Форум » Найденный фанфикшен & Рекомендации » Фанфики 503 [Morningafter] (12) » Ответить

Фанфики 503 [Morningafter] (12)

Admin: Фики, выложенные в этой теме, взяты с форума Morningafter. Автор: 503 Фандом: Linkin Park Большинство текстов в этой теме имеют высокий рейтинг, R/NC-17. Авторские примечания и комментарии (приведённые рядом с заголовками фиков) сохранены. Навигация по частям данной темы: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 («Внутри и вне помойного ведра»), 12 («Ангелы и Демоны»).

Ответов - 21, стр: 1 2 All

Admin: Название: Ангелы и Демоны Пэйр:стандартный (беннода), Роб/Брэд Статуст: закончен Предупреждение:АУ.ошибки и так далее сами помните )))) и да,всё не моё,просто взял попользоваться. Предисловие: Короче говоря – это некая Вселенная. В ней есть Демоны и в ней есть Ангелы. Это одна и та же раса существ, но имеющая разную боевую форму. Ангелы все такие волшебные и забавные типа сильные и так далее, не меняются при боевых действиях, но у них появляется некий магический щит, который дает им возможность уходить от некоторых ударов, но они смертны (не так, как люди, но все же смертны), а Демоны при бое принимают тот самый вид, который мы видим на разных картинках, которых миллион в сети, они тоже смертны. Ангелы имеют белые крылья, Демоны – черные. Цвет крыльев не зависит от цвета волос ни одного из существ, Ангел может быть черноволос, но крылья все равно белые, так же и Демон может быть блондином, но все равно будет носить черное оперение за спиной. И крылья появлялись только при сильном волнении, при попытки нанести удар (удар на поражение) и во время боевой формы. В остальное время колья исчезали, делая и одних и других похожими просто на обычных смертных, что жили на Земле. Земля сама по себе является колонией для ссылок, как для одних, так и для других, в качестве наказание (а ссылка на Землю является самым страшным наказанием) и Демоны и Ангелы обязаны прожить одну земную жизнь не помня своего прошлого. Люди, как таковые ни кого из братии крылатых не интересуют. Они, как некий побочный эффект, что остался от тех, кто не возжелал вернуться в свои королевства. Однако, у Ангелов есть Правитель. Он избирается однажды и его трон передается по наследству отпрыску любого пола, иногда избирается вновь, если старый Правитель не сделал выбор и не оставил наследника. У Демонов Повелитель тот, кто сильнее. Трон может принадлежать одному, а на следующий день другому. Но так сложилось, что правящая династия в стане чернокрылых, в данный момент, передалась именно по наследству амбициозной твари, которая задумала правление не только среди своих, но и среди белокрылых. 1. В зале стоял тихий гомон, иногда раздавался тихий шелест крыльев. - Я просил убрать форму, – громогласно объявил Правитель. – Я понимаю, что все вы тут нервничаете, к нам не каждый день визитом приходиться принимать таких гостей, но мы не хотим войны, а она будет, если Повелитель Темных посчитает, что ему тут что-то угрожает. - Правитель, – обратился одни из тех, кто должен был быть сейчас в боевой. Его крылья мерцали серебристым, выдавая всю степень напряжения. – Демоны просят открыть портал. Пожилой мужчина, восседающий на троне, лишь кивнул. В зале все замолчали, только воины в охране напряглись, мерцая серебряным оперением своих крыльев. Почти тут же, после кивка, в центре зала из воздуха вышло пять теней. Все вошедшие были в длинных плащах скрывавших их от головы до пят, капюшоны закрывали лица, двое из пришлых были в такой же боевой готовности, как и Ангелы вокруг Правителя Светлых. - Мы пришли с миром, – прошипел один из вошедших, скидывая капюшон, проходя чуть вперед, взирая на всех с высока. - Тогда смените форму первые, – громогласно, почти приказал Светлый. Демон наклонил голову в бок, словно птица, не мигая смотря на своего оппонента, потом усмехнулся и лишь поднял руку. Два боевых Демона приняли обычные обличия. - Твоя очередь, Правитель, – усмехнулся он. Демон был черноволос и бородат. Глаза были хитрые и злы. От этого существа, которое источало силу и древность знаний, несло уверенностью. - Хорошо, – кивнул старец. - Мы устали с дороги, – продолжил тот, кто говорил, будучи главным. – Переход был тяжелым, им давно не пользовались. - Для Вас готовы комнаты. Каждый из Вас, – окидывая взглядом пятерку, – будет сопровожден одним из Ангелов. Это не охрана, но каждый из сопровождающих становится Вашим спутником на все время пребывания в чертогах нашего Королевства. Это понятно? - А то как же, – самый молодой из Демонов нагло ухмыльнулся, скинув перед этом капюшон. Темные, пронзительные глаза смотрели на Правителя Светлых, и тому стало сильно не по себе. Слишком молод, чтобы быть в свите Повелителя Теней. Таких стоило бояться больше всего на поле боя. Им неведома была жалость, они бились насмерть, стараясь утащить за собой, как можно больше врагов. Ярость, гнев, ненависть – были спутниками таких вот Демонов. Они были пусты и сердца их давно перестали биться. - Мы можем выбрать спутников сами? – спросил молодой Темный и зло смотря на Светлого Правителя. - Хорошо, – сдался тот под напором, понимая, что сейчас спорить бесполезно, надо что-то предпринять, чтобы убрать с глаз долой этого мальчишку, который брал на себя слишком многое. – Выбирайте. - Его, – тонкий, ухоженный пальчик ткнул за спину Светлого. – Я хочу его, – медленно облизываясь, словно на кусок хорошего, вкусного мяса. Парень за спиной старца вздрогнул и отрицательно замотал головой, склоняясь к Правителю и что-то шепча тому на ухо. - Ты слышал мое слово, Майк, – почти шипел седовласый. – Ты обязан. Мне этого тоже не хочется. - Но, отец? – взвился Ангел и вновь взглянув на того, кто будет проводить с ним все время, пока делегация не уберется в свои темные чертоги. - Приступай. Из толпы вышло еще четверо, пятым был принц, наследник трона после смерти Правителя. По коридорам шли молча. Только украдкой Майк пытался разглядеть этого Демона. - Ты слишком молод, – вдруг сказал он. - И что? – нагло ответил Демоненок. - Как твое имя? – принц и сам не знал, откуда в нем смелость. Но его завораживали темные глазища и взгляды, которыми опалял его чернокрылый. - Ты смел, для Ангела, – рассмеялся тот. – Честер. Мое имя Честер. - А я Майк, – прошептал Ангел. – Мы пришли. Я не буду тебе мешать, приду позже. И лишь попытавшись развернуться, оказался в объятиях Демона. - Так быстро? – мурлыкнул тот, склоняясь к шее Ангела, втягивая его запах. – Может, составишь мне компанию, поможешь мне расслабиться после утомительного путешествия? - Что ты делаешь? – Майк отлетел, словно ошпаренный. - Ханжа, – рассмеялся Чес и захлопнул за собой дверь, оставляя Светлого в полном шоке. Ангелы принимали лишь разнополые отношения, в то время, как Демонам было все равно с кем проводить время или же вечность. Единственное и в том и в другом подвиде существ, пары складывались на всю отведенную им жизнь. Измены не принимались ни кем. Так что при выборе партнеров все были весьма серьезны. Конечно, если это не касалось публичных домов и попыток разобраться в себе, дабы выбрать тот пол, что ближе. Но это только у Демонов. В Темном Мире были специально обученный демоны, которые жили отдельными стаями, деля ложе с тем, кто платил. - Честер, зачем? – бородатый стоял рядом с диваном, на котором вальяжно развалился молодой демон. Еще один Демон, рыжебородой, с хищным взглядом, как и у всех, стоял около двери, на страже. - Не знаю, – пожал тот плечами и достал нож, принимаясь им выковыривать выдуманную грязь из под ногтей. – Просто, но мне понравился, – пошло облизываясь, взглянув на собеседника. - Он сын Правителя. Тебе стоит угомонить свою резвость. - Ты что-то сказал? – откладывая нож в сторону. За спиной Честера затрепетали крылья. Каждое перышко подрагивало, словно ветер гулял меж ними, электрические разряды проходили от одного к другому, скапливаясь в вытянутой ладони. – Я не расслышал, – шелест злого шепота пробрал до костей, даже рыжего передернуло. – Отвечай, Бред? – энергетический шар нарастал и становился все больше. - Прости. Просто это плохая идее, – тот, кого назвали Бредом лишь пожал плечами. Он давно знал, что реагировать на подначки этой молодой змеи, чревато последствиями. - Феникс, выйди, – кивнув рыжему. – Нам надо серьезно поговорить с тем, кто еще не понял, что мои решения обсуждению не подлежат. Феникс кивнул, закрывая за собой дверь и напарываясь на взгляд любопытных глаз. - Я почувствовал выброс энергии, – начал Ангел. - Повелитель злиться. Так что это в порядке вещей. - Да? – делая шаг ближе. - Да. Хорошо, что еще все живы, – улыбнулся рыжий. – Тебя как звать то, Ангел? - Роб. - Смешной ты, Роб. Где у вас можно пожрать? Они там на долго, – кивая на дверь, – а я голоден. - Следуй за мной. Все равно я твой проводник. - Вот и отлично, брат, – кладя тяжелую ладонь на плечо молодого Ангела. – А девочек и выпивки нет? - Да как ты смеешь… - Молчи, белокрылый, – заржал Темный. – Я и так понял, что вы тут все девственники и до свадьбы ни-ни. - Честер, – Бред сел на диван рядом с Демоном. – Зачем? - Я увидел его еще на подходе. Ему было интересно, но его не пустили. Ты не заметил, что он стоял не рядом с отцом, а за его спиной? Правитель ему не разрешал появляться на встрече, тот прятался за шторой. - Ты гонишь? – заржал темнобородый. - Нет, – улыбнулся Честер. – Мне захотелось позлить Светлого, да и мальчик красивый. - Честер, – угрожающе начал Бред. - Прости, – мило улыбнулся Демоненок, – но это будет так красиво. Он рядом. Ты видел, у него смуглая кожа, да и сам он темноглазый и темноволосый. Не типичный Ангел. - Да, я заметил, – вздохнул Демон. Уговаривать этого молодого идиота не делать глупостей, было бесполезно. - Пошел, найду его. - Думаю, что он за дверью. Выплеск твоей энергии не возможно было не заметить, – демонстративно смотря на дыру в стене. - Ну и хуй с ней, – пожимая плечами, выпуская на правой руки металлические когтища, а потом опять убирая их. – Мне так тошно от этой формы. Я бы порвал всех голыми руками. - Мы тут не для этого. - В том то и проблема. Меня бесит то, что я должен сидеть с ними з

