смотря на бывшего любовника. Не верящее, потому что любимый человек, пусть даже и не любящий тебя, не мог позволить ни кому сделать такое с другим. Ну, Майк так считал. - Майк, – прошептал Бэнингтон и сделал пару шагов в сторону своего протеже. В зале была гробовая тишина. Чес протянул руку, чтобы прикоснуться к художнику, но тот в ужасе отшатнулся. - Я сделал, как ты просил, – медленно пятясь назад, к лифтам. – Я все сделал? – скрываясь за железными ставнями, направляясь вниз. Подальше от чудовищ в дорогих костюмах. Дэвид не уехал, хоть Честер его и отпустил. У Фаррелла вытянулось лицо, когда он увидел любовника своего босса. - Кто это сделал? – кинулся к нему тот. – Честер в курсе? Майк остановился на несколько секунд, зависая на имени бывшего любовника. - Честер разрешил…ему это сделать. Тот человек так сказал. И это правда. - Он не мог. Чес на такое не способен. - Прости? – художник покачал головой. – Я должен идти. Прости. - Я отвезу тебя куда ты скажешь, только сначала в больницу, – и, не слушая возражений японца, Дэвид в толкал того в машину. Отъехав на приличное расстояние мобильный телефон Фаррелла завибрировал. Это был Честер. - Дэвид, немедленно подгони мне машину. Я должен… - Простите, сэр. Я увольняюсь. Машину пригоню вам в гараж сегодня же. - Он с тобой, да? - Это не имеет значения, мистер Бэнингтон. Простите, что придется подождать немного машину. Вы сами понимаете, – и он отключил связь. - Он найдет меня. И тебя тоже. - Посмотрим, – улыбнулся Фаррелл. – В конце концов, я тоже не пальцем деланный.

Admin: Название: маска Пэйр: беннода Статус: не закончен Предупреждение: АУ и бля,мне так надоело занимаца и читать литературу древней руси. ох 1. Честер брел по улице в полной прострации. Ни чего не хотелось, да и настроение порядком было поганое. Не то, чтобы все складывалось так плохо, просто было грустно и тоскливо. Последние отношения закончились пару месяцев назад, новые заводить так и не захотелось, хоть и были как претендентки, так и претенденты. Чес не гнушался отношениями ни с одним из полов. Просто, было невыносимо плохо после разрыва со своим бывшим парнем, одиноко и очень, щемящее пусто в груди. Свернув в очередной проулок Честер заметил движение возле баков с мусором, но решительно прошел мимо, думая, что если это и человек, то уж наверняка бродяга, которому помощь была нужна лет так сто назад, когда у него и произошли такие несчастья в жизни. Проходя мимо, он убедился в том, что это действительно человек, который был закутан во всякое тряпье и шарахнулся от проходящего мимо парня так, что сбил несколько бутылок, которые покатились по раздолбанному асфальту с грохотом, отдаваясь эхом в проулке. Отдалившись на приличное расстояние, Бэнингтон все же развернулся и пошел обратно. Так было всегда – Честер кидался помогать кому бы то ни было, а потом сам же и оказывался в куче такого дерьма, что вытащить себя за волосы, как пресловутый барон Мюнхаюзен, у него не получалось очень и очень долго. - И зачем я это делаю? – вопрошая и подходя ближе, аккуратно ступая, наблюдая за тем, что будет делать незнакомец. – Привет, – он присел на корточки и протянул руку, но бездомный отшатнулся и застонал. – Я не сделаю тебе больно. Тебе нужна помощь? Незнакомец все еще был напряжен, но двинулся в сторону Честера, рассматривая его из темноты своего капюшона, что скрывал его лицо, протягивая руку, словно хотел прикоснуться. Бэнингтон дернулся в сторону и человек напротив последовал его примеру, пугаясь и отшатываясь от резкого движении Честера. - Прости, – Честер вновь заговорил, скорее даже затараторил, – я не хотел тебя пугать. - Ты тоже прости меня, – прохрипел незнакомец. Голос его был глух и сухой, словно наждачной по стеклу. - Тебе нужна помощь? – Чес мягко улыбнулся, но страх в его взгляде не пропал. Незнакомец усмехнулся, Бэнингтон был уверен, что этот булькающий звук именно смешок. - Не бойся. У меня нет ни сил, ни желания причинять тебе боль или пугать тебя. - Так все же, тебе нужна