Admin: - Ну и мудак же ты, Феникс, – Бред стоял на против друга и смотрел в его наглые глаза. - Он видел, да? – довольно протянул рыжий. - Угу. И могу с уверенностью сказать, что ему понравилась картинка. Ты специально не закрыл дверь? - Да, – кивнул Фе, – и телефон его тоже вытащил я. Он должен был увидеть. - Майку это не понравится. - Мне все равно, – пожал тот плечами. – Ты же знаешь… - О чем лясы точите? – в проем дверей возник Шинода. Темные глаза, казалось, были еще темнее после недавнего оргазма. - О том, что твой Честер просто сама невинность, – хмыкнул рыжий. - Доиграешься, Дэйв, – внимательно разглядывая парня. – Бред, зайди, – все так же смотря в глаза Феникса, не отпуская. Брэдли вошел внутрь кабинета и не дожидаясь приглашения уселся в кресле на против кресла начальника. - Что ты узнал? – плотно закрывая дверь, чтобы разговор остался лишь между ними. - Тут все очень сложно, Майк, – Бред потряс своей косматой головой. – Вся проблема в том, что твой Честер в свое время провалялся в специфической больнице, и поверь мне, ни чего хорошего ему это не принесло. Не могу понять, как после всего он может общаться с такими людьми, как Шак и Амир, да вообще со всей своей группой? По идее он должен бояться вообще какого-либо контакта с представителями мужского пола. - Не понял? – Шинода скрепил руки в «замок» и чуть подался вперед, заинтересованно смотря на своего друга. - Если верить записям, что мне удалось собрать, – Дэлсон раскрыл оранжевую картонную папку, – Честеру было 17 лет, когда он сообщил родителям о своей не гетеросексуальной ориентации. Мать эту новость приняла, но вот отец словно сошел с ума. Мать Чеса, в конце концов, подалась на уговоры главы семьи и они положили Бэнингтона в частную клинику. Но, чем больше денег они платили, тем хуже становилось Честеру в ее стенах. Такого хорошего, богатого клиента отпускать ни кто был не намерен. Ты знал, что папочка Честера очень богатый и влиятельный мужик на юге штатов? – смотря в глаза Майку, тот отрицательно замотал головой и Бред продолжил. – В общем, – захлопнув папку и рассказывая уже по памяти, – Честера забирать ни кто не собирался. Это уже потом выяснила его мать. Когда она приехала за сыном, предварительно подав на развод, то нашла жалкий комок плоти. Из Бэнингтона реально выбили всю дурь. Я понятия не имею, что за опыты ставят над бедными ребятами в таких заведениях, но с того самого момента, как парень переехал со своей матерью в Феникс, ему было уже почти 20, он больше ни когда не встречался с парнями. - Это точная информация? – напряженно спросил Майк. - Даже слишком. Я говорил с его матерью. Женщина чуть не сошла с ума, когда поняла, что ее муж не собирается забирать сына, что он считает его душевно больным, а значит подлежащим постоянному контролю в больнице закрытой от чужих глаз. Ей пришлось отдать почти все свои накопления, чтобы вызволить мальчишку. - Блядь! – с чувством выругался Майк. – Мне будет еще сложнее, чем я предполагал. Почему все это мне, а? - Может потому, что ты не человек? – усмехнулся в бороду Бред. - Это не отменяет сути проблемы. Я слишком долго искал кого-то похожего на него. Ты же понимаешь, что я не могу его отпустить? - Я то понимаю. Только вот теперь донеси эту мысль до других. Потому что у меня складывается впечатление, что не все жаждут тебе служить и подчиняться твоей воле относительно твоих любовных похождений. - Ты, имеешь ввиду кого-то конкретно? - А то ты не знаешь. - Феникс знает свое место, – отмахнулся Шинода, расслабленно облокачиваясь на спинку кресла. - Да, – согласился Дэлсон. – И, поверь мне, он считает, что его место быть рядом с тобой, даже больше чем рядом. Да ты и сам в курсе. Честер может стать для него помехой, а он их быстро устраняет. Я просто предупреждаю тебя, Майк. Не хочу, чтобы вышло, как в прошлый раз. - Ты уверен, что это был Дэйв? - Да. Я все проверил. Ты же знаешь, что по части что-то расследовать, меня нет сильнее. Не даром я занимаю такое положение среди твоих чернокрылых вассалов. Шинода громко рассмеялся и добро посмотрел на Дэлсона. - Ты лучший, Брэ. Я ни когда об этом не забывал. - Так что будем делать? - Шаг за шагом, но он будет моим. - Не сломай его окончательно. Его шрамы еще слишком кровоточат и гноятся. Просто, всего полгода, как он пришел в себя и позволил кому-то вновь войти в его жизнь. - Значит, я буду тем, кто в нее тоже попадет. Бэнингтон не мог поверить в то, что увидел – клуб был не просто большой, он был громадный. - Сколько народу тут помещается? – смотря растеряно на Шака. - Около полутора тысяч. - Хуя себе, – присвистнул Честер и еще раз обвел взглядом помещение со сцены. - Честер, – укоризненно взглянул на него Роб. - Я стараюсь, Робби, – виновато глядя на руга, – но иногда, какие-то вещи, кроме как матюгом и не выскажешь. Я не со зла. - Верю. Но постарайся следить за тем, что говоришь, – улыбнулся Бордон и пошел к барабанной установке. Концерт должен был начаться через несколько часов и парни заметно нервничали. Если не считать того, как они выступили у Шиноды в первый раз, то данный концерт был самым важным и самым масштабным для музыкантов. - Майк хорошо к тебе относится, – Амир подошел к вокалисту и внимательно взглянул на того. - Да, – кивнул Честер, не совсем понимая, что тот имеет в виду. - Просто будь осторожнее с ним, – кладя ладонь на плечо друга и чуть сжимая. - Ты так думаешь? - Да, – Амир кивнул и ободряюще улыбнулся Бэнингтону. – Я не говорю, что он плохой мужик, Чес, просто…ты слишком важен для меня и парней, мы не хотим, чтобы опять что-то случилось с тобой. Как в прошлом, – уточнил он последней фразой. Дождавшись когда Честер кивнет в знак того, что понимает, что имеет в виду гитарист, тот продолжил: – И еще, мы всегда на твоей стороне, какое бы решение ты не принял. Если возникнет проблема, просто приди к нам. Мы для тебя в любое время. Честер хотел было что-то на это сказать, но музыкант уже ушел, оставив Бэнингтона оглушенным и слегка подавленным. -Ты в порядке? – Шинода слышал часть разговора, но решил не вмешиваться. В конце концов, Амир был прав. - Я? Да, – смущенная улыбка. При взгляде на Майка у Честера стойко всплывала в голове картина, как тот кончает. – Привет, – протягивая ладонь для пожатия. - Я рад, что вам тут понравилось, ребята, – Майк помахал Шаку, который поздоровался с ним кивком головы, стоя у усилка. - Клуб потрясающий, – вокалист затараторил, стараясь избавится от странного, горького привкуса во рту, после разговора с гитаристом. Так что тема о сегодняшнем выступлении была очень кстати. – Знаешь, мы ни когда не выступали перед такой толпой. - Всегда что-то происходит впервые и поверь мне, – Шинода хлопнул парня по руке, – это еще не самая большая аудитория, которую вы будете собирать в будущем. - Твои слова да Богу в уши, – рассмеялся Честер и смех этот был веселым и не принужденным. Бэнингтон расслаблялся. Концерт должен был пройти просто отлично. Спустя еще два часа, когда вся аппаратура была настроена, а Шак и Амир занялись выведением звука для выступления, Шинода подошел к гитаристу и отвел его в сторону. - Я хотел с тобой посоветоваться, – глядя Райану за плечо, рассматривая Честера. - Да? – обернувшись и глядя в туже сторону. - Понимаешь…он красив и чертовски привлекателен. На этом тоже можно сыграть, ты понимаешь, что я имею в виду? – смотря в глаза музыканту. - Кажется да, – еще раз оглядев Чеса с головы до ног. - У нас есть еще пара часов. Если он вам сейчас не особенно нужен, то я бы прошвырнулся с ним по магазинам. - Его голос мы нарулили, так что он в твоем распоряжении, – Шинода кивнул и направился к Бэнингтону. Шак схватил того выше локтя, что заставило Майка удивленно на него посмотреть. – Ты же понимаешь, что вся группа тебя порвет, если ты сделаешь ему больно? – это была не угроза и даже не предупреждение, Шак просто констатировал факт. - Я понимаю, Райан, – Майк выдержал взгляд гитариста и тот, довольно улыбнувшись, отпустил его руку, напоследок притянув к себе и зашептав Майку на ухо: – Просто, я надеюсь, что у тебя получиться вытащить эту тощую задницу из раковины, в которую его так старательно запихали родители, что у тебя хватит терпения и сил. - Почему такое доверие? – с интересом всматриваясь в глаза гитариста. - Если не выйдет у тебя, то не выйдет ни у кого. Ты слишком напорист и четко знаешь, что тебе нужно. Просто…если ты задумал поиграть, то отвали от него сразу. - Вы с Амиром не дадите мне возможности поиграть с ним, – улыбнулся Шинода. – Я вижу, как этот коршун следит за каждым моим шагом, – кивая сторну старшего участника группы. – Я понимаю ваше беспокойство, и я не играю с ним. - Тогда приодень нашего мальчика так, что бы сегодня каждая сучка в этом зале мечтала о том, чтобы он ее трахнул после, – Шак рассмеялся и направился к уселку. Шинода нашел Бэнингтона в гримерке. Пока он разговаривал с Шаком, вокалист успел смыться со сцены, и развалиться в удобном кресле попивая томатный сок. - Фу, какая гадость, – поморщился Майк, садясь напротив. - Не знаю, может быть для тебя, – пожал плечами Бэнингтон. – А я его люблю, он мне напоминает о доме, – и тут же помрачнел. - Знаешь что, – будто не замечая состояния музыканта, – я сейчас говорил с Шаком и он со мной согласен, тебе надо поменять имидж. - Что? – выплывая из своих воспоминаний, хлопая глазищами и странно смотря на Майка. – Что во мне не так? - Все так, но…будто чего-то не хватает. - Например? – взвился Чес. Ему всегда казалось, что выглядит он хорошо. Да, немного худоват, но это дело времени. - Просто поехали, прошвырнемся по магазина и посмотрим, что можно сделать. Если результат тебе не понравится, то выйдешь на сцену в том, что на тебе сейчас. Бэнингтон не уверенно взглянул на своего работодателя, но наткнувшись лишь на спокойный взгляд темных карих глаз, согласно кивнул. - Но, если мне не понравится, то я не буду это одевать. Обещаешь? - Обещаю, – улыбнулся Майк. Сказав парням, что свалит на пару часов, Честер вышел вслед за Майком к его машине. - Ты мудак, да? – Амир подошел к довольному Райану. – Он его трахнет, а потом забудет, как еще одну победу. - Ты не прав, – гитарист смотрел на своего негласного лидера в команде. – В корне не прав. Неужели, ты не видишь, что Майк готов для него на все? - Если это только игра? – не сдавался тот. - Я так не думаю. Просто, дай им время, и ты увидишь, что все серьезно, а ты сам знаешь, что Честеру пора вытаскивать свою голову из песка, словно он страус какой-то. - Райан, это не игрушки. То, что с ним произошло - не шутка. - Я знаю. А еще я уверен в том, что Шинода именно тот, кто ему поможет. Да и подумай сам, если бы Майк только его хотел, он бы давно его уже трахнул. В этом я уверен. У таких, как он нет преград, они сами себе и судьи и палачи. Ему бы не было ни чего за то, если бы он хотел взять Чеса только на пару раз, а потом выкинуть, как старую тряпку. - Я надеюсь, что ты прав, – Амир покачал головой и отошел от друга. - Я уверен, что я прав, Амир! – крикнул ему в спину Шак. Но тот лишь кивнул, так и не обернувшись. Честер сел в машину Майка, тот как раз выключил телефон, не довольно смотря перед собой. - Что-то случилось? Может в следующий раз? - Нет, – Шинода словно пришел в себя. – Не большие проблемы в семье, но мы это уладим. В смысле я улажу. - Я думал, что ты не общаешься с семьей. - Только с некоторой ее частью, – заводя машину. – Но лучше бы не общался вовсе. - Расскажешь? - Не сейчас, прости, – выводя авто со стоянки перед клубом. – Как только решу эти чертовы проблемы - обязательно, если тебе все еще будет интересно, то я промою тебе весь мозг своими семенными перипетиями. Бэнингтон засмеялся, чувствуя, что напряжение в машине начинает спадать, а сам Майк довольно улыбается, глядя на дорогу. - У тебя есть какой-то конкретный план, куда ты собираешься меня вести? - Ну, – Майк мельком взглянул на своего пассажира, подмигивая, – раз ты у нас неебись какой рокер, значит, едем к одному моему приятелю. У него есть все, что тебе понадобиться для сегодняшнего выступления. - Хорошо, – пожал плечами вокалист. Почему-то доверие Майку стало какой-то обыденной частью его сознания. Раньше он так относился только к парням из группы и к матери, которую почти боготворил, понимая на что она пошла ради него. Хоть изначально эта женщина и приняла сторону отца, но она правда не думала о том, куда ее жестокий муж отправляет сына. Только когда правда открылась, когда Амир принес ей все документы по делу Честера и по делу самой клиники, женщина поняла, что сотворила, будучи не осведомленной и слепо верящей мужу. Находясь в полной уверенности в том, что этот мужчина ни когда не причинит вред своей семье, что все, что он делает лишь во благо ее и сына. Но она сильно ошибалась. Амир Дэвидсон всегда был рядом, сколько Чес себя помнил. Он знал этого парня чуть ли не со школьной скамьи, хотя тот и был старше Честера на достаточно приличное количество лет, что не мешало их общению. Хотя, если сейчас спросить Бэнингтона как и когда он подружился с этим человеком, он не сможет точно ответить. Чесу всегда казалось, что Амир был частью его жизни, словно старший брат. И он очень удивился, что когда мать забрала Честера из больницы, Амир почти тут же нарисовался в городе. Он жил вместе с Честером, стараясь всячески его поддерживать, и говорил, что очень долгое время его искал. А после, почти поселиться вместе с Чесом и его матерью в одном доме. Родители Амира были богаты, не так, как семья Бэнингтона, но тоже могли есть с, так называемых, золотых тарелок. Так что парню не составило труда найти Честера и помочь его матери с вызволением сына из этого «пансионата», как только та узнала всю правду. Шак и Роб появились в жизни Бэнингтона чуть позже его выписки. Честер просто услышал, как кто-то играет в гараже, проходя мимо чьего-то дома. Это оказалось место обитания семьи Бордонов, где самый младший их отпрыск выпросил гараж, чтобы не мешать дома со своими репетициями, стуча по барабанам, как чумной. Шак был его приятелем, а еще отличным гитаристом и вокалистом. Честер познакомился с ними почти сразу, удивляясь своей смелости и тому, что ребята его приняли. Через неделю к ним присоединился и Амир. Впоследствии, тот взял себе сценический псевдоним, став Амиром Дэраком. - И нафига? – поинтересовался вездесущий Шак. - Потому что, – ответил перс, и все замяли эту тему. С того момента, как парни задумались о музыкальной карьере и до того момента, как они были приглашены играть в клубы Шиноды, прошла, казалось, целая вечность. Так что сейчас, сидя в машине своего босса, Честер думал о том, что, возможно, ему и повезло в этой жизни. Во всяком случае, в некоторых ее аспектах. - Приехали, – радостно провозгласил Майк, останавливаясь у какого-то потертого, обветшалого здания. - И куда ты меня привез? – осторожно поинтересовался Честер, разглядывая здание так, будто сейчас рухнет прямо ему на голову. - Вылезай. Думаю, что ты будешь приятно удивлен. Ставя авто на сигнализацию, Шинода схватил Чеса за локоть и потащил за собой почти не упиравшегося, но напряженного молодого музыканта. Внутри все выглядело не лучше, чем снаружи. Только приглядевшись, Бэнингтон понял, что вся эта старая штукатурка и облезлая краска на стенах лишь видимость, задумка автора, а не то, чем являлось здание на самом деле. Удивленно взглянув на Шиноду и поймав его лукавую улыбку, Чес спросил: - Твоя работа? - Какой догадливый, – заржал тот. – Действуй так дальше и я влюблюсь в тебя окончательно, – скрываясь за одной из не больших дверок, оставляя Честера ловить ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. Признание Майка можно было расценить, как прикол, если бы…а вот, что именно «если бы», Честер не мог понять и объяснить даже себе. Просто он чувствовал что, то, что сказал Шинода, было правдой. Смутившись, он последовал за своим работодателем. Стеллажи с майками, рубашками, футболками, носками и разной другой херней, вплоть до носовых платков, уходящие вдаль нереально огромной комнаты, вешалки с кожаными плащами, жилетами, куртками-косухами, штанами и просто прочной, классической джинсой сбивали воображение и с толку нахрен. - Впечатляет? Бэнингтон подпрыгнул на месте и обернулся. За его спиной стоял как раз тот самый бородатый парень, который пытался вызвать ему врача в первом и головном клубе Майка. - Еще как, – глаза Чеса горели таким огнем, что непривычному человеку было бы странно и немного боязно. - Меня тоже. Когда я впервые увидел то, что получилось, я тоже стоял с раскрытым ртом и пялился на все это великолепие. Привет, Майк! – крикнул он Шиноде и пошел к нему. – Какими судьбами? - У него сегодня концерт. И, знаешь, группа просто потрясающая. Я подумал, что ему не мешало бы сменить образ, все таки он вокалист, фронт-мэн, лицо команды. - А сам то он согласен? – кивая в сторону Чеса. - Да, я согласен, – тут же выпалил Бэнингтон, получив в ответ две потрясающе язвительные улыбки. - А когда мы ехали, ты не был так уверен, – прокомментировал Майк, но быстро переключился. – Брэ, нам надо сообразить и быстро. Концерт скоро и надо все успеть. Тот самый Брэ осмотрел Честера критическим взглядом, обойдя его кругом, словно видел впервые. - Есть идея. Пошли за мной, – и, не дожидаясь ответа Чеса, он ринулся вглубь помещения. Майк сел в кресло и схватил со столика один из лежащих журналов, бездумно листая и попивая колу, что достал из своей сумки. - Мог бы хоть кофе предложить, – бурчал под нос японец, не обращая внимания на то, что Честер и Бред уже давно вышли из отдела примерочной и стояли перед ним. - Ну, как? – неуверенно нарушил тишину Бэнингтон. Шинода как раз делал глоток из бутылки, когда взглянул на Честера и чуть не подавился. Он с трудом сглотнул жидкость, даже не почувствовав вкуса. - Пиздец, – прохрипел он. Майк поднялся и подошел к музыканту, разглядывая его с жадностью умирающего от воды путника в пустыне. - Может, что-то изменить? – спросил неуверенно Чес, не совсем понимая реакцию Шиноды. - Нет, – слишком поспешно, а потом глядя в темные глаза Бэнингтона. – Ни чего не надо, так просто отлично. - Я рад, что ты оценил мою работу, Майкито. А теперь, если вы не возражаете, я вернусь к своим делам, а вам уже пора в клуб, обратно. Брэдли смотрел на двух парней перед собой и чувствовал всю ту химию, что сейчас творилась меж ними. Их тянуло друг к другу. Но один боялся напористого ухажера, другой боялся напирать на своего визави. - Вокруг да около, – пробубни Дэлсон и скрылся в недрах большого помещения. - Нам пора, – выдавил наконец-то из себя Шинода и вновь проехался по Честеру взглядом. На Бэнингтоне были неприлично узкие черные джинсы, которые держались на бедрах, обтягивающая майка скорее выделяла все, что под ней скрывалось, а не прятала, ее рисунок был таков, что акцентировал внимание на татуировках запястий и плеч, тяжелые ботинки на ногах и кожаная куртка. - Надо подкрасить глаза, тогда будет полный кайф, – откуда-то прокричал Бред, наконец-то выводя из священного ступора и Майка и Честера. - Нам пора, теперь точно пора, – почти совладав с голосом, проговорил Шинода и пошел к выходу. Честер его догнал и, так же молча, пошел с ним рядом. До машины ни кто не проронил ни слова. Уже заведя своего «зверя», слушая, как взревел мотор, Майк посмотрел на Честера внимательным взглядом, заострив свое внимание на губах, которые Бэнингтон постоянно облизывал, и вновь вперился своими глазищами в глаза пассажира. - Ты позволишь мне? – чуть склоняясь вперед, чтобы дать понять музыканту, что именно он имел в виду. Честер не ответил, он лишь на секунду отвел взгляд, прикусывая нижнюю губу, теребя в ней колечко пирсинга, а потом вновь посмотрел на Шиноду, медленно кивая, одновременно боясь своего жеста и не в состоянии отказаться от предложения. Японец нагнулся еще немного вперед, давая возможность отказаться, но когда Чес двинулся в его сторону, Шинода тяжело выдохнул и просто впился в подставленный ему рот. - Идиоты, – ухмыльнулся Дэлсон, глядя на действо в машине из своего кабинета. – Как были идиотами, так и остались. - Чес, ты в порядке? – Шак стоял рядом с другом, который по приезду не сказал почти ни слова. - Да, просто волнуюсь, – неохотно соврал Бэнингтон. - Лжет, – констатировал Амир. - Это мое дело, – вспылил вокалист, но потом виновато посмотрел на друзей, но, не увидев во взглядах обвинения, успокоился. - Просто расскажи, – поддержал парней Роб. – Тебе же будет легче. - Он поцеловал меня, – закрывая лицо руками, просто падая в кресло, словно ноги отказывались держать его дальше. - Еще бы, – ухмыльнулся Райан. – Ты себя сейчас видел? Ты просто конфетка, я бы тоже пред тобой не устоял. Амир глянул на друга так, словно собирался разрезать его на части этим самым взглядом. - А что не так-то? – возмутился Шак. - Дурак ты, Райан, – усмехнулся перс и подошел к другу. – Он сделал это силой, Чес? – осторожно спросил он, поглаживая спину Бэнингтона, стараясь вывести того на разговор, но е сильно давя при этом. - Нет, конечно, нет, – вскинулся Честер. – Он спросил меня, и я был не против. Я согласился, Боги. Зачем я это сделал? - Что тебя пугает, парень? – непонимающе спросил Бордон, переводя взгляд с Честера на друзей и обратно. - Ты не понимаешь? – Бэнингтон вскочил на ноги. – Это неправильно. Я столько учился жить с мыслью, что все это неправильно, что быть таким, как я - это плохо, наказуемо, что сейчас мне просто физически больно от того, что я испытываю, – с мольбой глядя на Амира, хватая того за руки. – Помоги мне понять… - Понять, что ты не фрик? – мягко спросил Дэрак и Честер кивнул. – Мы, – оглядывая парней вокруг, – считаем, что ты нормальный, Чес, и от того, что тебе нравится этот парень, от того, что ты хочешь ему доверять, мы не собираемся бросать тебя, ведь так, парни? – Роб и Шак кивнули. – Вот видишь, – гладя по щеке, высвободив одну руку из захвата Бэнингтона. – Все отлично. Отпусти себя, стань тем, кого я помню, Честер, и все будет хорошо, – прижимая к себе, обнимая, успокаивая. Они вышли из портала посреди огромного зала. Полукругом, с гобеленами по всему периметру и не было в рисунках на них ни чего такого ужасного, как писалось в старых книгах стороны Света. От осознания того, что, в общем-то, комната в которую они попали мало чем отличается от некоторых комнат его дома, Майку стало грустно. - Это мой дом, – констатировал Честер, отпуская руку Майка. – Следуй за мной, я покажу тебе твою комнату. - Мы не будем жить вместе? - Ты так глуп, Ангел? – прищурился Повелитель Темных, разглядывая своего партнера. - Я думал, что раз мы вместе, то и жить будем вместе. - Сама святая невинность, – усмехнулся мимо проходящий Бред. – Я отведу его в покои, ты займись делами, – уволакивая принца за запястье. – Не стоит сейчас раздражать Честера. Просто пройди в комнату, отдохни. Путь обратно, как и до вас, был долгим. Он придет сам. - Придет? – влетая на середину громадной комнаты, потому что Демон просто впихнул его туда. - Не мои проблемы, красавчик. Меня вообще не касается, кого и как имеет мой Повелитель. - Но, – Майк кинулся в сторону говорившего чернокрылого, но тот закрыл дверь прямо перед его лицом. Как и догадывался Ангел – дверь заперли. - Ты чем думал? Оставил бы его там, потом бы грохнул со всеми, – Феникс вызывающе смотрел на Честера. - Дэвид, – Чес сел на свой трон. – Он мой, вот и все, и убивать его в мои планы не входит. - А что входит? – облизываясь, смотря потемневшими глазами на Владыку. - Все то, что и положено супружеской паре. Но только позже. - Ясно, – кивнул рыжий, и направился к выходу из зала. - Феникс, – Демон обернулся. – Если хоть волос, ты знаешь, что я с тобой сделаю. - Не дурак, – козырнул тот, и все также ухмыляясь вышел вон. Ангел ходил по комнате из угла в угол. Ему определенно не нравилось то, куда он попал. И дело было вовсе не в том, что он Светлый, а они Темные. Совсем другое. Что-то не сходилось в его голове, что-то было не так, и Майк чувствовал, что упустил какой-то очень важный момент в их с Честером непонятных взаимоотношениях. Замок щелкнул и дверь слегка приоткрылась. Светлый дернулся, но ни кто так и не вошел. Подойдя к двери и слегка приоткрыв ее, Ангел обнаружил, что за ней ни кого нет. Это был хороший шанс пойти и осмотреться. Не долго думая, Майк шагнул за дверь, направляясь по коридору в право, наугад выбирая коридоры и переходы. В конце концов, белокрылый оказался в просторном зале от потолка до пола заставленного полками книг. - Вау, – восхищенно выдохнул тот и крутанулся вокруг своей оси, задирая голову и не веря своим глазам. В дом его отца книг было чуть меньше и это ощутимо было заметно. – Надеюсь, ни кто не будет сильно переживать, если я побуду тут часок-другой, не сиднем же сидеть взаперти? Скорее сам себе шептал Майк, подходя к ближайшему стеллажу, начиная рассматривать корешки древних фолиантов, не замечая того, как пристально за ним следят из темноты пыльного угла. Феникс жадно облизнулся. Он не мог поверить в то, что этот Светлый сам согласился отправится с их Повелителем в эту проклятую землю, сделал себя добровольным заложником и с большим удовольствием отдавался Честеру. Такой красивый Ангел. Если бы только была война, если бы только Дэвид был там, он бы взял себе сына Правителя Светлых в качестве трофея и даже Повелитель Теней не смог бы ему отказать, встать у него на дороге, пойти против негласных традиций мира. Честер расправился со своими делами так быстро, как только мог. Его тянуло в сторону покоев белокрылого, ему было важно увидеть этого парня, почувствовать его рядом, знать, что Майк с ним и потому, что хочет этого сам. Честеру до сих пор не верилось, что этот поборник законов и святости писаний сам согласился с ним пойти, что он не просто тупо следовал приказам и давлению со стороны своего отца и со стороны самого Темного. - Где он? – рев пронесся по всему каменному зданию. Казалось, каждый кирпич, каждый каменный блок затрепетал от громогласного голоса своего Повелителя. – Я спрашиваю – где он? Кто посмел выпустить его, когда я давал четкий приказ – не отпускать узника ни под какими предлогами? Охрана стояла в недоумении, Бред точно помнил, что запирал парня в его покоях до следующего распоряжения владыки. - Кто мог открыть дверь? – Дэлсон смотрел на бешенного Чеса и понимал, что еще немного и буду трупы. Много трупов. - Мне все равно, – сквозь зубы прошипел тот. – Найти его. И в ваших же интересах, чтобы это было как можно быстрее. - Честер, – но как только молодой парень обернулся в его сторону, Дэлсон склонил голову и учтиво поклонился. – Прошу простить меня, Повелитель, я просто подумал, что любопытство Ангела могло увести его по коридорам. Стоит всего лишь опустить защиту Вашего дворца и станет понятно – где чужак. Какое то время Темный смотрел на своего вассала, потом согласно кивнул и закрыл глаза. Через пару мгновений весь замок в очередной раз содрогнулся, каждый камень шептал, говорил, вторил другому, пока очередь не дошла до библиотечной части. - Он там, – кивнул Чес. – Я сам приведу его, ни кому не двигаться с места и не следовать за мной. Увидев покорность во взгляде подданных, Честер исчез в ледяном вихре, перемещаясь в своем доме минуя стены и другие преграды. Майк был поглощен чтение, поэтому он вздрогнул, когда ледяным порывом ветра все книги, что он успел достать и рассмотреть, пока только рассмотреть, разметало по большому залу. - Почему ты здесь? – холодно спросил Честер. - Ты был занят, а дверь открылась. Я решил осмотреться и просто не смог покинуть это место, чтобы вернуться в покои, что ты мне выделил, – Майк смотрел такими горящими глазами, что, казалось, в этой библиотеке сосредоточены все богатство миров. Честер не мог противиться этому взгляду, его тянуло к Светлому. Тот принадлежал ему. Пусть пока еще не до конца, но Ангелу не надо было об этом знать. Чуть дернув плечом, Темный огляделся. Что-то было неправильное, присутствие постороннего очень сильно ощущалось, витало в сомом воздухе. - Ты был тут один? – подходя почти вплотную, притягивая к себе за запястье. - Да, – удивленно и не сопротивляясь. - Ни кто не заходил к тебе? – оглаживая щеку, наслаждаясь теплой кожей под холодными от перемещения пальцами. - Ни кто. Я был в одиночестве, если не считать книг, – чуть склоняя голову на бок, наслаждаясь прохладой рук Честера. - Ты же помнишь кому ты принадлежишь? – вкрадчиво спросил чернокрылый и прижался своими губам к губам Майка, впиваясь, кусая, ловя теплые дыхание своим ртом. – Мой, – удовлетворенно мурлыкнул Чес и перенес обоих в комнату Ангела.