помощь? Может вызвать полицию или скорую? Незнакомец отрицательно замотал головой и вновь застонал, от боли, что пронзила тело. - Пошли, – Чес попытался помочь подняться этому странному парню и вскоре ему это удалось. – Как хоть тебя зовут? - Майк, – прошептал тот, еле переставляя ноги, поддерживаемый сильными руками неожиданного спасителя. Пройти пришлось довольно долго и Честер уже начал уставать. Его нежданный гость был достаточно тяжел, поэтому дорога до дома, заняла столько времени, но вот они вошли в замызганный подъезд и поднялись на третий этаж, не без усилий надо сказать. Одна из соседок, старая ведьма, прокомментировала ношу Бэнингтона, на что тот злобно на нее зыркнул и сказал, что рано или поздно, он подожжет ей дверь, если эта старая перечница не оставит его в покое. Хлопнув дверью, старушка еще долго орала из-за нее, что вызовет полицию и Чеса отправят по прямому пункту назначения – в тюрьму. - Извини. Эта дура жизни мне не дает, – усаживая нового знакомого на хлипкий диван. - Ни чего, – в голосе усмешка. - Может, какие-нибудь медикаменты, что-то еще? - Мне нужны бинты и перекись, много обезболивающего, противо-ожоговую мазь, тоже много, – Майк закашлялся, сгибаясь пополам. Когда сухой кашель прошел, он достал из под полы своей накидки-плаща кошелек и протянул его Честеру. – Всего этого мне нужно как можно больше, – Бэнингтон поразился тому, как сильно обожжена кисть и пальцы незнакомца. Как только этот человек может так держаться, наверное это было чертовски больно. Не думая ни о чем, Честер потянулся к капюшону, что до сих пор скрывал лицо этого непонятно парня. - Не надо, – Майк отшатнулся, – это не то зрелище, которое стоит видеть. - Прости, – смутился Бэнинтон. – Отдыхай пока, я скоро вернусь. А деньги мне не нужны, – слегка отталкивая, стараясь не прикоснуться к болезненной коже. - Возьми, – почти приказ, – и запиши, что нужно купить еще. Я очень прошу тебя, не отказывайся. Честер кивнул и все же взял кошелек, убирая его во внутренний карман своей куртки. Район не то, чтобы был опасным, но все же стоило остерегаться воочию светить наличием денег на дне своих карманов. Дорога до аптеки заняла не так много времени, только вот сбор всего того, что понадобилось его гостю, занял времени куда больше, чем Чес рассчитывал. Странный это был парень, этот Майк. Такой загадочный и такой притягательный, как таинственная книга, которую жаждешь прочесть побыстрее, чтобы узнать, что же все таки случилось в конце. Бэнингтон всегда был любопытен, и его заинтриговала данная ситуация. Не сказать, что его жизнь не была скучной, просто последнее время у него все не заладилось. Он познакомился с отличным парнем, но тот не выходил на связь уже третий день и Бэнингтон справедливо полагал, что это из-за того, что он сам ему не понравился. Они общались через скайп, но без вэб-камер, Честер не хотел светиться раньше времени. А в последние дни его друг находился только оффлайн. Получив громадный пакет от фармацевта, Чес направился в сторону дома, прикидывая чем бы накормить гостя таким, чтобы не сделать тому хуже. Судя по всему, ожоги были не только на руках, но и на других частях тела. - Я вернулся, – Майк с трудом поднялся к нему на встречу. - Если не трудно, то можешь отнести все в ванную комнату, я займу ее не на долго? - Конечно, – Честер улыбнулся и прошел в глубь квартиры. – Я тут подумал, ты, наверное, голоден, только вот я не знаю, что лучше купить или приготовить. - Для меня что-нибудь, что не надо особо жевать, – усмешка, но голос хриплый и скрипучий. - Я понял, – Бэнингтон улыбнулся и направился на кухню. – Оу, подожди, – он вернулся в комнату и быстро достал что-то из шкафа. – Может и не твой размер, но думаю, тебе захочется снять свою одежду. - Спасибо, – Майк вновь протянул руку и Честер в очередной раз поразился тому, как же должно быть больно этому парню. Странный гость появился лишь спустя полтора часа. Его голова и лицо полностью было скрыто под бинтами, видно было только темные глаза, что