Admin: - Кто-то следит за ним. - Есть идеи, кто бы это мог быть? – Дэлсон сидел в кресле напротив своего Повелителя. - Есть, но я не хочу думать об этом. Не сейчас, – потягиваясь до хруста, разминая затекшие мышцы. - Надо, – просто ответил Бред и глотнул ожигающего напитка из бокала, что дал ему Чес. - Я знаю, – фыркнул Демон и улыбнулся каким-то своим мыслям. – Я знаю. - Еще надо рассказать ему о том, что ты обманул его. - Он уйдет, – чес потряс головой, а я не могу этого позволить. - Но Оракул говорил, что… - Мне плевать! – взревел Темный, швыряя свой бокал в камин, заставляя пламя разгораться сильнее, просто сожрать сухие поленья за несколько секунд. - Честер, – Дэлсон был серьезнее, сейчас ему было плевать, что с ним сделает Хозяин. – Игнорируя Оракула, ты подставляешь всех нас. Ты должен заботиться в первую очередь о тех, кто тебе предан, кто на твоей стороне, в нашем Мире, а не только о той игрушке, что спит сейчас в твоей постели. - Брэ, – Честер устало посмотрел на друга и самого преданного из тех Демонов, которые когда-либо появлялись в его окружении. – Он не игрушка, – поникшие плечи, усталый взгляд, глаза в глаза. – Я люблю его. - Знаешь, – удивленный Дэлсон заговорил несколькими минутами позже, когда полученная информация осела-таки в его голове, – мне всегда казалось, что в моменты таких признаний пол под ногами должен ходить ходуном, с неба сыпаться жабы, все наше племя сотрясать жуткие страхи, вой сопровождать каждое твое слово, чтобы потом быть разнесенным ветром во все уголки Миров, сообщая о том, что Повелителей Теней, сильнейший из когда-либо живущих Демонов, признал свое сердце живым и отдал его Ангелу, – нервный смешок, что последовал тирадой, утонул в янтарной жидкости. Бреду срочно надо было выпить. - Какой же ты мудак, – улыбнулся Темный. – Но, я думал примерно так же, когда впервые прошептал «люблю». Казалось, что меня должно было поразить смертельное заклятие в тот же момент. Но, как видишь, я жив и он со мной. - Брак не действителен, ты в курсе? - Я – да, он нет, – создавая еще один стакан с выпивкой. – Я закончу весь ритуал до того, как он узнает о моей лжи. - Кто-то выпустил его из комнаты, следил за ним в библиотеке и этот кто-то расскажет о том, что ты обманом заставил его пойти с тобой, не сомневайся. Так что, тебе придется найти это существо, пока оно не добралось до Ангела. - Оракул предсказал, что Ангел будет моим, я лишь ускорил процесс. - Ты поспорил с Оракулом? – Бред вновь поперхнулся. - Нет, – Демон пожал плечами. – Просто, слегка подкорректировал его временные рамки. - Идиот! – взревел Дэлсон. – Ты подставил всех нас. - Война будет, Брэдли, – утвердительно кивнул Честер. – Я просто не хотел, чтобы этот принц пострадал. Он ни когда не узнает, что я буду тем, кто уничтожит всех его родных, подчистую выдернет его род. Ты же понимаешь, что я не мог этого допустить? Не после того, как стал обладать им, только не после. - Понимаю. - Честер? – Майк стоял в проеме дверей и кутался в плед. - Уже иду, – Темный поднялся и направился вслед за Ангелом. – И помни – ты должен молчать. Бред остался в одиночестве. Ему казалось, что он знает того, кто сейчас пытается все испортить, перейти дорогу Повелителю. Но в голове была такая каша, что имя и понимание того, какой же Демон мог вот так вот запросто рисковать своей жизнью ради призрачных и сомнительных благ по обладанию Ангелом, не хотело обрабатываться мозгом и быть предоставленным его же хозяину. Выходя из покоев своего Повелителя, Дэлсон столкнулся с Фениксом. Рыжий странно смотрел на своего приятеля и на то, откуда именно выходит Бред. - Он с ним? - Только не этой, Дэйв, – Брэ сделал шаг назад и уперся спиной в дверь из-за которой только что вышел. – Скажи мне, что это был не ты, – ясность и полнота картины навалились всей свой тяжестью. Взгляды и слюни, что пусках Дэвид были не видны разве что слепому. - А ты мне поверишь? – серьезно, не подтверждая и не отрицая слова друга. - Но, зачем? - Он будет моим, – Феникс развернулся, так и не объяснив кого именно он, Дэвид Феникс Фаррелл, один из самых жестоких и сильных Демонов хочет себе, своего Повелителя или же того молодого Ангела, что сейчас спал в объятиях Честера, и зашагал проч. - И что мне делать? – сползая на корточки, подпирая собой тяжелое дерево, обхватывая голову руками. Предать друга или предать Честера? - Оракул хочет видеть тебя, – Посланники Оракула всегда пугали. Они возникали из пустоты и в нее же уходили. Их лица были, словно посмертные маски, тела прозрачны и белы, голос звучал так, будто он преодолевает километровые слои пространств, чтобы прорваться до слушателя. - Спасибо, – Бред передернул плечами, как только посланник растворился в воздухе. Надо было идти, Оракул не любил ждать. Что самое удивительное и для мира Ангелов и для мира Демонов, Оракул был один и тот же. Он мог урегулировать их стычки, мог и натравить их друг на друга, когда считал, что война не избежна. Но при этом он не был существом сильнее тех же Демонов, его можно было убить намного проще чем рядового Ангела. Но, ни кто не осмеливался. Убить Пророка, означало позор себе и смерть близким. Оракул был всевидящим на все Миры, и это не могло не пугать. Он с великой точностью говорил о том, что твориться в мирах, в которых ни когда не бывал и всегда оказывался прав, даже, когда предсказывал гибель того или иного пространства. Темная тень – вид Оракула. Ни кто и ни когда не видел это существо, что пряталось под темными одеждами, скрывая хозяина с головы до ног, по этому не мог с уверенностью сказать откуда оно и к какому из видов принадлежит. Шипящий, громкий, проникающий в каждую клеточку тела голос, приводил в трепет сердце, затуманивал сознание и ни когда не давал возможности засомневаться в словах Всевидящего. - Ты быстро, – тихо, не так, как обычно. - Как мог, – Бред поклонился и подошел ближе, когда темные пальцы поманили к себе. - Я знаю, что происходит и, что произойдет. Мои слова ни кто и ни когда не отменит, ибо я тот, кто видит будущее. Ты веришь мне? - Да, – вновь поклон и настороженный взгляд. - Ангел пошел добровольно, но он уйдет, и ты тоже это знаешь. Войны со Светлыми не избежать и та участь, что уготована вашему Повелителю меня печалит. - Зачем мне знать это? - Затем, – резкий поворот, не сильный ветер, но его вполне хватило, чтобы Брэ отлетел к противоположной стене, – что тебе придется выбрать и выбрать прямо сейчас сторону на которой ты будешь в послевоенное время, когда мир перевернется и перепутается Свет и Тьма. Тебе нужно выбрать, потому что именно от тебя зависит, как скоро закончится бойня. - Что я должен сделать конкретно? - Твоя задача будет охранять принца, но не своего. Ты должен будешь помочь Ангелам спрятать его в тот момент, когда твой Повелитель сойдет с ума. - Ангелам? – опешил Демон. - Именно, – Оракул сделал какие-то движение руками и в пространстве, прямо на против Бреда, материализовался Ангел. – Это Роб. Он будет отвечать за принца во время первого удара вашей стороны. Он будет отвечать за его жизнь, когда Честер вонзит клинок в горло Правителя Светлых и ты поможешь ему. - Если я откажусь? – с безразличием глядя на белокрылого. - Оба ваших мира погибнут. Вы те, кто избраны спасти их. - Почему я? – Роб стоял не двигаясь, смотря в пол, ему было все равно о чем сейчас спрашивает Темный, потому что некоторыми часами раньше он стоял такой же ошарашенный своим предназначением, как и этот долбанный Демон. Работать в паре не хотелось ни кому из них. - Потому что я так захотел, – пожал плечами Оракул и Брэдли вновь оказался у той самой двери, у которой он встретил Посланника. - Ахуеть! – неспешно направляясь к своим покоям. – Все удивительнее и удивительнее становится вокруг меня, – пробурчал тот, кидая еще пару нелестных эпитетов в обе стороны Света и Тьмы, пока окончательно не провалился в сон на своей узкой по-армейски койке. Клуб был заполнен под завязку. То тут, то там раздавались возгласы и вопросы о том, кто же сегодня будет на сцене. Но сомнений в том, что команда достойная – не возникало. Майк Шинода слишком хорошо знал цену провалам, чтобы вляпаться в такое дерьмо. Огни в зале погасли и толпа притихла, обращая все свои взоры на сцену, что заволокло сизой дымкой из-за подсветки. Музыканты вышли в полной тишине, только легкие покашливания и тихий шепот некоторых переговаривающихся меж собой людей. Грянули первые аккорды, барабаны отбивали ритм, голос полился из динамиков и толпа начала двигаться в такт исполняемой музыки. Им нравилось все больше и больше, с каждым новым словом, с каждым новым рифом, с каждым звуком баса. Люди ревели в своей сплоченной мощи, все сейчас и каждый по отдельности подчинялись волшебным звукам, что составляли песню за песней. Не зная ни слова из того, что пел вокалист, публика все равно принимала их, отдавая столько энергии, что хватило бы осветить не большой городок на задворках штата. Честеру было страшно, ему было страшно до самой последней строчки самой последней песни, страх не отпускал, даже когда стихли последние ударные и пение гитар. Толпа замолкла, чтобы взорваться бурей аплодисментов, оглушить своими криками и воплями, вопрошать, упрашивать музыкантов исполнить хоть что-нибудь еще, не желая расставаться с тем миром, куда парни на сцене вовлекли за эти полтора часа своей почти беспрерывной игры. - Это было круто, чуваки, – Шак улыбался, как сумасшедший. Его трясло не хуже Честера от переизбытка адреналина в крови. Срочно хотелось выпить. Словно по заказу, дверь в гримерку открылась, и на ее пороге возник сияющий Шинода, в руке он держал бутылку виски. - Это надо отметить, парни. Я искренне надеюсь, что теперь вы точно захотите со мной работать. - Не вопрос, Шинода, – хмыкнул Райан и потянулся к вожделенной выпивке. - Ты как? – Майк передал бутылку в руки гитариста и посмотрел на Честера. Тот стоял бледный, но улыбался так ярко, что просто не реально было не улыбнуться в ответ. - Это было фантастически. Спасибо, – Бэнингтон сделал шаг в строну японца, но под пристальным взглядом Амира остановился. - Ну, что ты на меня смотришь? – хохотнул тот. – Иди и обнимайся, можно подумать, что я тебе мамочка. Чес все же покраснел, но подошел к Майку, который тут же притянул парня в свои объятия, наслаждаясь запахом молодого, разгоряченного концертом тела. - Может, отметим? – тихо спросил хозяин клуба. – Толь ты и я? Честер вновь обернулся и, увидев одобрительные кивки со стороны парней, кивнул в ответ Шиноде. - Тогда, я его похищаю, ребята. И да, – уже на выходе, толкая Чеса вперед себя, словно боясь, что тот передумает, – я проинформировал администраторов, так что все для вас сегодня за счет заведения. И еще, – лукаво глядя на остающихся парней, – там куча крошек, которые готовы порвать вас на сувениры от желания познакомиться. Будьте осторожнее, некоторые из них действительно чокнутые, – покрутив пальцем у виска. Под довольные возгласы и свист, Майк и Честер, наконец-то, вышли, плотно закрывая за собой дверь. Почти на стоянке их окликнул Амир. - Что-то не так? – нахмурился Бэнингтон. Но друг лишь улыбнулся. - Я хотел спросить кое-что у Майка по поводу следующего выступления, Чес, не волнуйся. Просто, боюсь, что напьюсь сегодня, и завтра уже не вспомню. Вокалист, удовлетворенный ответом, сел в машину и наблюдал уже за парнями из салона авто. - Так что именно ты хотел узнать? – Шинода выглядел заинтересованным. Он не поверил персу ни на минуту. Майк хорошо слышал, когда говорили не правду, а этот, парень определенно мастер лжи, сейчас врал, хоть и умело. - Он, – кивком головы указывая на Чеса, – очень ранимый. - Я помню, Дэрак, что мои яйца будут в качестве твоего трофея, если я его обижу. - Постарайся, чтобы этого не произошло. Ты хороший мужик, Шинода, но он мой друг. - Я понял, – японец протянул руку, улыбаясь во все свои тридцать два. – Я, правда, все понял. - Это хорошо, – Амир подал руку в ответ и почувствовал, как Майк вздрогнул. – Что-то не так? – удивляясь тому, как быстро сползла улыбка с лица этого парня, как разгорается недоумение в темных глазах. - Спящий? Не может быть, – отпуская ладонь, делая шаг назад, почти натыкаясь на капот своей тачки. - Майк? – Амир растерялся, но собеседник уже взял себя в руки. - Прости, не понимаю, что на меня нашло. Так ты нас отпускаешь? – вновь возвращая беззаботность на лицо и лукавство в глаза. - А то как же. - Майк, ты скоро? – Честеру надоело сидеть одному, а еще он очень нервничал. Чем дольше разговаривали гитарист и Майк, тем больше Чес задумывался о правильности своего решения. - Уже иду, – открывая дверь со стороны водительского сидения и еще раз улыбаясь на прощание Амиру. Гитарист вернулся в клуб, когда машина скрылась за поворотом выезда со стоянки. Роб вышел из-за угла, внимательно глядя в ту сторону, куда укатил Шинода. Все было чертовски неправильно и то, что Майк почувствовал, вообще не должно было произойти. Бордон еще раз глянул на клуб и пошел в противоположную от него сторону. - Что случилось? - Отъебись, – огрызнулся барабанщик, отцепляя от своей руки, руку Бреда, как только пересек порог гостиничного номера. – Все в полном порядке, если не считать того, что твой больной на голову хозяин узнал Амира. - Я замну это. Все равно расследовать случившееся он отправит меня, – обнимая, утыкаясь носом куда-то меж шеей и плечом, жадно втягивая запах любовника. – Все будет в порядке, – гладя спину, чувствуя, как под его ладонью расслабляются мышцы. - Мне просто страшно. - Я все улажу, не беспокойся. Ты же мне веришь? Роб фыркнул и засмеялся, тихо и очень красиво, от чего по телу Дэлсона прокатилась теплая волна нежности: - Верю и от этого пугаюсь еще больше. - Придурок, – улыбнулся Бред. - Сам идиот, – тихо выдохнул Роб, наконец-то позволяя своему парню поцеловать себя. - О чем вы говорили с Амиром? – Честер не знал, что спросить еще. Он боялся того, что должно было сегодня произойти, слишком долго он провел в той клинике, свежи воспоминания о запретах и какое наказание может последовать, если не подавить в себе пагубное пристрастие. - Я строю студию. Будем выпускать вас своими силами, – Шинода мельком взглянул на своего пассажира, замечая, как сильно тот напряжен. - Специально под нас? – удивился Бэнингтон. - Конечно, – рассмеялся Майк. – Вы невероятно талантливы и я не выпущу вас из своих когтей, чтобы какой-нибудь другой урод открыл сверхновую на музыкальном небосклоне. - Так дело все в том, что на нас можно заработать? – опешил Бэнингтон и слегка сник. Почему-то, именно это развитие событий его не радовало. - И не только. Честер, я делаю деньги, я умею делать деньги. И, если ко всему прочему, я могу помочь вам, а в особенности тебе добиться своей мечты, занять достойное место в этом мире, то я готов рискнуть, – пожав в конце плечами. - Ради меня? - Ради нас, – Майк положил свою ладонь Чесу на колено и слегка сжал, после возвращая руку обратно на рычаг передач. - Спасибо, – вокалист засиял. Было приятно, что кто-то заботиться, что кому-то не все равно. Нет, конечно же парням Честер был не безразличен, но Шинода – это другое, он не друг, он большее и очень хотелось, чтобы так было всегда. - Куда ты меня везешь? - К себе, если ты не против. - Нет, – на выдохе, прикусывая нижнюю губу, теребя кольцо в ней, что означало высокую степень нервозности. - Будет так, как захочешь ты. - А чего хочешь ты, Майк? - Тебя, – спокойно ответил Шинода и выдержал тяжелый взгляд будущего любовника. А что Честер станет таковым, уже не приходилось сомневаться. – Я хочу тебя. - Если я еще не готов? - Значит, ты еще не готов, – словно не было ни чего удивительного или неправильного в этой ситуации. - Ты подождешь? - А что, я похож на монстра, который накинется и будет насиловать? – заржал Майк, и напряжение в машине словно улетучилось, будто его и не было. – Нет, ты серьезно так думал? – все еще веселясь, спросил он, смотря на Честера. По пунцовому лицу своего пассажира, Майк понял, что тот думал именно так и от этого рассмеялся еще радостнее и громче, замечая смущенную улыбку. Это парень чертовски часто смущало и это было возбуждающе красиво. Майк думал именно так. На удивление дом Шиноды был не таким огромным, каким его себе представлял Честер. Два этажа, на одном из которых располагалась гостиная, кухня, столовая и санузел, на втором были три спальни, две ванные комнаты и имевшая с трех сторон стеклянные стены студия, в которой Майк работал, если выдавались свободные дни. Творчество билось в его крови, он впитал его с молоком матери, но дела, которыми он занимался сейчас, отнимали слишком много сил, времени и нервов. По этому, так часто, как хотелось бы, Шинода рисовать уже не мог. - Не люблю громадные помещения. Я один тут живу, – Майк пожал плечами, – и пустота словно давит, если дом огромный. А так, тут можно быть и в одиночестве, не напрягает как-то. Ты голоден? – проходя на кухню и заглядывая в холодильник. - Ну, – Честер почесал в затылке. – Я ни чего не ел с самого чека. - Идиот, – рыкнул Шинода и направился к телефону. Он как всегда забыл закупиться, так что вновь пришлось заказывать еду в ресторане. – Любишь китайскую кухню? - Тоска по предкам? – улыбнулся Бэнингтон. - Я японец, – притворно возмущаясь. - Тогда хочу японскую, – пожал плечами Чес и засмеялся. Он, Честер, вдруг почувствовал себя, как дома. Вся обстановка не давила, наоборот, дарила ощущение спокойствие и причастности к жизни. Да и Майк был таким домашним, теплым, словно родным. Еду доставили через полчаса. Все это время Майк водил Честера по дому, показывая ту или иную свою картину, что украшали стены жилища, но больше времени Шинода отвел своей студии. Словно маленький ребенок рассказывающий и замечательном подарке, который ему подарил Санта, Шинода с упоением рассказывал, как он делал ремонт в этом помещении, как заказывал огромные окна, чтобы студия была светлой и просторной, как он выбирал плотные, не пропускающие свет шторы, чтобы после заката можно было бы закрыть окна и включив специальное освещение, рисовать дальше. Чес слушал внимательно, поражаясь тому, насколько же человек перед ним повернут на своем деле, как истинный художник, творческая личность. И как сильно не сочетался бизнесмен Майк Шинода с тем, кто сейчас стоял перед ним, с бурной жестикуляцией и горящими от восторга глазами. Может, такой вот взгляд и мог бы напугать постороннего зрителя, но Честер слишком хорошо понимал состояние Майка, потому что, сам впадал в такое же, когда его одолевали музы и хотелось только одного – творить. Сидя в гостиной перед камином, на пушистом полу, они уминали заказанную еду. В комнате было тихо, только изредка потрескивали поленья, облизываемые огнем. Молчание не напрягало. Наоборот, они обменивались довольными взглядами, набивая свои животы, понимая, что день был слишком тяжелым и напряженным. Когда с едой было покончено, Майк отнес пустые коробки на кухню и вернулся с бутылкой хорошего вина и с бокалами в руках. - Ты ухаживаешь за мной, словно я твоя девушка. - Лучше, – улыбнулся Шинода, присаживаясь рядом с Чесом, протягивая ему один из бокалов, наливая красной, словно кровь, жидкости. – Ты самый прекрасный парень и надеюсь, что я могу считать тебя своим. Бэнингтон зарделся и смущенно улыбнулся, отводя взгляд в сторону, но так и не ответил. Вновь опустилась тишина. Ощущать друг друга, соприкасаясь плечами, смотреть на огонь и медленно пить вино, почему то казалось сейчас самым правильным. На какое-то мгновение Майк забыл о том, кто он и что он. Сейчас ем просто хотелось быть человеком. Влюбленным по уши человеком. Сидеть рядом с тем, кто заполнил собой всю пустоту внутри, и наслаждаться этими моментами. Бокалы опустели и полетели на пол, когда Шинода решился и привлек к себе Бэнингтон, мягко целуя, кладя одну ладонь на щеку парня, другую на затылок, боясь, что тот вырвется, начнет отталкивать. Но Честер с довольным стоном подался вперед, обнимая Майка в ответ, отвечая не смело на поцелуй. - Знаешь, – японец смотрел в затуманенные глаза партнера, – мне кажется, что я в тебя влюбился. - Только, кажется? – тихо спросил Честер, беспрерывно облизывая губы, впитывая вкус их поцелуя. - Уверен, – прошептал Майк и вновь накинулся на этот жаркий рот. - Хорошо, – выдохнул Чес, прежде чем позволить увлечь себя в следующий, сносящий крышу, поцелуй, – потому что, я тоже. Бэнингтон тихо постанывал, когда Шинода стянул с него ненужную сейчас одежду, он громко вскрикнул, когда обнаженный Майк накрыл его горячее в испарине желания тело своим. Он дернулся, когда почувствовал, как сильно возбужден японец. - Нет, – резко дернувшись, пытаясь столкнуть с себя. - Я же сказал, что подожду, – Майк поцеловал в ключицу. – Я не буду ни чего делать, не волнуйся, – приподнимаясь, садясь на колени меж раскинутых ног, оглаживая упругий живот, дергая за паховые волоски. – Ты мне веришь? – серьезно глядя в глаза Честера, и тот кивнул. Потому что сил сопротивляться больше не было. Если не поверить сейчас, то не сможешь поверить уже ни когда. – Хорошо. Майк улыбнулся и цепочкой поцелуев спустился по груди Чеса вниз, почти сразу же обхватывая губами возбужденную головку его члена, посасывая, облизывая внутри своего рта. Бэнингтон протяжно застонал, вскидывая бедра, теряя рассудок окончательно, подчиняясь только желанием тела, а оно, желание, сейчас было только одно – глубже, дальше, в глотку. Майк не заставил себя долго ждать, помогая себе рукой он полностью заглотил Честера, расслабляя горло, чтобы пустить до конца, подарить блаженство этому человеку, довести до оргазма и знать, что именно ты стал тем, кто смог доставить столько наслаждения. Несколько уверенных движений головой вверх-вниз и Майк почувствовал, как напрягся Честер, как негромко он заскулил, вскидывая резко бедра, входя до упора, кончая. Бэнингтон приходил в себя, улыбаясь и стараясь отдышаться. Тело еще сотрясала мелкая пост-оргазменная судорога, от чего двигаться не хотелось вовсе. Но мысль о том, что Майк не получил своего удовольствия, словно игла, засела в мозгу. - Майки, – шепотом спросил вокалист, в