изучающее рассматривали Честера, кисти рук тоже были забинтованы, возможно, и тело под серой чесовской футболкой. Спортивные штаны болтались на бедрах, видимо чуть выше тоже было все перевязано и, чтобы сильно не давило Майк спустил штаны чуть ниже. Лишь стопы были обнажены и Честер разглядел, что кожа у его незваного гостя смуглая, но очень притягательная по цвету. Тряхнув головой, чтобы отогнать не прошенные мысли, Бэнингтон улыбнулся и пригласил Майка пройти на кухню. - Я приготовил овощной суп и протер его в блендере, чтобы тебе можно было его пить. Ты, надеюсь, такое ешь. Я вот очень люблю, – почесывая загривок, смущаясь. - Спасибо, – Майк присел на предложенный стол и принял из рук Бэнингтон большую чашку с зеленоватой жижей в ней. – Правда, спасибо. Честер сел напротив своего гостя и несмело улыбнулся. - А что с тобой случилось? – плечи Майк стали будто каменными. - Я не думаю, что нужно это обсуждать. Прошу тебя. И, – гость замялся, – если тебе не трудно, не мог бы ты ни кому не рассказывать о том, что нашел меня? - Хорошо, – удивленно пообещал Бэнингтон, но настаивать не стал. Майк жил у него уже третью неделю. Они беседовали, смотрели телевизор, но чаще Майк пропадал в сети, воспользовавшись компьютером Честера. Он все время что-то искал, записывал какие-то формулы, усмехался, если находил то, что ему было нужно. Чес научился определять какое именно настроение у его друга лишь по одному блеску в его глазах. Майк все больше завораживал Честера, тому хотелось увидеть какое же у него лицо, потому что тело было просто сногсшибательное. Бэнингтон подглядел за Майком, когда тот переодевался. - Ты подглядывал за мной, – с насмешкой проговорил Майк, скрестив почти зажившие руки на груди и смотря на Честера, что сидел на диване перед телевизором. - Только, если, чуть-чуть, – Бэнингтон не стал отрицать, если его все равно поймали с поличным. - Ты гей? – Майк сел рядом и внимательно взглянул на Бэнингтона. - Нет, я би. Играю за обе команды, – рассмеялся хозяин дома. - Мм, ясно, – кивнул гость и уставился в телевизор. - А ты? – Честер отключил звук и развернулся к своему соседу. - Я? Гей, – спокойно ответил Майк, вырывая из цепких пальцев Чеса пульт и вновь включая звук. - Это хорошо, – Бэнингтон хихикнул и ринулся на Майка, заваливая того на спину, седлая бедра. - Честер, – он говорил мягко, словно с душевнобольным или ребенком, – это не приведет ни к чему хорошему, ты же понимаешь? - Понимаю, – утыкаясь куда-то меж плечом и шеей, вдыхая запах медикаментов, геля для душа и неуловимый запах самого Майка. – Но, я же могу помечтать? - Можешь, – Майк обнял Честера за спину и прижал к себе, устраивая его на своей груди. Они так и уснули под мерное гудение телевизора и под биение своих сердец. Утром, когда Честер проснулся, Майка в квартире уже не было, как не было и его одежды, в которой Бэнингтон его нашел. Чес на всякий случай пару раз позвал своего друга, но, как он и думал, ответа не последовало. Поднявшись с дивана, Честер дошел до душа, смысл с себя сонливость и вернулся в кухню. Завтрак уже почти остыл, но было приятно внимание Майка, пусть и прощальное. Честер был уверен, что больше не увидит своего нового друга, а если и увидит, то все равно не узнает, потому что лицо этого человека он так и не увидел. С другой стороны оставался голос, но Бэнингтон был уверен, что из-за бинтов, обезболивающих и ран, голос Майка был другим. Когда этот парень придет в норму, голос вновь изменится, становясь самым обычным. Еще, Честер смеялся почти до колик в животе и слез, что выступили на глаза - уходя, Майк прихватил с собой и его старенький ноут, оставив взамен деньги и записку с общением вернуть компьютер, как только он, Майк, вытащит ту информацию, что нашел за эти недели, проведенные в гостях у Честера. И еще, он очень сильно надеялся, что деньгами не обидел Честера за его гостеприимство и за то, что украл его технику. Майк подумал, что этого количества денег должно было хватить, чтобы покрыть расходы Бэнингтона.