горле пересохло, да и язык еле ворочался. - Ты в порядке? – расфокусированным взглядом, Шинода взглянул на любовника. - В полном. Но, ты же не… - Все хорошо, – мягко улыбнулся тот, подползая к Чесу под бок, закидывая на него ногу и рукой придвигая к себе, прижимая сильнее. - Ты не кончил, – выдавил из себя Честер. - Я кончил, Честер…кончил, – целуя в голое, влажное от пота плечо. – И это был охуительный оргазм, уж поверь мне, – языком собрав несколько капель солоноватой жидкости с бархатистой кожи любовника. Честер мягко улыбнулся и заерзал в его объятиях, устраиваясь удобнее. Спустя пару минут он уже тихо посапывал, провалившись в крепкий сон без сновидений. Майк улыбнулся. Он приподнялся на локтях, протянул руку и стащил с дивана плед, укрывая себя и своего музыканта. Он подумает обо всем завтра, сейчас же ужасно хотелось спать, да и Честер рядом. Что может быть лучше. Феникс довольно улыбался, просматривая фото, что были сделаны во время и после концерта. Майку определенно стоит их увидеть. - Не надо, Дэйв, – Бред положил ладонь на плечо друга. – Ты все равно ни чего не сможешь изменить. - Не твое дело, – грубо ответил тот и поднялся из кресла. – К тому же, Шиноде не понравится, если фото к нему не попадут. - Ты такой дурак, Феникс, – покачал головой Дэлсон и вышел из комнаты. Дэвид ни чего не сказал ему, он и сам понимал тщетность своих попыток застопорить внимание Майка только на себе, переключить его, зациклить лишь на нем, убрать от него этого чертового музыканта, который так не вовремя появился в их жизни. Шинода проснулся от звука вибрирующего мобильника где-то не далеко от себя. Он приоткрыл глаза и в начал не понял, почему его движения затруднены. Потом на лице расплылась довольная улыбка – рядом спал Честер, устроив свою голову у него на плече, а приятная нега в теле и потеки спермы, что уже засохла и стягивала кожу, напомнила о том, что визит Бэнингтона был далеко не дружеским. Телефон продолжал надрываться. Майк поморщился, но нашел в себе силы, чтобы выбраться из объятий любовника и дотянуться до надоедливого куска пластика. - Слушаю, – рявкнул он. - Майк, это Дэвид. Я тут кое-что раскопал, тебе надо это увидеть, – выделяя слово «надо». - Это не может подождать до вечера? – поглядывая на Чеса, чувствуя тепло, что разливается в душе. - Нет, – почти прорычал Фе, чем несказанно удивил Майка. - Ну, хорошо. Жду тебя у себя. Фаррелл приехал так быстро, как только мог. В голове билась злоба и ненависть к чертовому музыканту. Дэйв чувствовал, что тот сейчас у японца, что он провел ночь с Майком. С Майком который принадлежал ему, Дэйву Фениксу Фарреллу и Фе был готов силой доказывать свою правоту. - Что это? – на стол перед Шинодой, рядом с дымящейся чашкой с кофе, легла пачка снимков. - Это вчерашний концерт, – отходя на пару шагов в сторону, скрещивая на груд руки. – Взгляни. Майк неуверенно протянул руку и коснулся фотобумаги. Ощущение того, что ему не понравится увиденное не покидало с самого телефонного разговора. Погладив снимки кончиками пальцев, Шинода взял их в руки и начал листать один за другим. Честер был великолепен и японец невольно заулыбался. Но чем дальше он смотрел, тем хмурнее он становился. Это все было неправильно, это была подделка или просто оптический обман. Но Шинода понимал, что лишь пытается себя разубедить, пытается соврать, обмануть самого себя, чтобы не было так мучительно больно. - Это не правда. - Правда, Майк. Ты сам видишь. Шинода поднялся, тяжело, словно старик, и направился в комнату, где все так же мило посапывал Чес. Он стоял над спящим мужчиной и все ни как не мог поверить в то, что увидел. Информация, правдивая информация, ни как не хотела оседать в его мозгу. - Что ты будешь делать, Майк? – ладонь Фе опустилась на его плечо и чуть сжала. – А он красив, – рассматривая спящего парня. Хозяин дома развернулся и в бешенстве взглянул на своего друга. - Выйди из этой комнаты. - Майк? – Дэйв сделал шаг назад. - Убирайся. Он мой, – кивком головы указывая на спящего парня. – Ни кто не смеет видеть его таким. Бэнингтон был обнажен, его бедра прикрывал лишь небольшой кусок того самого покрывала, которым вчера укрыл их обоих Майк. И сейчас, смотря на растрепанного и такого домашнего парня, Майк отчетливо понимал, что отдаст всего себя и сделает все, чтобы Чес остался с ним. Если будет надо, то он забьет на свою тягу к жестокости и насилию самому себе же в глотку, но он никогда не обидит этого парня, не позволит ему до конца проснуться и понять кто он и что он на самом деле. - Если, ты слышишь меня, Дэйв, если он узнает о том, что происходит, то из пепла ты больше не восстанешь. Я сам буду тем, кто развеет тебя по ветру. Это понятно? - Майк, я… - Ты, тот который вновь стал единым, потеряв все и сгорев в огне совей собственной ненависти, не совершай этой же ошибки вновь. На этот раз тебя ни кто не пожалеет, – Майк стоял к Фениксу спиной, он был напряжен и старался не думать о том, что ему как-то придется смотреть в глаза любовнику, когда то проснется. - Я понял тебя, – Дэвид почтительно склонил голову. - И еще, Феникс, – Шинода резко развернулся, темнота наполняла его глаза. – Отпусти его, и ты знаешь о чем я говорю. Фаррелл прорычал что-то невразумительное, но вновь поклонился и растворился в воздухе. Почти в тот же момент Чес сонно потянулся и неуверенно открыл глаза, осматриваясь со сна, пытаясь понять где он сейчас находится. - Доброе утро, – Майк улыбнулся и присел рядом с любовником. – Я сварил кофе. Поднимайся, – проводя ласково ладонью по щеке, наслаждаясь теплом кожи под рукой, скрывая боль на дне шоколадных глаз. - Все в порядке? – перехватывая запястье, потираясь щекой о ладонь. - Конечно. Жду тебя на кухне, скоро будет завтрак, так что быстрее в душ, а то тебе ни чего не достанется. Бред появился почти к обеду. К тому моменту Честер уже уехал на репетицию, полностью обласканный и не обделенный вниманием со стороны своего парня. Бэнингтону было страшно просыпаться, так же как и засыпать. Он боялся того, что утром Майк просто выставит его вон, но та ласка, та нежность, с которой он провел утро со стороны Шиноды, смогла немного растопить лед недоверия, почти до конца освобождая его, Чеса, направляя и указывая путь в жизнь. - Что-то не так? – Брэ развалился на одном из кухонных табуретов. - Все так, – швыряя фотографии на стол, так, чтобы Брэдли смог их вовремя поймать. - А, так ты об этом? – рассматривая снимки. – Твой мальчик ни чего так получился. - Ты знал? - О чем именно я должен был знать? – Дэлсон не хотел упрощать Майку задачу, тот должен был сделать и сказать все сам. - Честер – спящий Ангел, ты в курсе? - Я да, а ты? – не унимался тот, веселясь от того, как сильно он злил Шиноду. - Почему я не знал? Почему ты не сказал мне? - А чтобы это изменило? – пожал плечами Бред. – Что, Майк? Ты кроме своего вокалиста ни кого больше и не видишь, ты же полностью расклеился и ведешь себя, как последний влюбленный дурак. Хотя, – внимательно глядя на своего хозяина, – ты и есть влюбленный дурак. Да, Честер – Ангел, ну и что из этого? - Амир,. – вдруг прошептал Майк и сел напротив Дэлсона – Как же я не понял сразу, – обхватывая голову руками. – Этот чертенок ослепил меня, выбил из колее. - Амир – Демон, – подтвердил его слова Бред. - Да. Но, я должен был почувствовать это раньше. И, – Шинода внимательно взглянул на друга, пожалуй единственного друга за всю свою жизнь, – ты не находишь, что для охраны простого Ангела, слишком много существ не из этого мира и разных рас? - Ты это к чему? – насторожился Брэдли. - Я это к тому, что от тебя за версту несет барабанщиком группы, а белые перья застряли в твоих темных волосах. - Пошел ты, – прорычал Дэлсон и поднялся, тяжело дыша и с неприязнью глядя на своего Повелителя. - Расслабься. Часть из свиты Чеса еще спит, а часть, как твой Роб и, я уверен, что и Шак тоже, в сознании. Они помнят прошлое, они знают будущее, – Майк поднялся и начал нервно мерить кухню шагами. - Будущее знает лишь Оракул, – поправил его Брэ, понимая, что Шиноду сейчас лучше не трогать, чревато последствиями для собственной же шкуры. - Разбуди Амира. - Нет, – Дэлсон поднялся сам и встал напротив Шиноды. – Не надо этого делать. Пока он рядом с Честером, пока его задача лишь охранять его и он не знает почему именно он это делает, лучше оставить все, как есть. Ты знаешь это лучше меня, Майк. Не торопи события. Они проснуться, позже, но проснуться. Не устраивай бойню сейчас, эти Демоны не виноваты, что Оракул уготовил им эту роль. - А какую роль он уготовил тебе? – дыхание перехватило и совершенно бессознательно Бред потянулся к своему горлу, стараясь ослабить хватку хозяина, что стоял напротив него. Майк внимательно смотрел на то, как багровеет лицо парня, как тот, словно рыба выброшенная на берег, открывает и закрывает свой рот. Мгла полностью затопила глаза, чернота лилась наружу, оглушая своей липкостью и невозможностью сопротивляться. - Какая роль твоя, Брэдли? - Не могу, – прошептал тот, – не могу сказать. - Тогда ты умрешь, – пожал плечами Шинода, и более не обращая внимания ни на что, отправился по своим делам. Дэлсон сильный Демон, он выдержит. Таких чернокрылых их Мир знал не много. Тех, кто мог выжить после атаки самого Повелителя, выжить и при этом не потерять рассудок. Но Майк знал точно, если по прошествии нескольких часов Брэ не скажет ему то, что он хотел знать, то это существо будет навсегда вычеркнуто из летописи Темных Миров. - Оставь его. Я скажу тебе, – Роб появился, как и все Светлые и Темные, из воздуха. Преодолевая пространство, разрывая ловушки, вываливаясь весь в крови. – Отпусти его. Шинода рассмеялся весело и звучно. Эта парочка определенно его забавляла. - Я и так все знаю, Хранитель, – присаживаясь с Бордоном рядом, гладя того по спутанным волосам, слегка сжимая ладонь, а потом вновь ее распрямляя, словно оглаживая контур тела Ангела, проводя по его поверхности своей ладонью, делясь своими силами, восстанавливая Ангела. – Прости меня, я должен был проверить. Через несколько минут белокрылый стоял в чистой одежде и без видимых повреждений. - Пара дней и будешь, как новеньких, – хмыкнул Майк. – Он на кухне, думаю, что без сознания. Переход будет самым безболезненным для него сейчас, я убрал ловушки. - Зачем ты это делаешь? – Роб внимательно посмотрел японцу в глаза. - Потому что, я не уверен в том, что являюсь именно тем, кем должен быть. Роб на секунду замер, потом внимательно оглядел Шиноду с головы до ног и обратно, сделал пару шагов назад и опрометью бросился вниз. Эта игра стала слишком сложной для него. Ему нужны были ответы и получить он их мог только от своего любовника. Брэ никогда ему не врал и сомневаться в нем Бордону не приходилось, но то, что Дэлсон не говорил всей правды – это был неоспоримый факт. - Ты мне расскажешь, сукин ты сын, – шептал Роб, приподнимая любимого за плечи, открывая портал, – в чем тут дело или я сам выбью из тебя всю дурь, – это могло бы быть угрозой, если бы в голосе не сквозила горечь и боязнь потерять.

Admin: Почти до самого вечера Честер был предоставлен группе. Они репетировали, как проклятые, но все ни как не могли добиться от Бэнингтона полной отдачи, которая обычно просто перла из вокалиста. Шак кивнул Амиру и Дэрак направился к другу. - Поговорим? – обнимая за шею и внимательно глядя в карие глаза. Честер закусил губу, немного подумал, а потом кивнул. Амир был рад такой реакции, если бы Чес отказался, это значило бы, что дела на самом деле хуже не куда. - Так что случилось? – прикуривая и устраиваясь на диване в курилке. Честер демонстративно вздохнул и потянулся к пачке Амира, за что тут же получил несильный удар по руке. - Нет, Чес. Голос, ты не забыл? Бэнингтон тяжело вздохнул и уставился на друга такими глазами, что тот сдался, но напомнил, что в следующий раз он заставит его курить жопой, если тот вздумает опять взять «эту дрянь» в рот. - Только сегодня, Амир. Мне, правд,а надо хоть немного расслабиться. - Можно подумать, что никотин это единственный способ, – фыркнул гитарист. – Так в чем дело, Чес? Честер сделал еще две не большие затяжки. Дым царапал горло, а во рту оставался не приятный привкус, но почему-то это расслабляло, отвлекало от того странного, гадкого ощущения, что было внутри. - Если ты любишь, это ведь хорошо? Не ожидавший такого вопроса Дэрак закашлялся, подавившись дымом. - Ты головой часом не ударялся утром, м? - Я серьезно, – надулся Бэнингтон и дождавшись кивка со стороны друга, продолжил: – Я к тому, что, не важно же, какого пола человек, ведь так? Многие люди не принимают таких отношений, такие, как мой отец, например. Но ты и Шак, Робби, все вы парни относитесь ко мне нормально, словно я не люблю мужиков в качестве постельных грелок. - Честер, – Амир взглянул на друга, стараясь не засмеяться. – Насколько я помню, у тебя и не было ни одного парня благодаря твоему папаше. Так что, то, что у тебя сейчас есть с Майком можно считать Божьим промыслом. Наслаждайся этим, отдавайся этим чувствам. Ты бы видел себя в последние пару дне – ты же просто светишься. А стоит этому японцу появиться в поле твоего зрения, так тебя вообще уносит. Просто ты этого не видишь, но видим мы со стороны. - Вас это не заботит, не пугает? - Знаешь, я думаю, что пугает. Потому что мы ни когда не видели тебя таким, отдающим всего себя какому-то чувству. Это немного странновато для нас, но это твой выбор и мы поддержим тебя в любом случае. А если этот Шинода сделает тебе больно, то поверь мне на слово, самоубийство для него будет самым легким выбором. После сказанного другом, Честер смотрел на того вытаращив глаза, а потом громко рассмеялся. Бэнингтону было важно, чтобы те люди, которым он сам верил и доверял, принимали его, не отказывались от него. - Не бери в голову все то, что тебе в нее всобачили, когда ты был взаперти. Любовь – если жизнь, а какая она, любовь эта, каждый решает сам, – гитарист поднялся и подошел к другу почти в плотную. Он уткнулся в его лоб своим и прошептал: – Я люблю тебя, приятель. Просто помни об этом, хорошо? Честер решил, что ему надо сделать небольшой перерыв и уже в одиночестве обдумать то, что сказал ему Амир, сложить это в своей голове, утрамбовать так, чтобы ни одна из этих поганых мыслишек не доверия и страха из-за друзей, больше не трогали его. - Я прогуляюсь до кафе. Купить что-нибудь? Парни отказались и Честер, улыбнувшись, вышел вон. Сейчас ему хотелось хорошего, свежесваренного кофе, а не эту бурду из автомата, что предлагалось на репетиционной базе, а еще вкуснейших булочек с корицей, что делали только в этом заведении через дрогу. Стоя на перекрестке, думая о ночи, что он провел с Майком, Честер улыбался. Рядом с ним раздался визг шин, черная машина подкатила очень быстро. Три человека, вывалившиеся из нее, не дали вокалисту даже времени, чтобы открыть рот и позвать на помощь. Силой, он был затолкнут и тут же оглушен. Уже теряя сознание, Чес подумал о том, что Майки будет волноваться, а потом наступила оглушающая тишина и темнота. Настолько вязкая и противная, она липла к сознанию, словно паутина. Засасывая в трясину страхов и кошмарных воспоминаний, но сил вырваться не было ни каких. Бэнингтон пытался кричать, но его тело больше ему не подчинялось. Расслабившись и дав утянуть себя страну своих кошмаров, Честер окончательно потерял сознание, сотрясаясь мелкой дрожью, которая ни в коем разе не беспокоила его похитителей. - Привет, – Дэйв сидел и внимательно смотрел на приходящего в себя Честера. - Где я? – мутным взглядом окидывая комнату, в которой очнулся. - Не так уж и важно по сути, да? – Фаррелл поднялся и обошел стул, на котором сидел музыкант. – Прости, что