Admin: Название:песня о любви Пэйринг:беннода,также мимо пробегает Феникс, Джейсон Шинода и Анна, но она не в качестве пассии Майка Статус: завершён Предупреждение:АУ и так далее Майк любил свое день рождение. Это было достаточно веселое мероприятие, если исключить ту часть, когда ему приходилось ездить к родителям. Нет, ни чего такого там не происходило, просто мистер Шинода очень сильно надеялся, а с каждым прожитым годом все больше и больше, что его старший сын образумится и подарит таки ему наследника. Но, старший сын и не думал браться за разум, его вполне устраивала жизнь гея, и заводить семью стандартную он не стремился. Кое как отделавшись от родителей, Майк, его младший брат Джейсон, а так же давняя подруга Анна, направлялись в сторону дома, что они делили на троих. Там они собирались переодеть официальные наряды и отправится на всю ночь кутить в кабак. - Так в чем причина на этот раз, дорогуша? – заржал Джей, когда Анна вновь принялась хлюпать носом, а глаза опять оказались на мокром месте. - Эта скотина опять проехался по моим друзьям. Он боится, что однажды проснется с членом в своей тощей заднице. Оба Шиноды заржали, машину слега вильнуло. - Не волнуйся, – Майк примирительно улыбнулся в зеркало заднего вида, – вы столько раз расходились по такой уйме причин, что это просто смехотворна. Анна ни чего не ответила, лишь уставилась слезными глазами в окно. - Надо заправить машину, – Джейсон указал на датчик горючего. - Оу, хорошо, что напомнил, – старший мягко улыбнулся брату и свернул на заправку, что находилась не далеко от их дома. - Я пойду, приведу в порядок нашу красавицу, – Джей уволок Анну в сторону туалета, но Майк был уверен, что он просто сбирался скормить девушке оставшийся после последней вечеринке косячок. - Привет, – из гаража, где стояли машины на починку, вышел молодой парень. Его комбинезон, как и руки и также как и лицо, был перепачкан маслом, ладони он вытирал такой же промасленной тряпкой. – Только залить или еще что-нибудь желаете? – улыбнулся тот. - Только заправить, – Майк взглянул на рабочего бензозаправочной станции и чуть отошел в сторону, понимая, что этот парень только что нарушил границы его личного пространства. - Куда-то спешите, Майкл? – беря в руки пистолет от колонки. - Майк, – поправил его тот и продолжил: Но не думаю, что это вас касается. И позвольте узнать, откуда вы знаете мое имя? - Бензоколонка, разговоры. А я умею хорошо слушать, – улыбнулся собеседник. - Всего вам доброго, – Шинода сел в машину, когда появились его довольные друзья. - И вам, – усмехнулся механик. – Добрый вечер, – обращаясь к довольным Джею и Анне. - Какой миленький, – закудахтала девушка, на что Майк покраснел и скривился, заводя машину и выводя ее с заправки, направляясь к дому, что был в пару кварталов отсюда. В доме царил бардак, причем во всех трех комнатах его обитателей. Все носились в поисках того, в чем же можно было бы пойти на вечеринку. - Чувствую себя педиком, – выходя в джинсах в облипку и в такой же майке. - Ты и есть педик, Шинода, – парировала девушка, – так что одевайся согласно своему статусу и не забудь накрасить губки. - Фу, – вмешался Джейсон, разглядывая брата, – что за бабские шмотки ты на себя нацепил? Ты бы сразу написал на себе «Выеби меня» было бы и то не так заметно, что тебе нужен хороший секс. - Вот урод, – Майк хлопнул дверью свое комнаты, стаскивая то тряпье, что заставила его надеть Анна, влезая в свои привычные широкие штаны и здоровую футболку. Джей ржал как сумасшедший. Ему нравилось доставать брата, при этом он не имел ни чего против его ориентации, он даже не имел ни чего против, чтобы таскаться с тем по всем этим «голубым притонам», как он называл их про себя. В данном случае, они собирались идти в смешанный клуб, где встречались, как представители гей культуры, так и гетеро. Время уже перевалило за полночь, когда троица ввалилась внутрь неприметного с фасада клуба. - Вау, столько парней, – Анна тут же ринулась вглубь, но была перехвачена за локоть. - Пить. Немного, для храбрости, – подмигнул ей Джей, – а потом и по мальчикам. За одно, нашу принцессу выгуляешь. Анна пошло захихикала, но согласилась и они все двинулись к бару. Растолкав стоящий там народ с криками: «Дорогу имениннику», им удалось таки заказать себе по бокалу пива и по самбуке. - Меня потом искать надо будет, черти, – испуганно прокомментировал полученную выпивку Шинода старший. - Ну и что? – пожали плечами его спутники. – Зато отлично проведешь время. - Привет, – опять этот парень, что был на колонке. Майк поморщился и оглянулся в поисках поддержки, но брат и подруга уже смылись в поисках столика, что был заказан пару дней назад. – Слышал у тебя сегодня день рождение. - Да, – буркнул Майк и, завидев своих, отлепился от стойки бара. - Это здорово ,– не унимался незнакомец. – Поздравляю, Майкл. - Майк, – вновь машинально поправил его Шинода и направился к девушке, что махала ему рукой. - Хорошо, Майк. Тогда я поздравлю тебя со сцены. Шинода удивленно взглянул на собеседника, но тот уже двигался в сторону возвышения, именуемого громким названием – сцена. Взял в руки гитару и подошел к микрофону, перекидывая ремень и расставляя пальцы на грифе. - Всем доброго вечера, – прокричал он. – Сегодня был просто отличный день, а еще у отличного парня сегодня день рождение. Так что, первую песню я посвящаю ему, Майку Шиноде. – толпа взревела, а Джей и Анна подавились своим пивом, уставившись на своего друга. - Что за хуйня, чувак? – Джейсон улыбался во все тридцать два. - Иди в жопу, – Майк покраснел, но взгляда со сцены перевести так и не смог. Анна хрюкнула, чтобы не засмеяться, и тоже старалась смотреть только на сцену, а не на смущенного именинника. Вокалист запел и запел еще как. Голос струился по воздуху, окутывая своим теплом и пошлостью, которой были наполне



полная версия страницы