503: спасибо,что выложили тут ))))) вопрос такой-в этом фике пропущена пара сцен и я думаю их дописать,я тут как-то смогу потом изменить сие записи?

Банни: you're welcome о, добавления - это здорово)) так, как их вставить: энивей это нужно будет мне/Терри/Огоньку через админлогин. тогда давай, когда ты их напишешь, ты их скинешь нам на мыло или прямо сюда в тему - с указаниями, куда эти сцены добавить. окей?

503: окай,как только сделаю это кину кому-нить из вас админов в личку ))

503: ооо,ребят,тут такое дело...в шапке надо поставить,что он закончен...а то выглядит так,будто я его еще не дописал ))))

Банни: ой, да, пардон.^^" сейчас поправлю))

503: Банни я его немного потом допишу и будет точно закончен.но там к оконцовке просто это "допишу" отношения иметь ни какого не будет ))) спасибо за поправку )

Gella: А посчастливится ли нам увидеть продолжение "Rent"?))) Очень бы хотелось!!!

503: Gella надо вспомнить что это такое )) вполне возможно,допишу )

Gella: Спасибо)

503: Gella начала дописывать. не скажу,что скоро будет оконцовка,но она точно будет ))) спасибо,что напомнила мне о нем

Gella: )))

503: Gella \ дописал ))) выкладываю в отдельную темку,в другие жанры.потому что это и романтика и драмма,не знал куда пихать

Gella: Не знаю, у кого спросить) Когда шла эвакуация с Монинга, было же еще что-то прихваченно, насколько я помню? А оно все гиде?)

Банни: Gella что именно - "оно"?) мы перенесли 12 авторских тем (2 из них - 503) по ЛП и ссылки на фанвидео. ещё, правда, вроде были переводы, afair...0_о речь о них или о чём-то другом?

Gella: Переводы я тоже имела ввиду, но... (шепотом) я идиот))) Вторую страницу в теме не заметила!)

Банни: да ничего, бывает))) а переводы и правда надо бы тоже поднять и перепостить.)

Gella: И снова я! Нашла на 6й странице "Татту, часть 3", но не заметила нигде 1 и 2 части... ПОМОГИТЕ! Я, кажется, совсем свихнулась)))



полная версия страницы